Сказочные образы в творчестве Н.А. Римского-Корсакова на примере оперы «Снегурочка»

Министерство культуры и духовного развития РС(Я)
ГБОУ СПО Якутский музыкальный колледж (училище) им. М.Н. Жиркова






Курсовая работа

по дисциплине «Музыкальная литература»
на тему: «Сказочные образы в творчестве
Н.А. Римского-Корсакова на примере оперы «Снегурочка»








Выполнила: студентка III курса
отделения теории музыки
Филиппова Алена
Проверила: Давлетова Розалия Рашитовна






Якутск, 2015 г.
Содержание

Введение...3
Основной раздел
Сказочные образы в оперном творчестве Н.А. Римского-Корсакова6
Образ Снегурочки в одноименной опере Н.А. Римского-Корсакова...10
Заключение.20
Список использованной литературы...21
Приложение22














Введение

Николай Андреевич Римский-Корсаков (1844-1908) – русский композитор, дирижер, педагог, музыкально-общественный деятель, член «Могучей кучки».
Музыкальному творчеству Римского-Корсакова присущи красочно-изобразительный характер, особая чистота лирики, связанная с миром сказки, с поэзией русской природы, мастерство инструментовки, новаторство в гармонии.
Наиболее полно дарование Римского-Корсакова выявилось в произведениях, связанных с миром сказочности, с разнообразными формами русского народного творчества. Здесь раскрываются его живописно-изобразительный дар, чистота лирики – искренней, но несколько созерцательной, без повышенной эмоциональной напряженности. Композитору близок живописно-изобразительный характер музыки, связанной с русской природой, картинами народного быта, сказочными образами, немаловажна и роль образов Востока.
Творчество Н.А. Римского-Корсакова ярко национально. Композитор, в своих произведениях использует подлинные образцы музыкального фольклора и органично претворяет песенные интонации в собственных мелодиях. Также значителен его вклад в область гармонии и инструментовки: Николай Андреевич расширил и обогатил колористические возможности оркестра, создал свою систему ладово-гармонических средств, в основе которой – сложные лады (в т.ч. характерный звукоряд – гамма Римского-Корсакова); оркестровка композитора сочетает в себе красочность, блеск, ясность и прозрачность.
Римскому-Корсакову принадлежат 15 опер:
«Псковитянка» (1872) – это первая его опера-драма, имевшая особенно большой успех у демократической молодежи;
«Майская ночь» (1879);
«Ночь перед Рождеством» (1895) – сказочная опера, написанная по одноименным произведениям Н.В. Гоголя;
«Снегурочка» (1896, по пьесе А. Н. Островского) – опера-сказка;
«Садко» (1896) – сказочная опера, опера-былина;
«Млада» (1892) – опера-драма;
«Царская невеста» (1898) – опера-драма в 4 действиях по драме Льва Мея в обработке Ильи Тюменева. Первое представление оперы состоялось 22 октября 1899 года в театре Московского товарищества частной русской оперы;
«Сказка о царе Салтане» (1900) – сказочная опера;
«Кащей Бессмертный» (1902) – сказочная опера;
«Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» (1907, по мотивам русского эпоса) – четырнадцатая опера в четырех действиях, шести картинах. Основой сюжета стала легенда конца XVIII века о граде Китеже. Опера-легенда;
«Золотой петушок» (1907) – последняя опера композитора, написанная в 1906 году по одноименной сказке А.С. Пушкина (либретто В.И. Бельского). В этой опере отразились события, происходившие в России в 1905 году.
Цель работы: проследить образ Снегурочки в одноименной опере Римского-Корсакова и определить, какими музыкальными средствами композитор рисует данный сказочный образ.
Задачи:
Охарактеризовать оперное творчество Н.А. Римского-Корсакова в целом.
Сделать краткий обзор всех его сказочных опер.
Проанализировать сказочный персонаж – Снегурочку в одноименной опере композитора.
Объект исследования: опера Н.А. Римского-Корсакова «Снегурочка».
Предмет исследования: музыка XIX века.
Методы исследования:
- структурный метод;
- компаравистика.
Теоретические основы исследования: И.Ф. Кунин «Н.А. Римский-Корсаков», И. Образцова «Н.А. Римский-Корсаков. Краткий очерк жизни и творчества», Путеводитель «Оперы Римского-Корсакова», Н. Осипов «Жизнь великих музыкантов», А. Кандинский «Русская музыкальная литература».
Ключевые слова: Римский-Корсаков, опера, сказка, образ, ария, ариозо, ариетта, действие, анализ.

