Тенденции поэзии XX в. (1950-1990-е гг.)


Акимова Н.В., кандидат филологических наук, доцент кафедры литературы ФГБОУ ВПО "Орловского государственного института культуры"
Лекция
Тенденции поэзии XX в. (1950-1990-е гг.)
В годы «оттепели» поэзия переживала творческий подъем. Именно в это время в литературу вступило новое поколение молодых поэтов. Громадные залы Лужников, площадь Маяковского, концертного зала им. П.И.Чайковского, политехнического музея в Москве, театральные и концертные залы Ленинграда и других городов страны заполнялись до отказа, когда объявлялся вечер поэзии. Начался своеобразный эстрадный поэтический «бум». Был основан и в течение ряда лет выходил пользовавшийся колоссальной популярностью альманах «День поэзии».
Благоприятная обстановка сотворила истинное чудо. Известные поэты 1920— 1930-х годов, давно уже либо замолчавшие, либо забывшие вкус настоящих творческих побед, вновь обрели голос: М.Светлов — сборник «Охотничий домик» (1961), Н.Асеев — сборник «Лад» (1961), Л.Мартынов — сборник «Первородство» (1965) и др.Следует заметить, что особенно велика была тогда роль поэзии в отражении общественных настроений, в формировании нового общественного сознания, не скованного всевозможными запретами. Возрос интерес поэтов к реальным противоречиям, сложным конфликтам и ситуациям, к анализу внутреннего мира человека.
Обращением к насущным проблемам и вопросам жизни, стремлением раскрыть глубинную суть событий современности, пристальным взглядом на историческое прошлое страны были отмечены новые главы из лирических книг-эпопей А. Твардовского «За далью-даль» («Друг детства», «Так это было»), и В. Луговского «Середина века» («Москва 1956»). В эти же годы А. Ахматова завершает «Реквием», циклы стихов «Северные элегии», «Тайны ремесла» и продолжает работу над «Поэмой без героя».
Современники выделяли в поэзии 1960-х две ветви. Одни поэты, продолжая традиции В. Маяковского, нашли себя на эстраде, служа так называемой громкой поэзии (Р.Рождественский, Б.Ахмадулина, Евг.Евтушенко, А.Вознесенский и др.). Наследуя русской философской и пейзажной лирике, их оппоненты исповедовали «тихую» поэзию (А.Жигулин, Н.Рубцов, Вл.Соколов, Я. Смеляков и др.). Время заставило отказаться от этой искусственной классификации, основанной на упрощенном понимании творческой манеры многих поэтов.
В 1950-е годы возник и в дальнейшем приобрел широкую популярность жанр авторской песни — Б. Окуджава, А. Галич, Ю. Визбор, В. Высоцкий и др. «Бардовская» песня рождалась в полемике с официальной советской песней, с приглаженной поэзией из школьных учебников. Артистично исполненная под гитарный аккомпанемент песня быстро запоминалась и не знала цензурных преград.
Ведущая стихия авторской песни 50-60-х, безусловно, не музыкальная, а словесная. Раскрепощение, которое испытывало практически все искусство в годы «оттепели», коснулось в первую очередь художественного слова и происходило в двух направлениях: к слову, несущему правду, и к слову, богатому звуком, образом и смыслом. В тематике авторской песни в 1960-е годы явно обозначились по три ведущих акцента: лирически-интимный, походно-романтический и социально-критический. А сверхзадачей стало стремление выразить песенным словом правду о человеке своей эпохи, вернуть этому человеку веру в самоценность личности.
Пафосом поэзии тех лет было утверждение ценности неповторимой человеческой личности, человеческого достоинства: «Все прогрессы реакционны, если рушится человек» (А. Вознесенский).
Поэзия 1960-х годов решительно уходила от идеологических штампов, обретала полемичность, совершала художественные открытия.
