НЭП в современной историографии

Муниципальное казенное общеобразовательное учреждение Медвежьегорского района
«Великогубская средняя общеобразовательная школа»








Исследовательская работа








НЭП в современной историографии





Выполнила:
Кулик Е.В., учитель истории
МКОУ «Великооубская СОШ»
















Великая Губа, 2012


До сих пор в современной литературе встречаются различные оценки нэпа.
Горинов М.М. и Цакунов С.В. в своей работе «20-е годы: становление и развитие новой экономической политики» рассматривают тему НЭПа. В монографии основное внимание уделяется эволюции взглядов Ленина на проблему новой экономической политики и внутрипартийной борьбе в рассматриваемый период.
Во главе всех концепций советского периода стоял ленинский план, в котором все было предусмотрено на десятилетия вперед и нужно было только правильно понять и воплотить этот план. Авторы монографии пытаются ответить на следующие вопросы: «Что же из себя представлял так называемый ленинский план построения социализма? Какие реальные варианты выдвигались в 20-е годы?» В работе увязывается анализ дискутировавшихся вариантов развития страны с рассмотрением кризисных явлений в НЭПе.
Поиски путей возрождения разоренной в годы войны и революции страны начались в начале 1920 года. Вели их не только члены РКП(б), но и меньшевики и эсеры. Но РКП(б) приняло решение продолжить политику военного коммунизма. В тоже время продолжение продразверстки вело к росту недовольства крестьян и сокращению посевных площадей. На этом фоне стали поступать предложения об отмене продразверстки. Среди большевиков с этим предложение первым выступил Л.Д. Троцкий. В феврале 1920г. он внес в ЦК предложение о замене продразверстки «известным процентным отчислением с таким расчетом, чтобы крестьянская запашка или лучшая обработка земли представляли выгоду». Его предложение было отвергнуто.
Ленин еще в конце 1918 года выдвинул идею о продналоге с земледельца, и закон был принят 30 октября 1918 года, но в жизнь он не вошел. Помешала гражданская война. Ленин предполагал, что крестьяне по продразверстке дадут необходимое количество хлеба. «На VIII съезде советов Ленин говорил, что «в стране мелкого крестьянства наша главная и основная задача – суметь перейти к государственному принуждению, чтобы крестьянское хозяйство поднять» Этот подъем мыслилось осуществить путем преобразования сельского хозяйства в коллективное. На том же съезде Ленин упоминает о «переорганизации самых основ экономики России, самых основ мелкого крестьянского хозяйства»». Авторы монографии считают, что трагичность данного момента состоит в том, что Ленин и другие руководители страны не хотели рассматривать отличные от официальных мнения о путях восстановления хозяйства. Лидер меньшевиков Ф.И. Дик заявил после доклада Ленина, что продовольственная политика, основанная на насилии, исчерпала себя. Он считал путь усиления государственного вмешательства в сельскохозяйственное производство пагубным, создающим в крестьянстве основу для контрреволюционных выступлений.
Понадобились общественно-политический кризис весны 1921г., угроза потери власти, чтобы руководство страны осознало неизбежность поворота в политике. Вопрос о замене продразверстки продналогом рассматривался на заседании политбюро ЦК 8 февраля 1921г. Для выработки решения была создана специальная комиссия. 24 февраля проект постановления был представлен пленуму ЦК и после обсуждения и доработки утвержден в марте 1921 г. на Х съезде РКП(б).Так партия пришла к идее продналога – первому шагу в новой экономической политике.
Главным направлением «смычки» промышленности и сельского хозяйства определялся прямой товарообмен. Обмен промышленными товарами на сельскохозяйственные, минуя рынок, через аппарат Наркомпрода и кооперацию.
Но развитие страны пошло иначе, чем предполагал Ленин. После перехода на продналог обнаружились недостаток промышленных товаров, слабость кооперативного аппарата, неопытность кадров. Крестьянство не учло возможностей реализации излишков продукции и посевные площади увеличились незначительно. В результате в стране разразился продовольственный голод. Голодали целые губернии. В этих условиях правительство вынуждено было пойти на отмену государственного товарообмена, встать на путь раскрепощения товарно-денежных отношений, широкого использования рыночных методов хозяйствования.
На IХ съезде Советов Ленин формирует ключевые идеи нэпа как обходного, опосредованного пути к социализму. Обосновывает вынужденный характер нэпа.
«Вывод о широком использовании рыночных отношений в переходный период – это то новое, что отличало ленинские планы социалистического строительства осени 1921г. от планов весны 1918г. и весны 1921г. Ленин отмечал, что весной 1918г. «мы совершенно не ставили вопроса о том, в каком соотношении окажется наша экономика к рынку и торговле». «Нам нужно встать на почву наличных капиталистических отношений», - подводит он итог осенью 1921г. Ленин понимал этот переход так: с одной стороны, легализуются рыночные отношения вне государственного сектора , а с другой –«государственные предприятия переводятся на так называемый хозяйственный расчет».
Перед Ленины встал сложный теоретический и практический вопрос: если базисные отношения по своей сути являются несоциалистическими, рыночными, капиталистическими, то как тогда быть с социалистическим характером революции? Не перерастет ли такая временная мера как нэп в капитализм? Ленин отвечает на эти вопросы в 1922-1923гг.
Через год после введения нэпа Ленин делает решительный шаг. На заседании коммунистической фракции Всероссийского съезда металлистов 6 марта 1922г, он говорит: «Отступление, в смысле того, какие уступки мы капиталистам делаем, закончено Наше экономическое отступление мы теперь можем остановить. Достаточно. Дальше назад мы не пойдем, а займемся тем, чтобы правильно развернуть и группировать силы».