Сказочные образы в оперном творчестве Н.А. Римского-Корсакова

Как говорило выше, Николай Андреевич написал всего 15 опер. К сказочным сюжетам композитор тяготеет на протяжении всей творческой деятельности. Его известные сказочные оперы – «Снегурочка», «Ночь перед Рождеством», «Садко», «Золотой петушок», «Сказка о царе Салтане», «Кащей Бессмертный», «Сказание о невидимом граде Китеже» - все они написаны по мотивам русских сказок.
Слово «сказка» имеет несколько определений. Ее можно назвать одним из жанров фольклора, либо литературы. Это эпическое, преимущественно прозаическое произведение волшебного характера, обычно со счастливым концом.
Есть также сказка литературная – т.е. это эпический жанр: ориентированное на вымысел произведение, тесно связанное с народной сказкой, но в отличие от неё, принадлежащее конкретному автору. Литературная сказка либо подражает фольклорной, либо создает дидактическое произведение на основе фольклорных сюжетов.
Само слово «сказка» появилось в письменных источниках не ранее XVII века. От слова «казать»
В опере «Сказка о царе Салтане», по поэтическому произведению А.С. Пушкина, написанного в 1900 году, нашли отражение новые тенденции, характерные для русского искусства начале ХХ века.
Основой оперной выразительности Римский-Корсаков считал пение. Важную драматургическую роль в его операх выполняет и оркестр, которому нередко поручаются самостоятельные симфонические картины, антракты, например «Три чуда» («Сказка о царе Салтане»), «Сеча при Керженце» («Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии»). Рассматривая оперу, прежде всего как музыкальное произведение, Римский-Корсаков большое значение придавал ее литературной основе – либретто. Плодотворным было содружество композитора с либреттистом В.И. Бельским
В некоторых своих сказочных произведениях Римский-Корсаков воплотил в жизнь некоторых мысли и мечты о море. Например, опера «Садко» полностью связана с морем. Композитор чудесным образом с помощью музыки нарисовал картины тихого моря, поднимающегося урагана, слушатель представляет себе огромные волны, захлестывающие корабль несчастного купца. Все, что видел композитор за несколько лет, проведенных в море, слышится и ощущается в его операх.
«Садко» - по жанру представляет собой оперу-былину. Она написана в семи картинах. Либретто по мотивам былин было создано композитором совместно с В.И. Бельским. Впервые исполнена 7 января 1898 года в Москве, на сцене Русской частной оперы (театр С.И. Мамонтова). Действие происходит в Новгороде и на море-океане в полусказочное-полуисторическое время. Между четвертой и пятой картинами проходит двенадцать лет.
«Майская ночь» - опера в трех действиях. Либретто оперы написано композитором по одноименной повести Н.В. Гоголя. Впервые она поставлена 21 января 1880 года в Мариинском театре в г. Петербурге.
В «осенней сказочке» «Кащей бессмертный» (1902), подчеркивается театральная условность и элементы стилизации народного лубка. В ней сказочная тематика трактуется символистско-аллегорически.
Высокие нравственно-философские проблемы подняты в опере-легенде «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» (1904). Опера написана в четырех действиях (шести картинах), либретто к ней также написал В.И. Бельский по мотивам древнерусских сказаний. Впервые опера поставлена в Мариинском театре в Петербурге 20 февраля 1907 года.
Последнее произведение, опера «Золотой петушок» (по А.С. Пушкину, 1907), над которой трудился композитор, долгое время не могла пройти отдел цензуры. В опере Николай Андреевич откровенно высмеивал царя и его приближенных. Цензоры долгое время не пропускали оперу на сцену, заставляли несколько раз переделывать либретто. Не смотря на то, что все указания исполнялись, опера так и не выходила.
Более подробно мы остановимся на опере «Снегурочка». Эта «весенняя сказка» представляет собой оперу в четырех действиях с прологом. Либретто к опере было написано Н.А. Римским-Корсаковым по пьесе А.Н. Островского. Премьера «Снегурочки» состоялась 10 февраля 1882 года в Мариинском театре в Петербурге. Она привлекла композитора своим оптимизмом, красотой старинных народных обычаев и образов, поэтичностью образов, богатством и народностью языка. Придал ему черты высокой сказки.
В «Снегурочке» Н.А. Римского-Корсакова сложилась цельная идейно-философская концепция. Она выражена в сопоставлении и параллельном развитии двух контрастных образных сфер. Изображение мира людей и мира природы.
Эстетика сказки-мифа предопределила особое значение в «Снегурочке» иносказаний, философско-поэтического подтекста, художественной символики. Над всем действием в опере стоит образ божества – Ярило (Солнца). Оно олицетворяет собой «творческое начало, вызывающее жизнь в природе и в людях» и управляет ходом событий (времена года).
Композитор разделяет действующие лица на 3 категории. Группу мифических персонажей – Дед Мороз, Весна-Красна, Леший. Группу полумифических, полуреальных лиц – Девушки-Снегурочки, Лель-пастух и царь Берендей. Группа реальных персонажей – Купава и Мизгирь, Бобыль и Бобылихя, Бермята, Бирючи.
Музыкальные средства, рисующие образ Весны-Красны (матери Снегурочки) – это мотивы (зов) в партии валторн, возвещающие стихийное значение весны.
Обрисовку Деда Мороза – показывает музыка унылого, застылого характера, дающая представление о зимней стуже. В то же время Весна и Мороз наделены людскими обликами: Весна – прекрасной женщиной, Мороз – с виду сурового, но добродушного богатыря. Эти образы остаются неподвижными, эпически неизменными.
Фигуры «безначального» и «бесконечного» мира берендеев – «вечно старый царь» и «вечно юный пастух-певец». Лель – сын и жрец Ярило, он излучает своим пением и всем своим существом божественную силу Солнца. По словам композитора, Лель – «олицетворение вечного искусства музыки». Основная характеристика Леля сосредоточена в трех песнях (протяжной, плясовой, хороводной), запевая гимн царю и приветственную песнь Ярило – Солнцу, пастух выступает в роли народного певца-корифея. Все это делает его типизированной фигурой народного певца-музыканта.
Образ царя Берендея – поэтически глубокий, по сказочному причудливый. Берендей – добрый и справедливый правитель, истинный отец своего народа (в сценах с Бермятой и Купавой, в сцене суда над Мизгирем, в своем отношении к Снегурочке). Тема самым, образ царя, дополняет образ Леля, символизирующий искусство.
Мы остановимся на лирическом персонаже оперы – Снегурочке.

