МОРФОНОЛОГИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ (НА ПРИМЕРЕ БАШКИРСКОГО ЯЗЫКА)


Карабаев М.И.
МОРФОНОЛОГИЧЕСКИЕ ЯВЛЕНИЯ В ПРОЦЕССЕ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ (НА ПРИМЕРЕ БАШКИРСКОГО ЯЗЫКА)
Резюме. В процессе словообразования башкирского языка выделяются следующие виды морфонологических явлений: усечение основ, наращение морфем, наложение фонем, чередование фонем. Усечение башкирских основ может быть финальным и серединным. В процессе словообразования традиционно выделяют усечение отдельных фонем и усечение фонемных комплексов. В процессе наращения морфем появление той или иной конкретной фонемы на морфемном шве зависит от фонемного состава производящей основы, то есть обусловливается законом сингармонизма. Интерфонемы в языке функционируют только в том случае, если они необходимы для создания более благоприятных условий при сочетании морфем. Большинство примеров на наложение фонем традиционно наблюдается в потоке речи и на письме не отражается. Наложению могут подвергаться и гласные, и согласные фонемы. Чередование фонем считается самым активным морфонологическим явлением в башкирском языке. Чередуются традиционно гласные первых слогов, но могут подвергаться чередованию и гласные фонемы последующих слогов.
Summary. In the process of word formation of the Bashkir language are the following types of morphonological phenomena truncated bases, accretion morpheme, the imposition of phonemes, the alternation of phonemes. Truncation Bashkir bases can be final and middle. In the process of derivation traditionally divide truncation individual phonemes and phonemic complexes truncation. During compounding morpheme emergence of a particular phoneme to morpheme seam it depends on the phonemic composition of the generating base that is determined by the law of vowel harmony. Interfonemy language functioning only if they are necessary to create more favorable conditions with a combination of morphemes. Most of the examples the application of an phonemes traditionally observed in the flow of speech and writing is not reflected. And may be subject to the imposition of vowels and consonant phonemes. The alternation of phonemes is considered the most active morphonological phenomenon in the Bashkir language. Alternating vowels traditionally the first syllable, but may be subject to alternation of vowel phonemes and syllables follow.
Ключевые слова: тюркские языки, башкирский язык, морфонология, морфонологические явления, словообразование
Keywords: Turkic languages, the Bashkir language, morphophonology, morphonological phenomenon, word formation
Введение
Объектом морфонологии современного башкирского языка является изучение фонологического строя и закономерностей соединения морфем, участвующих в процессах слово-, формообразования и словоизменения [1]. В процессе словообразования, формообразования и словоизменения в составе фонем корней и аффиксов наблюдаются различного рода изменения, которые объясняются разными фонетическими процессами, происходящими в речевом потоке в составе фонем корней и присоединяемых к ним аффиксов. В современном башкирском языке выделяются следующие виды морфонологических явлений: усечение основ, наращение морфем, наложение фонем, чередование фонем. Особого внимания заслуживают морфонологические явления, имеющие место в словообразовательной системе современного башкирского языка.
Основная часть
Усечение основ. Сочетание труднопроизносимых фонем считается отклонением от орфоэпических норм современного башкирского языка. Практика показывает, что иногда на морфемном шве наблюдается скопление однотипных фонем. По этой причине явление усечения основ объясняется стремлением к гармоничному звучанию.
В словообразовательном процессе производящие основы подвергаются усечению при аффиксации, словосложении, редупликации и аббревиации. Усечение башкирских основ может быть: а) финальным: кәкре “кривой” + -әй = кәкрәй- “кривиться, искривляться” [е-Ø], һалпы “обвислый, отвислый” + –ай = һалпай- “повисать, обвисать” [ы-Ø]; б) серединным: ирек “воля, свобода” + -ен = иркен “просторный, свободный [е-Ø], күрек “вид” + -әм = күркәм “привлекательный” [е-Ø].