Ленин понимал строй Советской России 1922г. в политическом смысле как государственный капитализм, а в плане формационном – как общество, находящееся в переходном состоянии, - госкапитализм в переходном состоянии, - госкапитализм в пролетарском государстве. Ленин считал, что переход к коммунизму возможен через государственный капитализм, если власть в государстве в руках рабочего класса.
По мнению Ленина главная задача нэпа состояла в необходимости создания смычки «между нашей социалистической работой по крупной промышленности и сельскому хозяйству и той работой, которой занят каждый крестьянин и которую он ведет так, как он может».
Внешнеэкономическую политику Ленин строил под углом борьбы с частным капиталом. Он был сторонником государственной монополии на внешнюю торговлю. Внешнеэкономические связи не сводятся только к торговле, но Ленин решил ограничиться торговлей на основе государственной монополии. Эта позиция объясняется тем, что если бы Ленин ради займов и инвестиций пошел на полную нормализацию отношений с капиталистическим миром, то взамен он должен был бы признать дореволюционные долги, что нейтрализовало бы положительный эффект от внешних займов и инвестиций. Так же Ленин понимал и то, что если бы к развитию внутреннего рынка добавилось бы расширяющееся проникновение иностранного капитала, то поставить бы рыночные отношения в жесткие рамки государственного капитализма было бы сложнее.
В общем виде ленинскую концепцию 1922г. можно сформулировать как путь к социализму через госкапитализм в условиях пролетарского государства, допущение практически во всех сферах экономической жизни товарно-денежных отношений в известных пределах. В конце 1922 года непосредственная угроза утраты политической власти исчезла, положение в экономике начало стабилизироваться, поэтому дальнейшее отступление для Ленина теряло смысл. Теперь необходимо было перевода новой концепции переходного периода в рамки марксистского видения исторического процесса.
В январе 1923г. Ленин высказывает ряд теоретических соображений, получивших в последствии название «инверсионного развития». Возникновение возможности инверсионного пути к социализму в России Ленин связывает с двумя обстоятельствами: с воздействием мировой войны и с пограничным положением страны между цивилизованными и втягиваемыми в цивилизацию мировой войной обществами. А русская революция, с одной стороны, является результатом обострения противоречий империализма. С другой – следствием конфликтов многоукладного российского общества, в котором существовали цивилизованные и втягиваемые в цивилизацию социально-экономические формы. Отсюда – слияние пролетарской революции с крестьянской войной.
Раз российское общество многоукладно, то возрастает степень относительной самостоятельности надстройки. Поэтому революционный режим, при условии дисциплинированности, монолитности политического авангарда не обречен на перерождение. Опираясь на минимум материальных, социокультурных предпосылок нового общества, он может сам, сверху, ускоренно подтянуть отсталые технологические, социально-экономические структуры, создав тем самым недостающие предпосылки социализма. В своих последних работах Ленин особое внимание уделяет политической надстройке, в том числе субъективному фактору, вплоть до персонального состава высших партийных органов. В условиях централизации власти очень многое зависело от личных качеств партийных руководителей.
В работе «О кооперации» высказана идея о перемене всей точки зрения на социализм. В работе очень много не четких формулировок, допускающих различное толкование. Ход рассуждений сводился к тому, что Ленин отказывается от своей прежней идеи о социализме как государственной монополии, обращенной на пользу всему народу, и выступает в 1923г. за социализм как строй кооперативный. Авторы монографии, исследуя текст работы делают вывод, что по Ленину не любая кооперация является социалистической, только та, которая складывается на земле при средствах производства, принадлежащих государству. А кооперирование населения при господстве нэпа - это не построение социализма, а необходимое и достаточное условие его построения.
Ленин оставался на позициях выдвинутой им ранее концепции пути к социализму через госкапитализм в условиях пролетарского государства. «Тем не менее ленинская мысль развивалась: сначала доказательство возможности госкапитализма при диктатуре пролетариата, общая характеристика тогдашнего строя Советской России, затем обостренное внимание к кооперации как основному пути сохранения и развития социалистических тенденции в условиях нэпа Обострение болезни и последовавшая смерть прервали развитие его концепции нэпа». Ленинская концепция перехода к социализму на путях нэпа меньше всего напоминает жесткий план. Это гибкая система, способная под влиянием требований жизни к постоянному обновлению.
21 января 1924 В.И. Ленин умер. Его смерть имела отрицательные последствия для стабильности внутрипартийных отношений. Внутри ВКП(б)началась ожесточенная фракционная борьба. Осенью 1923 года в стране разразился кризис сбыта. В центре дискуссии, вспыхнувшей в разгар кризиса, находились вопросы о путях создания целостного механизма хозяйствования, выработки приоритетов экономической политики.
В этот период переход экономики на рыночные рельсы завершился. Государственная промышленность освоила городской рынок и перед ней встала задача смычки с крестьянским рынком. Крестьяне, осваивая новые посевные площади, могли везти все больше продуктов своего труда на городской рынок. Но в условиях высокой инфляции крестьянин вез на городской рынок минимум продукции, а промышленность не могла планировать своё производство. В этих условиях на первый план выдвигались контроль за ценами, завершение денежной реформы.
Большинство объясняло причины кризиса объективными обстоятельствами. Так как сельское хозяйство восстанавливается быстрее чем промышленность, то избыток хлеба сбивает на него цены, отсюда – низкая покупательная способность крестьянства, ограничивающая сбыт промышленной продукции. Чтобы оживить товарооборот, предлагалось снизить промышленные цены и повысить сельскохозяйственные. В дальнейшем резкие рыночные колебания предполагалось смягчать при помощи государственных резервов.
