Экспрессия в сказках английского писателя О.Уайльда

МНОУ «Зеленогорский лицей-интернат»









Экспрессия в сказках английского писателя О.Уайльда
Работа на научно-практическую конференцию «Эрудит»


Автор: Павлович Кристина,
9 класс

Научный руководитель:
Корнильева Любовь Николаевна,
учитель английского языка













п. Зеленогорский
2010


Введение.
Наше лингвистическое исследование посвящено творчеству великого английского писателя Оскара Уайльда, а именно экспрессивному потенциалу синтаксического строя предложения в сказках этого замечательного автора.
Оскар Уайльд (Оскар Фингал О.Флаэрти Уиллс Уайльд 1854-1900) широко известен не только в Англии, но и далеко за ее пределами. Он оставил четкий след во всех видах и жанрах литературы, в которых пробовал свои силы: он возродил дух комедии на английской сцене, ввел в английскую литературу новый тип романа, показал в теории и на практике возможности особого вида «творческой критики», сочинил своеобразные сказки, оригинальные по замыслу и раскрытию тем Любви и Смерти, Любви и Жертвенности, Добра и Зла. Едва ли сегодня кто-нибудь усомнится в талантливости Уайльда, и в его праве занимать достойное место в истории английской и мировой литературы. [6.C.369]
Нас заинтересовало, прежде всего, великолепие классического английского языка, которым написаны сказки, парадоксальное остроумие суждений писателя о жизни, эстетика и романтизм, которые всегда сопутствовали всем его произведениям, словно стараясь проиллюстрировать знаменитый его парадокс – «жизнь есть искусство, а искусство – побочный продукт жизни».
Мы решили рассмотреть сказки с точки зрения экспрессии как усиления выразительности и доказать, что именно экспрессивность вносит в произведение большую эмоциональную окраску и более ярко передает смысловое содержание предложения. Мы попытались определить и исследовать с помощью каких средств и особенностей Оскар Уайльд достигает такого экспрессивного потенциала.
Мы считаем, что таким ярким и великолепным мастерством создания экспрессии обладают очень небольшое количество современных писателей, поэтому очень ценно в наши дни обращаться к таким литературным шедеврам, как сказки Оскара Уайльда.
Конечно, существует категория людей, безупречно владеющих речью, в том числе и неподготовленной, в любой ситуации (так называемые fluent speakers), классическим примером которых, по свидетельству современников, был Оскар Уайльд. «My first meeting with Oscar Wilde was an astonishment. I never before heard a men talking with perfect sentences as if he had written them all overnight with labor and yet all spontaneous,» - вспоминал Н.Ейтс. Однако подобный уровень владения речью является скорее исключением, чем правилом.[5. С.169]
Не зачеркивая, ни в коей мере, уайльдовского эстетизма, укажем все же, что в историю английской литературы писатель вошел не только как проповедник «чистого искусства». Его пьесы, рассказы, сказки связаны многочисленными нитями с современной действительностью в самом широком смысле слова. Блистательное остроумие уайльдовских диалогов обусловлено не только парадоксальной формой, но и самой направленностью парадоксов, мишенью для которых служили современные нравы, современное «ходовое искусство», современные вкусы. Никакими хлесткими формулами об отсутствии связи между искусством и моралью нельзя уничтожить нравственного содержания произведений Уайльда. Наконец, не следует забывать и о том, что Уайльд - великолепный стилист - обогатил язык английской прозы, создав непревзойденные образцы лаконичного, гибкого, точного, богатого оттенками повествования. Все это вместе взятое делает творчество Уайльда заметным явлением в литературной истории Англии.[2.C.9]
Основная часть
1888-1895 годы были временами наивысшей творческой активности Уайльда. За это семилетие он написал и опубликовал основные свои произведения: два томика сказок-«The Happy Prince and Other Tales, 1888»; «A House of Pomegranates, 1891»; сборник рассказов-«Lord Arthur Saville’s Crime and Other Stories, 1891»; роман- «The Picture of Dorian Gray, 1890»; пять пьес - «Lady Windermere’s Fan, 1892», «A Woman of No Importance,1893», «Salome, 1891», «An Ideal Husband, 1894», «The Importance of Being Earnest, 1895»; серию теоретических статей, составляющую сборник «Intentions, 1891»; трактат-«The Soil of Man» и книжку стихов «The Sphinx, 1894». Он словно предвидел резкий поворот в собственной судьбе и скорую свою смерть, и торопился сделать побольше.[2.C.7]
Сказки О.Уайльда составили два сборника - «The Happy Prince and Other Tales » и «A House of Pomegranates». Эти две книги парадоксальным образом являют собой наиболее органическое воплощение эстетических идей Уайльда и наиболее резкое их опровержение.
