Законодательство Древней Руси

Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение Медвежьегорского района
«Великогубская средняя общеобразовательная школа»








Исследовательская работа
Законодательство Древней Руси.





Выполнила:
Кулик Е.В.,
Учитель истории
МКОУ «Великогубская СОШ»

























Великая Губа, 2014.
План


Введение.3
1 Общая характеристика «Русской правды»...4
2. Законодательство периода раздробленности..8
3. Законодательство единого Московского государства.14
Заключение...18










































Введение
Но с течением времени жизнь создавала ряд явлений, не вписывавшихся в обычное право. Их накопление перегружало память старейшин и приводило к потребности записи, начаткам кодификации. Появившиеся записи являлись вспомогательным средством для памяти и какого-либо самостоятельного правового значения не имели.
Таким образом, исходной точкой развития права были родоплеменные обычаи; каждое племя обладало собственной системой родоплеменных обычаев, отличавшейся от других. С объединением государства появляется новый правовой источник - княжеские уставы и ряды, способствовавшие унификации прежних неписаных племенных установлений. Их было, конечно, недостаточно для потребностей единого Древнерусского государства, и на основе обычного племенного права и княжеских актов к началу X в. оформляется "Закон русский" - высший правовой акт Киевской державы. Это не означало, что прежнее племенное право уходит в небытие; оно продолжает применяться, но сфера этого применения сужается. "Закон русский" в первую очередь охранял такие права человека, как жизнь, здоровье, личное достоинство, а также активно защищал частную собственность.
Составной частью системы источников древнерусского торгового права были международные договоры и соглашения: русско-византийский договор 907 г. и 2 сентября 911 г.; русско-византийский договор 944 г.; русско-византийский договор июля 971 г. и другие соглашения с иностранными государствами.
Стремясь установить законность в русских землях Ярослав, в начале своего правления, ввел в действие первый на Руси письменный свод законов «Русскую правду». В основе его лежали старые традиции, устный «Закон русский», который упоминается еще в договорах Руси и Византии.
Русская Правда это сложная компиляция, пересоставлявшаяся в течение долгого времени из разнородного материала. Русскую Правду можно определить как кодекс частного права: все ее субъекты являются физическими лицами, понятия юридического лица закон еще не знает. Законодатель стремился предусмотреть все возможные жизненные ситуации. В период раздробленности в каждом княжестве действовали свои законы – Судные грамоты.
В период объединения земель вокруг Москвы возникли Уставные грамоты Основными источниками общерусского права в XV-XVII вв. были: великокняжеское (царское) законодательство (жалованные, указные, духовные грамоты и указы), приговоры Боярской думы, постановления Земских соборов, отраслевые распоряжения приказов.
Создаются новые сложные формы законодательства: общерусские кодексы (Судебники, Соборное Уложение), указные (уставные), в которых систематизировались нормы, не вошедшие в основной текст книги Судебников. Были сформированы Уставная книга Разбойного приказа, указные книги Поместного и Земского приказов. "Новоуказные статьи" стали промежуточным этапом кодификации русского права в период между Судебниками и Соборным Уложением (первая половина XVII в.).
Все большее место в системе источников права начинают занимать разного рода частные акты - духовные грамоты, договоры ("ряды"), акты, закрепляющие собственность на землю и др.
В XV-XVI вв. гражданско-правовые отношения постепенно выделяются в особую сферу, и их регулирование осуществляется специальными нормами, включенными в различного рода сборники (грамоты, судебники и проч.).
Нормы гражданского права одновременно отражали и регламентировали процесс развития товарно-денежных и обменных отношений, а также отношений феодальной эксплуатации, основывающейся на различных формах земельной собственности (вотчинной и поместной).
Основными способами приобретения вещных прав считались захват, давность, находка, договор и пожалование. Наиболее сложный характер носили имущественные права, связанные с приобретением и передачей недвижимой собственности. Так, пожалование земли представляло собой сложный комплекс юридических действий (выдача жалованной грамоты, запись в приказной книге, обыск, заключавшийся в публичном обмере земли). Раздачу земли осуществляли уполномоченные на то приказы.
Законодательство прошло три этапа:
1 этап – формирование законодательства (Х- ХIвв)
2 этап- законодательство периода раздробленности( ХII – ХVвв)
3 этап- Законодательство единого московского государства (с ХVв)
Целью работы: рассмотреть основные законодательные акты Древней Руси до середины ХVII века. Задачи: 1. Определить роль «Русской правды» в системе древнерусского законодательства. 2. Охарактеризовать законодательство периода раздробленности.. 3. Дать характеристику основных законодательных актов единого Московского государства. 1 Общая характеристика «Русской правды»
Наиболее крупным памятником древнерусского права является “Русская правда”, сохранившая свое значение и в более поздние периоды истории. До наших дней дошло более ста списков Русской правды. Все они распадаются на три основных редакции: Краткая, Пространная и Сокращенная. Древнейшей редакцией (подготовлена не позднее 1054 г.) является Краткая Правда, состоящая из правды Ярослава, Правды Ярославовичей, Покона вирного, Устав мостьников. Пространная редакция, возникшая не ранее 1113 г. и связанная с именем Владимира Мономаха, разделяется на Суд Ярослава и Устав Владимира Мономаха. Сокращенная редакция появилась в середине XV в. из переработанной Пространной редакции.
