File8.doc


МКОУ ДО «КУРЧАТОВСКАЯ ШКОЛА ИСКУССТВ»
Лекция – беседа к 125-и летию постановки балета «Щелкунчик» П.И. Чайковского.
(Для обучающихся на хореографическом отделении)
Подготовила преподаватель истории хореографии
Конкина Л.А.
Провели вечер – лекцию учащиеся 7 класса хореографического отделения.
г. Курчатов 2016г.
«Щелкунчик»
Балет-феерия на музыку Петра Ильича Чайковского в двух актах, трех картинах. Либретто Мариуса Петипа. Поставлена 18 декабря 1892 года
125 лет со дня первой постановки
П. И. Чайковский родился 25 апреля 1840 года в Воткинске, это маленький городок в Вятской губернии. Он написал более 80 шедевров, среди которых десять опер («Евгений Онегин», "Пиковая дама", «Чародейка» и другие), три балета («Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Спящая красавица»), четыре сюиты, более сотни романсов, семь симфоний, а также большое количество произведений для фортепиано. Пётр Ильич также вёл педагогическую деятельность и был дирижёром. Сначала композитор обучался правоведению, но затем всецело посвятил себя музыке и в 1861 году поступил в музыкальные классы Русского музыкального общества, которое в 1862 году было преобразовано в консерваторию. П. И. Чайковский оказался одним из первых студентов Петербургской консерватории. Обучался он в классе композиции. После окончания обучения стал профессором только что открывшейся в Москве консерватории. С 1868 года выступал в качестве музыкального критика. В 1875 году был издан учебник гармонии, автором которого был Пётр Ильич. Скончался композитор 25 октября 1893 года от холеры, которой заразился, выпив некипячёную воду.
История создания
В 1890 году Чайковский получил заказ от дирекции Императорских театров на одноактную оперу и двухактный балет для постановки в один вечер. Для оперы композитор избрал сюжет полюбившейся ему драмы датского писателя X. Херца «Дочь короля Рене» («Иоланта»), а для балета — известную сказку Э. Т. А. Гофмана (1776—1822) «Щелкунчик и мышиный король» из сборника «Серапионовы братья» (1819—1821). Сказка была использована не в подлиннике, а во французском пересказе, сделанном А. Дюма-отцом в 1844 году под названием «История Щелкунчика». Чайковский, по свидетельству его брата Модеста, сам сначала «письменно изложил сюжет «Щелкунчика» со слов Всеволожского» и только затем приступил к совместной работе с хореографом Мариусом Петипа (1818—1910), сделавшим подробный план-заказ и балетмейстерскую экспозицию. Прославленный мастер, к тому времени служивший в России уже более сорока лет и поставивший множество спектаклей, давал Чайковскому самые подробные советы относительно характера музыки.
Работа композитора вынужденно прервалась весной 1891 года, когда Чайковский отправился в США на торжественное открытие Карнеги-холла. Даже на пароходе он сочинял, но, понимая, что к назначенному дирекцией сроку не успеет, еще из Парижа отправил Всеволожскому письмо с просьбой перенести премьеры «Иоланты» и «Щелкунчика» на следующий сезон. Только по возвращении из поездки работа пошла активнее. В течение января и февраля 1892 года Чайковский закончил и оркестровал балет. В марте в одном из симфонических концертов Русского музыкального общества была исполнена сюита из музыки к балету под управлением самого композитора. Успех был оглушающим: из шести номеров пять по требованию публики были повторены.
По сценарию и подробным указаниям тяжело заболевшего Петипа постановку «Щелкунчика» осуществил второй балетмейстер Мариинского театра Лев Иванов (1834—1901). Лев Иванович Иванов, окончивший в 1852 году Петербургское театральное училище, в это время заканчивал карьеру танцовщика и уже семь лет работал балетмейстером. Ему, помимо нескольких балетов, принадлежали постановки половецких плясок в «Князе Игоре» Бородина и танцев в опере-балете Римского-Корсакова «Млада». Именно в музыке находил балетмейстер источник хореографических решений. Особенно ярко проявилось это в новаторском танце снежных хлопьев.