Усечение финальной гласной считается регулярным морфонологическим явлением. В большинстве случаев из основы выпадают фонемы [ы], [е] как наиболее слабые и более подверженные редукции. Сравнительно реже усекаются основы на гласные [о], [е], [ә]: йоҡо “сон” + -ла = йоҡла- “спать” [о-Ø], көмрө “горбатый” + -әй = көмрәй- “горбиться” [ө-Ø], Йәһүҙә (мужское имя) + -ин = Йәһүҙин (фамилия) [ә-Ø] и т.д.
Выпадение серединных гласных происходит, как правило, между двумя согласными, которые чаще всего являются сонантами, щелевыми, а также смычными, взрывными задне- и среднеязычными [ҡ] и [к]: уйын “игра” + -а = уйна- “играть” [ы-Ø], киҫек “отрезок” + -ен = киҫкен “резкий” [е-Ø].
В процессе словообразования в башкирском языке выделяют: а) усечение отдельных фонем и б) усечение фонемных комплексов.
При аффиксальном словообразовании усечение традиционно происходит в производящих основах, состоящих из имен существительных, прилагательных, числительных, глаголов, наречий.
Усечение основы за счет гласной [а] имеет место в ряде случаев образования отчества от названия мужских имен посредством суффиксов -ич, -ович, -овна: Сафа – Сафич, Хизбулла – Хизбуллович, Ғайса – Ғайсовна.
Выпадают гласные конечного слога [а], [ә], [о], [ы], [е] в названиях мужских имен при образовании башкирских фамилий с помощью русского фамилиеобразующего суффикса -ин(а): Мортаза – Мортазин, Йәһүҙә – Йәһүҙин, Юлғотло – Юлғотлин, Ураҡсы – Ураҡсин, Ишкилде – Ишкилдин.
При образовании глаголов от некоторых иноязычных существительных подвергается усечению конечная гласная [а]: награда – наградла- “награждать”, гранула – гранулла- “гранулировать”.
Отсекаются гласные [ө], [ә], [о], [ы], [е] при образовании глаголов от имен существительных присоединением аффиксов -а/-ә, -ла/-лә: төйөн “узел” – төйнә- “завязывать”, терәк “подставка, опора” – теркә- “присоединять”, йоҡо “сон” – йоҡла- “спать”, уйын “игра” – уйна- “играть”, йәшен “молния” – йәшнә- “сверкать”.
Подвергаются усечению конечные гласные фонемы глагольных основ при образовании от них имен существительных: талҡы- “дробить” – талҡан “толокно”, баҫыр- “придавливать” – баҫрау “гнет, слега”, йөрө- “ходить, двигаться” – йөргөнсө ”ходок, путник”.
Усечение фонемного комплекса в большинстве случаев наблюдается в финальной позиции основы. Причиной утраты морфемы -лы/-ле в именах прилагательных, образованных на базе фразеологических единиц, при присоединении к ним глаголообразующего аффикса -лан/-лән является, видимо, стремление избежать сосредоточения труднопроизносимых морфем -лы + -лан/-ле + -лән: яҡшы атлы досл. “с дурной славой” – яҡшатлан- “лебезить”, ҡара эсле досл. “с черным нутром” – ҡареслән- “вредить исподтишка”.
В башкирских сложных словах усечению могут подвергаться и I, и II основы: һары + ут = һарут (усечена I основа), ни + эшлә- = нишлә- (усечена II основа). Как правило, в башкирском языке при словосложении опускаются маргинальные формы, если на стыке основ оказываются две гласные: алты + аяҡ = алтаяҡ, күҙле + ут = күҙлут, йүкә + ағас = йүкағас.
Известно, что усечение основ при словосложении наблюдалось и в более ранние периоды истории развития башкирского языка: ҡуҙғалаҡ “шавель” < ҡуҙы ҡолаҡ досл. “ухо ягненка /овна/”, ярғанат “летучая мышь” < яры ҡанат досл. “перепончатые крылья”, умырзая “первоцвет” < ғүмере зая досл. “(его/ее) жизнь (прожита) зря”, беләҙек ”браслет” < беләк йөҙөгө досл. “перстень для руки” и т.д.
