Гуренок Л.И., аспирант, Минусинский сельскохозяйственный колледж, 2012г. К ВОПРОСУ О СИНТАКСИЧЕСКОМ КОНЦЕПТЕ СЛОЖНОСОЧИНЕННОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ

Гуренок Л.И., аспирант, Минусинский сельскохозяйственный колледж, 2012г.
К ВОПРОСУ О СИНТАКСИЧЕСКОМ КОНЦЕПТЕ СЛОЖНОСОЧИНЕННОГО ПРЕДЛОЖЕНИЯ
Основным понятием когнитивной лингвистики является концепт и проблемы, связанные с его изучением. Описывая разнообразные концепты, ученые затрагивают вопросы об их типах и разновидностях. Круг концептов, попавших в поле зрения исследователей, постоянно расширяется.
Наше исследование посвящено изучению синтаксического концепта сложносочиненного предложения (далее ССП), так как на сегодняшний день остаются нерешенными вопросы относительно концептуального содержания данной языковой единицы. Интерес исследователей к изучению семантики предложения в целом и сочинительной связи в том числе, позволяет нам рассматривать ССП как определенный способ концептуализации мира в языковой системе и как способ категоризации опыта человеком в языке.
Изучение проблемы репрезентации концептуального содержания в синтаксисе остается до сих пор дискуссионным. Вопрос о существовании более абстрактных синтаксических концептов по сравнению с лексическими и фразеологическими концептами продолжает вызывать споры. В лингвистике существуют разные мнения о знаковой природе предложения. Так, А. И. Смирницкий в свое время просто отрицал языковую природу предложения, считая его речевым произведением [1]. В дальнейшем синтаксисты сумели отграничить речевое высказывание от языковой модели предложения и стали говорить о предложениях как о полных знаках, о высказываниях как о знаках коммуникации, а о словах как об их подзнаках [2], предложение рассматривалось как комбинация знаков [3]. Сравнительно недавно вновь появились трактовки синтаксических конструкций как знаковых образований [4].
Согласно унилатеральной теории знака, знаком признается только акустический образ (А.И. Смирницкий, А.Г. Спиркин, В.З. Панфилов, В.М. Солнцев). Считается, что звуковые единицы не могут включать в себя психическое отражение действительности в качестве одной из своих сторон, а лишь ассоциируются с объектами действительности в сознании говорящих. Акустический и смысловой коды мозга заложены в разных его структурах, и только их ассоциативные связи образуют единицы языка. Знак – это означающее. У знака есть только план выражения, значение в знак не включается. Значение понимается как мысленный образ, включающий понятие. Оно является означаемым знака. Значение – факт сознания, отражение предметов и явлений в мозгу человека, существует только в голове у человека. Поэтому установить связь между предметом и знаком может только человек. Под смысловым значением знака подразумевается то, что понимает под ним пользователь данного знака, а его экспрессивное значение выражает эмоции человека, использующего знак в определенном контексте. Поскольку при построении теории смысла предложения главная роль отводится человеку, то принцип антропоцентризма является основным в нашем исследовании. При таком подходе значительная роль в формировании значений языковых единиц и выражений принадлежит человеку как субъекту познания, как носителю определенных знаний и опыта, обладающему богатым внутренним миром.
Унилатеральная концепция изложена в статье В.М. Солнцева «Языковой знак и его свойства». «Наличие значения является обязательным свойством материальных предметов (в языке – звуков), используемых как знаки. Однако само значение в знак не входит и является тем, на что знак указывает» [5]. По мнению Х.Г. Гадамера, знак получает своё значение лишь благодаря субъекту, воспринимающему его как знак [6].
Известно, что основная функция любого предложения, в том числе и ССП – реализовывать конкретные коммуникативные задачи говорящего в определенных ситуациях общения. Изучаемая нами синтаксическая единица является одной из форм речевого воздействия, обусловленных ситуацией общения, целями общения, личностными характеристиками участников речевого акта и другими факторами, поэтому учет особенностей коммуникантов способствует, как нам кажется, объяснению смысла ССП.
Мы исходим из того, что значение ССП не входит в знак, а формируется в коммуникативной деятельности и зависит полностью от субъекта речи. Под смысловым значением ССП понимаем некий мысленный образ – синтаксический концепт ССП, заложенный в мозгу человека, имеющий свою структуру и набор признаков.
Известно, что концепт, объективируемый синтаксической структурой, имеет определенную специфику, по сравнению с лексическими и лексико-фразеологическими концептами. Специфика синтаксически репрезентируемых концептов, по мысли Н.Н. Болдырева и Л.А. Фурс, объясняется их многомерностью, которая проявляется в репрезентации знаний как языкового, так и неязыкового характера. Они отражают, с одной стороны, знание определённого грамматического концепта (пропозиционального типа), а с другой – концептуального содержания неязыкового свойства в виде суждения о мире [7].