Репетиции балета начались в конце сентября 1892 года. Премьера состоялась 6 (18) декабря. В роли Фрица и Клары выступали дети, учившиеся в Петербургском Императорском театральном училище. Партию Клары исполняла Станислава Белинская, а партию Фрица – Василий Стуколкин. Другие исполнители: Щелкунчик — Сергей Легат, фея Драже — HYPERLINK "https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%94%D0%B5%D0%BB%D1%8C-%D0%AD%D1%80%D0%B0,_%D0%90%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%BD%D0%B8%D0%B5%D1%82%D1%82%D0%B0" \o "Дель-Эра, Антониетта"Антониетта Дель-Эра, принц Коклюш — Павел Гердт, Дроссельмейер — Тимофей Стуколкин, племянница Марианна — Лидия Рубцова, балетмейстер Иванов, дирижёр Дриго, художники Бочаров и К. Иванов, костюмы — Всеволожский и Пономарев. Критика была противоречивой — как положительной, так и резко отрицательной. Однако балет продержался в репертуаре Мариинского театра более тридцати лет. В 1892 году была издана сюита из балета «Щелкунчик» в переложении для фортепиано в четыре руки А. С. Аренского, два года спустя вышло его же переложение всей партитуры балета. В 1923 году спектакль был восстановлен балетмейстером Ф. Лопуховым (1886—1973). В 1929 году он создал новую хореографическую версию спектакля. В первоначальном сценарии героиня балета именовалась Кларой, но в советские годы ее стали называть Машей (у Дюма — Мари). Позднее постановки балета на различных советских сценах осуществляли разные балетмейстеры.
В своем последнем балете Чайковский обращается к той же теме, которая была воплощена в «Лебедином озере» и «Спящей красавице» — преодолению злых чар силой любви. Еще дальше идет композитор по пути симфонизации музыки, обогащения ее всеми возможными выразительными средствами. Удивительно естественно происходит здесь слияние выразительного и изобразительного, театральности и глубочайшего психологизма.
Дальнейшим шагом в творчестве Чайковского по пути симфонизации балета и насыщения танца конкретным образно-характеристическим содержанием явился «Щелкунчик» по сказочной повести Э.Т.А. Гофмана в свободном пересказе А. Дюма. Инициатива создания этого балета, как и «Спящей красавицы», принадлежала Всеволожскому, по наметкам которого был разработан подробный сценарный план Петипа. Хотя сюжет Гофмана сам по себе привлекал композитора, многое в том, как он оказался истолкован авторами балетного сценария, вызывало у него решительный протест.
Всеволожский и Петипа видели в сказке немецкого писателя-романтика прежде всего материал для эффектного и завлекательного зрелища. Действие двухактного балета исчерпывается первой его половиной; вторая часть представляет собой красочный дивертисмент в придуманном Всеволожским «Confitiirenburg’e» — «Городе сластей», куда ведут авторы либретто своих героев — девочку Мари и освобожденного от колдовских чар Щелкунчика. Больше всего смущал Чайковского именно этот «кондитерский дивертисмент». «...Ощущаю полную неспособность воспроизвести музыкально Confitiirenburg», — признавался он вскоре после начала работы над балетом. Но постепенно ему удалось найти свое решение, во многом независимое от сценария Всеволожского — Петипа, а кое в чем даже противоречащее ему. Необычайная по богатству красок и тембровой изобретательности партитура «Щелкунчика» несомненно намного превосходит замысел либреттистов и постановщиков балета. Несмотря на то, что главными действующими лицами «Щелкунчика» являются дети, балет этот не может быть отнесен к области детской музыкальной литературы. Это повествование не столько о детстве, сколько о том переломном моменте в жизни, когда уже волнуют надежды юности, а еще не ушли детские навыки и детские страхи. Когда сны влекут чувства и мысли вперед в неосознанное. Мир беспечного детства с его играми, забавами, ссорами из-за игрушек показан в сценах зажигания елки, раздачи подарков, танцев и хороводов из первой картины первого действия.
Действие I
В канун Рождества, в красивом доме доктора Штальбаума начинают собираться гости. За взрослыми на цыпочках следуют девочки с куклами и маршируют мальчики с саблями.
