Статья «СЕМАНТИЧЕСКОЕ МИКРОПОЛЕ ГЛАГОЛОВ РЕЧИ В ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ И ГОВОРАХ»


Бессонова Ю.А., кандидат филологических наук, доцент кафедры иностранных языков ФГБОУ ВПО "Российская академия народного хозяйства и государственной службы" Орловский филиал
Бессонова Ю.А. Семантическое микрополе глаголов речи в литературном языке и говорах // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2011. - № 1(8). – С. 33-37.
УДК – 81-139
В статье проанализированы различные аспекты понятия "семантическое поле", рассмотрены точки зрения на его трактовку в современном языкознании. Автор акцентирует внимание на специфике системной организации семантического поля глаголов речи в литературном языке и говорах, распадающегося на многочисленные иерархические образования.
Ключевые слова и фразы: семантичеcкое поле; семантичеcкое микрополе; лексико-семантическая группа (ЛСГ); лексико-семантическая микрогруппа; лексико-семантичеcкий вариант (ЛСВ).
Юлия Александровна Бессонова, к.филол.н., доцент
Кафедра иноcтранных языков
Орловская региональная академия государственной службы
julyorags@mail.ruСЕМАНТИЧЕСКОЕ МИКРОПОЛЕ ГЛАГОЛОВ РЕЧИ В ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ И ГОВОРАХ
В языке, функционирующем как система, на всех уровнях проявляется принцип взаимосвязанности и взаимообусловленности составляющих его единиц. Лексический ярус – особым образом организованная структура языковой системы, внутри которой соподчинены лексемы, образующие между собой разнообразные и многочисленные тематические, понятийные, семантические, ассоциативные группировки. Это своеобразные микросхемы: поля, лексико-семантические группы (ЛСГ), лексико-семантические подгруппы, микрогруппы и т.д.
Вероятно, самым обширным и многочисленным проявлением системности на лексическом уровне языка является поле, с ядром и периферией, трактуемое исследователями и как «группировка… с большим, чем ЛСГ, объемом лексических единиц, причем единиц разных частей речи» [12, с.45], и как «совокупность семантических единиц, имеющих фиксированное сходство в каком-либо семантическом слое и связанных специфическими семантическими отношениями» [8, с.173]. По мнению О.С.Ахмановой, семантическое поле представляет собой «частичку («кусочек») действительности, выделенную в человеческом опыте и теоретически имеющую в данном языке соответствие в виде более или менее автономной лексической микросхемы», а также поле – это еще и «совокупность семантических отношений, в которые данная единица языка вступает при ее актуализации» [2, с.334]. Однако в отечественном языкознании существуют и такие определения понятия поля, которые связывают представление о поле с экстралингвистическими факторами. Ю.Н.Караулов пишет о том, что «…теория поля отражает … понимание, в котором преобладающая роль отводится связи языка с действительностью, соотнесенности его с внеязыковой реальностью» [11, с.14]. Поле может трактоваться и как психическое явление [21, с.143]. Таким образом, поле может представляться и как структура, которая несет информацию о мире вещей и явлений, о месте человека в нем, служит средством отображения действительности. То есть поле трактуется и как языковое явление, и как явление внелингвистического плана. Таким образом, семантическое поле характеризуется наличием лексических единиц, семантически взаимообусловленных и взаимосвязанных, которые воспроизводят находящуюся в процессе исторического развития реальную действительность, фиксируя ее в сознании носителя языка в виде концептуальной сетки.
Принципы выделения семантического поля многочисленны. Как верно замечает П.А.Соболева, «семантические поля выделяются по одному или нескольким диагностирующим факторам» [17, с.185]. В монографическом исследовании Ю.Н.Караулова «Общая и русская идеография» [11] и статье Л.М.Васильева «Теория семантических полей» [7] представлены различные определения поля, встречающиеся в отечественной и зарубежной лингвистике, классификации полей по различным признакам, наличию тех или иных черт поля.