При образовании слов способом редупликации явление усечения основ наблюдается в форме своеобразного приема: производящая основа теряет свою начальную фонему и начинает выступать в роли первого компонента сложного слова как “эхо” главного компонента: зыҡ – ығы-зығы “суматоха”, соңғор – оңғор-соңғор “неровный (о дороге)”, сикһеҙ – икһеҙ-сикһеҙ “бесконечный”.
Фактический материал показывает, что усекаемые основы могут употребляться и в письменной речи, и в разговорном языке. В процессе словообразования башкирского языка усечение производящих основ может быть финальным и серединным. Имеют место усечения отдельных фонем и фонемных комплексов. Усечение основ наблюдается при аффиксальном словообразовании, словосложении, редупликации и аббревиации. Усекаются как исконно башкирские слова, так и заимствования.
Наращение морфем. В процессе наращения морфем устраняются нехарактерные для структуры башкирских слов сочетания фонем и труднопроизносимые повторы однотипных морфем. Морфонологическим средством, употребляющимся для соединения морфем в слове, выступают отдельные вставочные фонемы и комплексы фонем. Характерной чертой этих соединительных элементов является то, что они ни лексическим, ни грамматическим, ни словообразовательным значениями не обладают. Появление той или иной конкретной фонемы /комплекса фонем/ на морфемном шве зависит в большинстве случаев от фонемного состава производящей основы.
Наращение основы выполняет фонологическую /устраняет хиатус/ и морфонологическую /маркирует типы исходных основ/ функции. Наращение аффикса служит, как правило, обозначению типов исходных основ, так как разные аффиксы, наращенные на одинаковые формы, присоединяются к исходным основам одинаковой структуры. Наращение аффиксальных морфем приводит к появлению их новых вариантов, а в дальнейшем – новых самостоятельных аффиксов.
При аффиксации наблюдается как наращение исходной основы, так и наращение словообразовательного аффикса. Начнем обзор с явления наращения исходной основы при аффиксальном словообразовании. При аффиксации наращению подвергается финальная часть основы. “Строительным материалом” для наращения исходной основы традиционно служат согласные фонемы, также встречаются и гласные интерфонемы.
Появление интерфонемы [н] на морфемном шве наблюдается при образовании наречий от различных основ посредством аффикса -са/-сә: бары `что есть, имеется` – барынса `сколько имеется, по возможности`, ғәҙәте `/его/ привычка; обычаи, нравы` – ғәҙәтенсә `как всегда, как обычно`, тейеше `/что/ должно, обязано` – тейешенсә `как следует, подобающим образом`, кәрәге /`что/ нужно` – кәрәгенсә `в достаточной мере, сколько нужно; как следует`. Как видно из примеров, вставочная фонема появляется при образовании наречий от существительных и модальных слов с аффиксами принадлежности.
Вставочные фонемы наблюдаются и в следующих названиях стран: дағ /др.-тюрк. тау/ `гора` – Дағстан `Дагестан`, пак /перс. таҙа, саф/ `чистый` – Пакистан `Пакистан`.
Интерфонемы [о], [ө], [ы] появляются при образовании названий стран и государств по модели “этноним с исходом на согласный + аффиксоид -стан”: башҡорт `башкир` – Башҡортостан `Башкортостан`, һинд `индеец` – Һиндостан `Индия`, төрөк `турок` – Төркөстан `Туркестан`, үзбәк `узбек` – Үзбәкстан `Узбекистан`.
В морфематической структуре некоторых производных арабских прилагательных с суффиксом -и наблюдается интерфонема [v]: тәрбиә `воспитание` – тәрбиәүи /әңгәмә/ `воспитательная /беседа/`, фәлсәфә `философия` – фәлсәфәүи /уйҙар/ `философские /мысли/`, донъя `мир, Вселенная` – донъяуи /эштәр/ `земные /дела/`, мәғәнә `значение, смысл` – мәғәнәүи /планда/ `в смысловом плане`.