Образ Снегурочки в одноименной опере Н.А. Римского-Корсакова

Снегурочка – полуфантастический-полуреальный девический образ: он сказочно «холоден» и одновременно полон лиризма, живой человечности и вносит временную дисгармонию в жизнь берендеев. Снегурочка невольно разрушает счастье Купавы и страдает сама, познавая горестные, а не радостные чувства. Полученный от матери-Весны драгоценный дар любви становится залогом «гибели» девушки-Снегурочки: она умирает – истаивает от силы испытываемого блаженства, под действием безжалостных лучей Солнца. С исчезновением Снегурочки восстанавливается мир и благоденствие в народе берендеев.
Снегурочка представляет собой романтический образ – существа фантастического, природного, стремящегося стать человеком, но возвращающегося обратно в лоно стихии. Одна из примечательных особенностей оперы – это превращение полусказочной девочки-подростка в живую девушку и затем длительное развитие лирического образа.
Различные стороны образа Снегурочки раскрываются в контрасте ее сольных и дуэтных построений (см. в приложении):
- ария Снегурочки «С подружками» из пролога, рисует образ сказочной «лесной» девочки;
- ариетта «Слыхала я», следующая за арией, характеризует лирическую сущность образа главного персонажа;
- ариетта из 1 акта оперы «Как больно здесь» выражает печаль обиженной Лелем девушки;
- ариозо «Пригожий Лель» из 3 акта – ее ревнивое горе;
В 4 действии развитие образа становится более напряженным, а музыкальные формы – более текучими и свободными. В небольшом монологе – обращении к Весне «Кругом меня все любят», речитативном по складу, музыка полна страдания и тоски. А восклицания «Ах, мама, мама, что теперь со мной!» - восторга обновленной души.
Но в последующем преобладает музыкально-обобщенное воплощение лирических состояний: упоенность нежным и светлым чувством – в дуэте с Мизгирем («Душа полна моя»), сладостное изнеможение от силы любви – в сцене таяния.
Другая важная особенность образа Снегурочки в том, что он как бы приподнят над миром природы и миром людей, хотя принадлежит им обоим. От явлений природы Снегурочку отделяет заложенная в ней человечность. Но берендеям она видится волшебным, морозным существом (например, появление Снегурочки перед Бакулой Бобылем, а затем в палатах царя). Переживания героини и характеризующая ее музыка не похожи на горячность чувств Купавы и Мизгиря, на сочный лиризм их музыкальных характеристик.
С образами Снегурочки, Купавы и Мизгиря связана линия драматического действия в опере, но развитие ее не достигает подлинного драматизма. Этому препятствует, с одной стороны, сказочность сюжета и особенности образа главной героини, с другой – влияние эпического начала. Оно проникает в характеристики персонажей и придает им оттенок эпической условности. В формулах «заклятия» обличает перед всем народом изменника-Мизгиря Купава, в песне-сказывании она жалуется на обидчика царю, в плавных ритуальных формах протекает царский суд. Волшебная ситуация ослабляет драматические моменты партии Мизгиря в сцене с Лешим и призраком Снегурочки. Поэтому вторую драматургическую линию оперы следует охарактеризовать как развертывание драмы лирико-эпической.
