Основные подходы к оценке природно-ресурсного потенциала Свердловской области

УДК 622.338

М.А. ГРИГОРОВИЧ

ИЗМЕНЕНИЕ ПРОСТРАНСТВЕННО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ОЦЕНКИ
МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Статья является результатом теоретического обобщения различных оценок минеральных ресурсов Свердловской области. Рассмотрен статистический аспект данной проблемы.
Ключевые слова: минеральные ресурсы, сырьевая база, горнозаводская промышленность, черная металлургия, природно-ресурсный потенциал.
The paper generalizes the estimations of mineral resources in Sverdlovskaya Oblast. The statisicalaspect of the problem is analysed.
Key words: mineral resources, raw materials sources, industry in Gornozavodskoi Region, iron industry, natural and resource potential.


Пространственно-экономическое развитие общества во многом основано на рациональном и наиболее полном использовании природных ресурсов при сохранении экологического баланса в природе. Природные ресурсы, в первую очередь минеральное сырье, являются одной из основ развития производительных сил и выступают двигателем роста территориальных социально-экономических систем. Оценка природных ресурсов многокритериальная, но в основном оценивается возможность использования ресурсов при существующем уровне развития технологий. Также оценивается объем разведанных запасов природных ресурсов, их качество и приоритетные направления применения.
Обеспеченность природными ресурсами позволяет реализовать стратегию эволюционного экономического развития, что влияет на темпы добычи полезных ископаемых и особенности технологического уклада, доминирующего в экономике. При переходе к устойчивому (эволюционному) развитию темпы экономического роста должны быть сбалансированы с темпами воспроизводства природных ресурсов и темпами воспроизводства качественных характеристик окружающей среды в соответствии с ассимиляционным природным потенциалом [1].
Данный процесс носит циклический характер. С ростом темпов добычи в странах с большими запасами природных ресурсов примитивная трудоемкая добыча постепенно сменяется капиталоемкой: ручной труд на шахтах замещается техникой, развиваются отрасли, перерабатывающие ресурсы [2]. В силу этого горнодобывающая промышленность может стать одной из точек роста национальной экономики. Во многих регионах России горнодобывающая промышленность является основной в территориально-отраслевой структуре промышленности. К числу таких регионов относится Свердловская область. Здесь сосредоточена сырьевая база по многим видам полезных ископаемых. А благодаря сильной разрушенности Уральских гор, многие из них оказались на поверхности земли, что позволило вести их добычу простыми и дешевыми способами. Все полезные ископаемые Свердловской области могут быть объединены в следующие группы: ископаемые угли; нефть и горючие газы; железные руды и те полезные ископаемые, которые используются при выплавке железа, чугуна и стали; медные руды и связанные с ними алюминий и магний; благородные металлы; техническое минеральное сырье; самоцветы и поделочные камни; строительные материалы; подземные воды [3].
Наибольшее значение из них имеют руды металлов. В настоящее время минерально-сырьевая база региона обеспечивает значительную часть добычи в России ванадия, бокситов, хризотил-асбеста, железных руд, огнеупорных глин [4]. Среди руд металлов огромное значение имеют железные руды и бокситы. Основная масса железных руд добывается в Нижнем Тагиле и Качканаре. В Нижнем Тагиле добыча ведется на двух старосвоенных месторождениях: Естюнинском и Высокогорском. Качканарское месторождение, открытое в довоенные годы, обладает огромными запасами железных руд со значительными примесями ванадия, который является ценной легирующей добавкой стали.
В Свердловской области расположено несколько крупнейших месторождений бокситов – Красная Шапочка, Кальинское, Ново-Кальинское и Черемуховское. Они сосредоточены на севере области в районе Североуральска. Имеются разведанные и разрабатываемые месторождения медных и никелевых руд. В ограниченных объемах добываются золото (Березовское месторождение, месторождения в окрестностях Невьянска) и платина [5]. Для наращивания темпов добычи требуются дополнительные геолого-разведочные работы.