Наращение основы на -а/т/ имеет место в именах прилагательных, образованных на базе интернациональных слов посредством суффикса -ик: морфемный /анализ/ – морфема-т-ик / анализ/, фонематический /характер/ – фонема-т-ик /характер/.
Наращение словообразовательного аффикса. В башкирском языке имеет место наращение словообразовательного аффикса в том случае, когда производящая основа оканчивается на согласный, а словообразовательный аффикс состоит только из согласной фонемы. Рассуждая о роли вставочных гласных фонем, Э.Ф. Ишбердин отмечает, что “аффиксальный гласный употреблялся либо перед аффиксом-консонантом, либо после него, устраняя конечное стечение согласных, и это не влияло на семантическое содержание слова” [2].
В качестве интерфонем употребляются традиционно узкие гласные [ы], [э], [о], [ө]; иногда в роли вставочных фонем используются и широкие гласные [а], [ә]. Появление той или иной конкретной фонемы на морфемном шве зависит от фонемного состава производящей основы, то есть обусловливается законом сингармонизма. Данное явление наблюдается в следующих случаях [1; 3]:
а) при образовании имен существительных со значением названия процесса от глаголов посредством словообразовательных аффиксов -с, -н, -ҡ/-к, -м, -ш: йыуан- `утешаться кем-чем` – йыуаныс `утешение, отрада`, бел- `знать, узнавать кого-что` – белеш `знакомый, знакомец /русский по отношению к башкирам/`, һөйөн- `радоваться` – һөйөнөс `радость`, ур- `жать` – ураҡ `серп, жатва` и т.д.;
б) при образовании имен прилагательных со значением результата действия и эмоциональных признаков по типу “глагольная основа с исходом на согласный + словообразующие аффиксы -с, -ш, -м, -ҡ, -к”: ашыҡ- `торопиться, спешить` – ашығыс `скорый, неотложный`, ет- `хватать, быть достаточным` – етеш `обеспеченный`, боҙ- `ломать` – боҙоҡ `испорченный, неисправный`;
в) при образовании глаголов состояния от именных основ на согласные присоединением словообразовательных аффиксов -к/-ҡ, -л, -р, -т: юл `дорога` – юлыҡ- `попасться навстречу, встретиться`, күҙ `глаз` – күҙек- `подвергаться сглазу`, бай `богатый, состоятельный` – байыт- `обогащать`, буҙ `светло-серый` – буҙар- `сереть, становиться серым`, ҡот `душа` – ҡотол- `спасаться, освобождаться`, өң `берлога` – өңөл- `рыть /нору, углубление/`;
г) при образовании наречий времени присоединением к именным основам словообразующего аффикса -н: яҙ `весна` – яҙын `весной`, ҡыш `зима` – ҡышын `зимой`, көҙ `осень` – көҙөн `осенью`, кис `вечер` – кисен `вечером`. В вышеприведенных примерах вставка гласной фонемы осуществлялась перед-аффиксами-консонантами.
Наращение морфем при аффиксальном словообразовании в башкирском языке является сложным и неоднозначным явлением. Это объясняется трудностью определения того, к какой морфеме /основе или аффиксу/ относятся дополнительные фонемы. Критериями различения являются: употребление вставочной фонемы или комплекса фонем в многочисленных производных с одним и тем же аффиксом /в данном случае сегмент принадлежит аффиксу/ или употребление формы или сегмента в различных производных с различными аффиксами от одной и той же исходной основы /в этом случае сегмент является частью исходной основы/.
Наложение фонем. Наложение фонем используется с целью избежания повтора одинаковых фонем, встречающихся в конце первой и в начале второй морфем при их сочетании. Данные фонемы совмещаются друг с другом (накладываются друг на друга), в результате чего на стыке морфем вместо двух одинаковых фонем произносится лишь одна.