Вообще уайльдовские сказки со многих точек зрения представляют собой своеобразное явление. Исследователи единодушно отмечают различные литературные и живописные явления в сюжетах, диалогах и стилистике этих произведений Уайльда. При этом обычно упоминают Бодлера, Готье, Флобера, Андерсена, Эдгара По, Веласкеса и др. Один из первых биографов Уайльда А. Ренсон говорил, что Уайльд «написал пером Флобера сказки, которые мог бы придумать Андерсен». Описание танцев в «The Birthday of the Infanta» вызывает у некоторых критиков воспоминание о рисунках Гойи, а фон, на котором происходит действие, - картины Веласкеса «Everybody was fascinated by the grave dignity with which they moved through the intricate figures of the dance, and by the elaborate grace of their slow gestures, and stately bows» [11.C.116].Такие сказки, как «The Fisherman and His Soul», неизбежно ассоциируются с эпизодами «1001 ночи». Все эти параллели отнюдь не надуманы. Сюжетная и стилистическая «похожесть» сказок Уайльда бросается в глаза. Однако, те же критики справедливо отмечают, что, несмотря на сходство со сказками разнообразных «предшественников», сказки Уайльда обладают своей индивидуальностью, имеют особый, неповторимый аромат.
Уайльд никогда не называл своих сказок сказками. На первый взгляд это может показаться странным, ибо в «The Happy Prince» и «A House of Pomegranates» имеются как будто все необходимые аксессуары сказки - молодые короли и принцы, разговаривающие животные, цветы и даже статуи, фантастические события, чудесные превращения и обязательная мораль.
Разумеется, многие из названных элементов присуще не только сказке. Они встречаются в басне, в притче, в эпической поэзии, в народной балладе. К тому же давно замечено, что во многих сказках Уайльда («The Young King», «The Fisherman and His Soul», «The Nightingale and the Rose», «The Star-Child») отчетливо ощущается стилистика библейской притчи, а образная структура «Соловья и розы», «Замечательной ракеты» и некоторых других произведений, вошедших в названные сборники, имеют частично басенную природу. .[2.C.8]
Предметом нашего литературно-языкового исследования являются замечательные с точки зрения выразительности языка и содержания сказки «The Happy Prince», «The Nightingale and the Rose», «The Selfish Giant».(«Счастливый принц», «Соловей и роза», «Великан - эгоист»). Это сказки, предназначенные не детям, а взрослой публике, не утратившей дара радоваться и изумляться. Бездарному, плоскому, безвкусному – словно дистиллированная вода – натурализму О.Уайльд противопоставил мир, где «красные ибисы подстерегают на отмелях золотых рыбок», а «свадебные пиры заключает танец розы»
Сказка «The Happy Prince», написанная в 1888 году, изображает «реальную жизнь в формах, далеких от реального». Нельзя не заметить, что мир разделен надвое: наслаждаются жизнью богатые и знатные, страдают и мучаются бедняки Счастливый принц и Ласточка - герои сказки - служат людям. Они раздают драгоценные камни и золото сотням бедняков, лишенных хлеба. В начале, глядя на статую принца в позолоте и каменьях, восхищаются авантюрист - Городской советник («He is as beautiful as a weathercock,-remarked one of the Town Councillors who wished to gain a reputation for having artistic tastes») [8.с27], Приютские дети, которые сравнивают Счастливого принца с ангелом («He looks just like an angel,- said the Charity children») [8.с.27].В конце Ласточка и принц погибают. Торжествует Мэр города, Чиновники. Статую, ободранную и грязную статую, расплавили в горне, а затем Мэр и Советники подняли спор: кого из них должна представлять новая скульптура.
Не менее трагична сказка «The Nightingale and the Rose», в которой соловей принимает смерть во имя любви добровольно. Куст пронзил его сердце, кровь наполнила растение, благодаря этому прекрасный бутон самой красной в мире розы распустился.
Студент сорвал цветок и предстал с ним перед профессорской дочкой, напомнив, что она обещала танцевать с ним, если он принесет ей красную розу(«You said that you would dance with me if I brought you a red rose, - cried the Student» [11.с.46]). Но девушке подарил настоящие каменья племянник Камергера, и она отказала студенту(«I am afraid it will not go with my dress - she answered; and, besides, the Chamberlains nephew has sent me some real jewels, and everybody knows that jewels cost far more than flowers» [11.с.46]). Тот в порыве отчаяния, швырнул цветок на дорогу (где его переехала телега) и решил отказаться от любви и посвятить себя Метафизике Высокие идеалы романтики и духовности показываются как вещи несовместимые с реальными жизненными обстоятельствами.
Немало зла и горя приносит людям любовь к себе. Эта мысль выражена в сказке «The Selfish Giant». Когда герой перестал пускать в сад детей, там воцарилась зима, северный ветер, град и мороз «The Spring came, and all over the country there were little customs and little birds. Only in the garden of the selfish Giant it was still winter». [11.С.48]