Начальные сцены веселого рождественского праздника в доме Штальбаума резко контрастируют всему дальнейшему. Здесь преобладают простые и прозрачные оркестровые краски, привычные обиходные танцевальные формы (детский галоп, полька, вальс), порой с оттенком иронически окрашенной стилизации (выход родителей в щегольских нарядах времен Директории под звуки тяжеловесного менуэта, наивно-простодушный гросфатер). Дети доктора Штальбаума, Мари и Фриц, как и другие дети, с нетерпением ждут подарков. Последний из гостей — Дроссельмейер. Его способность оживлять игрушки не только забавляет детей, но и пугает их. Дроссельмейер снимает маску. Элемент загадочного, чудесного вторгается в эту мирную обстановку в облике советника Дроссельмейера с его удивительными куклами. Музыкально он охарактеризован острыми причудливыми очертаниями мелодического рисунка, необычными комбинациями оркестровых тембров, в которых слышится что-то смешное, нелепое и одновременно колдовское. Не случайно тема, сопровождающая выход Дроссельмейера, возникает затем в ночных кошмарах Мари. Мари и Фриц узнают своего любимого крёстного. Мари хочет поиграть с куклами, но с огорчением узнаёт, что они все убраны. Чтобы успокоить девочку, крёстный дарит ей Щелкунчика. Странное выражение лица куклы забавляет её. Фриц нечаянно ломает куклу, и Мари расстроена. Она укладывает полюбившуюся ей куклу спать. Фриц вместе с друзьями надевают маски мышей и начинают дразнить Мари.
Праздник заканчивается, и гости танцуют традиционный танец «Гросфатер», после чего все расходятся по домам. Наступает ночь, и комната, в которой находится ёлка, наполняется лунным светом. Мари возвращается и обнимает Щелкунчика. И тут появляется Дроссельмейер. Сейчас он уже не крёстный, а добрый волшебник. Он взмахивает рукой, и в комнате всё начинает меняться: стены раздвигаются, ёлка начинает расти, а ёлочные игрушки оживают и становятся солдатиками. Сцену роста елки сопровождает музыка поистине симфонического размаха — вначале тревожная, призрачная, рисующая суету мышей и странные ночные видения, она постепенно ширится, расцветает прекрасной бесконечно разворачивающейся мелодией. Растущая елка — только символ, внешнее аллегорическое выражение более глубокого психического процесса. На этом оканчивается первая половина симфонической картины, второй ее раздел изображает войну мышей и игрушек. Внезапно появляются мыши под предводительством Мышиного Короля. Мышиные шорохи и писки, здесь сплетаются с боевыми кличами кукольного войска, дробью маленьких барабанчиков. Раскрываются ящики с оловянными солдатиками, армия Щелкунчика строится в боевое каре. Отважный Щелкунчик ведёт солдатиков в бой. Щелкунчик и Мышиный Король встречаются в смертельной схватке. Мари видит, что армия мышей превосходит армию солдатиков. Мышиное войско атакует, солдатики смело противостоят натиску, и мыши отступают. Тогда в поединок вступает Мышиный король. Он готов уже убить Щелкунчика, но Мари в отчаянии снимает башмачок и бросает его в Короля. Щелкунчик ранит его, и тот вместе с остатком войска бежит с поля боя. Разгул ночной нечисти внезапно прекращается. Щелкунчик с обнаженной шпагой в руке подходит к Мари. Армия солдатиков победила. Они триумфально несут Мари на плечах к Щелкунчику. Внезапно его лицо начинает меняться. Он перестаёт быть Щелкунчиком и превращается в прекрасного Принца. Музыка тонко воплощает все происходящее на сцене: и окрики часового, и барабанный бой, и военные, хотя и игрушечные, фанфары, и мышиный писк, и напряжение схватки, и чудесное превращение Щелкунчика. Мари и оставшиеся в живых куклы оказываются под звёздным небом и фантастически красивой ёлкой. Зал превращается в зимний лес. Крупными хлопьями падает снег, поднимается метель. Ветер подгоняет танцующие снежинки. Постепенно метель стихает, в лунном свете нарядно искрится снег. Вальс снежинок прекрасно передает ощущение холода, игру лунного света и в то же время — разноречивые чувства героини, оказавшейся в таинственном волшебном мире. Так начинаются странствования Мари и спасенного ею Щелкунчика: хрустальный звон челесты звучит как предвестник ожидающих героев чудес и радостей. Вступление к этому действию рисует картину полноводной реки со вздымающимися волнами, по которым скользит ладья, привозящая Мари и принца в сказочный Конфитюренбург: светлая мелодия в духе баркаролы, создающая иллюзию плавного покачивания плывущей лодки.