Г.С.Щур считает, что в основе объединения лексических единиц внутри поля лежит принцип инвариантности, «являющийся отражением объективно существующих группировок элементов, и, следовательно, гносеологическим принципом» [22, с.68], а пересечение полей, перегруппировки элементов диктует комбинаторный принцип [22, с.69]. В последние десятилетия возрос интерес к полю как системной группировке внутри лексического уровня языка. Исследователи пытаются отграничить поле от синонимии [5]. Многочисленны работы, в которых рассматриваются конкретные семантические поля как сегменты языковой картины мира [10 и др.], как макросистемы с существующими внутри них языковыми связями и отношениями, в формировании которых участвуют единицы разных уровней. Проблема определения поля поднимается и в связи с разработкой метода компонентного анализа, выделения семантических составляющих значения слова, принадлежащего полю. И это немаловажно, поскольку «…семы определяются местом, занимаемым словом в семантическом поле. Теория поля не исключает компонентного анализа, она тогда может иметь твердую основу, когда она опирается на не членимые далее смысловые единицы, теория поля и анализ по семам дополняют друг друга» [9, с.296].
Отражая значительную область объективной реальности, поле представлено многочисленной группой лексических единиц. Объединенные по тематическим признакам, они входят в состав более мелких группировок, или лексико-семантических групп, которые представляют собой «…класс слов одной части речи, имеющих в своих значениях достаточно общий интегральный семантический компонент (или компоненты) и типовые уточняющие (дифференциальные) компоненты, а также функциональной эквивалентности и регулярной многозначности» [12, с.7]. ЛСГ слов обусловлена привативными лексическими оппозициями внутри нее и наличием базового слова-идентификатора, в значении которого заключено наиболее общее представление обо всех родовых элементах ЛСГ. Базовое слово составляет основу толкования родового слова в словаре и является своеобразным «интегрирующим семантическим признаком как компонентом лексического значения слова» [14, с.9].
ЛСГ имеет свою внутреннюю организацию, семантическую структуру. Выявить ее помогает классификация слов группы по более мелким семантическим признакам. Таким образом, в состав ЛСГ входят другие лексические группировки слов, тематически и семантически взаимосвязанные и отражающие часть человеческого знания, небольшой фрагмент действительности. В качестве микросхем исследователями выделяются: синонимический ряд, многозначное слово с его лексико-семантическими вариантами (ЛСВ), корневое слово с производными, тематические группы [15, с.160]. И.В.Барышев отмечает, что внутри поля существуют группировки пяти иерархических уровней: «1) лексико-семантическое поле; 2) семантическая группа; 3) лексико-семантическая подгруппа; 4) лексико-семантический микроряд; 5) тематический ряд» [4, с.5].
Изучение семантического поля как определенным образом организованной системы, распадающейся на многочисленные иерархические образования, небезынтересно и значительно, ибо, по мысли А.А.Уфимцевой, «изучение подобных группировок слов помогает вскрыть, как, в каких лексических единицах идет опредмечивание материального мира, как «членится» при помощи лексики опыт данного народа» [18, с.175].
Поскольку речь «универсальна, так как включается в любые познавательные акты (мышление, перцепцию)» [3, с.8], постольку многочисленные семантические группировки внутри лексической системы языка не являются автономными. Они образуют семантические отношения с другими полями, ЛСГ, подгруппами, отражающими различные стороны действительности, и взаимосвязь между ними. Многие исследования посвящены вопросу взаимодействия лексических групп. Так, Л.Г.Бабенко пишет о возможности пересекаемости глаголов чувств с глаголами других ЛСГ [3], Н.П.Сидорова говорит о связи ЛСГ глаголов звучания со смежными группировками глаголов [16]. Ю.Б.Лобова исследует глаголы говорения в связи с их взаимодействием с глаголами других семантических классов: движения, поведения, звучания [13]. Пересекаемость глагольных группировок – явление закономерное, возникшее не на пустом месте. Ю.Д.Апресян отмечает, что «основные речевые акты в обязательном порядке предполагают параллельное действие по крайней мере трех других систем – интеллекта, желаний и физической деятельности» [1, с.362]. А это накладывает отпечаток на то, что человеческая речь становится отражением действия этих систем. В слове зафиксирована работа целого человеческого организма, различных органов. Поэтому в значении находят взаимодействие и выражение семантические элементы, называющие разнообразные виды деятельности организма: психической, физической, эмоциональной, волевой. Таким образом, слово, отражая их, оказывается центром пересечения многих смыслов, относящих его не к одному полю или ЛСГ.