Использование минеральных ресурсов региона имеет многовековую историю и связано с развитием железоделательной промышленности. Металлы всегда играли важную роль в истории человечества и чем дальше развивалось общество, тем большее значение приобретало металлургическое производство [6]. Размещение первых металлургических мануфактур в конце XVII-начале XVIII века подчинялось следующим требованиям: близость железорудных месторождений; наличие реки, способной привести в движение заводские механизмы; достаточное количество леса как источника топлива; близость судоходных рек для транспортировки заводской продукции и возможности снабжения населения [7]. Вследствие этого первые горнозаводские поселения возникали вокруг крупных месторождений железных руд, на базе которых создавались первые металлургические заводы. Поскольку на тот момент в Свердловской области еще не были разведаны запасы топливных полезных ископаемых, в домнах в качестве альтернативы каменному углю использовался древесный уголь.
В дореволюционный период использование минеральных ресурсов носило ограниченный характер в силу моноотраслевой характеристики промышленности, слабых технологий добычи и использования паровых машин в металлургическом производстве. Поэтому в основном использовались руды черных металлов, в меньшем объеме – медные руды. Оценка минерально-сырьевой базы была связана с узкой номенклатурой ее использования – преимущественной эксплуатацией месторождений железных руд.
В советский период становилось очевидным, что использование минеральных ресурсов должно быть увеличено. Например, необходимо было вовлекать в хозяйственное использование местные угольные ресурсы, поскольку «это представляется интересным тем более, что тогда положение с древесным топливом на Урале было сравнительно еще благополучно, а размеры уральской горнозаводской промышленности были не велики» [8]. Поэтому в советский период природные ресурсы начинают широко использоваться как основа развития производительных сил.
Эти изменения связаны с октябрьской революцией 1917 г., которая обусловила резкую и непоследовательную смену вектора социально-экономического развития страны с одновременным переходом к принципиально иному – плановому – типу хозяйствования. Акцентирование экономической политики государства на индустриализации страны и создании второй рудно-металлургической базы на Урале обусловили приоритетное развитие отраслей тяжелой промышленности. В довоенный период Уральской областной плановой комиссией по поручению Госплана СССР был разработан Генеральный план развития хозяйства Урала на период 1927-1941 гг., который предусматривал выполнение следующих задач [9]:
1. возможно более высокий темп роста хозяйства и одновременно коренную его реконструкцию;
2. пропорциональное развитие всех отраслей уральского хозяйства;
3. повышение благосостояния народных масс.
В связи с созданием Урало-Кузнецкого комбината предусматривалось вовлечение в широкий оборот всей номенклатуры полезных ископаемых региона. Богатейшие ресурсы железорудного сырья Урала и каменных углей Кузнецкого бассейна, которые способствовали созданию на востоке второго угольно-металлургического центра СССР, должны были явиться основой для освоения естественных богатств Урала и Западной Сибири [10]. В хозяйственный оборот включалась огромная номенклатура ресурсов, которые предусматривалось использовать в полном объеме при существовавшем тогда уровне технологий. В частности, было проведено широкое обоснование энергетических ресурсов Урала с целью снижения доли угля в энергетическом балансе и переходе на дополнительное использование торфяных и водных запасов [11]. В послевоенный период в Свердловской области сохраняется тенденция к дальнейшей концентрации промышленного производства в уже сложившихся промышленных узлах и центрах. В хозяйственный оборот включались минеральные ресурсы, объемы добычи которых постоянно повышались. Но с 1970-х гг. объемы добычиначинают снижаться.
Практиковавшаяся в советском экономическом планировании ориентированность к повышению производственных показателей в пятилетних планах, при кажущемся положительном характере, приводила к накоплению ресурсно-факторных противоречий в экономике. Наличествующие ресурсы не могли обеспечить фактор роста. Особенно отчетливо это проявилось на примере горнодобывающих предприятий. Повышение планов выработки, в частности объемов добычи минерального сырья, приводило к более быстрому истощению сырьевой базы. При этом возникала необходимость в освоении других месторождений, обновления и реконструкции производственных фондов промышленности. В качестве подтверждения данного тезиса приведем архивные материалы администрации Горноуральского городского округа по Анатольевскому горно-обогатительному комбинату (ААГОК). Данные по реализации товарной продукции приведены в таблице 1.
Таблица 1
Реализация товарной продукции по Анатольевскому горно-обогатительному комбинату
Год
Реализация товарной продукции, тыс. руб.