Явление наложения фонем имеет много общего с явлением усечения основ (корня), тем не менее между ними наблюдаются принципиальные различия: а) при усечении основы выпадению подвергаются гласные и согласные фонемы в основном в корневых морфемах, то наложение фонем происходит исключительно на стыке морфем; при условии выпадения корневых фонем они занимают финальную часть мотивирующей основы; б) в процессе усечения основы на стыке морфем встречаются различные типы фонем и отсекается часть морфемы или определенная фонема, то при наложении на морфемном шве наблюдается встреча двух одинаковых фонем, и в результате утрачивается одна из них [3; 5].
В языке наблюдается наложение двух видов: наложение гласных фонем и наложение согласных фонем.
При наложении фонем нами выявлены следующие виды гласных морфонем.
Морфонема [аа-а] наблюдается: а) при образовании сращенных имен существительных на базе словосочетаний типа “существительное в неопределенно-притяжательном падеже + существительное в форме принадлежности”: алма ағасы – алмағас `яблоня`, таба ағасы – табағас `сковородник`; б) при образовании сложных имен существительных на базе словосочетаний типа “прилагательное + существительное”: ата арыш – атарыш диал. `спорынья`, ҡара ағас – ҡарағас `лиственница`”; в) при образовании сложных глаголов: аша атла- – ашатла- `перешагивать через кого-либо, что-либо`, олоға аш- – олғаш- `возвышаться, преобразовываться`; г) в сложных словах, образованных на базе словосочетаний: Һандуғастар алма тешләй, Тешләһә лә ҡабалмай, Минең күңел һине эҙләй, Эҙләһә лә табалмай (Халыҡ йырынан).
Морфонема [ии-и] имеет место: а) при образовании башкирских фамилий присоединением суффикса –ин(а) к именной основе с исходом на –и: Ғәли `Гали` – Ғәлин(а) `Галина`, Ғази `Гази` – Газин(а) `Газина`, Хажи `Хажи` – Хажин(а) `Хажин(а)`; б) при образовании группы сложных глаголов на базе словосочетаний типа “наречия на –й + глагол ит- `делать`”, употребляющихся в разговорной речи: былай ит- – былайт- `делать таким образом`”, ошолай ит- – ошолайт- `делать следующим образом`, ҡалай ит- – ҡалайт- `как быть, как поступать`; в) при образовании сложного глагола ни ит- – нит- `делать что-либо`.
При наложении фонем образуются следующие модели согласных морфонем. Начнем обзор с морфонем, наблюдаемых в области словообразования.
Морфонема [нн-н] появляется в морфемной структуре антропонимов, образованных способом словосложения: фән + нур – Фәнүр `Фанур`, йыһан + нур – Йыһанур `Зиганур`, фән + ниса – Фәнисә `Фаниса`, фән + нияз – Фәнияз `Фанияз`.
Морфонема [vv-v] /в орфографии уу-у/ образуется в словосочетаниях типа “указательное местоимение + имя существительное”: анау [v]аҡыт – ана[v]аҡытта `в то время, тогда`, бынау [v]аҡыт – бына[v]аҡытта `в такое (это) время`.
Морфонема [йй-й] встречается: а) при образовании словосочетаний, первый компонент которых представлен вопросительными местоимениями ҡай `какой`, ней /ни/ `что` (примеры взяты из разговорной речи): ҡай [йа]ҡ – ҡа[йа]ҡта `на какой стороне, где`, ҡай [йе]р – ҡа[йе]рҙә `где, в каком месте`, ней [йэ]р – не[йэ]рҙә `где, в каком месте`; б) в отдельных диалектных словах: малай [йа]лсы – мала[йа]лсы `мальчик-слуга, прозвище бедного`.