Поле речи объемно, оно включает слова, относящиеся к различным частям речи. В пределах этого поля мы будем рассматривать глаголы речи как его фрагмент, микрополе. Последнее представлено лексическими единицами, имеющими своим основным семантическим компонентом «говорить». Глагол говорить является наиболее общим выражением процесса речи, конкретизируемым в каждом конкретном случае в зависимости от представления носителя языка о том или ином виде речевой деятельности.
В литературном языке слово говорить представлено с несколькими значениями: '1. Выражать, изъяснять устно какие-либо мысли; сообщать что-либо; 2. Беседовать, разговаривать; 3. Произносить, выговаривать звуки речи, слова и фразы; 4. Выражать собою что-либо; свидетельствовать о чем-либо, показывать, указывать на что-либо' [СРЛЯ, т.3, с.192-195]. Все значения многозначного слова говорить указывают на то, что оно применяется к обозначению различных сторон процесса речевой деятельности: монолога, диалога, внешней (акустико-физиологической) стороны речи. В СРЯ отражены следующие значения этого глагола: '1. Пользоваться, владеть устной речью; 2. Выражать в устной речи какие-либо мысли, мнения, сообщать факты и т.п.; произносить что-либо; 3. Вести беседу, разговаривать; 4. Свидетельствовать о чем-либо, указывать на что-либо, быть доводом в пользу чего-либо; 5. Перен. Сказываться, проявляться в чьих-либо действиях, поступках, словах и т.п.' [СРЯ, т.1, с.322-323].
Таким образом, в значениях слова зафиксирована устная форма проявления речевой деятельности: говорить – это прежде всего пользоваться голосом, строить в устной речи высказывания. Кроме того, речь является еще и средством выражения мысли, результатом мыслительной деятельности человека. Немаловажно, что процесс говорения тесно связан с поведенческими характеристиками человека, которые как бы говорят о внутренних особенностях личности.
С похожими значениями глагол говорить отмечен в «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д.Н.Ушакова: '1. Пользоваться, владеть устной речью; 2. Выражать устной речью какие-либо мысли, устно сообщать что-нибудь; 3. Высказывать, выражать какое-нибудь мнение, суждение о ком, чем-нибудь; 4. Разговаривать, иметь общение с кем-нибудь (разг.); 5. Перен. Выражать что-нибудь, быть содержательным (о словах); 6. Перен. Выражать какую-нибудь мысль, сообщать что-нибудь своим внешним видом (без помощи слов); 7. Перен. Свидетельствовать о чем-нибудь, указывать на что-нибудь, быть доводом в пользу чего-нибудь; 8. Перен. Придавать чьей-нибудь речи тот или иной характер, быть причиной характера чьей-нибудь речи (о внутренних качествах, свойствах; книжн.)' [ТТСРЯУ, т.1, с.582-583]. Интересно, что в словаре Д.Н.Ушакова половина значений глагола – собственно речевые, а половина не связаны непосредственно с процессом речи и являются переносными. Последние связываются с особенностями внешних проявлений человеческой жизнедеятельности, внутренних качеств.
Однако этимологический анализ глагола говорить показывает, что его первоначальное значение было связано непосредственно со звуками речи: «говорить» общеславянское. Образовано с помощью суффикса -ити от говорь – 'шум, крик', являющегося производным с суффиксом -орь от звукоподражательного гов, выступающего в качестве образующего элемента в словах индоевропейского языка (ср. латышск.Gaura – 'болтовня', лит. Gauti – 'выть', греч. Goos – 'жалоба' [ШЭСРЯ, с.107]. Впоследствии процесс говорения стал связываться не только со звукоподражанием, но и начинает осознаваться как возможность осуществления различного рода социальных контактов.