Представители левого крыла считали ведущим началом народного хозяйства промышленность. По мнению оппозиции на первый план выдвигалась проблема планирования развития государственного сектора, а не всего народного хозяйства. Ситуация осложнялась тем, что учетом и хозяйственным регулированием занималось шесть центров: Госплан, Наркомфин, Госбанк, ВСНХ, Комитет по внутренней торговле и Совет труда и обороны. Они объясняли причины кризиса субъективными причинами: хаотичностью промышленного строительства и кредитной политики. Основным программным документом левых в период дискуссии являлись «Письма 46-ти». Антикризисная программа оппонентов включала в себя несколько компонентов. Подъем промышленности, без него невозможно снизить цены на промтовары. Текущие хозяйственные затруднения предлагалось решить путем некоторого снижения цен госпромышленностью и снижением дефицита путем ввоза в определенные местности определенных товаров из-за границы. В области регулирования хозяйственной жизни приоритет отдавался усилению планового начала в деятельности госсектора. В области финансов программа левых предполагала сначала планомерную ликвидацию дефицита госбюджета, потом завершение денежной реформы.
Программа большинства предусматривала подход к тому же результату иным путем: резкое сокращение государственных расходов, завершение денежной реформы, стимулирующее рост товарообмена, на этой основе увеличение налоговых поступлений и за их счет полная ликвидация бюджетного дефицита.
«Оригинальная концепция причин кризиса 1923г. и путей выхода из него предлагалась наркомом внешней торговли Л.Б. Красиным. Неустойчивость советской экономики он выводил из ориентации Советского правительства исключительно на внутренние источники накопления, чрезвычайно скудные и неустойчивые, особенно учитывая ущерб, нанесенный войнами. Он предлагал прибегнуть к крупному долгосрочному внешнему займу, что позволило бы «за 5-7 лет сделать такой скачек, на который в ином случае мы затратим 20-25 лет». Но крупных долгосрочных займов в 20-30 годы Советская страна не получила.
Кризис сбыта был ликвидирован, отпускные промышленные цены снижены, но к осени он сменился постепенно нарастающим товарным голодом. В тоже время оппозиция отмечала, что снижение отпускных цен на промышленные товары почти не доходило до потребителя, пользуясь дефицитом, торговля продолжала держать розничные цены на высоком уровне.
Восстановление народного хозяйства не завершилось и к 1928 году. Во второй половине 1925 года начались значительные хозяйственные затруднения. Пришлось сократить экспорт, а значит, и импорт оборудования программы промышленного развития. Обострился товарный голод. Выросли цены. Анализ причин кризиса и поиск путей выхода из него вылились в острую внутрипартийную дискуссию.
Дискуссия началась вокруг статьи видного советского экономиста Е.А. Преображенского «Основной закон социалистических накоплений». Главным оппонентом Е.А. Преображенского выступил Н.И. Бухарин. Преображенский считал, что основным препятствием на пути к социализму является технико-экономическая отсталость Советской России. Россия должна осуществить индустриальный рывок на основе накоплений отечественной промышленности. Осуществить этот рывок без перекачки в промышленность части избыточных ресурсов из деревни невозможно. Необходимо определить пути и методы перекачки избыточных средств из аграрного сектора в индустриальный.
Бухарин обвинил Преображенского в призыве к грабежу крестьянства и не уделил должного внимания остро поставленной Преображенским проблеме источников накопления для индустриализации.
«Осознание именно того факта, что ускоренную индустриализацию страны невозможно осуществить на основе одновременного, параллельного хозяйственного подъема города и деревни, и нежелание «грабить» крестьянство лежало в основе упований Преображенского на мировую революцию, в основе его скептического отношения к возможности победы социализма в одной стране».
В 1925г. программу социально-экономического развития СССР обосновал Л.Д. Троцкий. Он настаивал на большей интеграции советского хозяйства на мировой рынок. С целью ликвидации технико-экономической отсталости страны Троцкий считал необходимым 18% темпы роста промышленного производства в год. При этом он считал целесообразным за счет собственного производства машинного оборудования удовлетворять не более Ѕ спроса, остальной спрос удовлетворять за счет импорта. Рыночное равновесие он предлагал регулировать при помощи товарной интервенции. Значительный импорт предполагал развитие экспорта. Для увеличения экспорта хлеба Л.Д. Троцкий предлагал дать возможность развиваться в деревне фермерскому капиталистическому хозяйству.
Внутри большинства ЦК обнаружились серьезные разногласия. Выделились три концепции причин кризиса и путей дальнейшего социально-экономического развития страны: 1) Г.Я. Сокольникова; 2) новой оппозиции, которую возглавляли Л.Б. Каменев и Г.Е. Зиновьев; 3) большинства ЦК.
Сокольников видел главную причину кризиса в чрезмерном увлечении планами, которые связывали свободу маневрирования на рынке. Основным фактором успешного планирование он считал наличие резерва. Ключ в ускорении подъема экономики страны Сокольников видел в перспективе быстрого подъему сельского хозяйства. Стержневая идея Сокольникова о том, что даже незначительные капиталовложения в аграрный сектор могли бы сразу же дать значительную отдачу, спорна. Авторы монографии считают, чтобы создать рентабельный экспортный аграрный сектор, требовалось: поднять технический уровень сельского хозяйства, расширить транспортную сеть страны. Нужно было развивать свою промышленность или ввозить все из-за рубежа, и отказаться от ввоза оборудования. А чтобы стимулировать продажу крестьянами продуктов своего труда, надо было против зерна и масла поставить промтовары. Поскольку на импорт оборудования для легкой промышленности рассчитывать было нельзя, то промтовары пришлось бы ввозить из-за границы. От развития собственной промышленности и энергетики пришлось бы надолго отказаться.