В Русской Правде содержится целый ряд норм, определяющих правовое положение отдельных групп населения. По ее тексту достаточно трудно провести грань, разделяющую правовой статус правящего слоя и остальной массы населения. Есть два юридических критерия, особо выделяющих эти группы в составе общества: нормы о повышенной (двойной) уголовной ответственности за убийство представителя привилегированного слоя и нормы об особом порядке наследования недвижимости (земли) для представителей этого слоя. Эти юридические привилегии
распространялись на субъектов, поименованных в Русской Правде следующим образом: князья, бояре, княжьи мужи, княжеские тиуны, огнищане. В этом перечне не все лица могут быть названы "феодалами", можно говорить лишь об их привилегиях, связанных с особым социальным статусом, приближенностью к княжескому двору и имущественным положением. Основная масса населения разделялась на свободных и зависимых людей, существовали также промежуточные и переходные категории. Юридически и экономически независимыми группами были посадские люди и смерды-общинники (они уплачивали налоги и выполняли повинности только в пользу государства). Городское население делилось на ряд социальных групп: боярство, духовенство, купечество, "низы" (ремесленники, мелкие торговцы, рабочие и пр.). Кроме свободных смердов существовали и другие их категории, о которых Русская Правда упоминает как о зависимых людях. В литературе существует несколько точек зрения на правовое положение этой группы населения, однако следует помнить, что она не была однородной: наряду со свободными существовали и зависимые ("крепостные") смерды, находившиеся в кабале и услужении у феодалов. Свободный смерд-общинник обладал определенным имуществом, которое он мог завещать детям (землю - только сыновьям). При отсутствии наследников его имущество переходило общине. Закон защищал личность и имущество смерда. За совершенные проступки и преступления, а также по обязательствам и договорам он нес личную и имущественную ответственность. В судебном процессе смерд выступал полноправным участником. Более сложной юридической фигурой является закуп. Краткая редакция Русской Правды не упоминает закупа, зато в Пространной редакции помещен специальный Устав о закупах. Закуп - человек, работающий в хозяйстве феодала за "купу", заем, в который могли включаться разные ценности: земля, скот, зерно, деньги и пр. Этот долг следовало отработать, причем не существовало установленных нормативов и эквивалентов. Объем работы определялся кредитором. Поэтому с нарастанием процентов на заем, кабальная зависимость усиливалась и могла продолжаться долгое время. Первое юридическое урегулирование долговых отношений закупов с кредиторами было произведено в Уставе Владимира Мономаха после восстания закупов в 1113г. Были установлены предельные размеры процентов на долг. Закон охранял личность и имущество закупа, запрещая господину беспричинно наказывать его и отнимать имущество. Если сам закуп совершал правонарушение, ответственность была двоякой: господин уплачивал за него штраф потерпевшему, но сам закуп мог быть "выдан головой", т.е. превращен в полного холопа. Его правовой статус резко менялся. За попытку уйти от господина, не расплатившись, закуп также обращался в холопа. В качестве свидетеля в судебном процессе закуп мог выступать только в особых случаях: по малозначительным делам ("в малых исках") или в случае отсутствия других свидетелей ("по нужде"). Закуп был той юридической фигурой, в которой больше всего отразился процесс "феодализации", закабаления, закрепощения бывших свободных общинников. Холоп - наиболее бесправный субъект права. Его имущественное положение особое: все,
чем он обладал, являлось собственностью господина. Все последствия, вытекающие из договоров и обязательств, которые заключал холоп (с ведома хозяина), также ложились на господина. Личность холопа как субъекта права фактически не защищалась законом. За его убийство взимался штраф, как за уничтожение имущества, либо господину передавался в качестве компенсации другой холоп. Самого холопа, совершившего преступление, следовало выдать потерпевшему (в более ранний период его можно было просто убить на месте преступления). Штрафную ответственность за холопа всегда нес господин. В судебном процессе холоп не мог выступать в качестве стороны (истца, ответчика, свидетеля). Ссылаясь на его показания в суде, свободный человек должен был оговориться, что ссылается на "слова холопа". «Холоп не может быть свидетелем на суде, но если не будет свободного, то в крайнем случае можно положиться на свидетельство боярского тиуна, а не других. А в малых тяжбах, по нужде свидетелем может быть закуп». Закон регламентировал различные источники холопства. Русская Правда предусматривала следующие случаи: самопродажа в рабство (одного человека либо всей семьи), рождение от раба, женитьба на рабе, "ключничество", т.е. поступление в услужение к господину, но без оговорки о сохранении статуса свободного человека. Источниками холопства были также: совершение преступления (такое наказание, как "поток и разграбление", предусматривало выдачу преступника "головой", превращение в холопа), бегство закупа от господина, злостное банкротство (купец проигрывает или транжирит чужое имущество). Наиболее распространенным источником холопства, не упомянутым, однако, в Русской Правде, был плен. Система договоров в Русской Правде Русская Правда знает определенную систему договоров. Наиболее полно регламентирован договор займа. Это явилось следствием восстания киевских низов в 1113г. против ростовщиков. Владимир Мономах, призванный боярами, чтобы спасти положение, принял меры к упорядочению процентов по долгам, несколько ограничив аппетиты ростовщиков. Закон в виде объекта займа предусматривает не только деньги, но и хлеб, мед. Существуют три вида займа: обычный (бытовой) заем, заем, совершаемый между купцами, с упрощенными формальностями, заем с самозакладом - закупничество. Предусматриваются различные виды процентов в зависимости от срока займа. В Русской Правде упоминается и договор купли-продажи. Закон больше всего интересуют случаи купли-продажи холопов, а также краденого имущества. Русская Правда упоминает также о договоре хранения (поклажи). Поклажа рассматривалась как дружеская услуга, была безвозмездной и не требовала формальностей при заключении договора. Феодализму не свойствен наемный труд. Тем не менее, Русская Правда упоминает об одном случае договора личного найма: наем в тиуны (слуги) или ключники. Если человек поступал на такую работу без специального договора, он автоматически становился холопом. В законе упоминается также о наймите, однако некоторые исследователи отождествляют его с закупом. Можно, очевидно, говорить о существовании в Древнерусском государстве договоров
перевозки, а также комиссии. Русская Правда упоминает о купце, который мог пропить, проиграть или испортить чужой товар, данный ему то ли для перевозки, то ли для продажи. Отчетливо виден договор комиссии в следующей статье, где иностранный купец поручает русскому продать на местном торге свои товары. Уже краткая редакция Русской Правды содержит «Урок мостьникам», где регламентируется договор подряда на сооружение или ремонт моста. Исследователи полагают, что закон имеет в виду не только мосты, но и городские мостовые. Археологи нашли, например, в Новгороде многочисленные деревянные мостовые. Интересно, что этот элемент городского благоустройства возник в Новгороде раньше, чем в Париже. Надо полагать, что на Руси существовал такой древний договор, как мена, хотя в законодательстве он и не отражен. То же можно сказать и об имущественном найме. Порядок заключения договоров был преимущественно простым. Обычно применялась устная форма с совершением некоторых символических действий, рукобитья, связывания рук и т. п. В некоторых случаях требовались свидетели. Имеются определенные сведения и о зарождении письменной формы заключения договора о недвижимости.
Древнерусское право большое внимание уделяло уголовным делам. Им посвящено много статей “Русской Правды”, уголовно-правовые нормы содержатся и в княжеских уставах.
«Граница между уголовным и гражданским правом вообще недостаточно яснапо Русской правде господин холопа, свершившего кражу, платит потерпевшему двойную стоимость украденного в виде кары за попустительство или небрежный надзор. Даже в чисто гражданских правонарушениях требовалось кратное возмещение убытков со значением пени за произвольное нарушение сделки. Чертой, которую Русская правда проводит между уголовным и гражданским правонарушением, служит денежное взыскание в пользу князя».
В уголовном праве Киевской Руси зафиксировано правовое неравенство представителей различных социальных слоев. Это отчетливо видно при рассмотрении отдельных элементов состава преступления. Так, субъектом преступления может быть любой человек, кроме холопа. За действия холопа отвечает его господин. В некоторых случаях потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государственным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека.
“Русская Правда” еще не предусматривала возрастного ограничения уголовной ответственности, не знала понятия вменяемости, но ей уже было известно понятие соучастия.
“Русская Правда” различала также ответственность в зависимости от субъективных обстоятельств преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но выделяются два вида умысла прямой и косвенный. Это отмечается при ответственности за убийство: убийство в разбое наказывается высшей мерой наказания потоком и разграблением, убийство же “в сваде” (драке) только вирой. По субъективным обстоятельствам преступления различалась и ответственность за банкротство: преступным считалось только умышленное банкротство.
Что касается объективной стороны состава правонарушения, то “Русская Правда” еще не знала преступлений, совершаемых путем бездействия.