Так, в «Учебном словаре синонимов русского языка» отмечен ряд слов, являющихся синонимами к глаголу говорить: '1. Говорить, сообщать, заявлять, высказываться, изрекать, вещать, толковать (разг.). Сов.: сказать, сообщить, заявить, высказать, изречь; 2. Говорить, изъясняться, объясняться, болтать (разг.), лопотать (разг.), лепетать (разг.)' [УСС, с.41-42]. Представленные синонимы свидетельствуют о различных возможностях процесса речи: сообщении, изложении мысли, внешних характеристиках речевой деятельности. То есть действие говорения может быть многообразным и осуществляться в различных формах монолога (действие сообщения), диалога (взаимодействие), изложения результатов мысли как проявляющих интеллектуальные особенности человеческой личности, волеизъявления, оценочного речевого действия. Одновременно с этим оно имеет внешние характеристики звучания, тем или иным образом влияющие на результат деятельности. Все названные глаголы объединены архисемой «говорить» и относятся к полю речи, микрополю глаголов речи. Имея семантические различия, они входят в более мелкие группировки – ЛСГ. Форма изложения речи обусловливает наличие в поле речевой деятельности нескольких ЛСГ глаголов: сообщения, взаимодействия, побуждения, оценки, устного выражения мысли, внешних особенностей речи, которые на семном уровне соотносятся с центральными семами. Цель речи диктует наличие внутри ЛСГ еще более мелких лексических группировок – подгрупп.
Анализируя микрополе диалектных глаголов речи в орловских говорах, которое представлено 777 единицами, мы установили, что в ЛСГ устного выражения мысли выделенные подгруппы указывают на возможности интеллектуальной деятельности человека говорящего, когда он излагает результаты своей мыслительной деятельности много, неоднократно, глупо, невпопад, неправдоподобно, непонятно, нелогично, не по существу, впустую, интересно, в соответствии с обрядом. В ЛСГ взаимодействия подгруппы различаются в зависимости от целей речевого контакта, которые могут быть различные: спорить, ругаться, знакомиться, соглашаться, спрашивать, спрашиваться, отвечать, договариваться, советоваться, уговорить, обсудить. В ЛСГ отношения и оценки подгруппы выделяются в соответствии с тем, какие чувства испытывают друг к другу участники речи. Они могут друг друга ругать, обижать, насмехаться, любезничать, здороваться, благословлять, упрекать, осуждать, дразнить, клеветать, хвалить, позорить, льстить, жалеть, причитать, соболезновать, винить, оправдывать, пилить, сплетничать, поздравлять, благодарить, поучать. В ЛСГ побуждения подгруппы определяются в зависимости от цели побуждения, волеизъявления говорящего. Цели бывают следующие: побудить откликнуться, стыдиться, мыслить, узнать, переместиться, согласиться, действовать, говорить, проснуться, ссориться, отдать. В ЛСГ сообщения цель монологического высказывания определяет существование семантических подгрупп: сведения, просьба, присутствие, признание, жалоба, доказательства, совет, угроза, обязательство, имя, недовольство, объяснение, грубость, пожелание, донос, враждебность, сказка. В ЛСГ внешней стороны речи подгруппы выделяются в соответствии с акустико-физиологическими особенностями произносимого высказывания: степенью звучности, формой произношения (песенной, стихотворной), способностью напоминать звуки живых и неживых существ, ограниченностью временным пределом, тоном высказывания. Все лексико-семантические подгруппы свидетельствуют о различных видах общения в человеческом социуме, тех способах взаимодействия, которые выработало человечество в процессе своего развития.