Но лишь только великан согласился допустить в свой сад ребятишек, как там весело защебетали птицы, оделись зеленой листвой деревья, а жизнь стала радостной и исполненной красоты. .[6.C.207] «And the trees were so glad to have the children back again that they had covered themselves with blossoms. The birds were flying about and twittering with delight, and the flowers were looking up through the green grass and laughing». [11.С. 50]
Чтобы добиться экспрессии в сказках, О.Уайльд использует разнообразные тропы. Нам интересно выяснить, какие тропы писатель использует чаще всего.
Троп – (с греческого «tropos» – поворот) - оборот речи, в котором слово или выражение употреблено в переносном значении в целях достижения большей художественной выразительности. В основе тропа лежит сопоставление двух понятий, которые представляются нашему сознанию близкими в каком–либо отношении. Наиболее распространенные виды тропов: аллегория, гипербола, ирония, литота, метафора, метонимия, олицетворение, перифраза, синекдоха, сравнение, эпитет.
Аллегория - (с греч. Allegoria-иносказание) - иносказательное изображение отвлечённого принятия при помощи конкретного, жизненного образа. Например, в баснях и сказках хитрость показывается в образе лисы, жадность - в обличии волка, коварство в виде змеи и т. д.
Гипербола – образное выражение, содержащие непомерное преувеличение размера, силы, значения и т. д. какого- либо предмета, явления.
Ирония – употребление слова или выражения в смысле, обратном буквальном с целью насмешки.
Литота – стилистическая фигура, суть которой заключается в определении какого – либо понятия или предмета путем отрицания противоположного.
Метафора – (с греч. Metaphora – перенос). Употребление слова в переносном значении на основе сходства в каком-либо отношении двух предметов или явлений. Метафора – один из наиболее распространенных тропов, так как сходство между предметами, или явлениями может быть основано на самых различных чертах.
Метонимия – (с греч. Metonymia – переименование) - употребление названия одного предмета вместо названия другого предмета на основании внешне или внутренней связи между ними; Связь может быть: между предметом и материалом, из которого предмет сделан; между содержимым и содержащим; между действием и орудием этого действия; между автором и его произведением.
Олицетворение – (с греч. Prosonopoieia, от prosopon –лицо, poieo – делаю) – приписывание неодушевленным предметам признаков и свойств живых существ.
Перифраза – (от греч.paraphrasis – описательный оборот, описания) – замена названия лица, предмета или явления описанием их существенных признаков или указанием на их характерные черты.
Синекдоха – (с греч.synekdoche – соподразумевание) – перенос значения с одного явления на другое по признаку количественного отношения между ними: употребление названия целого вместо названия части, общего вместо частного и наоборот. В качестве тропа синекдоха представляет собой разновидность метонимии. В синекдохе употребляется: часть вместо целого; родовое название вместо видового; видовое название вместо родового; единственное число вместо множественного; множественное число вместо единственного. [10.C.650]
Исследовав сказки «The Happy Prince», «The Nightingale and the Rose», «The Selfish Giant» («Счастливый принц», «Соловей и роза», «Великан - эгоист»), мы удостоверились, что особую роль в организации содержания играет язык Уайльда, его своеобразная интонация, непостоянная, меняющаяся, и в то же время очень четкая, а не употребление большого количества тропов. Язык сказок прост и точен, но отнюдь не беден. В синтаксической структуре фразы нет и намека на декоративные замысловатости. Недаром «сказки», по всеобщему признанию, являют собой классический образец английской прозы. Но синтаксической простоте сопутствуют богатая лексика и своеобразные обороты речи. Богатство и разнообразие в данном случае есть результат стремления к точности, следствие поисков единственного необходимого оттенка.
Что касается интонации, возникающей в результате взаимодействия лексической и синтаксической сфер, то она обладает поразительной гибкостью. Ее диапазон – от мягкого лиризма до глубокой иронии, от почти сентиментальной умиленности до едкого сарказма. Искусство, с которым Уайльд владеет интонацией, поразительно, и поэтому, вероятно, до сих пор вызывает зависть английских прозаиков.
Мы выяснили, что сказки Уайльда полны описаний, где использование тропов автором не отличается разнообразием. В основном мы находим сравнения и метафоры. Автор подробно описывает интерьеры комнат и дворцов, одежду и внешность своих героев, драгоценности и украшения, деревья и цветы (почти в каждой сказке имеется сад), употребляя всегда изысканные сравнения, эпитеты и метафоры, олицетворения, иногда антитезу. Но все, что он описывает, как правило, обладает необыкновенной живописностью, изяществом, изысканностью. Язык О.Уайльда имеет определенную экспрессивность и будоражит воображение и чувства читателей. При этом он пользуется весьма своеобразной палитрой.
