Производительные силы как форма концентрации градообразующей базы городов-старопромышленных центров (на примере г. Нижний Тагил)

Производительные силы как форма концентрации градообразующей базы городов-старопромышленных центров (на примере г. Нижний Тагил)

Понятие производительные силы является одним из центральных в социально-экономической географии, политической экономии и экономике, и взаимосвязано с понятием факторов производства в зарубежной экономической теории «экономикс». Марксистско-ленинское понимание сущности производительных сил определяется активным отношением людей к природе, к ее целенаправленному подчинению потребностям населения и промышленности. Поэтому о степени господства человека над природой можно судить по уровню развития производительных сил, которыми общество располагает на определенной ступени развития. Воздействие на природу осуществляется путем взаимодействия между людьми по участию в производстве в рамках определенных производственных отношений. По словам К.Маркса, «в производстве люди вступают в отношения не только к природе. Они не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью. Чтобы производить, люди вступают в определенные связи и отношения, и только в рамках этих общественных связей и отношений существует их отношение к природе, имеет место производство» [8, с. 441].
Производительные силы являются одной из пространственно-экономических основ развития человеческого общества. Одним из элементов этого развития являются процессы обмена продуктами человеческого труда (товарами и услугами) и их пространственное распределение. Обмен призван удовлетворить потребности экономических субъектов (населения, промышленности, сельского хозяйства и бизнеса) в необходимых ресурсах для жизнедеятельности и производства товаров и услуг. Производительные силы являются одним из элементов организации хозяйственной деятельности любой страны и участвуют в формировании валового внутреннего продукта. От уровня развития производительных сил во многом зависят возможности государства сохранить экономический и политический суверенитет. Изучение производительных сил оказывает влияние на увеличение промышленного потенциала, национального дохода, производительности труда и других показателей материального производства [19, с.51].
Первоначально К. Маркс выделял следующие «простые моменты труда: целесообразная деятельность, или самый труд, предмет труда и средства труда» [12, с.185]. В советской общественной мысли на эту особенность обратил внимание В.И. Ленин. Он отмечает, что «взявши за исходный пункт основной для всякого человеческого общежития факт – способ добывания средств к жизни, она поставила в связь с ним те отношения, которые складываются под влиянием данных способов добывания средств к жизни, и в системе этих отношений указала ту основу общества, которая облекается политико-юридическими формами и известными течениями общественной мысли» [9, с.429.]. В.И. Ленин связывает способ добывания средств к жизни с производственными отношениями, но, тем не менее, не отделяет его от понятия производительных сил.
Производительные силы и порожденные ими производственные отношения, образуют целостную научную и практическую категорию, структуру которой можно представить следующим образом:
1. Средства производства – орудия и предметы труда.
Орудия труда представляют собой машины, аппараты, инструменты, с помощью которых человек воздействует на вещество природы, на предмет труда.
К предметам труда относятся объекты приложения сил человека, это все то, на что направлен труд человека, из чего получается готовый продукт (сырье, топливо, полуфабрикаты и т.д.).
2. Рабочая сила (человек) олицетворяет собой личностный фактор производства.
3. Технология формирует технологический уклад производства.
Далее мы рассмотрим структуру производительных сил отдельно по каждому элементу.
Средства производства (труда) «есть вещь или комплекс вещей, которые рабочий помещает между собою и предметом труда и которые служат для него в качестве проводника его воздействий на этот предмет» [12, с.186]. Т.е. средствами труда можно считать все материальные объекты, на которые воздействует человек в процессе
Наиболее активный элемент средств труда представляют собой орудия труда [15, с.8]. Преобразование средств производства может идти по пути конечного использования или создания нового изделия или материала. Присвоение средств производства происходит в реальном отношении к ним производителей, в самом процессе производства, представляющем собой обмен веществ между человеком и природой. Средства труда трансформируются во времени под действием научно-технического прогресса. В этом случае происходит переход к новому способу производства путем принципиального изменения взаимосвязей объективного (материального) и субъективного (личного) факторов производства.