Как уже было отмечено, поля, ЛСГ и подгруппы в пределах лексической системы языка постоянно взаимодействуют, пересекаются. Элементы микрополя глаголов речи также не являются полностью самостоятельными. Как отмечают исследователи, в литературном языке «…группа глаголов речи тесно связана с лексико-семантическими группами глаголов мышления и звучания. С одной стороны, глаголы речи обычно могут рассматриваться как разновидность глаголов звучания: человеческая речь состоит из особых звуков. С другой стороны, глаголы речи непосредственно связаны с интеллектуальной деятельностью: речь человека тем и отличается от звуков, издаваемых животными, что она неотделима от мышления» [20, с.20]. Однако глаголы речевой деятельности могут входить и в другие поля: трудовой деятельности, обрядовой деятельности и др.
Так, встречающийся в орловских говорах полисемичный глагол ладить, имеющий пять ЛСВ, входит в различные семантические поля. В СОГ он отмечен со значениями: '1. Договариваться о бракосочетании, о свадьбе и пр.; 2. Делать что-либо ручным способом; мастерить; 3. Приводить в порядок, в исправное, годное к употреблению состояние; чинить, налаживать; 4. Делать что-либо в лад, согласно, равномерно; 5. Петь в лад, согласно с мелодией, слаженно' [СОГ, вып.6, с.11]. Диалектные значения слова называют те действия, которые выполняет человек в сельском социуме: обрядовые действия, направленные на создание семейного союза; действия, направленные на создание объекта в процессе труда; действия, направленные на усовершенствование объекта в процессе труда; равномерные, гармоничные трудовые действия; равномерные, гармоничные звуко-речевые действия. Все значения глагола ладить содержат знания о различных сторонах человеческой жизни и деятельности: 1) обрядовой; 2) трудовой; 3) речевого взаимодействия. Значения полисемичной единицы относятся к различным семантическим полям, отражающим явления внеязыковой реальности. Семантика глагола ладить показывает, что реальность для человека может быть различной: от внутрисемейных отношений до трудовых отношений в коллективе.
Значение моносемичной единицы также может относиться к различным полям. Так, орловский диалектный глагол будоражить, употребленный в значении 'будить', находится на пересечении полей речи и физического действия: при помощи словесных и физических действий человек говорящий заставляет собеседника выполнить необходимые действия.
Однако в говоре Орловской области могут пересекаться не только поля, но и ЛСГ в значении одного слова. Так, глагол речевой деятельности гологолить 'ругаться, при этом говорить неправду' находится на пересечении ЛСГ взаимодействия и мысли: с одной стороны, он называет процесс речевого контакта, диалога, когда в речевом взаимодействии участвуют несколько собеседников, цель разговора которых – выразить негативное отношение друг к другу. С другой стороны, в процессе взаимодействия собеседники проявляют свои интеллектуальные качества, внутренние личностные черты, обманывая друг друга.
В семантике глагола могут пересекаться и несколько микрогрупп. Так, слово пораспеснячить, относящееся к ЛСГ внешней стороны речи (подгруппа – внешние формы произношения) и употребленное в значении 'долго и много петь песни', свидетельствует о том, что его семантика оказывается на пересечении микрогрупп, характеризующих как внешнюю сторону речи (по наличию временного предела – «долго»), так и особенности мыслительной деятельности («много»). Человеческая речь, получающая многочисленные характеристики, воспринимается многоаспектно.
Таким образом, в слове, в частности, в глаголе речи, оказывается отраженной взаимосвязь различных аспектов человеческой деятельности. Выступая как языковое явление и отражая ту или иную сторону объективной действительности, оно становится универсальной единицей народной памяти, содержит в себе знания об отношениях людей, разнообразных видах их взаимодействий, о том, чем наполнена жизнь как отдельного индивида, так и нации в целом.
Список литературы
Апресян Ю. Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. M.: Наука, 1974. 367с.
Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. М.: Сов. энциклопедия, 1969. 607с.
Бабенко Л. Г. Пересекаемость глаголов чувств с глаголами других лексико-семантических групп // Слово в системных отношениях на разных уровнях языка: Сборник научных трудов. Свердловск, 1985. С.12–20.
Барышев Н. В. Национальная специфика лексико-семантических полей «средства передвижения» в русском и английском языках… автореф. дисс. канд. фил. наук. Воронеж, 1999. 18с.
