Поэзия О.Э. Мандельштама глазами экономиста

Григорович М.А., зав. кафедрой экономики
Нижнетагильской государственной социально-педагогической академии

ПОЭЗИЯ О.Э. МАНДЕЛЬШТАМА ГЛАЗАМИ ЭКОНОМИСТА

Существует несколько элементов общественной системы, которые находятся в постоянном движении. Это электоральные предпочтения населения, культура и экономика. Они настолько сильно переплетаются между собой, что зачастую меняются все вместе, входя в историю как единое целое. Данный аспект можно проследить на примере творчества ярчайшего представителя русской литературы XX в. – Осипа Эмильевича Мандельштама. Без его стихов невозможно представить «серебряного» века русской поэзии, в котором отражены боль и трагизм общества, находившегося на пороге нового XX в.
Судьба поэта тесным образом переплетается с перипетиями экономической истории нашей страны в начале ХХ в., поэтому в его стихах можно проследить символическую связь между поэтическими строками и ключевыми событиями той эпохи.
Справедливость такой взаимосвязи определяется тем, что перед началом Первой мировой войны Россия была одной из ведущих стран с высоким потенциалом экономического роста и начавшейся демократизацией общественного устройства. Мы утверждаем, что страна заканчивала один этап развития – полукрепостной и переходила к другому – инновационному, поступательному. Именно тогда, в достаточно благополучное время, в 1910 г., состоялись первые публикации поэта в журнале «Аполлон». Осип Мандельштам был представителем литературного течения акмеизма, которое противостояло символизму в его попытках отойти от изображения реальной жизни, от размытости символов и обращения к внутреннему миру человека. Акмеисты провозглашали материальность стихотворных образов, четкую предметность тематики произведений и точность слов. Тогда же Мандельштам впитывает в себя творческую атмосферу Петербурга, знакомится с Анной Ахматовой, Александром Блоком, Зинаидой Гиппиус и другими поэтами, войдя в состав «Цеха поэтов». В одном из своих первых стихотворений, поэт очень точно определил свое место в мире поэзии [1]:
На стекла вечности уже легло
Мое дыхание, мое тепло.
Запечатлеется на нем узор,
Неузнаваемый с недавних пор.
Пускай мгновения стекает муть –
Узора милого не зачеркнуть.
В 1913 г. выходит первый сборник стихов поэта «Камень», который приносит ему известность. Сборнику была свойственна образность, старание сделать шаг к божествам, дотянуться до них, но еще не стать равными им. При этом у поэта есть внутренний конфликт, он борется сам с собой и пытается найти свой путь в жизни, свою судьбу [2]:
Когда удар с ударами встречается
И надо мною роковой,
Неутомимый маятник качается
И хочет быть моей судьбой.
В данный период Мандельштам проделывает путь от юношеской беспомощности к уверенности в своих силах, художественного хаоса символизма к космосу акмеизма, взрослея и меняя самого себя. Мандельштам начинает сложный путь в прошлое, пытаясь найти настоящее и будущее, хочет изменить культурный дисбаланс с целью утверждения единых, глобальных представлений в социуме.
Проводя параллели, можно определить эту веху в творчестве Мандельштама как один из элементов начала новой эры в русской литературе. В российской экономике большие надежды были связаны с началом столыпинских реформ. Они должны были привести к либерализации экономики, развитию сельского хозяйства и промышленности.
Следующий этап развития экономики России связан с началом Первой мировой войны и резким, непоследовательным поворотом к социалистическому пути развития в результате Октябрьской революции. Россия в прямом смысле слова была поставлена на колени. Также и поэзия Мандельштама делает путь от анализа прошлого и поиска своего места в поэтическом мире к попытке осознания того, что несет с собой новый век и его новые события. Во втором сборнике О.Э. Мандельштама – «Tristia» (скорбные песни), который вышел в 1922 г. в Германии, все явственнее ощущается эхо тех событий, которые тогда переживала Россия – Первая мировая война, две революции 1917 г. и Гражданская война. Была жива надежда, что будут какие-то перемены, на созидание того нового, что сможет изменить сложившийся порядок. Об этом поэт пишет в стихотворении «Сумерки свободы» [3]:
Прославим, братья сумерки свободы, –
Великий сумеречный год.
В кипящие ночные воды
Опущен грузный лес тенет.
Восходишь ты в глухие годы
О солнце, судия, народ.
Но поэт понимает, что в России многое изменилось, оказалось перевернутым с точностью до наоборот, но как все сложится, предопределить невозможно. Проскальзывает тревога о будущем в стихотворении «Декабрист» [4]:
Все перепуталось, и некому сказать,
Что, постепенно холодея,
Все перепуталось и сладко повторять:
Россия, Лета, Лорелея.
К сожалению, надеждам на восстановление привычного уклада жизни не суждено было сбыться. После Гражданской войны в России начинается эпоха новой экономической политики – нэпа, во время которой была предпринята попытка перейти от милитаризованной экономики к социалистическому пути развития. Отчасти данные цели были решены, в стране стал развиваться частный сектор экономики. Но уже в 1928 г. была начата массовая индустриализация, сопровождавшаяся невиданным доселе объемом вовлечения народных масс в промышленное строительство. Данный процесс сопровождался сменой не только вектора экономической политики, но и социально-культурных отношений. Вольнодумство не приветствовалось. Как и многие представители творческой интеллигенции 1930-х гг., Мандельштам не избежал репрессий. Отстаивая свою гражданскую позицию, поэт совершило волевой гражданский поступок – в ноябре 1933 г. он написал стихотворение «Мы живем, под собою не чуя страны...». Это был памфлет на Сталина, ставший своеобразным взрывом бомбы и в ночь с 16 на 17 мая 1934 г. поэт был арестован. После недолгого пребывания в тюрьме, Мандельштам был отправлен в ссылку в г. Чердынь Пермской области, из которого потом переехал в Воронеж. Проведенные в нем три года, привели к появлению на свет наилучшего в карьере поэта поэтического цикла – «Воронежские тетради». Именно в нем поэтом была обретена внутренняя свобода [5]:
В прекрасной бедности, в роскошной нищете
Живу один – спокоен и утешен.
Благословенны дни и ночи те,
И сладкозвучный труд безгрешен.
Стихи, включенные в «Воронежские тетради», переменчивы, не статичны, а пульсирующие, то расширяющие пространство, то суживающие его. Если в ранних стихах Мандельштама нет образа истинной, крестьянской, патриархальной России, то в стихах о Воронеже, а именно в стихотворении «Чернозем», предстает образ русского Черноземья как источника вдохновения и успокоения [6]:
Как на лемех причтен жирный пласт,
Как степь молчит в апрельском провороте,
Ну, здравствуй, чернозем, будь мужествен, глазаст –
Черноречивое молчание в работе.
Именно в «Воронежских тетрадях» происходит разделение пути поэта и экономической истории страны. Человеческий путь, человеческая жизнь несомненно короче течения истории. В Воронеже поэт нашел так нужное ему успокоение. А жизнь продолжалась. Строились заводы, фабрики, у кого-то рождались дети. Будучи чувственным, но не восторженным, человеком, Мандельштам особенно больно чувствовал переломный момент истории России, ее боль и страдания. Это воплотилось в его стихах, которые причудливо соединяли эклектику и реалистичность образов, их материальность. Поэтому Мандельштама можно по праву называть классиком «серебряного» века русской поэзии.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Мандельштам О.Э. Избранное. СПб., 2008. С. 17.
2. Там же, с. 20.
3. Там же, с. 86.
4. Там же, с. 80.
5. Там же, с. 298.
6. Там же, с. 250.
HYPER15Основной шрифт абзаца

Приложенные файлы

Добавить комментарий