Первой составляющей средств производства являются орудия труда. К ним относятся все материальные объекты, которые участвуют в производственном процессе. Это могут быть станки, механизмы, инструменты и т.д. Изменяясь во времени, они все более усложняются, при этом постепенно уменьшается доля ручного труда, поэтому переход от стадии мануфактурного капитализма к промышленному привел к началу периода крупного машинного производства [8, с.13]. В настоящее время продолжается процесс изменения технических характеристик существующего оборудования.
Второй составляющей средств производства является предмет труда. Общепринятым является понимание предмета труда как того, что подвергается обработке в процессе производства, на что направлена трудовая деятельность людей [22, с.5]. По мнению А.А. Маркина и П.И. Мерзлякова, важнейшими направлениями улучшения использования предметов труда являются комплексное использование сырья, совершенствование технологии производства, в котором меньше сырья уходит в отходы, расширение производства синтетических материалов, повышение качества сырья и материалов [10, с.7]. Таким образом, средства труда являются первой и наиболее важной составляющей производительных сил, без которой их существование было бы невозможным. Но на средства труда необходимо воздействовать, их необходимо изменять. Это осуществляется следующим элементом производительных сил – человеком.
Рабочая сила (человек) олицетворяет собой личностный фактор производства, что связано с его ведущей ролью в системе материального производства [1, с.6]. Процесс производства может протекать только при наличии определенных естественных условий – географической среды и населения, которое является основной силой для использования природных ресурсов [3, с.210-213]. Это подтверждается мыслью Г.А. Пруденского, о том, что проблема размещения производительных сил нередко рассматривалась лишь как наиболее целенаправленное использование природных естественных ресурсов без глубокого изучения трудовых ресурсов, представляющих первую производительную силу общества [20, с.164].
Использование трудовых ресурсов основывается на принципе рационализма. Оценка рациональности использования рабочей силы может базироваться на показателях уровня производительности труда, национального дохода, объемов производства и т.д. Обобщающим показателем эффективности использования трудовых ресурсов может служить величина вновь созданной стоимости (национальный доход), приходящаяся на одного работника материального производства в течение года, скорректированная на индекс уровня занятости трудоспособного населения в общественном производстве и индекс занятости в непроизводственной сфере [14, с.52]. В результате современных постиндустриальных изменений, в общей численности занятого населения увеличилось количество представителей непроизводственных профессий, а современные промышленные технологии трансформируются.
Технология является одной из важнейших составляющих производительных сил. Она является основой для перевооружения отраслей промышленности и формирует технико-экономические возможности производства. В силу многоплановости технологии, не существует единой точки зрения на ее сущность. Чаще всего под технологией понимается процесс последовательного изменения состояния, свойств или размеров предмета труда, который осуществляется при изготовлении готовой продукции [18, с.5]. Технология выполняет, прежде всего, практическую функцию, поскольку «рассматривая предмет современной технологии, необходимо учитывать и разграничивать ее практическую суть, т.е. действующую, функционирующую, объективную сторону и воображаемую, абстрактную – научную, теоретическую субъективную» [5, с.8]. Технология состоит из множества операций, которые, образуя цепочку взаимодействия друг с другом, составляют цикл того или иного производства, технологического процесса и т.д. В социально-философском плане технология выступает особой формой общественно-исторической реальности, представляющей собой предметное бытие сущностных сил общественного человека и выполняющей роль непосредственной, созданной человеком материальной основы его жизнедеятельности, функцию «производительных органов» социального организма, а также объективный способ развития самого человека [7, с.22]. Таким образом, технология предстает как совокупность производственных процессов, степень совершенства которых определяется современным уровнем развития науки и техники. Цель технологии состоит в определении этапов достижения какого-либо результата. На протяжении человеческой истории технология претерпела значительные изменения, достигнув уровня сложного комплекса знаний, получаемых с помощью дорогостоящих исследований.
