Статья «Диалектные глаголы речи в орловских говорах, отражающие ситуацию коммуникативного дискомфорта»


Бессонова Ю.А., кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков ФГБОУ ВПО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы" Орловский филиал

Бессонова Ю.А. (Орел)
Диалектные глаголы речи в орловских говорах, отражающие ситуацию коммуникативного дискомфорта
Человеческая речь имеет акустико-физиологические характеристики звучания. Эти характеристики воспринимаются человеком на слух, фиксируются в сознании слушающего. Особенности произношения в процессе общения играют значительную роль, от них зависит понимание людьми друг друга. Они значимы для усвоения содержания речи. В одном случае правильное произношение позволяет слушателю осознать и понять то высказывание, которое до него хочет донести говорящий. В другом случае, если речь имеет акустико-физиологические нарушения, слушателю становится затруднительно понять, что хочет сказать говорящий, ибо в речи последнего наблюдаются различные дефекты: неправильное произношение слов, быстрый темп высказывания и т.д.
Таким образом, в процессе речевого действия коммуниканты порой оказываются разделенными стеной непонимания. Возникает феномен так называемых «коммуникативных неудач» (Э.В.Кромер), или «коммуникативного дискомфорта» (Л.П.Семененко, Е.М.Мартынова), ситуация, когда «коммуникативное намерение говорящего и его прочтение слушающим не совпадают» (Э.В.Кромер 2000, с.166). Говорящий может иметь целью сообщить какую-либо информацию, пытаться осуществлять взаимодействие, выражать мысль, однако если его речь обладает набором отрицательных особенностей, затрудняющих понимание, слушающий может не воспринимать передаваемую информацию как сообщение, результат мыслительной деятельности.
Рассмотрим, как ситуация коммуникативного дискомфорта отражается в семантике диалектных глаголов речи в орловских говорах. Глаголы речи имеют свою специфику: они рассчитаны на слушающего, всегда кому-либо адресованы. Представляя собой двупозиционное единство, они передают позицию говорящего и слушающего. Глаголы речи, таким образом, отражают восприятие человеком определенных качеств речи, которые проявляются в семном составе лексико-семантического варианта. Диалектные глаголы речи – средство познания внешнего и внутреннего мира носителя говора, особенностей его жизнедеятельности, интересов, склонностей, отношения к миру и человеку.
В орловских говорах выделяется довольно значительная лексико-грамматическая группа глаголов, которые характеризуют речь прежде всего с внешней, а не содержательной стороны (151, что составляет 19,4% от общего количества диалектных глаголов речи в орловских говорах). Все диалектные глаголы этой группы объединяет общая сема «произносить». В глаголах рассматриваемой группы менее важными оказываются общеязыковые семы «сообщать», «общаться», «выражать мысль». При этом актуализируются семы, которые отражают те или иные препятствия к пониманию процесса речи, вследствие чего акт коммуникации затрудняется, теряет смысл.
Слушающий обращает внимание на темп высказывания, его тон, сознательность произнесения, наличие дефектов, приличность и поведенческие характеристики речи, ее длительность, правильность, привычность, степень звучности, четкость, сходство речи человека со звуками, которые издают животные, формальную сторону речи.
Интересно, что в семантике глаголов этой группы отражается преимущественно позиция слушающего, поэтому при фиксации таких глаголов в словаре, вероятно, необходимо вводить в словарную дефиницию пометы, типа «с точки зрения слушающего».
В зависимости от того, какой речевой недостаток препятствует пониманию и правильному восприятию процесса речи, в орловских говорах выделяются 12 подгрупп глаголов, имеющих семы «длительно», «быстро», «тон», «дефект», «непривычно», «неправильно», «нечетко», «бессознательно», «звуки, издаваемые человеком», «звуки, издаваемые животными», «особые формы произношения», «степень звучности».
Рассмотрим достаточно большую подгруппу глаголов речи, имеющих сему «степень звучности» («громко», «тихо») – 31 слово. Речь может быть громкой, когда, с точки зрения носителя говора, человеческий голос является сильно звучащим, степень его звучности больше нормы (гаить, горлопятить, гукать, жукнуть, зычать, крикнуть, погалдеть, прогаить). Наряду с семой «громко» у диалектных глаголов выделяется сема «тихо», характеризующая противоположную степень звучности. Она присутствует у слов брундеть, шоптать, шоптаться. Носитель говора обращает особое внимание на степень звучности речи. Именно она является, по его мнению, одной из важных особенностей, связанных с пониманием слушающим содержания высказывания – слишком громкая или слишком тихая речь плохо доступна человеческому уху.