Следующие примеры в башкирском языке также употребляются лишь в отдельных диалектизмах: [кк-к]: көсөк кейәү – көсөкейәү `зять-примак`; [кҡ-ҡ]: кендек ҡыҙ – кендеҡыҙ `ребенок женского пола по отношению к повивальной бабке`; [ҡҡ-ҡ]: ҡырҡ ҡолас – ҡорҡолас `кровохлебка`, ут [йа]ҡҡыс – ут[йа]ҡыс `летняя кухня`, ҡалҡ + -ҡыс – ҡалҡыс `поплавок`; [рр-р]: бер рәүеш(ле) –берәүеш `одинаковый, однообразный`; [пб-п]: баҫып биреү – баҫыпиреү `отдать насильно` и др.
Как видно, наложение фонем в башкирском языке по сравнению с остальными морфонологическими явлениями считается менее продуктивным.
Чередование фонем. Чередования классифицируются по следующему принципу: а) чередования фонем в конечной позиции основы; б) использование словообразующих аффиксов, согласно закону сингармонизма, в разных фонологических вариантах. Морфонемы, образованные в результате чередования фонем, как правило, рассматриваются в аспекте дифференциальных признаков указанных фонем: 1) морфонемы, состоящие из чередующихся гласных фонем; 2) морфонемы, объединяющие в своем составе согласные фонемы.
Известно, что особенностью башкирского вокализма является закон гармонии гласных. Сингармонизм играет главную роль в скреплении морфем в слове с целью создания смыслового и фонетического единства слова. В пределах одного слова (традиционно – исконно башкирских слов) не могут употребляться гласные различных сингармонических моделей. По этой причине под действием закона гармонии гласных нейтрализуются некоторые различия гласных фонем.
Гласные морфонемы, наблюдающиеся при аффиксальном словообразовании:
а) при образовании имен существительных посредством аффиксов: -сы/-се/-со/-сө: умарта `улей` – умартасы `пчеловод, пасечник`, тел `язык` – телсе `языковед, лингвист`, ҡош `птица` – ҡошсо `птицевод`, йөк `воз, груз, поклажа` – йөксө `возчик`; -лыҡ/-лек/-лоҡ/-лөк: аш `пища, еда` – ашлыҡ `зерно, хлеб, жито`, күп `много, долго` – күплек `множество, многочисленность`, боҙ `лед, град` – боҙлоҡ `ледник`, йөҙ `сто, сотня` – йөҙлөк `сотня, сотенная`; -ыш/-еш/-ош/-өш: йыйыл- `собираться` – йыйылыш `собрание`, әйт- `говорить, сказать` – әйтеш `эйтеш, состязание, пререкание`, борол- `поворачиваться` – боролош `поворот, извив, изгиб`, төҙөл- `строиться, сооружаться` – төҙөлөш `стройка`; -ҡыс/-кес/-ҡос/-көс: ас- `открывать, вскрывать` – асҡыс `ключ`, сәс- `сеять, рассыпать` – сәскес `сеялка`, тот- `держать, сдерживать` – тотҡос `рукоятка, ручка, скоба`, өт- `палить, обжигать` – өткөс `приспособление, прибор для выжигания метки или узоров`; -ма/-мә: яҙ- `писать, записывать` – яҙма `письменность, записки`, күтәр-`поднимать, перемещать вверх` – күтәрмә `крыльцо` [а-ә]. Таким образом, у имен существительных, образованных путем аффиксации, встречаются гласные морфонемные модели [ы-е-о-ө] и [а-ә];