Являясь целостной научной категорией, производительные силы концентрируются в географическом пространстве, чаще всего в городах и это обусловливает их промышленную специализацию. Именно производительные силы, основными элементами которых являются средства производства и трудовые ресурсы, являются градообразующей базой экономического развития и социальной сферы любой административно-территориальной единицы. В то же время экономический рост и изменение технологических укладов приводят к необходимости повышения эффективности использования производительных сил, что требует применения новых подходов к оценке их количественного и качественного состояния, а также размещения на территории регионов.
Развиваясь, производительные силы расширяют свое присутствие в экономическом и географическом пространстве. Это выражается в появлении новых и реконструкции существующих предприятий, изменении их расположения, появлении новых технологий производства, концентрации производства и создании территориально-промышленных комплексов. Особое значение данный аспект имеет для старопромышленных регионов, что обусловлено преимущественным развитием городского расселения. В этом случае сельское расселение концентрирует небольшой объем производства, сосредотачиваясь преимущественно на сельскохозяйственной специализации.
Старопромышленными регионами являются территории или районы, профилирующие отрасли которых в силу научно-технического прогресса и изменений спроса потеряли рынок сбыта, стали убыточными и либо полностью прекратили производственную деятельность, либо находятся и стадии стагнации [21, с.6]. В результате и экономика районов размещения таких отраслей приходит в упадок, и ранее высокоразвитые территории становятся депрессивными. Для городов Урала, как старопромышленного региона характерны следующие черты:
– типично индустриальная отраслевая структура региональной экономики, когда не менее половины промышленного потенциала сосредоточено в отраслях первичного сектора, а именно – в черной и цветной металлургии;
– преобладание особого типа производственной организации, основанной по принципу «единой фабрики», или комбината, что вытекает из технологических особенностей горнодобывающей промышленности и металлургического производства;
– привязка к наличию определенного набора факторов размещения, которые являются географически немобильными ресурсами и выступают как специфические активы.
Исходя из вышеизложенного, под городами-старопромышленными центрами мы понимаем те из них, которые располагаются на территории старопромышленных регионов и сосредотачивают производства отраслей первого индустриального цикла развития (черная и цветная металлургия, машиностроение и металлообработка).
В ходе исторического развития, промышленность Урала специализируется в горнодобывающей, металлургической промышленности и топливно-энергетическом комплексе. Здесь имеется сложившийся производственно-экономический комплекс, ядро которого образуют отрасли первых стадий индустриализации. Данный район был сформирован как замкнутая система, как единый территориально-производственный комплекс страны со значительными межобластными потоками сырья и готовой продукции, интенсивной межобластной миграцией населения, общими транспортными коммуникациями [16, с.17]. В 1958 г. именно Уралу принадлежало пятое место в мире по выплавке чугуна среди районов черной металлургии. По производству железа регион превосходил любую капиталистическую страну, кроме США, ФРГ и Великобритании [23, с.66].
Под влиянием промышленного развития на Урале сформировался фабрично-заводской тип расселения. Он характеризуется наличием многоуровневой системы городского расселения с высоким удельным весом монопрофильных городов и поселков, для которых характерны высокая концентрация производства на небольшом числе предприятий. Такой ограниченный выбор рабочих мест наряду с глубокой привязанностью работников к месту проживания и работы создает условия для замкнутости локальных рынков труда и действия «эффектов монопсонии».