В резолюции ХIV съезда констатировалось: «Вести экономическое строительство под таким углом зрения, чтобы СССР из страны, ввозящей оборудование и машины, превратился в страну, производящую оборудование и машины»
Л.Б. Каменев и Г.Е. Зиновьев подчеркивали необходимость индустриализации страны. Они видели просчет в планировании в чрезмерном раскрепощении рынка. Каменев отмечал, что рыночные формы взаимодействия города и деревни ведут «к использованию нэпа некоторыми слоями крестьянства в очень сильной мере в направлении сопротивления нашим планам Надо охватить середняка нашими рычагами и его стихийные тенденции, влекущие его с неизбежностью на капиталистический путь, повернуть на социалистические рельсы». Для этого предлагалось два метода: ускоренная индустриализация и кооперация. Где взять средства для ускорения промышленного строительства? Не найдя ответа на этот вопрос лидеры оппозиции выдвинули тезис о невозможности построения социализма в СССР. Перед ВКП (б) ставилась дилемма: признать правоту Каменева и Зиновьева и рассчитывать только на мировую революцию или строить социализм.
Ключевым в программе большинства было признание субъективного характера причин кризиса. Его причины объяснялись ошибками возглавлявшего СТО Л.Б. Каменева и наркома финансов Г.Я. Сокольникова. Был взят курс на обеспечение экономической самостоятельности СССР на основе индустриализации страны и производства средств производства. Крестьянский рынок по прежнему рассматривался как основной стимул и условие развития промышленности. Главным направлением политики партии являлось развитие сельскохозяйственного производства на основе подъема бедняцко-середняцкого хозяйства, стимулирования товарно-денежных отношений, кооперирования не производства, а оборота.
В сентябре Г.Л. Пятаков отмечал, что согласно проекту пятилетнего плана на государственную промышленность следовало затратить два млрд. рублей и это больше чем накапливала промышленность. Им было предложено ряд мер, которые были признаны несостоятельными: увеличение оптовых промышленных цен, усиление обложения деревенской верхушки. Других методов предложено не было.
Н.И. Бухарин предлагал решить проблему накопления следующим образом. Путем снижения отпускных цен ускорить оборот капитала: ниже цены – больше покупают, больше доход предприятий, быстрее окупаются вложенные средства, которые опять можно пускать в производство и т.д. Данный подход подразумевал быстрое развитие легкой промышленности: именно в ней срок оборота капитала был коротким. Но оборудование легкой промышленности сильно изношено и его нужно было или производить самим или ввозить из-за границы. Дилемма была жесткой: либо интеграция в мировое хозяйство, либо увеличение капиталовложений в тяжелую промышленность. Нужны были новые подходы.
Авторы приходят к выводу, что нэповская система по мере завершения восстановительного периода работала со всё большими сбоями. Возрождающаяся деревня все настойчивее искала политических каналов выражения своих интересов, что в условиях однопартийной системы, создавало почву для фракционной борьбы в ВКП (б).
Полная загрузка имеющихся производственных мощностей их физический и моральный износ требовали больших капиталовложений. Для этого надо привлечь иностранный ссудный и предпринимательский капитал, чему препятствовала жесткая позиция большевиков в вопросах уплаты дореволюционных долгов. Полное отсутствие внешних источников вело к перекачке средств из отраслей группы «Б» в отрасли группы «А», что приводило к износу оборудования в легкой и пищевой промышленности и ухудшению качества их товаров.
Неэквивалентный обмен между городом и деревней лимитировал рост товарности крестьянских хозяйств, которая ставила под вопрос осуществление индустриализации страны, так как приводила к заниженным объемам экспорта крестьянских продуктов и как следствие экспорта необходимого оборудования, к нехватке сырья для промышленности и продуктов питания для растущих городов.
Эти проблемы большевистская партия решала уже без Ленина
В статье И. В. Быстровой «Государство и экономика в 1920-е годы: борьба идей и реальность» предпринята попытка осветить противоборство течений общественной мысли 20-х гг. по центральной проблеме управления экономикой. Для ее осмысления очень важны оценки и выводы экономистов 20-х гг.
Усиление вмешательства государства в развитие экономики в начале XX в. было характерно для большинства продвинутых в хозяйственном отношении стран мира. Концентрация производства, внедрение плановых начал в организацию производственных процессов в рамках трестов, концернов и т. д. происходили параллельно с частичной национализацией; усиление роли финансового капитала сопровождалось его сращиванием с государственными органами. Усиление государственного регулирования экономики произошло в годы первой мировой войны.
«Методы государственного вмешательства в экономику имели корни в специфике многовековой истории России. Исключительная роль государства во всех сферах общественного бытия, традиции авторитарного правления, отсутствие подлинной свободы экономического развития все это способствовало упрочению бюрократических форм управления огромной державой».
Идея управления страной из единого центра, всеобъемлющего учета и уравнительного распределения на практике была осуществлена в системе «военного коммунизма». Этот способ управления в наибольшей степени отвечал уравнительной психологии масс, а также интересам крепнущей партийно-государственной бюрократии. Самые крайние меры по введению плановости в управлении экономикой были предприняты к концу 1920-го - началу 1921 г. Именно в 1920 г. в государственном хозяйстве был введен принцип «ударности», т. е. сосредоточения максимума материальных ресурсов на отдельных отраслях хозяйства, на определенных предприятиях. Распределение средств и ресурсов осуществлялось в упоминавшейся выше «комиссии использования» при ВСНХ. Эти методы хозяйствования привели к усугублению диспропорций в экономике, к катастрофическому положению на «неударных» предприятиях.