Действие II
Сказочный город Конфитюренбург. Во Дворце сластей Фея Драже и Принц Коклюш ожидают приезда Мари и принца Щелкунчика. Все подготовлено к торжественному приему дорогих гостей. Мари и Щелкунчик приплывают по реке в лодке из позолоченной скорлупы. Все почтительно кланяются прибывшим. Мари изумлена богатством раскинувшегося перед ней города. Щелкунчик рассказывает, что ей обязан своим спасением. Начинается праздник, в котором принимают участие повелительница сластей Фея Драже, Матушка Жигонь и другие сказочные персонажи. Все танцуют, веселятся и празднуют победу над мышиным войском. Испанская, Арабская, Китайская и Русская куклы благодарят Мари за то, что она спасла им жизнь. Вокруг танцуют прекрасные феи и пажи.
Дивертисмент II акта включает в себя различные танцы: танец шоколада (блестящий испанский), кофе (изысканный и томный восточный), чая (ярко характерный, насыщенный комическими эффектами китайский), а также живой, в народном духе, русский трепак; изящно стилизованный танец пастушков, комический танец Матушки Жигонь с вылезающими из-под ее юбки детишками, прекрасный танец Феи Драже. Вершина дивертисмента — знаменитый Вальс цветов с его разнообразием мелодий, симфоническим развитием, пышностью и торжественностью. Удивительно изящен и тонок танец Феи Драже.
Появляется Дроссельмейер и опять меняет всё вокруг. Все готовятся к свадьбе Мари и Принца. В эту атмосферу светлого праздничного торжества неожиданно вторгаются нотки страстного волнения и почти драматизма в танцевальном дуэте, непосредственно следующем за вальсом. Это кульминационный момент в развитии линии двух юных героев перед которыми открывается новый большой мир человеческой жизни, одновременно и манящий и тревожащий. Дуэт- Адажио дополняют две сольные вариации — энергичная стремительная мужская в ритме тарантеллы и грациозная женская. Особенное внимание привлекает к себе вторая вариация, где внешняя холодность колорита соединяется с мягкой и нежной элегичностью. Завершается балет еще одним вальсом и апофеозом, в котором снова звучит безмятежно светлая ласковая тема вступления ко второму действию.
Мари просыпается, а Щелкунчик всё ещё у неё в руках. Она сидит в знакомой комнате. Увы, это был всего лишь сказочный сон.
«Щелкунчик» впервые увидел свет на сцене Мариинского театра 6 (18) декабря 1892 года вместе с «Иолантой». Противоречие между тем, что представлялось взору публики на сцене, и высокой симфонической содержательностью музыки Чайковского, неблагоприятно сказалось на судьбе произведения. «Успех был не безусловный, — писал композитор вскоре после премьеры. — Опера, по-видимому, очень понравилась, — балет же, скорее, — нет. И на самом деле он оказался, несмотря на роскошь, скучноватым». За пестрым чередованием разнохарактерных фигур и эпизодов с трудом улавливалась линия сквозного действия, к тому же многое, особенно во втором действии, было не безупречно с точки зрения хорошего вкуса.
Почти единодушно отрицательными были и отзывы критики как о спектакле, так и о музыке Чайковского. Только в свете дальнейшего развития хореографического искусства в начале XX века новаторское значение «Щелкунчика» могло быть по-настоящему оценено, и, начиная с 20-х годов, этот балет занял прочное место в репертуаре отечественных музыкальных театров.

Приложенные файлы