Стремление к жизненной конкретности, достоверности, факту, к раскрытию нравственных ценностей личности, неповторимой и самобытной человеческой индивидуальности нередко сочеталось с тягой к широте охвата бытия, к масштабности поэтического мышления, с его историзмом и философичностью, а также к утверждению приоритета общечеловеческого содержания литературы и искусства. Важную роль в этих процессах сыграло освоение художественного опыта и традиций отечественной поэтической классики, в частности возвращение в литературу ряда имен крупнейших поэтов XX века: Анны Ахматовой, Сергея Есенина, Осипа Мандельштама, Марины Цветаевой и других.
Поэтическая техника мастеров того времени, в основном оставалась в русле традиций классической русской поэзии. Ведущим жанром в поэзии 1960-х была лирика — гражданская, философская, любовная, пейзажная.
В целом, актуальность содержания, многообразие творческих индивидуальностей, высокий уровень стихотворного мастерства — отличительные черты русской поэзии периода «оттепели».
Поэзия 1970— 1990-х лишилась массовой аудитории, но творческие поиски были продолжены, и результаты говорят сами за себя. Публицистическая, «событийная» поэзия ушла на второй план. К. Ковальджи справедливо заметил: «Сугубо общественная роль поэзии исчерпана свободой слова». Поэзия вновь стала добывать глубину и красоту по-ахматовски: «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи...»
Начало периода характеризуется преобладанием «традиционной поэзии», представленной именами А.Тарковского и Л.Мартынова, Д.Самойлова и Б.Слуцкого, К.Ваншенкина и Б.Чичибабина, Вл. Соколова и А. Межирова. Не смолкли и голоса шестидесятников — Б.Ахмадулиной, А.Вознесенского, Евг.Евтушенко, Р.Рождественского, Б.Окуджавы.
Заметное место в литературе 70-х годов занял жанр поэмы. Среди поэм выделяются и произведения о Великой Отечественной войне («Фронтовая радуга» С. Наровчатова, «Сердце и дневник» С. Смирнова, «На уровне сердца» В. Жукова, «В полный рост» Е. Евтушенко и др.), и поэмы, в которых нашли отражение сложные процессы и проблемы общественной жизни (Е. Евтушенко «Ивановские ситцы» (1976), «Северная надбавка» (1977), «Мама и нейтронная бомба» (1982), «Фуку!» (1985), А. Вознесенского «Авось» (1970), «Вечное мясо» (1977), «Андрей Полисадов» (1979), «Поэтарх» (1982), в произведениях Д. Самойлова, В. Соколова, Ю. Кузнецова).Творческая деятельность поэтов разных поколений (Л. Мартынова и А. Тарковского, Б. Слуцкого и Д. Самойлова, О.Чухонцева и Ю. Кузнецова, а также многих других) отнюдь не всегда укладывалась в рамки официальных представлений о «новых выдающихся успехах и достижениях» советской поэзии, насаждаемых с трибун писательских Съездов и пленумов. На рубеже 70—80-х годов особенно ярко обозначились различные формы активного противостояния «застою».
В творчестве лучших поэтов нашла воплощение настоятельная потребность раскрыть подлинную историческую правду о прошлом, о произволе и беззакониях сталинских времен. Это поэмы А. Ахматовой «Реквием» и А. Твардовского «По праву памяти», стихотворения Б. Слуцкого «Когда русская проза пошла в лагеря...» и Б. Окуджавы «О чем ты успел передумать, отец расстрелянный мой...», тюремные и лагерные стихи Я. Смелякова, О. Берггольц, В. Шаламова, Б. Чичибабина, А. Барковой, Вал.Соколова-Зека и других, которые в то время могли быть опубликованы только в «самиздате» и за рубежом — в сборниках и антологиях «Советская потаенная муза», «Поэзия русского андеграунда».
В 70-е – 80-е годы сначала в андеграунде, а затем и открыто зазвучали голоса модернистов самых различных направлений. Традиции Лианозовской школы были продолжены и развиты в поэзии метареалистов (О.Седакова, И.Жданов, Е.Шварц) и концептуалистов (Д.Пригов, Л.Рубинштейн, Т.Кибиров, Н.Искренко). Нашли своего читателя создатели иронической поэзии — Иртеньев, Вл. Вишневский.