Политика «военного коммунизма» вместе с разрушительным воздействием непосредственных военных действий привела страну к одному из самых серьезных кризисов за всю ее историю: не только к глубокой экономической разрухе, но и к мощным социальным потрясениям. Это волна крестьянских восстаний, недовольство пролетариата, вылившееся в демонстрации в Москве и Ленинграде, мятеж в Кронштадте. Быстрова считает, что эти реалии заставили Ленина задуматься и признать себя побежденным.
Сдвиг в направлении новой экономической политики, оживление экономических укладов, социальных групп и классов привело к развитию дискуссий по всему спектру общественных проблем, в том числе по вопросам экономической политики. В 20-е гг. был высказан ряд альтернативных точек зрения на пути и методы политического и хозяйственного развития, определявшегося экономическим возрождением, оживлением социальной активности в обществе.
В 19201921 гг в ходе ожесточенной профсоюзной дискуссии столкнулись представители «рабочей оппозиции» с крайней позицией Троцкого. «Рабочая оппозиция» выступала за передачу управления производством съездам производителей и отраслевым профсоюзам, Троцкий стремился полностью подчинить профсоюзы государству. Ленин сумел добиться осуждения обеих этих позиций на X съезде. На съезде было принято решение об использовании профсоюзов для проведения в массы коммунистической идеологии. Идеи о самоуправлении рабочих, политической демократии и свободной организации трудящихся преследовались на протяжении 20-х гг. в деятельности профсоюзов.
«Осуществление мероприятий новой экономической политики было по-разному встречено различными течениями в руководстве страны и политическими партиями и группами русской эмиграции. Лидеры эмиграции обнаружили, однако, редкостное единство взглядов на нэп как на «перерождение» диктатуры большевиков, эволюцию ее в сторону капитализма. Н. В. Устрялов, П. Н. Милюков, В. М. Чернов и Ф. Дан, К. Каутский и др., несмотря на различия политических взглядов сошлись в оценке экономической и социальной эволюции России, радостно заявив, что переход на рельсы капитализма ставит вопрос и о ликвидации большевистской диктатуры»
Аналогичные взгляды на нэп появились в советском руководстве, в партии. В оппозиции еще в 1922г. оживилось левое течение во главе с Ю.Лариным, которое требовало возврата к военно-коммунистическим методам. «Левые» оппозиции трактовали поворот к нэпу как капитализм. Быстрова отмечает, что к середине 20-х гг. оформились две основные линии в оценке нэпа как «государственный капитализм в пролетарском государстве» (Г. Е. Зиновьев) или как социализм (Н. И. Бухарин и др.). «С позиций нашего времени, конечно, наивными кажутся рассуждения лидеров русской эмиграции о превращении большевиков в капиталистов, и выводы о неизбежности восстановления в России частной собственности и рыночной экономики. В самом деле, к чему было большевистским лидерам превращаться в капиталистов-хозяев, когда они могли опереться на гораздо более удобную для властей предержащих всеобъемлющую систему эксплуатации трудящихся при тотальном господстве государственной собственности и отсутствии политических свобод, демократии, самостоятельных организаций трудящихся».
Вместе с тем уже в середине 20-х гг. русские экономисты-эмигранты (Б. Бруцкус, П. Струве, А. Югов, Л. Пумпянский и др.) ставили вопрос о пределах нэпа, который, по их мнению, к этому времени исчерпал свои возможности. Потенциал экономического развития, созданные путем восстановления экономики на базе рыночных отношений, был исчерпан и нужно было решать вопрос о политической надстройке власти большевиков, которая противоречила воссозданному нэпом денежно-товарному экономическому базису. В этих условиях были неизбежны и постоянные экономические кризисы, и социальные противоречия. Ф. Дан, лидер меньшевиков, видел разрешение этих противоречий в замене диктатуры большевиков «правовым политическим строем», который, по его мнению, мог быть лучше всего создан властью «сомкнувшихся» пролетариата и крестьянства в формах демократической государственности.
Особое место в 20-е годы занимали дискуссии по вопросам управления народным хозяйством и планирования в ходе создания советской планово-административной системы. По мере развития рыночных отношений внимание к этой проблеме постоянно возрастало. Необходимо отметить, что идеи плановости не были исключительным достоянием Советской России. Плановые элементы внедрялись и в экономику капиталистических стран, особенно в период первой мировой войны. В России процесс становления плановой системы руководства экономикой проходил сложно, в противоборстве идей, в условиях противоречивой практики хозяйственного строительства. В феврале 1921 г. был создан Госплан, в задачи которого входила разработка единого государственного плана экономического развития. В целом это была уже попытка поставить планирование на научную основу. Но все эти планы при активизации рыночных отношений оказались малоэффективными.
Государственная промышленность была слаба и неспособна выдержать конкуренцию с частными предпринимателями. Для защиты её административными методами создавались групповые объединения тресты, прежде всего в легкой промышленности, а затем и в отраслях тяжелой индустрии. В трестах господствовали местнические интересы, неумелое ведение хозяйства приводило к расточительству, спекуляциям, «проеданию» основного капитала трестов. Они не могли выдержать экономическую конкуренцию с частником. «Экономика ускользала из рук неумелых руководителей, которые побоялись дать свободу частному предпринимательству, дабы не лишиться власти. Таким образом, метания и непоследовательность, лавирование с целью удержания у власти стали лейтмотивом в политике руководства, а это, в свою очередь, не способствовало улучшению экономической ситуации».