На низшем уровне фабрично-заводского типа расселения формируются т.н. «низовые» системы расселения, которые состоят из нескольких городских округов или муниципальных районов, и их центров. При благоприятных условиях (наличие у системобразующего центра потенциала для полноценного вовлечения в сферу своего влияния поселений-«спутников» и более отдаленных территорий, и хорошо развитая транспортная система) «низовые» системы расселения трансформируются в локальные системы расселения (ЛСР). Они состоят из иерархически взаимоподчиненных поселений, которые объединены между собой межселенными социально-экономическими и технико-производственными взаимосвязями. В ходе дальнейшего развития, концентрируя социально-экономический потенциал, ЛСР могут трансформироваться в более крупные скопления городских поселений – городские агломерации. Они представляют собой компактные пространственные группировки городских и сельских поселений, которые объединены между собой и городом-«ядром» производственными, трудовыми, культурно-бытовыми и рекреационными взаимосвязями. Как правило, локальные системы расселения занимают более обширную территорию, чем городские агломерации, и характеризуются меньшей интенсивностью взаимосвязей между «ядром» системы и отдаленными от него поселениями.
Выполняя функцию организующих центров для нижележащих территориальных иерархических систем расселения, города выступают в качестве основных элементов опорного каркаса расселения. По определению Н.Н. Баранского, опорный каркас расселения составляют «с экономико-географической точки зрения, города плюс дорожная сеть – каркас, это остов, на котором все держится, остов, который формирует территорию, придает ей определенную конфигурацию» [4, с.156]. Под ним понимается совокупность узлов (крупных городов-центров и агломераций) и линий (транспортных магистралей и полимагистралей). Под воздействием опорного каркаса происходит дифференциация территории страны на части, отличающиеся экономической плотностью, густотой и рисунком сети поселений. Узловые элементы опорного каркаса (города) выступают в роли ареалов концентрации разнообразной деятельности, линейные элементы (транспортные артерии, сырьевые потоки) – как оси развития. Следовательно, данный процесс формирует предпосылки для экономического районирования территории страны, что позволяет более качественно формировать стратегию развития.
Схожее понятие существует в зарубежной социально-экономической географии. Каждый город, в соответствии со своим положением в системе расселения, составляет часть пространственного каркаса территории. Этот термин был введен во Франции П. Жоржем в 1950-е гг. [6, с.303]. Основу теории пространственного каркаса территории составляют два тезиса. В основе первого лежит утверждение о том, что города не являются экономически изолированными экономическими субъектами, поскольку включены в систему связей с другими городами. Эти связи могут быть иерархического, взаимодополняющего или конкурентного типа.
Во втором тезисе утверждается, что характер экономического пространства страны или региона во многом определяется спецификой взаимосвязей городов между собой. Города характеризуются высокой интенсивностью экономической жизни и соответственно высокой плотностью освоения территории. По сравнению с ними территория сельскохозяйственного расселения представляется экономически малоинтенсивным и малоосвоенным пространством. Города взаимосвязаны между собой дорожной сетью, линиями связи, товарно-сырьевыми потоками и т.д. Таким образом, формируется своеобразный территориальный каркас, состоящих из множества городов со связывающими их друг с другом коммуникационными нитями, на которые «натянута» «ткань» полей влияния. В них входит сельская местность. Данный территориальный каркас формирует единое социально-экономическое пространство региона или страны, уровень урбанизации которого напрямую влияет на темпы развития городских и сельских поселений.
Любой город представляет собой сложный социально-экономический организм, поэтому развивается, прежде всего, как центр сосредоточения экономической жизни и производства. Противоположность городу составляют сельские поселения, которые отличаются от городов сельскохозяйственной специализацией. Поэтому города и села сосредотачивают в себе производительные силы. Это наглядно иллюстрируется мыслью Л.В. Никифорова о том, что именно «в рамках города и села, как наиболее всеохватывающих общественных структурах, реализуются разнообразные стороны взаимосвязей между производительными силами и производственными отношениями, человеком и окружающей средой, производством и условиями жизни, раз-личными социальными группами и т.д.» [17, с.47]. В городах как опорных центрах каркаса расселения сосредотачиваются производительные силы в виде предприятий, к которым примыкают вспомогательные производства, расположенные в городах-спутниках. Объем промышленного производства на предприятиях, расположенных в бывших поселках городского типа, ничтожно мал по сравнению с объемами выпуска продукции в городах.