Среди имущественных преступлений наибольшее внимание “Русская Правда” уделяла краже (татьбе) . Наиболее тяжким видом татьбы считалось конокрадство, ибо конь был важнейшим средством производства, а также боевым имуществом. «За украденную кобылу платить 60 кун, за вола-гривну, за корову – 40 кун, за третьяка – 30 кун, за лонщину – полгривны, за телёнка – 5 кун, за свинью – 5 кун, за барана – ногату, за необъезженного жеребца – гривну денег, за жеребёнка – 6 ногат, а за коровье молоко – 6 ногат4 таковы уроки смердам, которые платят князю продажу».Известно и преступное уничтожение чужого имущества путем поджога, наказуемое потоком и разграблением. Такая высокая мера наказания определялась тремя причинами. Во-первых, поджог наиболее опасный способ уничтожения чужого имущества. Во-вторых, он нередко применялся как средство мести, особенно часто, когда крестьяне хотели отомстить своему господину. Наконец, поджог имел повышенную социальную опасность, поскольку в деревянной Руси от одного дома или сарая могло сгореть целое село или даже город.
Система наказаний “Русской Правды” довольно проста. Высшей мерой наказаний, был поток и разграбление. Следующей по тяжести мерой наказания была вира.
За основную массу преступлений назначалась так называемая продажа уголовный штраф. За преступления, отнесенные к компетенции церковного суда, применялись эпитимьи. Легкой эпитимьей считалось 500 поклонов в день. Эпитимья часто соединялась с государственной карой.
Древнерусское право еще не знало достаточно четкого разграничения между уголовным и гражданским процессом, хотя некоторые процессуальные действия (например, гонение следа, свод) могли применяться только по уголовным делам. В целом и по уголовным, и по гражданским делам применялся состязательный процесс, при котором стороны равноправны и сами являются двигателем всех процессуальных действий. Даже в судебном процессе обе стороны назывались истцами.
Бесспорно, Русская Правда является уникальнейшим памятником древнерусского права. Являясь первым писаным сводом законов, она, тем не менее, достаточно полно охватывает весьма обширную сферу тогдашних отношений. Она представляет собой свод развитого феодального права, в котором нашли отражение нормы уголовного и гражданского права и процесса.
Русская Правда является официальным актом. В самом её тексте содержатся указания на князей, принимавших или изменявших закон (Ярослав Мудрый, Ярославичи, Владимир Мономах). Русская Правда - памятник феодального права. Она всесторонне защищает интересы господствующего класса и откровенно провозглашает бесправие несвободных тружеников - холопов, челяди.
Русская Правда настолько хорошо удовлетворяла потребности княжеских судов, что её включали в юридические сборники вплоть до XV в. И только в 1497 году был издан Судебник Ивана III Васильевича, заменивший Пространную Правду в качестве основного источника права на территориях, объединённых в составе централизованного Русского государства.
2.Законодательство периода раздробленности.
В период раздробленности в каждом княжестве были свои законы – судные грамоты. До нас дошли только две судные грамоты – Новгородская и Псковская. Новгородская судная грамота дошла не полностью, а Псковская в двух списках.
Псковская судная грамота является одним из замечательнейших после Русской Правды законодательным памятником России. Псковская грамота представляет собой следующую за Русской Правдой ступень в развитии русского законодательства. Несмотря на видимое сходство ее с Русской Правдой, между этими документами существуют серьезные различия. Источниками Псковской судной грамоты были княжеские уставы и нормы обычного права.
Другой, более поздний, законодательный документ – Новгородская судная
грамота – ограничивается рассмотрением законодательных норм о суде и порядке суда, других положений она не содержит.
Новгородская судная грамота, судебный кодекс Новгородской феодальной республики, дошедший в редакции 1471 в единственном списке (без конца) в составе рукописного сборника середины 70-х гг. 15 в. Юридическими источниками Новгородской судной грамоты явились отдельные статьи Русской правды и местное новгородское право более позднего происхождения. Отдельные нормы Новгородской судной грамоты перекликаются с некоторыми нормами Псковской судной грамоты и судебными порядками Северо-Восточной Руси. М. Ф. Владимирским-Будановым Новгородская судная грамота разделена на 42 статьи. Она состоит из разновременных частей. Новгородская судная грамота посвящена судоустройству и судопроизводству в Великом Новгороде. В ней определены компетенции суда архиепископа, посадника, тысяцкого, великокняжеского наместника и тиуна, указаны размеры судебных пошлин, рассмотрены различные судебные казусы. Особое внимание уделено разбору земельных тяжб. Помимо интересов господствующего класса Новгорода (бояр, житьих людей, и др. его представителей), Новгородская судная грамота отразила также политику Ивана III Васильевича по ограничению произвола новгородского боярства в пользу великокняжеской власти (50-рублевый штраф с боярина в случае клеветы на судей и т.п.). Новгородская судная грамота послужила одним из источников Белозерской уставной грамоты 1488 и Судебника 1497.
Псковская судная грамота.
Время появления Псковской грамоты с точностью определить невозможно. В ее заглавии сказано, что она была написана на Псковском народном вече в1397 году «по благословению попов всех пяти соборов и всего божьего священства». Скорее всего, год указан неверно, так как в 1397 году в Пскове было не пять, а только четыре собора. Псковские соборы имели не только церковное, но и политическое значение. В Пскове не было архиерея, поэтому псковское духовенство нуждалось в единении, для чего были созданы соборы в составе нескольких церквей. До XV века было утверждено 4 собора. Появление пятого относится к XV веку, а точнее к 1462 году. Можно предположить, что Псковская судная грамота появилась не ранее 1462 года. До 1843 года Псковская судная грамота была известна лишь только по отрывку (ст. 109-120). Его извлек Карамзин из списка летописей, хранившегося в Московской Синодальной Библиотеке. В 1843 году профессор Мурзакевич открыл в Одессе полный текст Псковской
судной грамоты в сборнике других рукописей князя Воронцова. При изучении вечевого законодательства надо помнить, что оно представляет собой только местное дополнение и частное изменение общих законов, действовавших в России эпохи раздробленности. Как известно, до 1497 года Русская Правда сохраняла статус общерусского закона. Именно поэтому Псковская и Новгородская судная грамота кажутся лишь какими-то отрывками, взятыми по отдельности, без сравнения с содержанием системы общерусских законов эпохи удельных княжеств. Состав Псковской Судной грамоты доказывает ее постепенное, поэтапное происхождение. Это подтверждает состав самой грамоты. В нем видны следы хронологического наслоения содержания: более ранние статьи, отмененные или измененные последующими, оставлены, тем не менее, в грамоте. Пример: ст.50 и ст.82.
Псковскую Судную грамоту можно разделить на 3 части:
первая часть - от 1 до 76 статьи;
вторая часть - от 77 до 108 статьи;
третья часть - от 109 до 120 статьи. 
Каждая из частей начинается учредительными законами (о составе суда).