б) при образовании имен прилагательных с помощью аффиксов: -ҡы/-ке/-ҡо/-кө, -ғы/-ге/-ғо/-гө: арт `задняя сторона` – артҡы `задний`, кис `вечер` – киске `вечерний`, ос `острие, конец, вершина` – осҡо `конечный, верхушечный`, төш `полдень` – төшкө `полуденный`; -лы/-ле/-ло/-лө: яй `удобный момент, способ` – яйлы `удобный, подходящий`, ип `толк, аккуратность` – ипле `опрятный, аккуратный`, моң `печаль, тоска, мелодия` – моңло `грустный, мелодичный`, көс `мощь, энергия` – көслө `сильный, могучий`; -һыҙ/-һеҙ/-һоҙ/-һөҙ: аяу `жалость, пощада` – аяуһыҙ `жестокий, беспощадный`, шәфҡәт `сочувствие, милосердие` – шәфҡәтһеҙ `безжалостный`, бойондороҡ `зависимость` – бойондороҡһоҙ `независимый`, һөйкөм `миловидность` – һөйкөмһөҙ `несимпатичный`; -лыҡ/-лек/-лоҡ/-лөк: тыш `внешняя сторона` – тышлыҡ (материал) `обшивочный, переплетный (материал)`, эс `внутренняя часть чего-либо` – эслек (материал) `подкладочный (материал)`, он `мука` – онлоҡ (аҡса) `(деньги) на муку`, өй `дом` – өйлөк (ағас) `(дерево) для сооружения дома`; -сыл/-сел/-сол/-сөл: ваҡ `мелкий, маленький` – ваҡсыл `мелочный`, сәм `честолюбие` – сәмсел `честолюбивый`, ҡон `месть` – ҡонсол `мстительный, зловредный`, көнлә- `ревновать, завидовать` – көнсөл `ревнивый, завистливый` и др.;
в) при образовании глаголов посредством аффиксов: -ай/-әй: `оҙон длинный, высокий` – оҙонай- `удлиняться`, әкрен `медленно, тихо` - әкренәй- `замедляться, затихать`; -ар/-әр/-ыр/-ер/-ор/-өр: буҙ `светло-серый` – буҙар- `становиться серым`, йәш `молодый, зеленый` – йәшәр- `молодеть, зеленеть`, баҫ- `нажимать, давить` – баҫыр- `придавливать, прижимать`, күп- `распухать, раздуваться` – күпер- `вспениваться, взбиваться`, ҡот `дух, душа` – ҡотор- `беситься, душевать`, өй- `складывать, слагать` – өйөр `собирать в одну кучу`; -лан/-лән: уй `мысль, дума` – уйлан- `задуматься, размышлять`, эҙ `след, отпечаток` – эҙлән- `искать, выискивать`; -лаш/-ләш: ҡаршы `противоположный, встречный` – ҡаршылаш- `противиться, перечить`, кәңәш `совет, наставление` – кәңәшләш- `советоваться` и др.;
г) при образовании наречий способом аффиксации наблюдается только одна гласная морфонемная модель [а-ә]: -са/-сә: ҡыҫҡа `короткий, краткий` – ҡыҫҡаса `вкратце, коротко`, иҫке `старый` – иҫкесә `по-старому, по-старинке`; -лай/-ләй: ярты `половина` – яртылай `наполовину, вполовину`, тере `живой, органический` – тереләй `живьем, в живом виде`; -лата/-ләтә: он `мука` – онлата `в виде муки, мукой`, әйбер `вещь, изделие` – әйберләтә `в виде вещей, натурой` и др.
В башкирском языке особое место занимают слова, образованные путем повтора производящих основ. Как правило, образование слов-повторов идет на уровне словообразования, и данный способ словопроизводства, на наш взгляд, имеет право на детальное рассмотрение наравне с другими способами (например, с аффиксацией и сложением основ).
При редупликации традиционно чередуются гласные первых слогов. В последующих слогах также наблюдаются вокалические альтернации, но нужно учесть тот факт, что тон задает именно начальный слог. В ходе исследования нами были обнаружены следующие типы гласных морфонем при образовании слов-повторов: а) шарт – шарт-шорт `подр. резкому, сильному звуку, вызванному ударом, выстрелом, ломанием`, лас – лас-лос `подр. чавканью при еде, звуку удара по мягкому, мокрому предмету`; б) ҡарсыҡ – ҡарсыҡ-ҡорсоҡ `старушки, бабки`, тамыр – тамыр-томор `корни, коренья`.