Немаловажными при исследовании синтаксического концепта являются теории перспективизации события Ч. Филлмора, представление о распределении внимания на основе отношений «фигура-фон», «профиль-основание» Л. Талми, Р. Лангакера, понятие когнитивной доминанты Л.А. Фурс. Согласно выше перечисленным теориям, человек по-разному воспринимает и осмысляет ситуации действительности в зависимости от задачи коммуникации, определяет наиболее важную на данный момент информацию и передает ее наиболее оптимальными средствами, тем самым он выбирает способ представления ситуации и указывает на свое отношение к происходящему.
Структурация синтаксического концепта в том числе, его разложимость на набор «глубинных смыслов», соответствующих типовой пропозиции, отражена в работах ученых (З.Д. Попова, И.А. Стернин, Н.Н. Болдырев, Л.А. Фурс, Е.Н. Давыдова).
З.Д. Попова, И.А. Стернин отмечают «Типовая пропозиция, которая зафиксирована конкретной структурной схемой простого предложения, - и есть в нашем понимании синтаксический концепт - то отношение, которое уловлено говорящим как типовое (отношение бытия, инобытия, небытия и др.). Одна и та же пропозиция может быть в плане выражения передана разными способами» [8].
Л.А. Фурс определяет синтаксический концепт как «максимально абстрагированные компоненты смысла, концентрирующие в структурированном виде знаний о мире и о языке и спроецированные на их репрезентацию в пропозициональной форме» [9].
Е.Н. Давыдова, исследуя когнитивное моделирование ССП, утверждает, что «Синтаксический концепт, репрезентируемый ССП, является сложным ментальным образованием, представленным в виде когнитивной модели. В структурном плане когнитивная модель ССП представляет собой полипропозициональный комплекс. Элементами данного комплекса выступают пропозиции простых предложений и пропозициональные связки, выражающие отношения между пропозициями» [10].
Н.Н. Болдырев отмечает, что структурированные концепты могут быть рассмотрены как фреймы [11], поэтому синтаксические концепты, имеющие определенную структуру, состоящую из когнитивных слоев и отношений между ними, могут быть представлены в виде фреймов.
Под синтаксическим концептом ССП мы понимаем ментальный образ, заложенный в когнитивных структурах мозга человека, представленный в виде фрейма, состоящего из двух и более пропозиций. К содержанию концепта ССП относим типы отношений, возникающие между пропозициями. Исходя из словарного определения сочинительной связи «сочинение – синтаксическая связь, грамматически равноценных единиц языка, из которых ни одна не может быть сведена на положение компонента другой, располагающая своей системой средств выражения – сочинительными союзами» [12], выделяем характеристики концепта ССП: наличие нескольких обратимых пропозиций, наличие связи между ними, невключенность связи в пропозицию.
Нам представляется возможным рассмотрение синтаксического концепта ССП с позиций фреймовой семантики, что позволит представить его как фреймовый формат схематизации мысли, который формируется в менталитете человека и актуализируется в речи с помощью конструкции ССП.
Обычно сложносочиненные предложения классифицируют семантически по значениям союзов, выделяя предложения соединительные, разделительные, противительные, к традиционно выделяемым трем группам некоторые ученые (В.А. Белошапкова, В.В. Бабайцева, Л.Ю. Максимов) относят еще две: пояснительные союзы и присоединительные, в которых вторая часть является «дополнительным сообщением» по поводу содержания первой части [13].
Предварительный анализ языкового материала показал, что в корпусе примеров ССП встречаются разные типы отношений между пропозициями и свидетельствует о том, что большую часть составляют соединительные отношения - 47%, противительные отношения - 24%, которые могут содержать в себе и другие смысловые компоненты (времени, причины, следствия, результата и др.). Меньшую часть составляют разделительные и пояснительные отношения.
Рассмотрим несколько примеров:
J'ai trente-huit ans et j'ai oubliй presque tout dans ma vie. C'est vrai pour les filles et c'est vrai pour le reste (Anna Gavalda, Je voudrais que quelqu'un m'attende quelque part).
В данном случае синтаксический концепт ССП представлен несколькими пропозициям, связанными сочинительным союзом «et» между которыми возникают отношения временного характера. Автор делит событие на временные отрезки до тридцати восьми лет и после, осознанно не желает вспоминать то, что было в его прошлой жизни (женщины, все остальное). Можно предположить, что эти воспоминания не доставляют ему удовольствия, и он сожалеет о потерянном времени. Сочинительный союз «et» утрачивает соединительное значение и приобретает временное значение с элементами некоторого ограничения, которое добавляют слова presque tout.
Построим фрейм ССП, с отношениями временного характера и состоящий из набора пропозиций P1 (J'ai trente-huit ans), P2 (j'ai oubliй presque tout dans ma vie), P3 (C'est vrai pour les filles), P4 (c'est vrai pour le reste). Соединительными связками выступает сочинительный союз et.
Фрейм ССП с отношениями временного характера