В системе прилагательных, сравнений, метафор, уподоблений, которыми оперирует Уайльд, господствуют минералы и цветы. Его, в свое время, даже называли «минералогом и ботаником» в литературе. Шутка эта несправедлива. Уайльд был скорее «ювелиром и цветоводом». Поразительно, но факт: Уайльд, презирающий пошлые вкусы и стандартные представления английского среднего класса, шел в данном случае у них на поводу. Минералы интересовали его лишь после того, как ювелиры превращали их в драгоценные камни, а цветы – лишь тогда, когда руки садовников взращивали их внутри садовой ограды. Впрочем, с точки зрения уайльдовского эстетизма тут нет никакого противоречия – «искусство выше природы и не может ей подражать». Природа же, напротив, должна стремиться подражать искусству. Кровь может походить на рубин, синее небо – иметь цвет сапфира или бирюзы, зеленая трава – вызывать в памяти изумруд, но не в коем случае не наоборот. Что же говорить о людях? У студента («The Nightingale and the Rose») волосы как темный гиацинт, губы как розы, а цвет лица подобен слоновой кости; у Принца («The Remarkable Rocket») глаза похожи на фиалки, а волосы, словно из чистого золота; его невеста сначала бледна как белая роза, а затем подобна алой розе; у Инфанты («The Birthday of the Infanta») «волосы были как венчик из поблекшего золота», а у Сирены («The Fisherman and His Soul») не просто из золота, а «каждый отдельный волосок был как тонкая нить из золота, опущенная в хрустальный кубок; Звездный мальчик явился перед читателем бел и нежен ликом как слоновая кость, кудри его подобны завиткам златоцвета, губы похожи на лепестки алого цветка, глаза как фиалки, а тело своим цветом напоминает нарцисс.
Необходимо отметить экспрессивный потенциал синтаксического строя предложений, который особым образом помогает внести в произведение большую эмоциональную окраску и более ярко передает смысловое содержание произведения. Мы попытались определить и исследовать с помощью каких синтаксических особенностей Оскар Уайльд достигает такого экспрессивного потенциала.
Как известно, основной организующей единицей текста является предложение. Оно, благодаря своей структуре, во многих случаях способно выражать экспрессию, т.е. предложение, образованное по определенной модели, оказывается более выразительным, обладает увеличенной интенсивностью и по этой причине попадает в центр внимания воспринимающего информацию.
Экспрессия в языке как усиление выразительности, изобразительности сказанного, увеличение его воздействующей силы имеет место во многих, если не во всех языковых сфера, а также в предложении.
Создание нового предложения осуществляется в целях передать определенный содержательный смысл, а в ряде случаев и в целях выражения экспрессии, более яркой передачи смыслового содержания, поскольку «экспрессивность - это желание сделать высказывание более ярким и понятным». [7.C.65] Безусловно, не все предложения обладают подобным экспрессивным потенциалом, хотя следует отметить, что в соответствующем речевом контексте любое предложение может стать средством выражения экспрессии, если заключает в себе слова с дополнительными выразительными свойствами.
В нашем исследовании рассмотрению подлежат только те модели предложений, которые имеют экспрессивный потенциал.
Наиболее важными среди выразительных особенностей, используемых в сказках Оскаром Уайльдом, мы выделяем следующие:
- наличие в структуре предложения изысканных сравнений;
- необычность смысловых связей между компонентами предложения; - наличие в составе предложения компонентов или выразительных средств, способствующих определенной степени выразительности.
Наличие в структуре предложения изысканных сравнений
Сравнение как мыслительный акт и одновременно познавательная операция дает возможность определить количественные и качественные характеристики предметов. Кроме того, сравнить – это сопоставить «одно» с «другим» с целью выявить их возможные отношения»
В основе сравнения, заключенного в предложении, в сказках О.Уайльда, лежит выделение изысканного, оригинального, особенного признака, общего для сравниваемых предметов. Выделение такого признака ведет к усилению его интенсивности, т.е. выразительности, что придает предложению экспрессивный характер. Данное положение подтверждается примерами, взятыми из сказок Оскара Уайльда, которые включают предложения, имеющие экспрессивный потенциал в изысканном сравнении.
«The Happy Prince»
« his hands are like withered leaves.»[11.с.31] (а руки его как осенние листья.)