Вышеперечисленные морфонемы образовались в результате чередования гласных фонем повторяющихся основ. Как правило, в процессе словообразования чередование гласных наблюдается в подражательных словах, именах существительных и наречиях, изредка – в междометиях. Чередуются традиционно гласные первых слогов, но могут подвергаться чередованию и гласные фонемы последующих слогов.
В башкирском языке сравнительно небольшое количество слов-повторов, компоненты которых различаются только гласными фонемами. Чаще чередование гласных происходит одновременно с наращением второго компонента на согласную фонему и чередованиями согласных.
Чередование гласных фонем при редупликации подразделяется на два вида: а) в твердых основах чередуется весь состав гласных фонем в основе второго компонента слов-повторов: соҡор – соҡор-саҡыр `ухабы, ямы` [о-а; о-ы]; б) в мягких основах происходит сквозное чередование гласных фонем в основе второго компонента с гласными другого ряда, сопровождаемое отвердением согласных: көңгөр – көңгөр-ҡаңғыр `по мере возможности` [к-ҡ; ө-ы; ө-а], тишек – тишек-тошоҡ `дырки, отверстия` [и-о; е-о; к-ҡ].
Таким образом, гласные морфонемы в области словообразования башкирского языка можно классифицировать следующим образом: 1) морфонемы, наблюдающиеся при аффиксальном словообразовании; 2) морфонемы, образующиеся при редупликации. Подобные морфонемы имеют место при аффиксальном словообразовании имен существительных, прилагательных, глаголов, наречий. В редупликатах гласные морфонемы встречаются в подражательных словах, именах существительных, междометиях и наречиях. Анализ показывает, что чередование гласных происходит одновременно с наращением второго компонента на согласную фонему и чередованиями согласных.
Выводы
В словообразовательной системе современного башкирского языка производящие основы подвергаются усечению при образовании слов посредством аффиксации, словосложения, редупликации и аббревиации. Явление наращения морфем в башкирском языке особенно продуктивно при аффиксальном словообразовании. При аффиксации наблюдается как наращение исходной основы, так и наращение словообразовательного аффикса. Наращение основы выполняет фонологическую и морфонологическую функции. Наращение аффиксальных морфем приводит к появлению их новых вариантов. Традиционно наращению подвергается финальная часть основы. Вставочными элементами чаще выступают согласные и гласные фонемы, также встречаются и фонемные комплексы. Имеющие место в языке случаи наложения фонем, как правило, объясняются фонетическими закономерностями языка (например, возможностью использования лишь определенного количества звуков в сочетаниях согласных и т.п.). Явление наложения имеет место и в устной, и в письменной речи. Базой для наложения фонем традиционно служат имена существительные, прилагательные, глаголы и местоимения. Чередование гласных происходит одновременно с наращением второго компонента на согласную фонему и чередованиями согласных. Чередуются традиционно гласные первых слогов, но могут подвергаться чередованию и гласные фонемы последующих слогов.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Абдуллина Г.Р. Башкирский язык. Морфонология. – Уфа: Гилем, 2004. – 128 с.
Ишбердин Э.Ф. Историческое развитие лексики башкирского языка. – М.: Наука, 1986. – 152 с.
Ишбаев К.Ғ. Башҡорт теленең һүҙьяһалышы. – Өфө: РФА Ғилми үҙәге, СДПИ, 1994. – 284 б.
Карабаев М.И. Лексико-синтаксический способ словообразования в башкирском языке. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2011. – 138 с.
Ишбаев К.Ғ., Абдуллина Г.Р., Ишкилдина З.К. Башҡорт теленең морфемикаһы, һүҙьяһалышы һәм морфонологияһы. – Өфө: Ғилем, 2006. – 178 б.

Приложенные файлы

  • docx Karabaev M.I. Morf
    Карабаев М.И., Стерлитамакский многопрофильный профессиональный колледж
    Размер файла: 38 kB Загрузок: 0