связка

связка

Вся его прошлая жизнь была литературой, книгой, сказкой, сном, и только настоящий день был подлинной жизнью (В. Шаламов, Колымские рассказы).
В данном примере источником сравнения для построения высказывания является внутренний мир говорящего (его память). В воспоминании имеется образ ситуации, при описании которой автор использует слова (книга, сказка), что свидетельствует о представлении им прошлой жизни как о нереальном событии, и наоборот, то, что существует в действительности – истинно, это диктуется самой ситуацией. Сочинительный союз «и» не только связывает две ситуации, а также служит средством сравнения двух «миров» говорящего – «до и после». Следовательно, в процессе операции сравнения эти ситуации представляются нам как разновременные, а сочинительный союз «и» изменяет свое прямое значение и приобретает значение временного характера.
Фрейм данного ССП будет соответствовать предыдущей модели, и состоять из двух пропозиций P1 (Вся его прошлая жизнь была литературой, книгой, сказкой), P2 (только настоящий день был подлинной жизнью). Пропозиции соединены сочинительным союзом «и».
Рассмотрим еще один пример:
C'est le printemps et je commence а dйprimer sйrieusement. (Anna Gavalda, Je voudrais que quelqu'un m'attende quelque part).
В данном примере между пропозициям P1 (C'est le printemps) и P2 (je commence а dйprimer sйrieusement) наблюдаются отношения причинно-следственного характера. Исходя из индивидуальной картины мира говорящего, устанавливается причинная связь между явлением природы и событием, хотя отмечается некоторое несоответствие общепринятому восприятию весны. Как правило, у людей с наступлением весны возникает ощущение обновления, пробуждения. В сознании говорящего данное явление, наоборот, вызывает депрессию, грусть. В его внутреннем мире присутствует некий отрицательный опыт, который всякий раз с приходом весны влияет на его репрезентацию о мире.
Фрейм ССП с отношениями причинно-следственного характера


связка

Не умеешь, конечно, ничего, но с Гордиенко можно и не уметь, он сам все умеет (Е.Н. Вильмонт, Гармон счастья и прочие глупости).
В данном предложении наблюдаются отношения противительного характера, содержащие в себе некоторую оценку сложившейся ситуации. Говорящий утверждает, что некий субъект Гордиенко – профессионал своего дела, что с ним даже начинающий актер будет выглядеть успешным. Автор высказывания приводит даже аргумент (можно и не уметь), тем самым акцентирует внимание на своей уверенности и правоте. Сочинительный союз «но» приобретает пояснительное значение, переключает на эмоции говорящего.
Построим фрейм ССП противительных отношений, состоящий из трех пропозиций P1 (Не умеешь, конечно, ничего), P2 (с Гордиенко можно и не уметь), P3 (он сам все умеет). P1, P2 связаны сочинительным союзом «но», между P2 и P3 наблюдается бессоюзная связь.
Фрейм ССП с противительными отношениями