Бережан С. Г. Теория семантических полей и синонимия // Проблемы языкознания: Доклады и сообщения советских ученых на X Международном конгрессе лингвистов. М.:Наука, 1967. С.165–169.
Васильев Л. М. Семантические классы глаголов чувства, мысли и речи // Очерки по семантике русского глагола: Некоторые вопросы урало-алтайского языкознания. Уфа,1970. С.38–310.
Васильев Л. М. Теория семантических полей // Вопросы языкознания. 1971. №5. С.105–113.
Городецкий Б. Ю. К проблеме семантической типологии. Изд-во Ленинградского ун-та, 1969. 564 с.
Гулыга Е. В., Шендельс Е. И. О компонентном анализе значимых единиц языка // Принципы и методы семантических исследований. М.:Наука, 1976. С.291–314.
Зубова Ж. А. Фрагмент семантического поля «речевая деятельность» // Семантика языковых единиц: Доклады VI Международной конференции. М., 1998. Т.1. С.140–141.
Караулов Ю. Н. Общая и русская идеография. М.:Наука, 1976. 356 с.
Лексико-семантические группы русских глаголов. Иркутск, 1989. 180 с.
Лобова Ю. Б. Взаимодействие глаголов говорения с глаголами других семантических классов (на материале брянских говоров) // Диалектное слово в лексико-системном аспекте: Межвузовский сборник научных трудов. Л.,1989. С.51–58.
Ничман З. В. К вопросу о лексико-семантических группах слов (на материале глаголов устной речи в современном русском языке) // Научные труды Новосибирского гос. пед. ин-та. Проблемы русского языка. Новосибирск, 1973. Вып.91. С.4–19.
Прохоров В. Н. Тематические группы слов как микросистемы // Вопросы русского языкознания. Изд-во Московского ун-та, 1979. Вып.2. С.160–166.
Сидорова Н. П. Взаимосвязи лексико-семантической группы глаголов звучания со смежными глагольными группами // Актуальные вопросы грамматики и лексики русского языка: Сборник трудов. М., 1978. С.146–157.
Соболева П. А. Компонентный анализ значений глагола на основе словообразовательного признака // Проблемы структурной лингвистики. M.: АН СССР, 1962. С.175–189.
Уфимцева А. А. Слово в лексико-семантической системе языка. М.:Наука, 1968. 272 с.
Чарыкова О. Н. Роль глагола в репрезентации индивидуально–авторской модели мира в художественном тексте … автореф. дисс. докт. фил. наук. Воронеж, 2000. 39с.
Чудинов А. П. Семантическое варьирование русского глагола: Учебное пособие. Свердловск, 1984. 72 с.
Щур Г. С. О соотношении системы и поля в языке // Проблемы языкознания: Доклады и сообщения советских ученых на X Международном конгрессе лингвистов. М.:Наука, 1967. С.66–70.
Щур Г. С. О типах лексических ассоциаций в языке // Семантическая структура слова: Психолингвисттические исследования. М.:Наука, 1971. С.140–150.
Список условных сокращений
СОГ – Словарь орловских говоров: Учебное пособие. Ярославль, 1989–1991. Вып. 1–4; Орел, 1992–2000. Вып 5–11.
СРЛЯ – Словарь современного русского литературного языка. В 17 т. М.;Л.: АН СССР, 1950–1965. Т.1-17.
СРЯ – Словарь русского языка. В 4-х т. М.:Русский язык, 1981–1984. Т. I–IV.
ТСРЯУ – Толковый словарь русского языка. Под ред. Д.Н. Ушакова. М.:Сов. энциклопедия, 1935–1940. Т. I–IV.
УСС – Учебный словарь синонимов русского языка. М.:Школа-Пресс, 1994.
ШЭСРЯ – Шанский Н.М., Боброва Т.А. Этимологический словарь русского языка. М.:Прозерпина, 1994.

Приложенные файлы

  • docx file123
    Размер файла: 30 kB Загрузок: 0