«At noon the yellow lions come down to the water’s edge to drink. They have eyes like green beryls, and their roar is louder then the roar of the cataract.» [11.c.33] (В полдень желтые львы сходят к реке на водопой. Глаза их подобны зеленым бериллам, а рев их громче, чем рев водопада.)
«The streets looked as if they were made of silver, they were so bright and glistening; long icicles like crystal daggers hung down from the eaves of the houses » [11.c.37] (Улицы стали выглядеть как серебряные, ; сосульки, как хрустальные кинжалы).
«The ruby shall be redder than a red rose, and the sapphire shall be as blue as the great sea» [11.c.35] (Краснее, чем красная роза, будет рубин у тебя, а сапфир будет голубым, как огромное море.)
«The Nightingale and the Rose»
«His hair is dark as the hyacinth-blossom, and his lips are red as the rose of his desire; but passion has made his face like pale ivory, and sorrow has set her seal upon his brow.»[11.c.39] «Его волосы темны, как темный гиацинт, а губы его красны, как та роза, которую он ищет, но страсть сделала его лицо бледным, как слоновая кость, и скорбь наложила печать на его чело.»
«Surely love is a wonderful thing. It is more precious than emeralds and dearer than fine opals. » [11.c.40] «Воистину любовь – это чудо. Она драгоценнее изумруда и дороже прекраснейшего опала.»
«She will dance so lightly that her feet will not touch the floor, »[11.c.40] «Она будет танцевать так легко, что ее ноги не будут касаться паркета, »
«My roses are white as white as the foam of the sea, and whiter than the snow upon the mountain. »[11.c.41] «Мои розы белые, - ответил он, - они белы, как морская пена, они белее снега на горных вершинах.»
«My roses are yellow as yellow as the hair of mermaiden who sits upon an amber throne, and yellower than the daffodil that blooms in the meadow before the mower comes with his scythe.» [11.c.41] «Мои розы желтые, - ответил он, - они желты, как волосы сирены, сидящей на янтарном престоле, они желтее золотоцвета на нескошенном лугу.»
«My roses are < > as red as the feet of the dove, and redder than the great fans of corals that wave and wave in the ocean-cavern.» [11.c.41] «Мои розы красные, - ответил он, - они красны, как лапки голубя, они краснее кораллов, что колышутся, как веер, в пещерах на дне океана.»
«Flame-colored are his wings, and colored like flame is his body. His lips are sweet as honey, his breath is like frankincense.» [11.c.43] «У нее крылья цвета пламени, и пламенем окрашено тело ее. Уста ее сладки, как мед, а дыхание подобно ладану.»
«So the Nightingale sang to the Oak-tree, and her voice like water bubbling from a silver jar. »[11.c.43] «И Соловей стал петь Дубу, и пение его напоминало журчание воды, льющейся из серебряного кувшина.»
«Pale was it, at first, as the mist that hangs over the river – pale as the feet of the morning, and silver as the wings of the dawn. As the shadow of a rose in a mirror of silver, as the shadow of a rose in a water-pool, so the rose that blossomed on the topmost spray of the Tree.» [11.c.44] «Сперва роза была бледная, как легкий туман над рекою, - бледная, как стопы зари, и серебристая, как крылья рассвета. Отражение розы в серебряном зеркале, отражение розы в недвижной воде – вот какова была роза, расцветшая на верхнем побеге Куста.»
Проанализируем особенности, с помощью которых предложение приобретает экспрессивную окраску.
В приведенных примерах признак определенного предмета (мертвые руки, зеленые глаза, алые губы, сосульки) выделяется, подчеркивается, попадает в центр внимания благодаря сравнению с аналогичным признаком другого предмета (осенние листья, берилл, гранат, хрустальные кинжалы). Таким аналогичным признаком является цвет предмета (зеленые глаза – зелень камня берилла; алые губы - гранат), характер его поверхности (сосульки - хрустальные кинжалы) или его качество (мертвые руки - осенние листья ).
Наряду с выделением и усилением признака осуществляется и такой важный процесс, как его уточнение в плане семантики. Как писал С.Л. Рубенштейн, «сами выразительные моменты речи переходят в ее семантическое содержание»[8. с.126]
(Семантика – в языкознании: значение, смысл (языковой единицы)[3.c.709]
Справедливость этого утверждения подтверждается вышеприведенными примерами. Так в словах «They have eyes like green beryls» подчеркивается, что глаза человека имеют один из множества оттенков зеленого цвета.
Аналогичное явление – уточнение оттенка алого цвета губ и белого цвета роз - имеет место в примерах «his lips are red as a pomegranate»[11.c.33] (его губы алы, как гранаты) или «My roses are white as white as the foam of the sea, and whiter than the snow upon the mountain. » [11.c.41] «Мои розы белые, - ответил он, - они белы, как морская пена, они белее снега на горных вершинах.»
Необычность смысловых связей между компонентами предложения