связка



Он не красавец, но какая душа блещет в его глазах! (М.Ю. Лермонтов, Маскарад).
В данном предложении также наблюдается противопоставление содержания компонентов, отмечается некоторое несогласие с традиционным восприятием внешности человека. В сознании говорящего имеется представление о красоте душевной, а не физической. Отмечается несходство смыслов, переданных в его частях, при этом выражается положительная оценка субъекта речи.
Фрейм данного ССП будет соответствовать предыдущей модели, и состоять из двух пропозиций P1 (Он не красавец), P2 (какая душа блещет в его глазах). Пропозиции соединены сочинительным союзом «но».
Итак, в приведенных примерах содержание синтаксического концепта ССП представлено отношениями временного, причинно-следственного, противительного характера. Предварительные выводы, сделанные на основе анализа опыта изучения природы, значения предложения, позволяют нам говорить о том, что исследование ССП с позиций когнитивного подхода дает представление о концептуальной структуре ими репрезентируемой. Концепт ССП может быть представлен в виде фрейма, узлы которого связаны друг с другом. Верхний узел содержит название типов отношений, нижние узлы представляют пропозиции. Применение принципа антропоцентризма при исследовании ССП является ключевым, так как позволяет нам учесть роль человека в формировании концепта, выделить его как посредника между синтаксическим знаком и окружающей действительностью.
ПРИМЕЧАНИЯ
[1] Смирницкий А.И. Объективность существования языка. [Текст] / А.И. Смирницкий. – М.: Изд-во Московского ун-та, 1954. – 33 с.
[2] Гак, В.Г. Высказывание и ситуация [Текст] / В.Г. Гак // Проблемы структурной лингвистики. – М.: Наука, 1972. – С. 353 – 359.
[3] Маслов, Ю.С. Введение в языкознание [Текст] : учеб. для филол. специальностей вузов / Ю.С. Маслов. - М.: Высш. шк., 1987. – 272 с.
[4] Бондарко, А.В. Теория значения в системе функциональной грамматики: На материале русского языка [Текст] / А.В. Бондарко. – М.: Языки славянской культуры, 2002. – 736 с.
[5] Солнцев, В.М. Языковой знак и его свойства [Текст] / В.М. Солнцев // Вопросы языкознания. – М.: Наука, 1977. - №2. – 150 с.
[6] Гадамер, Х.-Г. Истина и метод: Основы философской герменевтики [Текст] / Х.-Г. Гадамер. – М.: Прогресс, 1988. - 704 с.
[7] Болдырев, Н.Н. Репрезентация языковых и неязыковых знаний [Текст] / Н.Н. Болдырев, Л.А. Фурс // ФН. – 2004. - №3. – С.45-49.
[8] Попова, З.Д. Очерки по когнитивной лингвистике [Текст] / З.Д. Попова, И.А. Стернин. – Воронеж, 2001. – С. 78-80.
[9] Концептуализация мира в языке [Текст] : кол. монография Л.А. Фурс [и др.]; науч. ред. Н.Н. Болдырев. – Москва-ТАМБОВ: Вестник ТГУ, 2009. – С. 278-302.
[10] Давыдова, Е.И. Когнитивная модель сложносочиненного предложения: автореф. дис. на соискание учен. степ. канд. филол. наук: 10.02.19/ Давыдова Елена Ивановна. – СПб., 2006. – С. 15.
[11] Болдырев, Н.Н. Концептуальное пространство когнитивной лингвистики [Текст] / Н.Н. Болдырев // Вопросы когнитивной лингвистики: научный журнал. – Томбов, 2004. – вып. 1. - С. 18-36.
[12] Языкознание Большой энциклопедический словарь [Текст] / под ред. В.Н. Ярцевой. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – 684 с.; ред. В.Н. Ярцева – 2-е изд. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. – C. 484.
[13] Белошапкова, В.А. Современный русский язык. Синтаксис [Текст] / В.А. Белошапкова. – М.: Высшая школа, 1977. – С.207-209.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ ПРИМЕРОВ
(1), (3), Gavalda 2003 - Gavalda, A. Je voudrais que quelqu'un m'attende quelque part [Text] / A. Gavalda. – P.: Le dilettante, 2003. – 224p.
(2) Шаламов 2007 – Шаламов, В. Колымские рассказы [Текст] / В. Шаламов. – М.: Эксмо, 2007. - С. 72.
(4) Вильмонт 2005 - Вильмонт, Е.Н. Гормон счастья и прочие глупости [Текст] / Е.Н. Вильмонт. – М.: Астрель: АСТ, 2005. – С. 77.
(5) Лермонтов 1984 - Лермонтов, М.Ю. Собрание сочинений. Драмы: Маскарад. Два брата [Текст] / М.Ю. Лермонтов. – М.: Худ. Литература, 1984. – С. 295.

тип отношений

пропозиция 2

пропозиция 1

пропозиция 4

пропозиция 3

тип отношений

пропозиция 2

пропозиция 1

тип отношений

пропозиция 2

пропозиция 1





HYPER15Основной шрифт абзаца

Приложенные файлы

  • doc file18.doc
    Размер файла: 83 kB Загрузок: 3