Формирование градообразующих отраслей городов Урала было предопределено разнообразным природно-ресурсным потенциалом, представленным ценными видами химического и неметаллического ископаемого сырья (асбест, калийные соли, магнезит и т.д.). Таким образом, можно утверждать, что развитие старопромышленных регионов происходит за счет развития производительных сил, сосредоточенных в городах.
В настоящее время в таких городах сосредоточен высокий промышленный потенциал, но при этом основные фонды значительно морально и физически устарели. Имеется высокая финансово-бюджетная и социальная зависимость городов от нескольких крупных предприятий. Ярким примером городов-«старопромышленных» центров является Нижний Тагил. Город располагается на восточном склоне Уральских гор, был и остается одним из старейших горнопромышленных городов России. Экономическое значение города в дореволюционный период определялось высокими конкурентными позициями тагильского металла на внешнем рынке, известного под маркой «Старый соболь». В то время Нижний Тагил превосходил по численности населения многие города России, а в Пермской губернии уступал Перми и Екатеринбургу. При этом город находился в весьма сложной статусно-правовой ситуации. Нижний Тагил находился в посессионном владении Демидовых, хотя формально являлся горнозаводским поселком. В случае наделения Нижнего Тагила статусом города необходимо было развивать местное самоуправление, изменять принципы финансовой политики и т.д. Об этих сложностях упоминает Д.И. Менделеев при описании своей поездки 1899 г. по Уралу. Он писал, что «Нижне-Тагильск – целый город, 32 тыс. жителей не сделан он городом, вероятно по той причине, что состоит в посессионном владении рода Демидовых, и с городским устройством еще более запутались бы еще без того сложнейше путаные отношения между владельцем, казною и жителями» [24, с.91]. В отличие от горнозаводских поселков, функциональную основу большинства городов, составляли отрасли, обслуживающие горнозаводскую промышленность: транспорт, торговля, переработка сельскохозяйственного сырья, переработка и доведение до массового потребителя изделий горнозаводской промышленности [2, с.81].
В советский период в городе создается мощнейшая индустриальная база. На сегодняшний день ведущую роль в городской экономике играет горнодобывающая, металлургическая и обрабатывающая промышленность, к ведущим предприятиям которой относятся ОАО «Нижнетагильский металлургический комбинат», ОАО «НПК «Уралвагонзавод», ОАО «Высокогорский горнообогатительный комбинат», ОАО «Уралхимпласт», ФКП «Нижнетагильский институт испытания металлов», ФГУП «Планта», ООО «Нижнетагильский завод металлоконструкций» и др. [25].
Таким образом, формирование производительных сил города Нижний Тагил в советский период на плановой основе сыграло положительную роль в развитии экономики Свердловской области. Тем не менее, экономика города сохраняет «старопромышленный» характер и до сих пор остается перегруженной индустриальными производствами, которым свойственно технико-экономическое отставание от более современных производств постиндустриальной стадии развития. Безусловно, Нижний Тагил как отнесенный к моногородам, нуждается в государственной поддержке, поскольку существовавшая ранее плановая система обеспечивала снабжение ресурсами и предоставляла необходимый рынок сбыта продукции предприятий. В настоящее время проблемы, связанные со спадом производства на основных градообразующих предприятиях, преодолены. Основные производства загружены заказами, удалось остановить рост безработицы. Основные направления развития Нижнего Тагила связаны с реализацией инвестиционных проектов, направленных на диверсификацию экономики. Привлечение инвесторов позволит создать не только новые производства и рабочие места, но и произвести обновление основных фондов. Данный процесс носит долговременный, стратегический характер, поэтому успех его реализации во многом связан с внешней экономической конъюнктурой.


Список литературы

Аллаярова В.С. Рабочий класс – ведущая социальная сила общества. Препринт. – Свердловск, УНЦ АН СССР, 1984. – С.6.