В своей основе Псковская судная грамота - свод местного процессуального права. Вместе с тем в грамоте содержатся статьи, касающиеся норм уголовного и гражданского права
Псковская судная грамота регламентировала отношения следующих правовых институтов:
Гражданского права. После Русской Правды Псковская судная грамота служит единственным законодательным источником знания гражданского русского права эпохи удельных государств. Грамота содержит указ:
на формы семейных союзов - малую и большую семью;
на поземельное владение - фактическое владение, индивидуальную и коллективную собственность;
на условия действительности разных видов обязательств (поручительства, займа, поклажи, купли-продажи, мены, заклада, найма, закупничества);
порядок наследования прав по завещанию и закону;
разные виды письменных актов: установлений, удостоверений, передачи прав - грамота, доска, рядница, запись, выкупок, рукопись
В Псковской судной грамоте упоминаются преступления, влекущие за собой денежные штрафы: воровство, разбой, драка, убийство, грабеж. Вместе с тем, статьи, касающиеся уголовного права, отрывочны и неясны.
Псковская судная грамота упоминает высшее денежное наказание - плата в казну князя за “наезд, наводку, грабеж” 50 рублей боярином, 20 рублей житьим человеком, 10 рублей молодшим человеком. В Псковской судной грамоте говорится лишь о денежной мере наказания, смертная казнь не упоминается. Вместе с тем она, как следует из других источников, существовала и применялась в то время на Руси.
В основе уголовного законодательства Псковской судной грамоты лежат начала уголовного права Русской Правды и уставных грамот.
В Псковской судной грамоте различается суд владыки, веча, князя и посадника, тысяцкого, старых и сотских, братчины (ст. 113), общий, местный, докладчиков. В Псковской судной грамоте отмечается беспристрастность, самостоятельность суда. В грамоте содержится довольно подробный порядок судебного производства, виды судебных доказательств.
К примеру, по Псковской судной грамоте общему суду подлежали такие дела, в которых одна сторона была подсудна церковному суду, а другая - светскому.
Псковская судная грамота с целью предотвращения лихоимства и несправедливости обязывает всех судей приносить присягу по крестному целованию.
По Псковской судной грамоте тяжущиеся не имели права являться в суд с “пособниками”. Исключения были только для детей, женщин, монахов и монахинь, престарелых и глухих. Если кто-то врывался в суд с применением силы, отталкивая подверника, тот обязан был заплатить штраф князя и подвернику.
В Псковской судной грамоте упоминаются следующие виды доказательств: показания свидетелей, старожилов, соседей, грамоты, межевые знаки, крестное целование, судебный поединок.
Один из источников Псковской судной грамоты - княжеские уставы. Псковские уставы охватывают значительную массу узаконений. По-видимому, это была попытка кодифицирования.
Основными законодателями Псковской республики являлись: Александр Невский (около 1242), или Александр Тверской (княживший в Пскове в 1327-1337). По-видимому, это все же был Александр Невский, поскольку Московское княжество относится к грамоте с уважением. (Тверь же была основным соперником Москвы в XIV веке, поэтому отношение ко всему тверскому, а значит, и к грамоте, могло быть только враждебным.)
Грамота Александра дополнена архиепископом Дионисием (1382). Но это вызвало протест со стороны московского митрополита Киприана, который отменил его грамоту.
Дмитриевич (1407, 1414), брат Московского князя Василия, дал свою грамоту. По просьбе Псковичей она была вскоре отменена митрополитом Фотием. Он освободил псковчан от клятвы признавать эту грамоту в качестве закона. Но все же некоторые постановления вошли во 2 редакцию. К сожалению, в редакции, дошедшей до нас нельзя установить или отделить эти источники.
Другой источник Псковской судной грамоты - псковские пошлины. Псковский закон черпает все свое содержание из обычного права. Псковский закон был принудителен и в письменном виде в отличие от обычного закона. Инициатива закона принадлежит посаднику, принятие и отмена его - вече вместе с князем. Публикация при составлении его на вече не нужна.
В период объединения земель вокруг Москвы возникли Уставные грамоты.
Двинская и Белозерские уставные грамоты
.Появившиеся на Руси в рассматриваемом периоде Двинская (1397 г.) и Белозерская уставные грамоты, отражают стремление центральной власти ограничить самовластие наместников – с одной стороны, а с другой – признание центром большой значимости в местном самоуправлении общинных организаций. Несмотря на то, что уставная грамота обращена непосредственно к населению только одного уезда,
это документ принципиального значения. Некоторые нормы и положения Двинской и Белозерской уставных грамот вошли в первый общерусский свод законов Московской Руси – Судебник 1497 года.
Двинская уставная грамота
Двинская уставная грамота является самым древним памятником законодательства Руси после Русской Правды. Она была дана Великим князем московским Василием Дмитриевичем Двинской области в 1397 году. В это время двиняне отделились от Великого Новгорода, которому были подчинены до этого и признали власть московского князя. Так как после присоединения двинян к Москве и суд у них должен был стать московским, то они обратились к московскому князю, прося его дать им такой устав, который бы служил для руководства в судных делах. Результатом этого и стала Двинская уставная грамота.
Эта уставная грамота регулировала судебные дела и доходы, которые имел с Двинской области Великий князь московский. Суд по Двинской грамоте очень близок к Русской Правде, но вместе с тем, она включает в себя несколько нововведений в судопроизводство.
По своему содержанию Двинская грамота разделяется на следующие части: о видах суда по уголовным преступлениям; о порядке суда; о подсудности; о торговых пошлинах.
Раздел I: Первым видом суда по Двинской грамоте, так же как и по Русской Правде, становится суд «в душегубстве». Суд по делам об убийствах принадлежал князю, вершился княжеским наместником, а пошлина от таких судных дел, в случае не отыскания убийцы, платилась в княжескую казну и сохранила прежнее название – вира. В случае убийства община должна была отыскать убийцу и выдать ее княжескому наместнику. Если община не могла отыскать убийцу, то она должна была платить в княжескую казну дикую виру – 10 рублей.
Однако в отличие от Русской правды Двинская уставная грамота вводит несколько важных нововведений:
а) По закону Русской Правды виры собирались особым княжеским служителем – вирником, который в определенной время объезжал волость. По Двинской же грамоте сбор вир принадлежал княжескому наместнику.
б) По Русской Правде община платила виру и тогда, когда не отыскивала убийцу, и тогда, когда не хотела его выдавать. По Двинской же грамоте община платила виру только в случае не отыскания убийцы, если же убийца был найден, община обязана была выдать его князю.
Убийство раба по Двинской грамоте, как и по Русской правде, не считалось уголовным преступлением. В грамоте сказано, что если господин, наказывая, убьет раба своего до смерти, то вины в этом нет, и убивший не выдается на суд наместника. Раб по-прежнему считался вещью или домашним животным.
Ко второму виду суда по Двинской грамоте относятся дела по побоям, ранам и бесчестью. Побои и раны по Двинской грамоте, так же как по Русской Правде, разделялись на синяки и кровавые раны. За кровавые раны обидчик должен был платить обиженному 30 белок, а за синяк 15. Эта статья полностью согласуется с Русской Правдой. Но удовлетворение за обиду и бесчестие бояр и боярских слуг определяется иначе, чем в Русской Правде. В Русской Правде относительно пени за бесчестие, раны и побои было такое деление: княжеский муж, отрок, людин и прочие. В Двинской же грамоте такого деления нет, по ней удовлетворение за бесчестие и обиду боярину назначается «по отечеству».