Другая подгруппа глаголов речи, имеющих сему «звуки, издаваемые животными», представлена 26 единицами (взворковаться, взгыргыкаться, горготать, горковать, гургутать, гурковать, гурковать, гыргыкать, гыргычить, гыркать, кагокать, гыркнуть, кагокнуть, квыхчать, кунявкать, курныкать, мурчать, питюкать, питюкать, погурковать, погурковать, погурковать, расчурюкаться, турныкать, хлюхлюкать, чурюкать). Эти глаголы не только называют процесс речи, но и отражают особенности восприятия носителем говора объектов окружающей действительности, представителей мира природы. Речь человека может быть уподоблена звукам, которые издает животное (свинья, лягушка, кошка, собака), птица (курица, гусь, воробей, голубь). На это указывает звуковая оболочка слова. Во всех случаях человек, следящий за разговором, не получает необходимой информации, ему кажется, что речь одного из собеседников или обоих участников диалога бессмысленна, т.к. похожа на чириканье, воркованье, лай, гогот, хрюканье и т.п., то есть на звуки неразумных животных. В большинстве случаев такая речь получает отрицательную оценку из-за своей кажущейся неинформативности, непонятности, плохой степени звучности, наличия дефектов, когда уподобляется звукам, которые издают собака, кошка, свинья, лягушка, курица, воробей (взворковаться, взгыргыкаться, горготать, гыргыкать, квыхчать, мурчать, расчурюкаться, хлюхлюкать и др.). Сельский житель сравнивает свое речевое действие со звуками животных неслучайно, поскольку он также является составной частью природного мира, как бы растворяется в нем. Его речь уподобляется звукам животных, которые его окружают в повседневной жизни. Как пишет В.Н.Телия, «это традиционные, то есть воспроизводимые из поколения в поколение, эталонные сравнения не только отражают мировидение, но – что более важно – они связаны и с миропониманием, поскольку являются результатом собственно человеческого соизмерения присущих ему свойств с «нечеловеческими» свойствами, носители которых воспринимаются как эталоны свойств человека» (Телия 1996, с.242).
Другие подгруппы представлены относительно небольшим количеством глагольной лексики, характеризующей произносительную сторону речи, ее логические, физиологические, акустические особенности, затрудняющие понимание. Их отражают различные семы: «непривычно» (7), «быстро» (7), «звуки, издаваемые человеком» (6), «тон» (6), «дефект» (5), «нечетко» (4), «долго» (4), «неправильно» (2), «бессознательно» (2).
Так, глаголов с семой «непривычно» – 7: балакать, вывернуть, выворачивать, выворотить, наблатякаться, немовать, сварнакать. С точки зрения носителя говора, его собеседник произносит языковые единицы так, как в привычном окружении слушателя никто не делает. Таким образом, в основу семантики слов этой подгруппы положен признак, связанный с необычностью произнесения слов, таким их употреблением, при котором они становятся не похожи на обычную, привычную звуковую оболочку.
Глаголов, отражающих недостатки речи, довольно много. Носитель говора обращает внимание на различные дефекты речи, что свидетельствует о его чуткости к звучащей речи, отвергает все недоброкачественное, выбраковывает ненужное и неправильное. Отрицательная оценка речи, имеющей дефекты, есть проявление некой эмоциональной жесткости по отношению к собеседнику: слушающий не затушевывает дефекты речи последнего, напротив, обращает на них всеобщее внимание, как бы подчеркивает, что говорящий не такой, как все. Но эмоциональная жесткость не является проявлением жестокости. Знаменательно, что проявляется она по отношению к человеку с незначительными дефектами речи, которые не составляют существенных затруднений для его жизни и деятельности, а приносят лишь некоторые неудобства в общении. Русский носитель говора не сентиментален без меры, но и не жесток: «Был у нас Аленя-касталом, у ниво нага как дуга былаи и сам ели питюкал. Мы иво жылели, памагали. Картошку выкапывали. И ничиво с ниво ни брали. Я вскапал Алени агарот, а мне гаварять: «Ну што паставил тибе Аленя бутылку». Ды я сам паставлю иму, што с Алени вазьмеш» (Орловский р-н).
Таким образом, русскому человеку свойственно видеть «в любом явлении мира, а прежде всего – в человеке,нечто такое, что позволило бы понять и принять его, а не отвергнуть» (Трезвина, Фархутдинова 2000, с.83).
Литература
Кромер Э.В. Проблема коммуникативных неудач в разговорной речи // Проблемы семантики и функционирования языковых единиц разных уровней: Межвузовский сборник научных трудов.– Иваново: Ивановский гос. ун-т, 2000.– С.162–168.
Мартынова Е.М. Типология коммуникативного дискомфорта: Автореф. дисс. канд. фил. наук.– Орел, 2000.–18с.
Семененко Л.П. Монолог как тип общения: Автореф. дисс. докт. фил. наук.– Орел, 1998.–38с.
Телия В.Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты.– М.:Школа «Языки русской культуры», 1996.– 288с.
Трезвина И.В., Фархутдинова Ф.В. Представление о душе в русских пословицах // Проблемы семантики и функционирования языковых единиц разных уровней: Межвузовский сборник научных трудов.– Иваново: Ивановский гос. ун-т, 2000.–С.76–84.

Приложенные файлы

  • doc file96
    Размер файла: 47 kB Загрузок: 3