Внутренний монолог как средство раскрытия характера Обломова


Акимова Н.В., кандидат филологических наук, доцент кафедры литературы ФГБОУ ВПО "Орловский государственный институт культуры»
Внутренний монолог как средство раскрытия характера Обломова –Орел,2013В романе «Обломов» Гончаров прослеживает судьбу главного героя, его душевную жизнь в тесной связи с процессом формирования личности в потоке повседневности. Интерес автора равномерно сосредоточен на исследовании внешней и внутренней жизни героя. Внешне Обломов статичен, погружен в пассивное созерцание происходящего. Он не совершает никаких поступков, лишь бранится с Захаром и беседует с «посетителями». В связи с этим первоначально характер Ильи Ильича преимущественно раскрывается через речевую манеру и бытовые подробности. А его равнодушие к жизни обусловливает ведущее значение в характеристике происходящего авторского повествования. Рисуя неподвижность героя, автор постепенно все глубже проникает в его внутреннюю жизнь и раскрывает перед нами сложный, многогранный мир души Обломова. Гончаров стремится воспроизвести динамику внутренней жизни главного героя через сцепление противоречий. В натуре Обломова сосуществуют высокие порывы с апатией, душевная чистота и доброта с барским эгоизмом, стремление к иной жизни и косность. Писатель показывает непрерывную смену, резкие взаимопереходы этих начал и состояний Ильи Ильича. Глубокое раскрытие внутренней диалектики главного героя обусловлено вниманием Гончарова к индивидуальным свойствам личности, воссозданию внутреннего мира человека незаурядного, индивидуально-личное своеобразие которого делает его исключением в своей среде, помогает сохранить свой душевный мир, противостоять дегуманизирующему влиянию времени. Внутренние монологи пpиоткpывают душевный миp героя. Они наталкивают читателя на мысль о неодноплановости героя, на то, что Обломов персонаж не «овнешненный» и «обытовленный», а в нем есть внутренняя жизнь.
Внутренние монологи первой части невелики по объему, построены в форме прямой речи и чаще всего включены в авторское повествование или обобщают итог разговоров Обломова с его гостями. Например, после посещения Судьбинского Обломов размышляет: «Увяз, любезный друг, по уши увяз <…> И слеп, и глух, и нем для всего остального в миpе <...> А как мало тут человека-то нужно: ума его, воли, чувства – зачем это? Роскошь! И проживет свой век, и не пошевелится в нем многое, многое…». Бытовые диалоги, заканчивающиеся философскими обобщениями, заключенными во внутренних монологах Обломова, показывают глубокое расхождение идейного, индивидуально-психологического содержания Обломова и его посетителей.
Психологическая глубина Обломова, проявившаяся в первой части, позволяет и далее раскрывать незаурядность натуры героя и внутреннюю борьбу, происходящую в нем.
Во второй части романа повышается интерес писателя к противоречивой сложности человека. Гончаров стремится полнее воспроизвести сознание персонажа, борьбу противоположных начал в его душе. Увеличивается количество внутренних монологов и несобственно-прямой речи. Герой получает широкую возможность для самовыражения. Это связано с тем, что Обломов, влюбившись в Ольгу Ильинскую, начинает вести полноценную жизнь. Его голова полна разных мыслей и сомнений.
Чувство Обломова к Ольге с самого начала парализовано рефлексией, сомнениями. В связи с этим широкое распространение в «Обломове» получают диалогизированные внутренние монологи. Так передается столкновение разума, трезвого осознания своего положения и влечения к Ольге Ильи Ильича: «Но, однако ж… Ольга любит меня! – думал он дорогой. – Это молодое, свежее создание! Ее воображению открыта теперь самая поэтическая сфера жизни: ей должны сниться юноши с черными кудрями <...