То есть главную роль играла знатность, заслуги предком и «местничество». Ссоры и драки на пиру разбирались иначе, чем по Русской Правде. Наместник и его слуги не имели права вмешиваться в ссоры и драки на пиру, если поссорившиеся на пиру здесь же и мирились. Если же они не помирятся и выйдут из пира в соре друг с другом, то в этом случае подлежат суду наместника и платят ему пени «по кунице шерстью», даже, если они и помирились вскоре. Здесь сказались обычаи, по которым споры и драки на пирах («братчинах»), разбирались обществом. Все такие пиры на Руси имели
особые привилегии.
К третьему виду суда по уголовным преступлениям относились дела по нарушению и порче межей. Во взгляде Двинской грамоты на эти преступления много общего с Русской Правдой, она также считает порчу межей самым серьезным нарушением прав собственности. Расхождения обнаруживаются только в подходе к назначению пеней за это преступление. По закону Русской Правды за порчу межей назначалась одна пеня в княжескую казну в размере 12 гривен.
В Двинской же грамоте пеня разделена на три разряда:
- первый разряд пеней назначался за порчу межи в поле, принадлежавшем одному селению, за это испортивший межу платил барана или две ногаты;
- второй разряд пеней, в 30 белок, назначался за порчу межи, отделяющей поля двух разных селений;
- третий разряд пеней назначался за порчу межей в княжеских землях, за это полагалось пени в 120 белок.
К четвертому виду суда принадлежали дела по покраже и воровству. Дела эти по Двинской грамоте судились так же, как и по Русской Правде – сводами. Хозяин, опознавший свою вещь, должен идти до так называемого чеглого (настоящего) татя, или, другими словами, до того владельца опознанной вещи, который не мог отвести свода указанием того, от кого он получил вещь. Наказание же отличается от наказания по Русской Правде, по ней за кражу была положена одна пеня – 3 гривны. Двинская же грамота назначает разный размер пени, в зависимости от того первая это кража, вторая или третья. За первую кражу вор платил цену украденной вещи, за вторую кражу вора продавали в неволю, за третью кражу вор подвергался повешенью.
Кроме того, в Двинской грамоте впервые упоминается о клеймении воров. Закон Двинской грамоты так строго преследует воров, что обвиняет в самоуправстве и подвергает пени в 4 рубля того, кто, поймав вора, отпустил его, а не привел к наместнику.
В Разделе II Двинской грамоты рассматриваются следующие положения:
Во-первых, что истец или обиженный для удовлетворения в своем иске должен бить челом наместнику княжескому, чтобы он рассудил его с ответчиком или обидчиком. По этому челобитью наместник вызывал ответчика к суду через двух лиц назначаемых для этих целей – дворянина (слугу своего) и подвойского (выборного от земщины), иначе ответчик мог не явиться в суд.
Во-вторых, дворянин и подвойский должны были привести ответчика в суд, но если ответчик жил далеко от наместничьего города, то он мог не являться немедленно, а только предоставлял поручителей в том, что явится на суд к назначенному сроку. В случае неявки ответчика по истечению назначенного срока, наместник не ждал его больше и не делал повторного вызова, а выдавал истцу так называемую правую бессудную грамоту, по которой истец без суда признавался оправданным, а ответчик – виновным.
В-третьих, если ответчик по вызову в суд не мог тотчас явиться и не мог представить поручительство в своей явке к назначенному сроку, то он немедленно арестовывался и заковывался в цепи.
В-четвертых, в этом разделе говорится о разных судных пошлинах, которые были следующими:
1. наместнику или судье с виноватого от рубля полтина;
2. пошлина подвойскому и дворянину за вызов в суд, пошлина эта обычно зависела от расстояния, которое нужно было проехать для вызова ответчик;
3. разные мелкие пошлины, например наместнику – от печати (3 белки), или дьякам – от письма (2 белки).
В Разделе III Двинской уставной грамоты говорится о подсудности и определяется, что каждый должен судится в своей области. Поэтому истец должен был бить челом тому наместнику, к области которого принадлежал ответчик, а ответчика из другого округа нельзя было ни взять на поруки, ни арестовать.
Впрочем, такой порядок относился только к делам гражданским. В уголовных же делах, вор и убийца с поличным судились на том месте, где совершили преступление, а не там, куда они тянут судом и данью по земле и воде. Выражение «вор с поличным» означает преступника, пойманного на месте преступления, этот вор судился уголовным судом. Вор же «в поклепе» судился только гражданским судом. Неприкосновенность местного суда по Двинской грамоте была так велика, что даже векокняжеские пристава не могли вмешиваться в суд местного наместника. Впрочем, это была привилегия одних двинян, у которых наместник выбирался из двинян, и которые, как недавно присоединившиеся к московскому княжеству, пользовались особыми льготами.
В Разделе IV говорится о торговых пошлинах. Двинская грамота определяет только пошлины с иногородних купцов («гостей»), так как двинские купцы были освобождены от всех торговых пошлин.
Двинская грамота определяет несколько видов пошлин:
- пошлины в пользу подвойского и сотского, то есть земским смотрителям;
- пошлины, взимаемые с двинских гостей, если они отправлялись для торга в другие города. Если купцы отправлялись водным путем, то платили с ладьи «по два пуза соли», а если везли свой товар сухим путем, то платили «с воза по две белки».
Уставная Белозерская грамота
Уставная Белозерская грамота определяет порядок суда и управления Белозерских наместников, и размер пошлин ими получаемых. Условно в этой грамоте можно выделить 4 раздела:
В первом разделе грамоты говорится о пошлинах наместников и их судей. Наместник получал пошлины при въезде на наместничество, что называлось въезжим. Размер ее не определялся и отдавался на волю плательщиков – «кто что даст». Также предусматривались регулярные наместничьи и тиунские кормы и поборы доводчиков. Платились они в два срока: на Рождество и на Петров день. Кормы наместничьи составляли на Рождество 7 алтын и 2 деньги, а на Петров день 3 алтына с каждой сохи. Наместничьему тиуну в эти же сроки половина наместничьих кормов. Доводчику с каждой сохи на Рождество 4 деньги, а на Петров день – 2 деньги.
Наместники, тиуны и доводчики назначались на один год. Доводчик был чем-то вроде нынешнего следователя, посылаемый в деревни для обследования на месте обстоятельств дела.
Наместники, их тиуны и доводчики получали эти корма в городе от сотских, и не имели права самостоятельно собирать их по волостям и станам.
Наместник обязан был поделить волости и станы между доводчиками, которые не имели права ездить по другим округам. Доводчик ездил по своему округу один, на лошади, без слуги.
Кроме кормов наместникам полагалась явочная пошлина с приезжих торговцев. Пошлину эту платил начальник судна по гривне с большого судна и сверх того с каждого человека по деньге с головы. С малых судов платилось только по деньге с головы.
Кроме того, в случае если купцы торговали в не указанном им месте, с них брались заповеди: с каждого купца и продавца по 2 рубля, из которых 1 рубль шел наместнику, второй в таможню, а товар отбирался на Великого князя.
