Статья «Культура языка государственного служащего: проблемы и пути их решения»

Бессонова Ю.А., кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков ФГБОУ ВПО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы" Орловский филиал

Бессонова Ю.А.,
канд. филол.наук доц.,
Матеркина Ю.В., студентка
2 курса ОРАГС, факультета
«Государственное и муниципальное
управление»
Культура языка государственного служащего: проблемы и пути их решения
В настоящее время одной из актуальных задач современности является подготовка специалиста, способного хорошо ориентироваться в постоянно меняющихся условиях российского общества. Профессиональный успех специалиста во многом зависит от свободного владения русским языком, знания его норм в условиях профессиональной коммуникации. Поэтому значительно повысился интерес к культуре речи как части общей культуры человека. Именно русский язык дает большие возможности для успешного общения. Он обладает редкой содержательностью, выразительностью и образностью, эмоциональностью и красотой, богатством и разнообразием.
Всемирно известный деятель культуры ХХ века Н. Рерих говорил: «Не удивительно ли, по-русски слово мир единозвучно и для мирности и для Вселенной? Единозвучны эти понятия не по бедности языка. Язык богатый. Единозвучны они по существу. Вселенная и мирное творчество – нераздельны». А мастер художественного слова К. Паустовский, обращаясь к современникам, писал: «Нам дан во владение самый богатый, меткий, могучий и поистине волшебный русский язык». Своеобразным заветом всем последующим поколениям звучат слова великого русского писателя и нашего знаменитого земляка И. Тургенева: «Берегите наш язык, наш прекрасный русский язык, это клад, это достояние, переданное нам нашими предшественниками, в числе которых блистает опять-таки Пушкин! Обращайтесь почтительно с этим могущественным орудием: в руках умелых оно в состоянии совершать чудеса!».
И на самом деле трудно переоценить его значение, которое отражают многочисленные свидетельства народной мудрости – пословицы и поговорки: «Хорошую речь хорошо и слушать»; «Человеческое слово стрелы острее»; «Пулей попадешь в одного, а метким словом в тысячу»; «Ветер горы разрушает, слово народы поднимает» и др.
Профессия государственного служащего относится к лингвоинтенсивным профессиям, поскольку на государственной службе важную роль играет речевое общение. Государственный служащий – лицо, наделенное властью, профессиональный коммуникатор, находящийся всегда в центре внимания. Это человек, который в силу своего служебного положения обязан вести профессиональное взаимодействие с собеседником, способствовать разрешению его вопросов и проблем. Его общая профессиональная культура напрямую зависит от культуры языковой. И, безусловно, он является ответственным носителем родного языка, поскольку ответствен, в первую очередь, за судьбы людей, судьбу своего Отечества. По нему, по речи государственного служащего, по его «лица необщему выражению» граждане прежде всего судят о своем правительстве, о своей стране. И ему необходимо помнить о том, что многие поколения русских людей, пользуясь языком, обогащали и совершенствовали его, отражали в его формах родную природу, и многовековую историю, и свое отношение к жизни и труду.
Мало кто сейчас помнит о том, что великие русские писатели, такие, как Н. Лесков, М. Салтыков-Щедрин, А. Фет, А. Островский, А. Грибоедов и даже «солнце русской поэзии» А. Пушкин в прошлом были чиновниками, по-современному, госслужащими: Н. Лесков – судебный чиновник, М. Салтыков-Щедрин – действительный статский советник, генерал-майор, А. Грибоедов – чиновник по особым поручениям при генерале Ермолове и т.д. Список можно перечислять и далее. Значит, между «мастерами пера» и государственными служащими нет и никогда не было непреодолимого барьера. И это просто обязывает госслужащих соблюдать в своей речи современные языковые нормы. Она должна быть содержательной, точной, логичной, правильной и выразительной.
К сожалению, снижение планки речевой культуры происходит в наши дни и в обществе в целом, и на государственной службе как одном из общественных институтов.
Вслушаемся в некоторые высказывания наших чиновников. Так, в одном из своих выступлений президент Белоруссии А. Лукашенко произнес такую фразу: «Пора принять меры и наложить вето на табу» (Stringer. – 2001. - № 8.). А ведь это по сути тавтология одного и того же понятия: как можно наложить запрет на запрет? Или в другом его же выступлении слышим: «Не дай Бог, они (нарушители порядка) посмеют здесь что-нибудь совершить, отвернем голову, как утенкам». Возникает страшное ощущение, что чиновники каждый день отворачивают головы утятам и уже имеют в этом деле большой опыт. Невольно задаешься вопросом: «Может ли государственный лидер допускать в своей речи мало того, что грубые сравнения, так еще и нарушать современные нормы грамматики?»