Творчество модернистских течений тесно связано с процессом деидеологизации культуры. «Пафос освобождения» несет визуальная поэзия (Г.Сапгир, Н.Искренко, Д.Авалиани). Концептуализм как «поэтика идейных схем и стереотипов» изнутри взрывает навязшие в зубах лозунги, штампы. Ирония разрушительна, перед ней не устоит ни один идеал, ни одно высокое чувство; в то же время она освобождает от страхов и предрассудков.
Свою нишу в поэтическом процессе занимает и духовная поэзия. В 1980-1990-е годы в русле этой традиции активно и заметно работают З. Миркина, Л. Миллер, С.Аверинцев, В.Блаженных, о. Роман.
Войдя в жизнь и сознание современников в конце 50-х годов, сформировавшись как жанр, авторская песня в последующие десятилетия претерпела заметную эволюцию. От светлой, возвышенной, лирико-романтической тональности ранних песен Ю. Визбора, А. Якушевой, Ю. Кима, от обыденной и земной, связанной с временем надежд «оттепели», элегической и сказочной романтики песен Б. Окуджавы и Н. Матвеевой (характерны сами названия ее стихов: «Горизонт», «Братья-капитаны» и др.) рубежа 50—60-х она далее эволюционировала к жесткому реализму, иронии, сатире, гротеску и трагедийности в песнях А. Галича и В. Высоцкого 60—70-х годов. А в конце 70-х и в 80-е годы обогащается ее стилевое разнообразие в раскрывающих красоту и поэтичность обыденной жизни песнях Вероники Долиной, в многогранном, романтическом в основе, пронизанном юмором и иронией творчестве Александра Дольского, в трагических песнях-балладах безвременно ушедших из жизни Александра Башлачева и Игоря Талькова, чье творчество представляет яркие и своеобразные явления, возникшие «на стыке» авторской песни и рок-поэзии. Рок-поэзия как музыкально-поэтическое явление особенно интенсивно развивалась в 70-е годы. Принадлежность к року определяется не словами и не музыкой, а общим отношением к жизни. Как считают многие, в самой рок-поэзии лежит убеждение: мир по своей природе бесчеловечен и жесток. Характерные для рок-музыки визжащие и воющие звуки оправданы именно тем, что рок – крик человека, брошенного в чудовищный, лишенный Бога мир. Это мир мещан, «средних людей», «начальников», а герой рок-песен здесь посторонний. Он может уйти в музыку, мистику, наркотики, алкоголь. Или любовь. Тесное пространство, объединяющее влюбленных – чистый островок в бесчеловечном мире. Правда, и эта надежда часто обманывает. Яркие представители этого направления – А. Макаревич, Б. Гребенщиков, М. Науменко,К. Кинчев, В. Цой, Ю. Шевчук, И. Лагутенко и др.
В поэзии 1970— 1990-х годов независимо от направлений широко представлен верлибр, лучшие образцы которого явлены в стихах И. Бродского и Д. Самойлова.
Общая для литературы этого времени тенденция синтеза искусств в поэзии обнаружила себя в оригинальных жанрах авторской песни, рок-поэзии, видеом и т.п. Можно также отметить, что поэзия 70-х-90-х годов, как, впрочем, и вся художественная литература того времени, представляет собой органический сплав реалистических и модернистских тенденций. Ей присущи яркие поэтические открытия, новые оригинальные ритмы, размеры, рифма и опора на уже известные, традиционные образы и приемы.