Во втором разделе Белозерской грамоты говорится о порядке наместничьего суда и о судебных пошлинах. По грамоте на суде наместника или его тиуна непременно должны были быть сотские или «иные добрые люди», без них наместник и тиун не имели права судить.
Пошлины от гражданских дел определялись ценой иска. Каждый начинающий иск должен был предварительно оценить его и затем в челобитной указать, что он оценивает свой иск во столько-то. Если истец и ответчик до суда мирились, то наместнику или его тиуну платилось по гривне с рубля. Та же пошлина взималась и в том случае, если дело по суду было доведено до поединка, но истец и ответчик, став у поля помирились. Если поединок состоялся, то побежденный платил полный иск победителю и такую же сумму наместнику, «на все пошлины в раздел с тиуном и доводчиком».
В уголовных делах, так же в начале на виновного (вора, грабителя, убийцу) оформлялся иск истца, и только затем виновный передавался наместнику. Если убийца не отыскивался, волость или стан, где был найден убитый, платила пени 4 рубля. Если кто поймал вора и отпустил его, не представив в суд, платил наместнику пени 2 рубля. Если у кого-нибудь находили украденные вещи, то по Белозерской грамоте предусматривался тот же порядок, что и по Русской Правде. Хозяин вещи по сводам отыскивал ее (хоть до 10 свода), до тех пор, пока не дойдет до того, кто не сможет указать, где он взял найденную вещь. Все пошлины наместник получал с истинного вора.
Поличным, по Белозерской грамоте, признавалось только то, что истец с приставами вынет у подозреваемого в клети или под замком. Те вещи, которые найдены на дворе или в доме, но не под замком, поличным не считались. Такого определения поличного не встречается ни в Русской Правде, ни в других законодательных документах того времени.
В порче межей наместник получал с виновного 8 денег на свои пошлины.
В третьем разделе Белозерской грамоты определяются пошлины наместнику и владычная десятнику от выдачи девиц замуж. Если кто выдавал дочь замуж из одной волости в другую, платил выводную куницу размером 1 алтын. Если кто выдавал дочь «за рубеж», то есть не в Белозерский уезд, платил пошлины 2 алтына. Если дочь выдавалась замуж в своей волости в пользу наместника бралось свадебное или новоженный убрус – 2 деньги. Десятнику уплачивалась владычная за выдачу «знамения» на венчание – 3 деньги.
В четвертом разделе Белозерской уставной грамоты говорилось о том, что если белозерцы будут терпеть обиды и притеснения от наместника, его тиунов и доводчиков, то они имеют право жаловаться на них Великому князю и назначать сроки, когда наместнику или его тиунам и доводчикам явиться на суд Великого князя.
3. Законодательство единого Московского государства.
Судебник 1497г. – первый кодекс законов единой России – закрепил единое устройство и управление в государстве. Высшим учреждением была Боярская дума – совет при великом князе; её члены управляли отдельными отраслями государственного хозяйства, исполняли обязанности воевод в полках, наместников в городах. Волостители,
из вольных людей, осуществляли власть в сельских местностях - волостях. Появляются первые приказы – органы государственного управления, их возглавили бояре или дьяки, которым великий князь приказывал едать теми или иными делами.
Судебник интересен по своему содержанию, введено много новых юридических норм.
Судебник выделяет уже преступления против государства и его оплота - церкви, а также преступления, совершаемые феодально-зависимым населением против своих господ.
Судебник 1497 г. устанавливал следующие виды преступлений:
1. Политические преступления
2. Имущественные преступления
3. Преступления против личности
4. Преступления против суда
Государственные судебные органы делились на центральные и местные.
Центральными государственными судебными органами были великий князь, Боярская дума, путные бояре, чины, ведавшие отдельными отраслями дворцового управления, и приказы.
Центральные судебные органы были высшей инстанцией для суда наместников и волостелей. Дела могли переходить из низшей инстанции в высшую по докладу суда низшей инстанции или по жалобе стороны (пересуд). Доклад излагался в специальном докладном списке (или докладной грамоте - ст. 16) - протоколе судебного заседания суда первой инстанции, передававшимся на рассмотрение вышестоящей инстанции.
Великий князь рассматривал дела в качестве суда первой инстанции по отношению к жителям своего домена, особо важные дела или дела, совершённые лицами, имеющими привилегию на суд князя, к которым относились обладатели тарханных грамот и служилые люди (начиная с чина стольника), а также дела, поданные лично на имя великого князя.
Помимо этого князь рассматривал дела, направляемые ему "по докладу" из нижестоящего суда для утверждения или отмены принятого судом решения, а также являлся высшей апелляционной инстанцией по делам, решённым нижестоящими судами, осуществляя пересуд. Наряду с самостоятельным рассмотрением дел великий князь мог поручить разбор дела различным судебным органам или специально назначенным князем лицам - путным боярам и другим чинам, ведавшим отдельными отраслями дворцового управления. Поэтому обещания великого князя о самостоятельном рассмотрении того или иного дела обычно заканчивались: "или кому я прикажу".
Связующим звеном между судом великого князя и остальными судебными инстанциями была Боярская дума. Боярская дума состояла из "введённых бояр" - людей, введённых во дворец великого князя в качестве постоянных помощников в управлении, бывших удельных князей, возведённых в чин думного боярина, и окольничих - лиц, занимавших высшую придворную должность. По мере расширения политического влияния дворянства в состав Боярской думы были введены представители дворян, обычно занимавших в Думе должность думных дьяков. Вопросами суда и управления ведали высшие чины Боярской думы- бояре и окольничие. Однако дворянство, стремясь ограничить права бояр, добилось того, что судопроизводство проводилось в присутствии его представителей - дьяков.
Боярская дума в качестве суда первой инстанции судила своих собственных членов, должностных лиц приказов и местных судей, разбирала споры о местничестве и иски служилых людей, не пользовавшихся привилегией великокняжеского суда. Боярская дума была высшей инстанцией по отношению к решениям местного суда. В неё переходили "по докладу" дела, изъятые из самостоятельного рассмотрения наместнического суда. В Боярскую думу также переходили дела от приказных судей, обычно в 2 случаях: когда между приказными судьями при решении не было единогласия или когда отсутствовали точные указания в законе.
В первом случае дело могло быть рассмотрено Боярской думой без обращения к великому князю. В случаях же, когда требовались объяснения по законодательству, доклад направлялся к князю или обсуждался Боярской думой в присутствии великого князя, который определял и утверждал решение по данному делу.
Помимо этого, Боярская дума была наряду с великим князем апелляционной инстанцией.
Большинство дел разбиралось приказами.
На местах судебная власть принадлежала наместникам и волостелям.
Наместник ставился "на место князя" для осуществления управления и суда обычно на территории города с уездом. В волостях (частях уезда) функции управления и суда осуществляли волостели. Наместники и волостели назначались князем из бояр на определённый срок, обычно на год, и находились на содержании населения, которое предоставляло им так называемый"корм". Отсюда они и получили название "кормленщиков". Помимо наместников и волостелей в Москве и Московских волостях были "тиуны государевы", также пользовавшиеся правом суда и управления и собиравшие доход с наместничьего и своего суда в пользу государя, а в других местностях - тиуны боярские, передававшие доход с суда своему боярину. Если в одну местность посылался не один, а два или несколько наместников и волостелей, то они делили своё кормление поровну (ст. 65).