Языковые средства с явно грубой стилистической окраской, просторечие, жаргон, безусловно, не должны находить отражение в языке политики, свидетельствуя о профессиональной и языковой некомпетентности: «Революция уже у ворот Брюсселя. Я сначала этого не говорил, потому что вы сочли бы меня за идиота» (В. Анпилов; АиФ. – 1991. - №26.); «Если только уберем границу здесь – хана вам будет. Двести тысяч людей с наркотиками, голодных, оборванных, сегодня хлынут в Европу» (А.Лукашенко; Новое время – 2000. - №16.).
В выступлениях российских чиновников находим многочисленные несуразности: «Ну не идет в горло кость, когда кругом неустроенность» (С. Брынцалов; Итоги. – 1996. - №30.). Совершенно очевидно, что автор высказывания плохо знает русскую фразеологию, смешивает образные устойчивые выражения «кусок в горло не идет» и «ком в горле стоит», создавая таким образом своеобразный, но абсолютно бессмысленный контаминированный оборот.
Нарушает чистоту речи злоупотребление иностранными словами, которых в последнее время стало особенно много в высказываниях отечественных политиков. Так, в телепередаче «Пусть говорят», состоявшейся 22 марта 2006 года по первому каналу ТВ, В.Жириновский, лидер КПРФ, сказал о внуке Э.Пьехи: «Это классный пиар для него. Это пиар, это деньги» (пиар – в переводе с английского – связи с общественностью; стать известным знаменитым). Здесь можно было бы обойтись русским выражением, например: «Это единственная возможность стать известным». Отечественные лидеры должны помнить, что русский язык – это часть нашей истории, наша культура, наши корни, наше все. И обладает он такими поистине сказочными богатствами и возможностями, что грех будет не воспользоваться ими.
Не украшают речь государственного служащего диалектизмы, если они употребляются без надобности вместо слов, известных литературному языку: кочет вместо петух, кажный вместо каждый, сдыбла вместо замерзла и т.д. Например, губернатор Еврейского АО Г.Вейнцер в интервью с журналистами по поводу переселения в 30-е годы ХХ века евреев на Дальний Восток произнес: «Здесь, на этой первой школе строительства, погибло много ихних людей».
Можно бесконечно анализировать «лингвистические ляпы» российских политиков – благо (хотя можно ли назвать это благом?) есть для этого почва: их многочисленные выступления, интервью и отдельные высказывания. Позволим себе процитировать еще некоторые, почерпнутые нами из интернет-рассылок «Крылатые фразы российских политиков» (вып.161, 166).
«Все решения принимались в рамках механизма принятия решений» (Игорь Сергеев, министр обороны). «Принято решение командованием группировки - приостановить. Приостановить - это не значит не продолжать вести боевые действия. Боевые действия ведутся круглосуточно» (Геннадий Трошев, зам. командующего Северо-Кавказским военным округом). «Боевики не исчезли. Они растворились в населённых пунктах» (Владимир Рушайло, министр внутренних дел). «Российское государство и до сих пор направлено дружественно, миролюбиво и никому не причинит зла в ближайшее время» (Владимир Валуев, зам. командующего Балтийским флотом). «Ну, по пыткам и истязаниям заключённых у нас теперь разделили: теперь система Минюста - она не милицейская» (Владимир Васильев, зам. министра внутренних дел). «Убито более двадцати четырёх тысяч граждан, и к концу года, к сожалению, убьём ещё более шести тысяч с половиной» (Владимир Колесников, зам. министра внутренних дел). «Дословно цитирую по памяти» (Анатолий Куликов, министр внутренних дел). «Я руководствуюсь не совестью. Я руководствуюсь инструкцией» (Анатолий Куликов).
Не удивительно, что в настоящее время российскому обществу пора бить тревогу. И пусть сейчас журналисты всего мира от души смеются над ляпами Д. Буша, отечественные госчиновники, думается, все меньше и меньше вызывают улыбку своей речью. Речевые ошибки не просто отвлекают от содержания высказывания, но и подрывают доверие к государственному служащему как представителю государства. Первостепенной задачей становится повышение уровня речевой грамотности современных политических деятелей. И способов для этого предостаточно. Необходимо осуществлять поддержку государственного языка разнообразными программами, принимать меры по совершенствованию системы образования и подготовке специалистов. Да и самим госслужащим стоило бы заняться самообразованием, совершенствованием языковой культуры и не пренебрегать родным языком. Ведь именно русский язык – гордость и слава нашей страны.


 В статье использованы примеры высказываний российских политиков, собранные студентами факультета «Государственное и муниципальное управление» ОРАГС и лично авторами из различных источников: современной публицистики, глобальной сети Интернет, радио- и телепередач. Ссылки на источники даются по текту в скобках. Курсив наш.












Приложенные файлы

  • doc file86
    Размер файла: 48 kB Загрузок: 2