Статья «О некоторых ФЕ со значением обрядового речевого действия в орловских говорах»

Бессонова Ю.А., кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков ФГБОУ ВПО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы" Орловский филиал


Бессонова Ю.А. (Орел)
О некоторых ФЕ со значением обрядового речевого действия в орловских говорах
Русская фразеология во всем ее многообразии является уникальным источником изучения особенностей жизнедеятельности, мировосприятия и мировидения нации. Каждая фразеологическая единица – это отражение части национального опыта и знаний; за каждой из них «сокровенно присутствует культура» (Телия 1996, с. 233).
Культуру русской нации невозможно себе представить без традиционной крестьянской культуры, которая является ее наиболее древним пластом и сохраняется в обычаях и обрядах, особенностях языка локального социума и взаимоотношений между его членами.
В языке народных говоров обширно представлена фразеология как квинтэссенция народного опыта, результат наблюдения крестьянина за миром природы и человеком в нем.
Фразеологизмы служат многосторонним средством отражения жизни носителя говора: его трудовой деятельности, особенностей повседневного общения, обрядовой стороны жизни, когда каждый член сельского социума выступает как хранитель и продолжатель культурных традиций, передает накопленные знания другому поколению.
В орловских говорах представлена значительная группа ФЕ, отражающих обрядовую деятельность носителя говора, однако, на наш взгляд, наиболее интересными среди них являются те, которые еще и называют процесс речи: в них отражается значение языка для носителя говора как способного влиять на жизнь и здоровье человека, воздействовать на него после смерти, изменять окружающую среду, выступать в качестве элемента обрядового действа.
Так, магическую функцию языка в жизни человека отражает ФЕ выговаривать на колос.
Выговаривать на колос. «По суеверным представлениям, излечивать панариций заговором, заклинанием, одновременно поливая больной палец теплой водой над пучком ржаных колосьев» - «Эту балезнь, въласатик, ана ночью выгаваривъить на колас, и всё праходить» (СОГ, Вып.2, с.109).
Фразеологизм возник как следствие функционирования народного обряда, связанного с излечением. Контекстное употребление ФЕ отражает особенность болезни человека, называемой «волосатиком». Волосатик, или водяной червь, является персонификацией болезни. В поверьях он наделяется способностью проникать в тело человека и жить в нем, вызывая различные заболевания (в основном нарывы). В Орловской области болезнь изгоняют заговором, закрывая рану метелкой ржаных колосьев и поливая палец теплой водой. Интересно, что один из известных нам заговоров, распространенных в области, звучит так: «Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Волос ты, волос, выйди на ржаной колос с раба Божьего [имя] либо на пепелицу, либо на теплую водицу». ФЕ выговаривать на колос выступает здесь в качестве сокращенного названия обряда излечения болезни. И в этом случае фразеологизм со значением процесса речи не просто отражает некоторые его особенности, характерные для данной местности, но и свидетельствует о том, что язык, слово знахаря являются для носителя говора могущественным орудием воздействия на людей, могущим излечить, облегчить страдания. Язык в этом случае превращается в самостоятельный субъект действия, который «...творит сам по себе» (Тайлор 1989, с.138). Ведь «слова со значением «говорить, произносить звуки» тесно связаны со значением «судьба»... произнести слова означало фактически повлиять на жизнь того или иного человека или предмета» (Маковский 1992, с. 40).
Другие ФЕ со значением обрядового речевого действия в орловских говорах называют составные части свадебного обряда (выкликивать дары), погребального ритуала (петь по покойнику), а также народного обряда встречи весны (закликать сороки). В этом случае можно с полной уверенностью рассматривать ФЕ в качестве «национальных маркеров» (см. Волостных 2005; Селифонова 2002). Они отражают специфику русской жизни, ее образ и стиль, связанные с религиозными и бытовыми представлениями носителя говора.