1975
3143

1984
1654

1985
1650

1986
3425

1987
808

1989
904

1991
1058

1997
-

Источник данных: архивные материалы администрации Горноуральского городского округа Свердловской области.
Согласно таблице 1, к началу 1990-х гг. количество произведенной и реализованной продукции на предприятии сократилось, поскольку тогда стали преобладать центробежные тенденции, связанные со сменой социально-экономической обстановки и структурными противоречиями. Это связано с тем, что экономика региона имела «старопромышленный» характер и была перегружена индустриальными производствами, которым свойственно технико-экономическое отставание от более современных производств постиндустриальной стадии развития [12]. Поэтому переход к рыночной экономике изменил сложившуюся систему использования минеральных ресурсов в меняющейся системе экономических взаимоотношений. Следовательно, особенностью развития хозяйства региона в советский период стало акцентирование в использовании руд черных и цветных металлов, строительного сырья и топливных полезных ископаемых.
В настоящее время наличие природных ресурсов рассматривается не только как экономическое благо, но и своеобразное ограничение в развитии стран и регионов. Это подтверждается эффектом «голландской болезни», когда в принадлежащей Нидерландам части Северного моря были обнаружены месторождения природного газа, в результате чего выросли доходы сырьевого сектора экономики [13]. С одной стороны, отсутствие ресурсов приводит к необходимости развивать высокотехнологичные отрасли промышленности. В обратном случае, наличие природных ресурсов позволяет вырваться из «ловушки отсталости», в том числе и технологической [14]. По мнению С. Кимельмана и С. Андрюшина, эффект т.н. «ресурсного проклятия» России не грозит, что связано с многоотраслевым составом экономики страны [15]. Для Свердловской области наличие минерально-сырьевых ресурсов выступает гарантом экономического роста при условии внедрения модернизационных технологий добычи и переработки сырья.
Произведенный анализ показал, что пространственно-экономическая парадигма оценки минерально-ресурсного потенциала Свердловской области претерпела три трансформации. В дореволюционный период доминировала ограниченная оценка ресурсов и, как следствие, в горнозаводской промышленности шло преимущественное использование руд черных металлов и древесных ресурсов. В советский период ресурсы стали основой развития производительных сил, а в настоящее время период ресурсы оцениваются как конкурентное преимущество. В дальнейшем в промышленное использование будут вовлечены те полезные ископаемые, которые ранее не представляли практического интереса, а также будет повышаться комплексность использования сырья и будут разрабатываться схемы безотходного использования руд.
Можно сделать вывод о том, что современная парадигма использования минеральных ресурсов в регионе связана с их наличием как условием экономического роста при одновременной необходимости диверсификации региональной экономики путем развития разноплановых отраслей промышленности.



СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
Батурин Л.А. Экономика природопользования в условиях устойчивого развития / Л.А. Батурин, А.В. Кокин // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС, 2001. – №4. – С. 83.
Волчкова Н.А. У богатых ресурсами стран нет стимула развития человеческого потенциала // Специалист. – 2007. – №1. – С. 32.
Разработка месторождений полезных ископаемых Урала. – М: «Недра», 1967. – С. 6.
Природные ресурсы Свердловской области : Официальный сайт правительства Свердловской области. [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] (дата обращения 15.10.2010 г.).
Природные ресурсы Свердловской области : официальный туристический сайт Свердловской области. URL: http://www.goural.ru/svregion/444 (дата обращения 15.10.2010 г.).
Кузин А.А. История открытия рудных месторождений в России до середины XIX в. – М.: Изд-во АН СССР, 1961. – С. 3.
Кафенгауз Б.Б. История хозяйства Демидовых в XVIII-XIX вв. [Текст]: опыт исследования по истории уральской металлургии / Б.Б. Кафенгауз; Академия наук СССР, Институт истории. – М. – Л.: Изд-во АН СССР, 1949. – С. 45-53.
Михеев Н.С. Каменные угли восточного склона Среднего Урала. Выпуск 1. Материалы по разведке б. Алапаевского горного округа. – Свердловск: Издание Уралплана, 1928. – С. 3.
Митин М.Г. К истории разработки генерального плана хозяйства Урала на период 1927-1941 годов [Текст]: ст. / М.Г. Митин // Вопросы истории Урала: сборник статей по истории промышленности и аграрных отношений на Урале. – Свердловск, 1965. – С. 98. – Вып. 6.
Минеральные ресурсы Урала / Уральская плановая комиссия. – Свердловск: Уральское издательство, 1934. – С. 5.
Приложение к сводному проекту Нижнетагильского промышленного района. Т 1. Районообразующие факторы. Кн. 2. Сырьевые базы и ресурсы района. V. Энергетические ресурсы. – Нижний Тагил, 1938 г. – С.1.
Корнев И.Н., Липухин Д.Н. Геодемографические процессы в регионе [Текст]: монография / И.Н. Корнев, Д.Н. Липухин; Урал. гос. пед. ун-т; Гум. ун-т. – Екатеринбург, 2002. – С. 85
The Dutch Disease // The Economist. – 1977. – November 26. – P. 82-83]. \
Гуриев С., Плеханов А., Сонин К. Экономический механизм сырьевой модели развития // Вопросы экономики. – 2010. – № 3.– С. 7.
С. Киммельман, С. Андрюшин. Сырьевая составляющая региональной экономики России // Вопросы экономики. – 2007. – № 6. – С. 116.































фамилия: Григорович
имя: Михаил
отчество: Александрович
ученая степень: кандидат географических наук, доцент
место работы: Нижнетагильская государственная социально-педагогическая академия, заведующий кафедрой экономики
телефоны: т. 8-902-44-77-129, факс (3435) 25-48-00;
полные почтовые адреса: 622031, Свердловская область, г. Нижний Тагил, ул. Красногвардейская 57, социально-гуманитарный институт, кафедра экономики
адрес электронной почты: migrigorovich@gmail.com





HYPER15Основной шрифт абзаца

Приложенные файлы

Добавить комментарий