Стремление Судебника централизовать судебный аппарат особенно ярко сказалось при определении прав наместничьего суда.
Судебник 1497 г. устанавливает 2 вида кормлений: кормление без боярского суда и кормление с боярским судом. Наместники и волостели, державшие кормление с боярским судом, имели право окончательного решения ряда наиболее важных дел (о холопах, татях, разбойниках). Наместники и волостели, державшие кормление без боярского суда, а также государевы и боярские тиуны не имели права окончательного суда по этим делам и обязаны были докладывать своё решение на утверждение вышестоящего суда; не могли давать беглые грамоты - документы на право возвращения беглого холопа его владельцу.
Вышестоящей инстанцией для кормленщика без боярского суда была Боярская дума, для государевых тиунов - великий князь, для тиунов боярских - соответствующий наместник с боярским судом.
В Судебнике устанавливались следующие виды наказаний: 1) смертная казнь; 2) торговая казнь; 3) продажа; 4) возмещение убытков.
Судебник 1497г впервые в России вводил смертную казнь. Смертная казнь устанавливалась за особо опасные преступления: убийство зависимым своего господина, крамолу, церковную и головную татьбу, подмет, поджог города , а также татьбу, разбой, душегубство, ябедничество или любое лихое дело, совершённое «ведомым лихим человеком». и за повторную кражу. В самом Судебнике не указываются способы осуществления смертной казни.
Судебник устанавливал общую и чёткую норму о наследовании. При отсутствии завещания (духовной грамоты) вступало в действие наследование по закону. Наследство получал сын, при отсутствии сыновей - дочери. Дочь получала не только движимое имущество ("статок"), но и земли. За неимением дочерей наследство переходило ближайшему из родственников.
Судебник впервые в общегосударственном масштабе ввел правило, ограничивающее выход крестьян; их переход от одного владельца к другому теперь разрешался только один раз в году, в течение недели до и после Юрьева дня осеннего. При уходе от помещика крестьянин должен был выплатить пожилое: в южных районах – 1 рубль, в северных –полтину.
Дальнейшим шагом в развитии законодательства является Судебник 1550г.
Он базировался на судебнике 1497г, но был лучше систематизирован, учитывал судебную практику, исходя из неё, были систематизированы многие статьи. Содержит почти вдвое больше статей (100) в сравнении с Судебником 1497г (68 статей). Дополнение новых юридических норм, переработка старых были связаны с усилением аппарата самодержавной власти и способствовали его дальнейшей централизации, более строгой регламентации судопроизводства, упорядочению местной администрации, отражая в то же время стремление царизма расширить свою социальную базу с опорой на многочисленное дворянство и верхушку посада, способствовать возвышению имущих классов за счёт усиления податного гнета и укрепления феодальных отношений в стране.
Ликвидировали привилегии монастырей не уплачивать подати в казну, запретили превращать в холопов детей боярских, из дворянского сословия. Затруднялся переход крестьян от одного владельца к другому в Юрьев день, путём увеличения размера взимаемого с них пожилого.
Подробно описывалась процедура ухода крестьян от помещика (в. «Юрьев день») – крестьянин должен был уплатить пожилое.
«А крестианом отказыватись из волости в волость и из села в село один срок в году: за неделю до Юрьева дни до осеннего и неделя по Юрьеве дни осеннем. А дворы пожилые платят в поле рубль и два алтына, а в лесех, где десять върст до хоромного лесу, за двор полтина и два алтына. А которой крестианин за кем живет год да пройдет прочь, и он платит четверть двора; а два года поживет, и он платит полдвора; а три года поживет, и он плати три четверти двора; а четыре года поживет, и он платит весь двор, рубль и два алтына. А пожилое имати с ворот. А за повоз имати з двора по два алтына; а опричь того пошлин на нем не имати. А останетца у которого крестианина хлеб в земли, и как тот хлеб пожнет, и он с того хлеба или с стоачего даст боран два алтына; а по кои места была рож его в земле, и он подать цареву и великого князя платит со ржы, а боярьского дела ему, за кем жыл, не делат. А который крестианин с пашни продастся в холопи в полную, и он выйдет безсрочно ж, и пожылого с него нет; а который хлеб его останется в земле, и он с того хлеба подать цареву и великого князя дает; а не хочет подати платити, и он своего хлеба земленаго лишен». Лица духовного звания, от уплаты пожилого освобождались: «а попу пожилого нет, и ходити ему вон безсрочно воля». Регулировались в Судебнике и отношения по поводу наследства: имущество умершего делилось между наследниками согласно завещания. Ели же «который человек умрёт без духовной грамоты, а не будет у него сына, ино статок весь и земли взяти дочери; а не будет у него дочери, ино взяти ближнему от его роду».
Новый кодекс законов усиливал контроль за судебной деятельностью наместников и волостелей в город, уездах и волостях: наиболее важные дела стали решать в Москве царь и Боярская дума; на местах же за судебным разбирательством наблюдали старосты и целовальники. Вводились наказание за взяточничество.
Для своего времени, принятие Судебника, было большим прогрессом. Вне сомнения, он был направлен на достижение общегосударственной стабильности после полосы межсословных разногласий в период малолетства Ивана IV. О значении закрепленных в нем правовых принципов свидетельствует тот факт, что в момент учреждения опричнины царь настойчиво добивался не принимать их во внимание, желая развязать себе руки при переходе к террору против противников усиления царской власти. После смерти Ивана IV различные правительства в России стремились восстановить в полном объеме правовые принципы, закрепленные в Судебнике 1550г.
Соборное уложение 1649г.- последний свод законов Древней Руси.
Соборное уложение – один из наиболее значимых нормативно-правовых актов эпохи 17 века. Непосредственной причиной его принятия стало восстание посадского люда в г.Москве (соляной бунт). Народные волнения были вызваны не в последнюю очередь злоупотреблениями чиновников, правительства, и несоответствием тогдашних законов изменившимся реалиям жизни. В 1648г. посадские обратились к царю с челобитными об улучшении своего положения и о защите от притеснений. В это же время свои требования царю предъявили и дворяне, которые считали, что их во многом ущемляют бояре. Восстание посадских подавить удалось, но чтобы не накалять обстановку, приняли решение отложить сбор недоимок по налогам. В июле 1648г. царь Алексей Михайлович приказал Думе начать разработку нового законопроекта, который получил название «Уложение». Для работы над его созданием была учреждена комиссия, которую возглавил боярин князь Н.И. Одоевский.
Всего в этой комиссии приняло участие («руку приложили») 315 человек. В 1649г. комиссия завершила свою работу, и царь подписал законопроект, который и вошел в историю под названием «Соборное уложение 1649г.»
Само уложение состояло из 25 глав, включавших в себя 967 статей.