В предложении слова обычно соединяются между собой по определенным законам смысловой сочетаемости. Подобная сочетаемость переносится и на структуру предложения, где необычные и неожиданные смысловые отношения компонентов слов усиливают экспрессивный смысл предложения.[4.c.48]
«The Happy Prince»
Счастливый принц, покрытый золотом с ног до головы, с сапфирами вместо глаз, мальчуган, который все плакал, чтобы ему дали луну, приютские дети, которые никогда не видели ангелов, но знали, что Счастливый принц красив именно как ангел, а учитель математики, который нахмурился, потому что не любил, что дети видят сны, жизнь разбита из-за того только, что нет красной розы, создать розу из звуков песни при лунном сиянии и обагрить ее кровью сердца – все эти необычные смысловые отношения компонентов слов вносят экспрессивную окраску в содержание повествования, усиливая впечатления читателя.
«High above the city, on a tall column, stood the statue of the Happy Prince. He was gilded all over with thin leaves of fine gold, for eyes he had two bright sapphires,»[8.с.27]. («На высокой колонне, над городом, стояла статуя Счастливого Принца. Принц был покрыт сверху донизу листочками чистого золота, вместо глаз у него были два ярких сапфира»)
«The Nightingale and the Rose»
«yet for want of a red rose is my life made wretched. »[11.c.39] «-а жизнь моя разбита из-за того только, что у меня нет красной розы.»
«She will have no heed of me, and heart will break. »[11.c.40] «Она даже не взглянет на меня, и сердце мое разорвется от горя.»
«what is joy to me, to him is pain. » [11.c.40] «что (любовь) для меня радость, то для него страдание. Воистину любовь – это чудо.»
« and the little Lizard, who was something of cynic, laughed outright. [11.c.41]
«А маленькая ящерица, несколько склонная к цинизму, беззастенчиво расхохоталась»