> Положим, Ольга не дюжинная девушка, у которой сердце можно пощекотать усами <…> но ведь тогда надо другое… силу ума, например… <…> А я?.. И с Захаром не управлюсь… и с собой тоже… я – Обломов! <…> Что если тут коварство, заговор… И с чего я взял, что она любит меня?..» [IV, 221-222]. Еще более погружается герой в состояние рефлексии после любовного признания Ольги: «В нем что-то сильно работает, но не любовь. Образ Ольги перед ним, но он носится будто в дали, в тумане, без лучей, как чужой ему; он смотрит на него болезненным взглядом и вздыхает. «Живи, как бог велит, а не как хочется – правило мудрое, но…» И он задумался. «Да, нельзя жить, как хочется – это ясно, – начал говорить в нем какой-то угрюмый, строптивый голос, – впадешь в хаос противоречий <…> «Жизнь есть жизнь, долг, – говорит Ольга, – обязанность, а обязанность бывает тяжела. Исполним же долг...» Он вздохнул» [IV, 251]. Обобщенная авторская характеристика предшествует внутреннему монологу и вводит в душевное состояние героя. Затем авторское повествование переходит во внутренний монолог Обломова. Диалогизированный характер монолога передает внутреннюю раздвоенность героя, противоречивость его сознания. И дальше передается борьба мысли и чувства: «Не ошибка ли это?» – вдруг мелькнуло у него в уме, как молния, и молния эта попала в самое сердце и разбила его. Он застонал. «Ошибка! да... вот что! – ворочалось у него в голове» [IV, 252]. Так средствами внутреннего монолога раскрывается душевный разлад Обломова. Несмотря на логичность, законченность внутренние монологи передают живое движение чувства, эмоциональную взволнованность.
Не только разум и влечение борются в душе Обломова, не менее сильно противостояние натуры героя, его устоявшихся обломовских взглядов и сознательных нравственных устремлений, что также находит выражение в диалогизированных внутренних монологах. Показывая смятение Обломова, автор часто упоминает о тайном внутреннем голосе героя, который призывает к покою, размеренной жизни и олицетворяет прежнего Обломова, глубоко укоренившегося в подсознании. Обломов счастлив любовью Ольги, новым наполненным существованием. Он понимает, что Ольга доверилась его силам: «Она ждет, как он пойдет вперед и дойдет до той высоты, где протянет ей руку и поведет за собой, покажет ей путь!» [IV,362]. Но, с другой стороны, он по-прежнему лелеет мечту о покое, размеренной жизни, тяготится каждым лишним шагом к деятельности. Все больше обломовская осторожность, боязнь утратить спокойствие и осознание тяжести препятствий, которые необходимо преодолеть перед свадьбой берут верх над любовным чувством. Таким образом, душевная борьба приводит к смене психологических состояний Обломова, но не ведет к коренным изменениям в его внутреннем мире.
В «Обломове» в логические монологи автор часто включает обрывки мыслей героев, чужие фразы и внутреннюю полемику с ними. Так Обломов, начертивший план дома и сада, размышляет: «Тут я, тут Ольга, тут спальня, детская... – улыбаясь, думал он. – Но мужики мужики... – и улыбка слетала, забота морщила ему лоб. – Сосед пишет, входит в подробности, говорит о запашке, об умолоте <...> «Пришли я ему доверенность, в палату ступай засвидетельствовать» – вона чего захотел! А я и не знаю где палата, как и двери-то отворяются туда» [IV, 270]. Этот внутренний монолог очень отличается от размышлений Обломова в первой части. Там план имения пробуждал мечты героя. Лежа на диване, Илья Ильич быстро «пробегал» в уме мимо деловых вопросов и мечтал о доме, жене, саде, соседях. Здесь, в зарождающиеся мечты, врываются беспокойные, внутренне мучившие Обломова мысли о мужиках. И весь дальнейший монолог посвящен реальным вопросам, касающимся имения, что еще раз характеризует «пробудившегося» героя.
Не всегда Гончаров обращается к логически четким и упорядоченным конструкциям при передаче хаотичных переживаний. В «Обломове» еще нет внутренней речи в ее низшей стадии, которая появится в «Обрыве», но и здесь появляются внутренние монологи, отличительной чертой которых является эллиптичность, синтаксическая бессвязность, обрывочность мыслей. Внутреннее состояние Обломова, услышавшего в театре разговор франтов о себе, раскрывается следующим внутренним монологом: «Что за господин? ...какой-то Обломов... что он тут делает... Dieu sait» – все это застучало ему в голову. – «Какой-то!» Что я тут делаю? Как что? Люблю Ольгу: я ее.. Однако ж вот уж в свете родился вопрос: что я тут делаю? Заметили... Ах, боже мой! как же, надо что-нибудь…» (выделено автором) [IV, 322]. Внутренние размышления героя обрывочны, в них включается и реакция на происходящее. Беспокойная мысль Обломова перескакивает с предмета на предмет. Здесь внутренний монолог не сопровождается авторским комментарием, это подчеркивает, что у Гончарова нет установки предельно прояснить тайны внутреннего мира.

Приложенные файлы

  • docx file 61
    материал по роману "Обломов"
    Размер файла: 23 kB Загрузок: 10