Однако бороться с злоупотреблениями и всеми несовершенствами управления предлагалось опять-таки силовыми, административными методами, которые раз за разом доказывали свою неэффективность. Выпущенный ВСНХ по инициативе Дзержинского в ноябре 1925 г. циркуляр об оздоровлении рынка предусматривал решение проблем спекуляции снова теми же «революционными» методами, выйти за рамки которых творцы большевизма были не способны: провести «чистки», проследить движение товара и цен, бороться с злоупотреблениями с помощью ГПУ и т. д. Неэффективность этих мер доказывалось практикой.
Экономические кризисы 19211923 гг. многие современники (Ю. Ларин, Е. А. Преображенский и др.) оценивали как результат ослабления планового руководства хозяйством и видели выход в ужесточении плановой системы. Троцкий отмечал, что это были кризисы планового происхождения, объясняя их в основном несовершенством системы планирования. По мнению Быстровой «кризисы свидетельствовали о несовместимости диктаторских методов государственно-планового управления экономикой с рынком, Пока эти взаимоисключающие начала сосуществовали, пока рыночные отношения не были сметены волевым, административным путем (вплоть до последнего разрушительного хлебного кризиса 1927 г. ), это было закономерно и неизбежно».
В конце 1923- 1924 гг в партийном и хозяйственном руководстве, а также в широких кругах общественности (особенно научной интеллигенции) шла борьба различных точек зрения. «Многие хозяйственные руководители, экономисты, специалисты придерживались умеренных, научно обоснованных взглядов на проблемы выбора путей и перспектив экономического развития, по вопросам планирования, темпов и методов развития промышленности, соотношения различных секторов хозяйства и о связях его с мировым рынком (Г. Я. Сокольников, В. И. Межлаук, В. А. Базаров, Н. Д. Кондратьев, В. Г. Громан, И. А. Калинников и др. )».
Планы, составляемые Госпланом, систематически не выполнялись. В. А. Базаров, Н. Д. Кондратьев, В. Г. Громан уже в то время отмечали значительную независимость реальных экономических процессов от плановых догм. В.Г. Громан уже в выступлениях на заседании Президиума 14 апреля 1924 г. отмечал стихийность процесса восстановления производства в России, т. е. стихийный рост и производства, и товарооборота. В докладе от 15 мая 1924 г. он настаивал на необходимости увеличения производства, прежде всего тех отраслей промышленности, которые служат удовлетворению спроса со стороны широких масс населения. Стихийный процесс восстановления потребовал, прежде всего, удовлетворения элементарных потребностей населения в предметах потребления.
«Споры по вопросу о методах регулирования и управления экономикой развернулись в Госплане в конце 1924 г. На пленарном заседании 15 октября ряд экономистов выступили с критикой тезисов С. Г. Струмилина «К методике планирования СССР» по вопросам об отношении к частному капиталу, о методах «строительства социализма» в экономике (экономическое регулирование и соревнование или насильственное уничтожение частного предпринимательства)». В. А. Базаров отстаивал идею об экономических методах регулирования (свободная конкуренция, а не насилие). Трифонов выступил против оценки частного капитала с точки зрения его вредности и необходимости бороться с ним. Госплана Голендо обвинил Базарова в «ревизии путей к социализму». Возражая Базарову, он отметил, что если дать частному капиталу возможность развиваться в дальнейшем, то частный капитал может нас уничтожить в условиях рыночной борьбы. Эти взгляды поддерживали многие партийные руководители (Г. Е. Зиновьев, Е. А. Преображенский и др. ). Этот курс в дальнейшем вылился в насилие над экономикой, навязывание ей несуществующих законов.
Споры возникли и в вопросе о пределах нэпа. И хотя многие хозяйственники, экономисты (Сокольников, Базаров, Кондратьев и др. ) выступали в поддержку продолжения нэпа, ориентируясь на связь советской экономики с мировым рынком, партийное руководство взяло курс на свертывание нэпа во второй половине 20-х гг.
На XIV съезде ВКП(б) (декабре 1925 г) выступил один из представителей хозяйственников-интеллигентов нарком финансов Г. Я. Сокольников. Он объяснил неудачи планового руководства экономикой переоценкой степени зрелости государственного хозяйства, его способности руководить всей экономикой. Исходя из реальных возможностей, Сокольников считал целесообразным сократить развертывание промышленности, предлагая такие пути индустриального развития, как привлечение иностранных займов, развитие экспорта продуктов сельского хозяйства для получения средств с целью финансирования ввоза сырья и промышленного оборудования. Это была программа так называемого аграрного направления. Сходных позиций придерживались известные экономисты Н. Д. Кондратьев, Л. Г. Шанин, И. П. Макаров и др.
Эта точка зрения была подвергнута критике. И. В. Сталина обвинил этих экономистов в стремлении подчинить страну капиталистическому окружению и свернуть промышленность. На XIV съезде была принята другая линия на «максимальное развертывание» промышленности (особенно тяжелой индустрии) как основы экономической самостоятельности. Одновременно это означало поворот в отношениях с внешним миром, начало политики отрыва экономики СССР от мирового хозяйства, создания изолированной экономической системы, в которой господствовали жесткие административно-плановые методы. Быстрова делает вывод, что это было необходимо и выгодно для партийно-государственного аппарата, стремившегося подчинить всю экономику жесткой регламентации и централизованному управлению. «На середину 20-х гг. пришлось окончание восстановительного процесса, исчерпание дореволюционного капитала промышленности. Дальнейшее ее развитие требовало новых вложений, расширения промышленного строительства. Это создало удобный момент для усиления государственного вмешательства в развитие промышленности, перекачки материальных средств из одних секторов экономики в другие, распространения планового принципа на все новые отрасли и, в конечном счете, на всю хозяйственную жизнь».