Алферова Е.Ю. Основные тенденции развития городских поселений Урала на рубеже XIX – XX веков [Текст] / Е.Ю. Алферова // Размещение производительных сил Урала: сборник статей. – Свердловск: СИНХ, УрГУ, 1985. – С. 81
Афанасьев В.Г. Основы философских знаний: Для слушателей школ основ марксизма-ленинизма. – М.: Мысль, 1987. – С. 210-213
Баранский Н.Н. Об экономико-географическом изучении города // Экономическая география. Экономическая картография. – М.: Географгиз, 1956. – С. 156.
Бондаренко А.Д. Современная технология: теория и практика. - Киев; Донецк: «Вища школа», 1985. – С. 8
Занадворов В.С., За-надворова А.В. Экономика города: (Ввод. курс): Учеб. пособие / Ин-т «Открытое о-во». - М.: Магистр, 1997. – С. 303.
Князев В.Н. Человек и технология (социально-философский аспект). – Киев.: Изд-во «Лыбидь» при Киев. ун-те, 1990. – С. 22
Кронрод К. О некоторых закономерностях прогресса производительных сил развитого социализма // Экономические науки. – №7. – 1981 г. – C.13.
Ленин В.И. Полн. собр. соч., т.1, с. 429.
Маркин А.А., Мерзляков П.И. К вопросу о месте предметов труда в структуре производительных сил // Вестник Ленинградского университета. – № 23. – Вып. 4. – 1976. – С. 7. – Серия «Экономика. Философия. Право»
Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т.1. Книга 1. Процесс производства капитала / Пер. И.И. Степанова-Скворцова, проверенный и исправленный. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1950. – С.185.
Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т.1. Книга 1. Процесс производства капитала / Пер. И.И. Степанова-Скворцова, проверенный и исправленный. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1950. – С. 186.
К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.6, стр. 441.
Маслова И.С. Эффективность использования трудовых ресурсов (вопросы теории и методологии) // Вопросы экономики. – № 8. – 1978. – С. 52
Научно-технический прогресс и структура производства / Монография. – М.: Издательство «Наука», 1982. – С. 8
Нестерова Д.В. Модернизация экономики старопромышленного региона. Политико-экономический подход // Журнал экономической теории. – 2006. – №4. – С. 17.
Никифоров Л.В. Преодоление социально-экономических различий между городом и селом // Вопросы экономики. – № 12. – 1985. – С. 47.
Основы технологии важнейших отраслей промышленности. В двух частях. Часть 1 / Под ред. И.В. Ченцова. – 2-е изд., перераб. и доп. – Минск: «Вышейшая школа», 1989. – С.5.
Пирогов С.В. Функции науки в общественном производстве // Вопросы экономики. – № 6. – 1977. – С. 51
Пруденский Г.А. Об изучении новых вопросов социалистической экономики в современных условиях (Опыт исследования в Сибири) // Строительство коммунизма и общественные науки. Материалы сессии общего собрания АН СССР 19-20 октября 1962 г. / АН СССР. – М.: Изд-во АН СССР, 1962. – С. 164
Реструктуризация старопромышленных регионов: опыт России и мира / А. Гранберг, С. Артоболевская, Г. Ковалева, 3. Россель // Региональное развитие и сотрудничество. – 1998. – №1-2. – С. 6.
Соснина Т.Н. Предмет труда (философский анализ). – М.: «Мысль», 1976. – С. 5
Татаркин А.И., Юрганова Л.А. Старопромышленный регион. Трудности, перспективы // Федерализм. – 2000. – №1. – С. 66.
Уральская железная промышленность в 1899 году [Текст] / под ред. Д.И. Менделеева. – СПб., 1900. – С. 91.
http://www.ntagil.org/gorod/pasport.php?ELEMENT_ID=3181


HYPER15Основной шрифт абзаца

Добавить комментарий