Соборное уложение 1649г. – заметный шаг вперёд в развитии отечественного законодательства. Прежде всего оно говорит о дворянстве, защищает его интересы; трактует вопросы, связанные с положением других сословий: помещичьих и черносошных крестьян, посадских людей, холопов, стрельцов, казаков и прочих.
Уложение – кодекс феодального права. Оно удовлетворяет требования дворянства и верхушки посадского мира. Глава ХI – «Суд о крестьянах» - детально трактует вопрос о крестьянской крепости. Сыск беглых крестьян становиться бессрочным, говориться о штрафе за укрывательство беглых, о праве помещика и вотчинника на имущество крестьянина, которое шло на уплату долгов несостоятельных владельцев, о праве дворян фактически на куплю и продажу крестьян и др. «те беглые крестьяне, или отцы их написаны за государем, и тех государевых беглых крестьян и бобылей сыскивая свозити в государевы дворцовые села и в черные волости , на старые их жеребьи по писцовым книгам з женами и з детьми и со всеми их крестьянскими животы без урочных лет».
Уложение исходит из монопольного права феодалов на землю и крестьян. Но предусматривает и их обязанность служить с поместий и вотчин, за уклонение от службы грозит конфискация половины поместья, битье кнутом, за измену – смертная казнь и полная конфискация имущества.
Важное место в Уложении заняли вопросы охраны здоровья и чести царя, царской власти, представителей государства и церкви. Вводит в связи с этим понятие государственного преступления.
В целом Соборное уложение стояло на защите интересов самодержавной монархии, верхов общества, узаконив окончательное оформление крепостничества и тенденции перехода к абсолютизму в государственной жизни страны.
Заключение
Законодательные акты это важный вид источников. Они дают ответы на различные вопросы. Чего власть хотела и как добивалась? Это главный источник по истории внутренней и внешней политики.
Становление светского феодального права в Древней Руси было длительным процессом. Его истоки восходят к племенным Правдам восточных славян. Это были обычно-правовые системы, предназначенные для юридического регулирования всей совокупности социально-экономических и правовых отношений в каждом племени или союзе племен. Ко второй половине IX в. в Среднем Поднепровье произошла унификация близких по составу и социальной природе Правд этих племен в Закон Русский, юрисдикция которого распространилась на территорию государственного образования славян с центром в Киеве. Данной системой права руководствовались в судебной практике великие киевские князья и контролируемые ими княжеские и местные общинные суды. Нормы Закона Русского учитывались великими киевскими князьями при заключении договоров с Византией в 911 и 944 годах. Русская Правда была первым дошедшим до нас русским писанным памятником обычного права.
Сохранились и законодательные памятники периода раздробленности, которые имеют важное значение в истории русского законодательства. Они указывают насвязь старого – по Русской Правде – с новым порядком – по Судебникам. В них мы еще видим и виры, и своды, и братчину, распределение уголовных округов, подобно древним вервям, и, тут же встречаем новые судебные пошлины, получившие дальней шее развитие в Судебниках.
С другой стороны, рассмотренные нами законы свидетельствуют о порядке наместнического управления, о пошлинах и кормах наместника и его людей, об участии в суде выборных людей, об ограничении власти наместников выборными властями: сотскими, старостами, «лучшими людьми». Это не значит, что раньше выборные не участвовали в суде, а лишь показывает, что участие выборных подтверждено законом.
Все эти документы свидетельствуют, что порядок суда в своей основе был одинаков в Новгородских, Псковских и Московских владениях.
Принятие Соборного Уложения 1649 г. явилось важной вехой в развитии самодержавия и крепостного строя; оно отвечало интересам класса дворян. Этим объясняется его долговечность. Оно оставалось основным законом в России вплоть до первой половины XIXв.
Соборное Уложение 1649 г. - значительный шаг вперед по сравнению с предыдущим законодательством. В нем регулировались не отдельные группы общественных отношений, а все стороны общественно-политической жизни того времени.
Оно впитало в себя положения различных первоисточников – и Судебника 1550г., и Стоглава 1551г, нормы Литовского статута 1588г., судебно-административную практику Московских приказов (Указные книги), и т.д.
В те времена, настоящим бичом для помещиков было бегство крестьян, так как подати взимались за количество душ, приписанных к поместью. Идя навстречу интересам феодалов, правительство отменило урочные лета, и, начиная с 1649г. беглых крестьян разыскивали бессрочно.
Получило развитие вменения вины. Уложение закрепило возникновение в законодательстве предшествующего периода понятие умысла, неосторожности, случайности, хотя не было еще сколько-нибудь четкого разграничения. Были введены обстоятельства, влияющие на определение степени виновности или на ее устранение, - необходимая оборона, крайняя необходимость. Однако применение средств самообороны и ее последствия не ставились в связь со степенью опасности. Отягчающими вину обстоятельствами признавалась повторность преступления. Получили более подробную чем в судебниках, разработку вопросы соучастия в преступлении. Выделяется главный виновник от пособников, укрывателей и недоносителей, попустителей. Наконец, в отличие от ранней стадий развития русского права, уголовная ответственность ложилась теперь на все слои населения.
Изучение проблемы власти является важнейшей частью исторической науки, поскольку тема российской государственности, ее эволюции, значения и роли в истории, имеет не только научный, но и общественно значимый характер. Период Древней и Средневековой Руси не является исключением, так как именно в то время сформировались многие особенности системы власти и механизмов ее функционирования, которые ощутимо сказываются и в настоящее время. В период переломов, глубоких трансформаций общественного строя, усиливается интерес к историческому опыту государственного управления.






Список литературы:
Хрестоматия по истории СССР с древнейших времён и до 1861г/ Сост. П.П. Епифанов, О.П. Епифанова. – М.: Просвещение, 1987. – 400с.
Зимин А.А. Россия на рубеже ХV-ХVI столетий.- М.: Наука, 1982.
Исаев И. А. История государства и права России: Полный курс лекций. – М.: Юрист, 1996. - 448 с.
Ключевский В.О.Русская история. Полный курс лекций. - М.: Мысль, 1993.-572с.
Развитие русского права в XV – первой половине XVIIвв. – М.: Просвещение, 1986. - 427с.

 Русская правда пространной редакции// Хрестоматия по истории СССР с древнейших времён и до 1861г/ Сост. П.П. Епифанов, О.П. Епифанова. – М.: Просвещение, 1987. – С. 59
 Ключевский В.О.Русская история. Полный курс лекций. - М.: Мысль, 1993.- С.211
 Русская правда пространной редакции// Хрестоматия по истории СССР с древнейших времён и до 1861г/ Сост. П.П. Епифанов, О.П. Епифанова. – С. 53
 Судебник 1550г// Хрестоматия по истории СССР с древнейших времён и до 1861г/ Сост. П.П. Епифанов, О.П. Епифанова. – С. 137
 Там же. – С. 137
 Там же. – С. 138
 Соборное уложение 1649г// Хрестоматия по истории СССР с древнейших времён и до 1861г/ Сост. П.П. Епифанов, О.П. Епифанова. – С. 193










13PAGE 15


13PAGE 142015





Приложенные файлы

  • doc rabota15
    Размер файла: 167 kB Загрузок: 0