Переход к новому этапу государственно-планового руководства экономикой сопровождался новым витком дискуссий по всему спектру вопросов экономической политики. Сталинский курс вызвал обоснованные возражения ряда ученых-экономистов. Сторонники аграрного направления отстаивали приоритет развития сельского хозяйства как важнейшей предпосылки индустриализации Сторонники «сверхиндустриализации» (Преображенский и др. ), напротив, призывали выкачать средства для развития тяжелой промышленности из деревни и т. д.
Н. Д. Кондратьев справедливо указывал на необходимость обеспечения промышленности оборотными средствами. Он считал, что оживить индустрию можно только на базе подъема крестьянского хозяйства, через развитие аграрного экспорта, связей с мировым рынком. В сфере промышленного производства Кондратьев отдавал предпочтение развитию производства предметов потребления как средству преодоления хронического товарного голода. В. А. Базаров, выдвигая принцип рациональной очередности в процессе реконструкции производства, предлагал реконструировать прежде всего отрасли, производящие предметы широкого потребления. Применительно к другим отраслям (т. е. производящим средства производства) он предлагал такие методы их развития, как закупка необходимых продуктов за границей или предоставление концессий иностранным капиталистам. Эти теории противоречили экономически необоснованным притязаниям сталинского руководства на форсированное развитие тяжелой индустрии.
По мнению Быстровой, идея противопоставления СССР враждебному капиталистическому окружению, безусловно, противоречила законам развития мировой экономики, однако именно эта идея помогла сталинскому руководству сплотить воинственно настроенные слои общества в период форсированного «наступления социализма по всему фронту» на рубеже 2030-х гг.
Дискуссии касались и вопросов планирования.
Ряд экономистов отрицали директивное планирование (Громан, Макаров, Шанин и др. ). Они предлагали перейти к планированию путем прогноза основных тенденций развития экономики с учетом объективных направлений хозяйственного развития. Примером удачного научного плана-прогноза стал перспективный план развития сельского хозяйства на 1923/241927/28 гг. (знаменитая «пятилетка Кондратьева»). На деле этот план по главным направлениям выполнялся вплоть до 1928 г. Создатель научного плана-прогноза Н. Д. Кондратьев обоснованно критиковал систему директивного планирования Госплана, погоню за темпами, преувеличение достижений и т. д.
Однако во второй половине 20-х гг. «побеждала точка зрения ряда официальных экономистов Госплана (Струмилин, Кржижановский), которые, выполняя волю партийно-государственного руководства, разрабатывали методы распространения директивного планирования на все отрасли хозяйства при построении плана как директивной системы цифровых заданий, носивших всеобъемлющий характер для всех звеньев экономики. С середины 20-х гг. особую поддержку стали получать идеи перспективного планирования на несколько лет вперед».
Во второй половине 20-х гг. Базаровым была выдвинута идея «затухания» темпов экономического роста при социализме, исходившая из научного анализа хозяйственной ситуации и перспектив. И. Т. Смилга также отмечал, что восстановительный процесс закончился и предвидится дальнейшее снижение темпов экономического роста. Эти идеи были подвергнуты критике со стороны партийного руководства.
Различные варианты пятилетнего плана, составленные ВСНХ в течение 19251926 гг., не удовлетворяли партийное руководство, прежде всего, темпами хозяйственного роста. С этого времени планы промышленного развития все чаще стали создаваться в зависимости не от уровня экономических потребностей и возможностей общества, а от политической конъюнктуры.
Новый толчок ужесточению административно-плановых методов управления экономикой, форсированию разработки пятилетнего плана дал состоявшийся в декабре 1927 г. XV съезд ВКП(б), поразивший своим единомыслием и отсутствием реальной оппозиции официальному партийному курсу. На съезде была выражена единодушная поддержка линии на форсированное развитие тяжелой индустрии, перераспределение хозяйственных материальных ресурсов в пользу промышленности, прежде всего производящей средства производства, за сверхвысокие темпы промышленного роста. К концу 20-х гг. ВСНХ выработал чрезвычайно напряженные контрольные цифры пятилетнего плана. Этот план вызывал серьезную тревогу и критику со стороны многих экономистов, хозяйственников. Председатель промышленной секции Госплана И. А. Калинников считал, что план нереален, так как при самых благоприятных условиях не хватит времени для того, чтобы выполнить в срок все его проекты. По мнению В. А. Ларичева проектировки отправного варианта технически достижимы, но никак не обеспечены с финансовой и организационной стороны. В. А. Базаров указывал на отсутствие квалифицированных кадров для осуществления отправного варианта, на низкий уровень производственной культуры. Но их взгляды были названы вредительскими. Под давлением сталинского руководства этот пятилетний план был в апреле 1929 г. утвержден СНК, а в мае одобрен V съездом Советов.
«Партийный аппарат нанес сокрушительный удар по остаткам интеллигенции: (которую продолжал добивать в 30-е гг. ), устранив от управления хозяйством ученых-экономистов, «буржуазных специалистов». Гонения на мыслящих профессионалов начались еще в 1928 г. (Шахтинское дело и т. д. ), затем продолжались систематические расправы. Некоторые из слабо сопротивлявшихся наступлению жесткого курса специалистов были отстранены от работы в результате инспирированного процесса «Промпартии» в 1930 г. (Калинников, Ларичев), другие постепенно вытеснены из хозяйственных органов (Базаров, Сокольников, Кржижановский, Преображенский, Межлаук, Кондратьев и др ). Многие из них были уничтожены в конце 30-х гг. Аналогичные; процессы шли и на местах.
На смену мыслящим профессионалам приходили безликие исполнители, охотно выполнявшие волю партийного руководства». Нэповские начала в экономике были окончательно ликвидированы.