«If you want a red rose, - said the Tree, - you must build it out of music by moonlight, and stain it with your own heart’s-blood»[11.c.41] « ты должен сам создать ее (розу) из звуков песни при лунном сиянии, и ты должен обагрить ее кровью сердца»
«Death is a great price to pay for a red rose, - cried the Nightingale,- and Life is very dear to all.Yet Love is better than Life, and what is the heart of a bird compared to the heart of a man?» [11.c.42] «- Смерть – дорогая цена за красную розу, - воскликнул Соловей. – Жизнь мила каждому! <> Но Любовь дороже Жизни, и сердце какой-то пташки – ничто в сравнении с человеческим сердцем! » (антитеза)
«Love is wiser than Philosophy, though he is wise, and mightier than Power, though he is mighty » [11.c.43] «В награду я прошу у тебя одного: будь верен своей любви, ибо как ни мудра Философия, - и как ни могущественна Власть, Любовь сильнее любой Власти.»
«Bitter, bitter was the pain, wilder and wilder grew her song, for the sang of the Love that is perfected by Death, of the Love that dies not in the tomb.» [11.C.45]
«Все мучительнее и мучительнее становилась боль, все громче и громче раздавалось пенье Соловья, ибо он пел о Любви, которая обретает совершенство в Смерти, о той Любви, которая не умирает в могиле. »
В приведенных примерах предложения характеризуются необычным смысловым сочетанием компонентов слов: «Смерть – за красную розу», «создать розу из звуков», «ящерица, склонная к цинизму», «Любовь – Смерть», «Любовь – не умирает в могиле». По этой причине они приобретают выразительность и попадают в центр внимания слушающего и читающего.
Наличие в составе предложения компонентов или выразительных средств, которые способствуют определенной степени выразительности