Жанровую эволюцию поэзии 80-х-90-х годов схематично можно представить как движение от стихотворной публицистики в газетных публикациях Е. Евтушенко, А. Вознесенского, Р. Рождественского – к медитативной лирике В. Соколова, А. Жигулина, О. Чухонцева, а также – к иронической и пародийно-сатирической поэзии малых, средних и больших форм в произведениях Т. Кибирова, И. Иртеньева, В. Вишневского и других.В целом следует подчеркнуть интенсивность поисков, реальное многообразие художественных тенденций в поэзии 1980-х —1990-х годов. В ней соединяются и взаимодействуют порою жесткая конкретность бытового письма и смелый полет воображения, дерзость метафорических уподоблений и причудливая фантастика. Русская поэзия этого периода вбирает огромный предшествующий опыт и стремится использовать его. Она достаточно богата и разнообразна в своих творческих, в том числе жанрово-стилевых модификациях и устремлениях — от реализма до авангарда и постмодернизма, от романтической иронии до сложной ассоциативности.
Переходность, изменчивость, кажущаяся неопределенность поэтического процесса не мешают видеть главное в нем, а именно — интенсивное и, думается, уже необратимое сближение, воссоединение трех ветвей русской поэзии и вместе с тем своеобразную и плодотворную по результатам «встречу» начала ушедшего столетия (Серебряный век), его бурной середины («оттепель») и, наконец, его не менее сложного и в чем-то смутного завершения. Все это знаменуется новым всплеском творческих исканий, разнообразием художнических устремлений, намечающих перспективы ожидаемых открытий на путях развития отечественной и общечеловеческой культуры.
Но развитие отечественной поэзии не исчерпывалось происходящим в «метрополии». Не менее значимо было и то, что происходило за ее пределами, в зарубежье.
«Вторая волна» эмиграции — это «унесенные ветрами» мировой войны. Сотни тысяч невольных эмигрантов — пленных, угнанных, перемещенных, нашедших пристанище в различных странах мира». Имена поэтов второй волны менее известны, чем поэтов первой волны эмиграции, однако вторая волна дала ряд видных первоклассных поэтов, чьи творческие поиски и открытия стали весомым вкладом в литературно-поэтический процесс середины и второй половины столетия.
Несомненно видные и значительные имена такие, как Ольга Анстей, Иван Елагин, Дмитрий Кленовский, Николай Моршен, Борис Нарциссов, Валентина Синкевич, Борис Филиппов, Игорь Чиннов. Эти авторы широко раздвинули рамки проблематики, насытив ее новым жизненным материалом. Появились стихи, в которых обрисованы картины скитаний, горького беженства, чужие города. Хаос войны, превративший землю в ад, открыл мир во всей ужасающей наготе (И.Елагин). Есть и утонченные, акмеистические стихи, в которых главное прощение и милосердие, слияние добра и красоты (Д. Кленовский). С помощью вневременных и вечных ценностей поэт пытается преодолеть косное притяжение «дурной реальности» коммунистического бытия (Н.Моршен).
Талантлива и своеобразна поэзия «третьей волны» русской эмиграции (Н. Коржавин, А. Цветков, А.Галич, И. Бродский). При всем проблемно-тематическом и художественно-стилевом разнообразии творчества поэтов третьей волны эмиграции, в центре их внимания духовная жизнь современного человека, его место в мире, а одна из главных и определяющих — тема родины, России. Каждый из них находит свои пути воплощения чувства родной земли, опираясь на собственный жизненный и творческий опыт, на ощущение родного языка и духовной культуры, на близкие ему традиции отечественной и мировой поэзии. При этом диапазон наследования и обогащения опыта прошлого достаточно широк: от традиций русской и западной классики, реалистической и романтической поэзии Золотого и Серебряного века до некоторых школ авангарда и постмодернизма.
Опыт русских зарубежных поэтов последней трети двадцатого столетия представляет различные формы лирики и поэмы в ее содержательно-стилевых модификациях: от глубоко реалистической, преимущественно автологической, со строгой подчиненностью тропов задаче непосредственного выражения поэтической мысли и чувства (Н. Коржавин), — до сложно-ассоциативной, с преобладанием мыслительно-философического начала над эмоциями, где слово (речь) раскрывается как бы в самодвижении и саморазвитии (И. Бродский).

Приложенные файлы

  • docx file 51
    лекция
    Размер файла: 27 kB Загрузок: 1