Так, ФЕ закликать сороки – «В старинном народном обряде: 21 марта, на сороки, идти на луг, в поле и там, подбрасывая вверх испеченных жаворонков, произносить слова заклинания» – «Вясной, кагда прилитают жъваронки (в мартя), зъкликали соръки: пякли птичик, выхадили на улицу, у поля, и гъварили: «Кулик, кулик, жъваронък, пълятимти ув адонък. Из адонка ув авёс кучяр барышню увёс» (СОГ, Вып.4, с.46) – содержит в своей семантике сведения о существовавшем несколько десятилетий назад в Орловской области обряде встречи весны, тогда, когда «День с ночью меряется», «Зима кончается, а весна начинается».
Смена времен года, наступление поры пахоты и сева, начало интенсивной трудовой деятельности – важный этап в жизни крестьянина: от того, как он начнется, зависит благополучие последнего. Поэтому встреча весны должна проходить торжественно, радостно. Весну закликают, призывают, преподносят дары, своеобразные «жертвы», изображения из теста жаворонков и куликов. И это яркое свидетельство языческого мировосприятия носителя говора. Интересно, однако, что Сороки – это еще и праздник сорока святых. А это значит, что в сознании русского диалектоносителя тесно переплетаются черты и язычества, и христианства. С одной стороны, он ощущает себя неразрывным звеном в цепи передачи новым поколениям существующей столетиями системы символических специфических действий, народных традиций и обрядов. Но, с другой – в его жизнь уже вошла и укоренилась иная культура – христианская, с ее обрядностью, особенностями мировосприятия. Таким образом, фразеологизм закликать сороки отражает единство и борьбу противоположностей: симбиоз языческого и христианского мировоззрения русского крестьянина (см. также Кузнецова 1998).
ФЕ выкликивать дары и петь по покойнику отражают элементы свадебного и похоронного обрядов.
Выкликивать дары. «В народном свадебном обряде; при вручении свадебных подарков называть имена дарителей» – «Девки стаять, выкликають дары» (СОГ, Вып.2, с.114).
Петь по покойнику. «Читать молитвы над покойником» – «Петь пъ пакойнику – старушки в доме, где есть пакойник, пъ начам пают над гробъм малитвы» (СОГ, Вып.9, с.88).
ФЕ отражают особенности речевого действия участника обрядов – выкликивать и петь. Знаменательно, что выкликивать дары в сознании носителя говора, по всей видимости, – это не простое обрядовое действо, но связанное в то же время с проявлением уважения к человеку, оказанием особых почестей дарителю – произнесением его имени во всеуслышание, чтобы его запомнили.
Любопытно, что и фразеологизм петь по покойнику отражает восприятие диалектоносителем речевых особенностей исполняемого обряда: молитвы не читают, а именно поют. И это не случайно. В православном богослужении нет чтения как такового, есть только пение. Это поистине «поющее богословие». ФЕ в то же время свидетельствует и о безусловной важности языка в жизни человека, его возможности оказывать влияние на него даже после смерти: способствовать переходу в «вечный мир».
Итак, ФЕ со значением обрядового речевого действия в орловских говорах отражают особенности мировосприятия русского носителя говора: уважительное отношение к передаваемым из поколения в поколение особенностям поведения человека в своей среде, свидетельствуют о важной роли языка в жизни сельского жителя, сохранении традиционной крестьянской культуры.
Литература
Волостных И.А. Фразеологические единицы как национально-культурные маркеры // Фразеологические чтения памяти профессора Валентины Андреевны Лебединской: Вып.2/Отв. ред. Н.Б.Усачева. Курган: Изд-во Курганского гос. ун-та, 2005. С.53-55.
Кузнецова И.В. Устойчивые сравнения религиозно-мифологической тематики // Семантика языковых единиц. Доклады VI Международной конференции. Т.1. М., 1998. С. 270-273.
Маковский М.М. «Картина мира» и миры образов (лингвокультурологические этюды) // Вопросы языкознания. 1992. №6. С. 36-53.
Селифонова Е.Д. Этнокультурный аспект отражения картины мира (на примере русских и английских фразеологизмов с моносемным компонентом) //Фразеология и миропонимание народа: Материалы международной научной конференции: В 2 ч. Ч.2. Фразеология и межкультурная коммуникация. Тула: Изд-во Тул. гос. пед. ун-та им. Л.Н. Толстого, 2002. С.65-68.
СОГ – Словарь орловских говоров: Учебное пособие. Ярославль, 1989–1991. Вып. 1–4; Орел, 1992–2000. Вып 5–11.
Тайлор Э.Б. Первобытная культура. М.,1989. 576с.
Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. М.:Школа «Языки русской культуры», 1996. 288с.

Приложенные файлы

  • doc file88
    Размер файла: 49 kB Загрузок: 0