Экспрессивными являются предложения, в составе которых имеется слово- интенсификатор, обладающее экспрессивной окраской, или повторение.
«The Happy Prince»
«”I am glad there is some one in the world who was is quite happy, ”»
«The Nightingale and the Rose»
«Night after night have I sung of him, though I knew him not: night after night have I told his story to the stars and now I see him.»[11.C.39] «Ночь за ночью пел я о нем, хотя и не знал его, ночь за ночью рассказывал я о нем звездам, и наконец я увидел его.» Для выражения экспрессии автор использует часто повторение слов, усиливая этим впечатление от сказанного.
«Give me a red rose, - she cried, - and I will sing you my sweetest song.» [11.C.41]
«Дай мне красную розу, - воскликнул он, - и я спою тебе свою лучшую песню!»
«One red rose is all I want, - cried the Nightingale, - only one red rose! Is there no way by which I can get it?»[11.C.42] «Одну только красную розу – вот все, чего я прошу, - воскликнул Соловей. – Одну-единственную красную розу!» Так Соловей страстно выражает свое желание получить красную розу, исполнив именно лучшую песню.
«Bitter, bitter was the pain, wilder and wilder grew her song, for the sang of the Love that is perfected by Death, of the Love that dies not in the tomb.» [11.C.45]
«Все мучительнее и мучительнее становилась боль, все громче и громче раздавалось пенье Соловья, ибо он пел о Любви, которая обретает совершенство в Смерти, о той Любви, которая не умирает в могиле. »
«The Selfish Giant»
-«My own garden is my own garden,- said the Giant». [11.C.48]
«Мой собственный сад - это мой собственный сад, - сказал Великан»
«He was a very selfish Giant.»[11.48] «Он был очень эгоистичным этот Великан.»
«How happy we were there! – they said to each other» [11.C.48]
«Как счастливы мы были здесь! – сказали они друг другу.»
Как видно из приведенных примеров, слова-интенсификаторы (quite, very, how) являются составными частями предложений, которые имеют определенный экспрессивный потенциал в смысловом значении.
Некоторые предложения, в которых употреблены тропы, помимо экспрессивной окраски, могут иметь и другую стилистическую окраску с ироничным значением или выражением досады и унижения, акцентирования противоположных понятий. К числу таких предложений относится:
«The Happy Prince»
«He is as beautiful as a weathercock, - remarked one of the Town Councillors who wished to gain a reputation for having artistic tastes.» [11.C.27]
«- Он прекрасен, как флюгер-петух! – изрек Городской Советник, жаждавший прослыть за тонкого ценителя искусств. Но, конечно, флюгер куда полезнее!» (ирония)
«It is a ridiculous attachment, - twittered the other Swallows; - she has no money, and far too many relations.» [11.C.28]
«- Что за нелепая связь! – щебетали остальные ласточки. – Ведь у Тростника ни гроша за душой и целая куча родственников.» (метафора)
«I can see all the ugliness and all the misery of my city» [11.C.30] (гипербола)
«мне видны все скорби и вся нищета моей столицы.»
«The Nightingale and the Rose»
«The white Moon heard it, and she forgot the dawn, and lingered on the sky.» [11.C.45]«Бледная луна услышала ее и, забыв о рассвете, застыла на небе.» (олицетворение)
«The red rose heard it, and it trembled all over with ecstasy»[11.C.45]
«Красная роза услышала ее и, вся затрепетав в экстазе, раскрыла свои лепестки навстречу прохладному дуновению утра.»(олицетворение)
«The Selfish Giant»
« а деревья забыли, что им пора цвести. Как–то раз один хорошенький цветочек выглянул из травы, но увидел объявление и так огорчился за детей, что тут же спрятался обратно в землю и заснул.» (олицетворение)
« and the trees forgot to blossom. Once a beautiful flower put its head out from the grass, but when it saw the notice-board it was so sorry for the children that it slipped back into the ground again, and went off to sleep.» [11.C.49]
«After the seven years were over he had said all that he had to say, for his conversation was limited, and he determined to return to his own castle»(ирония) [1.С.47]. «Когда прошло семь лет, он рассказал все, что хотел рассказать, и он решил вернуться в свой замок.»
«And the North wind and the Hail, and the Frost, and the Snow danced about through the trees»[11.C.49]. (олицетворение) «И северный ветер, и град, и мороз, и снег танцевали среди деревьев.»
Эти предложения, помимо экспрессивности, обладают еще и эмоционально-оценочной окраской (отрицательной или положительной).
Заключение.
Таким образом, мы приходим к выводу, что трогательная гармония между эстетическим вкусом, индивидуальной интонацией и художественным мастерством использования изысканных сравнений и необычных смысловых связей в предложении, придает произведениям О.Уайльда экспрессию и оригинальность.
В своих сказках Уайльд не разрешил никаких проблем, и даже не подал надежды на их разрешения. Финалы сказок, как правило, пессимистичны: Зло не побеждено, Добро не празднует победы. Напрасно погибла Ласточка и разбилось оловянное сердце Счастливого принца – бедняки не стали богаче, богатые не сделались добрее; бессмысленно самопожертвование соловья, наколовшего сердце на розовый шип – алая роза погибла под колесами телеги; ни к чему доброта и благородство Звездного мальчика - его приемником стал тиран; смерть маленького Ганса не исправила Мельника и т.д.
Тем не менее, сказки Уайльда обладают значительной социально– нравственной ценностью, ибо содержат в себе, наряду с саркастическим осмеянием пороков существующего мира, страстную проповедь добра, сострадания и красоты.
Именно экспрессивный потенциал синтаксического строя предложений в сказках О.Уайльда заставляет более глубоко задуматься над проблематикой сказок, над их нравственным содержанием, вызывает бурю эмоций у читателя. Все стройные рассуждения о независимости искусства от жизни немедленно теряют силу, и оказывается, что всякое искусство (в том числе и сказки О.Уайльда) представляют собой отражение действительности и особую форму ее познания.









HYPER13PAGE HYPER15


HYPER13PAGE HYPER1417HYPER15




HYPER15Основной шрифт абзаца

Приложенные файлы

  • doc file10
    Экспрессия в сказках английского писателя О.Уайльда
    Размер файла: 163 kB Загрузок: 2

Добавить комментарий