В последние годы появилось много исторических исследований о нэпе, его возможностях, кризисах, перспективах. Развитие и сопоставление различных точек зрения на эти проблемы создает базу для дальнейшего анализа и размышлений.
В своей статье «Государство и экономика в 1920-е годы: борьба идей и реальность» И. В. Быстрова пишет о том, какие проблемы стали предметом дискуссий в 20-е. гг. Соотношение экономики и политики, оценка так называемой «новой экономической политики», роль государства в экономике, методы управления хозяйством и планирования все эти проблемы стали предметом профессиональных дискуссий и политической борьбы в 20-е гг. Споры и дискуссии отражали скачкообразные, противоречивые социальные, экономические процессы в «переходном» обществе. По мнению И.В. Быстровой питательной средой для различного рода дискуссий стало оживление экономических укладов, социальных групп и классов в период нэпа.
В статье приводятся оценки нэпа русскими эмигрантами, которые пришли к единодушному выводу о переходе Советской России на рельсы капитализма, что приведет к ликвидации большевистской диктатуры. Экономисты-эмигранты считали, что политический режим рухнет сам собой под давлением экономической необходимости.
Проблему кризисов нэпа Быстрова связывает с несовместимостью диктаторских методов государственно-планового управления экономикой с рынком. Причины неудач нэпа Быстрова видит в усилении административного вмешательства в экономику и ужесточении системы планирования. Внедрение в экономику планового диктата сопровождалось, наряду с нарушением экономических законов, подавлением экономической мысли. «И хотя постоянные экономические «прорывы» в плановом хозяйстве не позволили осуществить полный переход к «безденежной экономике», к началу 30-х гг. в целом сложилась всеобъемлющая система административно-планового управления экономикой, которая опиралась на тотальную государственную собственность и в значительной степени на внеэкономические методы принуждения к труду»
Экономический плюрализм эпохи нэпа открыл дорогу плюрализму общественной мысли.
Сторонники продолжения и развития нэповских начал объективно отражали интересы зажиточных, экономически здоровых элементов крестьянства, зарождавшегося «среднего класса», частного предпринимателя и вместе с тем линию на развитие по объективным экономическим законам. Кроме того имела место и определенная самостоятельность мысли научной интеллигенции, основанная на высоком профессионализме, на научном объективном анализе действительности. Что касается борьбы внутри правящей партии, то она определялась сложным переплетением политических и экономических интересов на фоне жесточайшей борьбы за власть. Но реалии таковы, в условиях нэпа режим сумел укрепить свои социальные основы, политический репрессивный аппарат и перешел в наступление, уничтожив остатки нэпа.
Горин М.М. и Цакунов С.В. в своей монографии «20-е годы: становление и развитие новой экономической политики» пытаются ответить на ряд поставленных вопросов. Что представлял собой так называемый ленинский план построения социализма? Какие реальные варианты экономического развития выдвигались в 20-е годы? Исследуя эволюцию взглядов Ленина, авторы приходят к выводу, что ленинская мысль постоянно развивалась и в условиях нэпа им была выдвинута концепция построения социализма через госкапитализм в условиях пролетарского государства. Авторы уделяют особое внимание внутрипартийной дискуссиям, как альтернативным моделям развития страны. В работе анализируются модели развития, обсуждавшиеся на партийных съездах и конференциях, так как только варианты, предлагавшиеся вниманию этих представительных форумов, имели достаточно широкую поддержку в правящей партии и, следовательно, могли считаться альтернативами.
Альтернативные модели выдвигались в качестве возможных решений сложнейших проблем нэповской экономики, полемика вокруг них вспыхивала в условиях кризисов нэпа. Поэтому анализ дискутировавшихся в 20-е годы вариантов развития увязывается в работе с рассмотрением кризисных явлений в нэпе.
Можно сделать вывод, что во второй половины 80-х гг. в отечественной общественно-политической, историко-экономической литературе открыто прозвучали вопросы об альтернативных путях развития России и СССР, о сущности власти, господствовавшей в стране на протяжении многих десятилетий. Историки приступили к конкретному анализу экономических дискуссий 20-х гг. и к публикации трудов «опальных» ученых-экономистов.
























Список использованной литературы:
Горинов М.М., Цакунов С.В. 20-е годы: становление и развитие новой экономической политики // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства/ Сост. В.А. Козлов. – М: Политиздат, 1996. – С. 118-164
Быстрова И.В. Государство и экономика в 1920-е годы: борьба идей и реальность//Отечественная история. 1993. №3.С.33-48

 Горинов М.М., Цакунов С.В. 20-е годы: становление и развитие новой экономической политики // История Отечества: люди, идеи, решения. Очерки истории Советского государства/ Сост. В.А. Козлов. – М: Политиздат, 1996. – С. 118-164
 Там же. С. 120
 Там же. С. 121
 Там же. С. 122
 Там же. С. 127
 Там же. С. 128
 Там же. С 129
 Там же. С. 139
 Там же. С. 149
 Там же. С. 152
 Там же. С. 158
 Там же. С. 158
 Быстрова И.В. Государство и экономика в 1920-е годы: борьба идей и реальность//Отечественная история. 1993. №3.С.33-48
 Там же. С.34
 Там же. С. 37
 Там же. С.38
 Там же. С. 38
 Там же. С.40
 Там же. С.41
 Там же. С. 41
 Там же. С. 42
 Там же. С.44
 Там же. С.47
 Там же. С. 47









13PAGE 15


13PAGE 14215





Приложенные файлы

  • doc rabota18
    Размер файла: 128 kB Загрузок: 4