Ария и ариетта Снегурочки – являются лирическим центром пролога. У Снегурочки лирико-колоратурное сопрано. Здесь дается полная развернутая характеристика героини оперы, экспозиция ее образа. В этих номерах композитор характеризует основные стороны образа Снегурочки: его реальные девические черты и вместе с тем волшебные, указывающие на связь Снегурочки с миром природы. Главные темы обоих номеров относятся к числу самых важных лейтмотивов произведения. Они составляют основу характеристики Снегурочки.
В арии «С подруженьками по ягоду ходить» (E-dur) возникает пленительный облик юной девушки, почти ребенка, шаловливой и резвой, по-детски непосредственной, а наряду с этим вырисовываются и причудливые, фантастические черты этого сказочного лесного существа. Мотивы арии составляют лейттему Снегурочки, рисующие здесь, по словам композитора «внешний мажорный» облик героини сказки, ее грацию, простодушие, холодность. Колоратуры Снегурочки также создают впечатления легкости, воздушности (см. в приложении):
Нотный пример
Ариетта «Слыхала я, слыхала» (d-moll) еще полнее раскрывает таящее в Снегурочке весеннее начало. Вводящая в ариетту напевная фраза на словах «людские песни» выражает чувство неудержимого стремления к людям, которое искусство пробуждает в душе Снегурочки. Здесь композитор проводит свою излюбленную мысль об облагораживающей, очеловечивающей, животворящей силе искусства.
Тема ариетты характеризует, как указывает Римский-Корсаков, «поэтическое чувство, как бы в скрытом состоянии живущее в душе холодной Девушки-Снегурочки».
Ариетта полна сдержанно-страстного томления. Ее лирическая мелодия построена на необычных и напряженных оборотах, изобилует полутоновыми интонациями, в гармонизации темы постоянно сопоставляются минорные и мажорные трезвучия с их обращениями. Между тем плавно «парящие» аккорды флейт и кларнетов, составляющие фон к мелодии, своей воздушностью и несколько мерцающим колоритом вносят легкое ощущение фантастики и наполняют музыку живым дыханием природы (см. в приложении):
Нотный пример
Ариетта передает увлеченность Снегурочки песнями Леля и наиболее ярко раскрывает лирическую сторону ее образа, таящееся в нем «весеннее» начало.
В заключительной сцене пролога вновь выявляется сказочная сущность героини оперы, и комизм уступает место фантастике (см. в приложении).
Ариетта Снегурочки и Купавы. В этой лирической сцене сопоставлены два контрастных вокальных номера – ариетты Снегурочки и Купавы. В них обрисованы два различных девических образа. Снегурочка – хрупкая и нежная натура, пленяющая своей трогательной безответностью. Купава – страстная, увлекающаяся девушка, открыто и темпераментно выражающая свои чувства (см. в приложении).
Ариозо Снегурочки. Новая крупная часть 3 акта открывается лирической сценой Снегурочки (см. в приложении).
Нотный пример
Сцена Снегурочки с Мизгирем. Снегурочка в задумчивости напевает полюбившуюся ей песенку «Ах, цветочки-василечки» (мелодия эта звучала в прологе со словами «В сумеречки тебя утешу»), но размышления девушки нарушены приходом Мизгиря (баритон). С этого момента начинается сцена-дуэт. Композитор уделяет здесь основное внимание образу Мизгиря, обрисованному в страстных, патетических тонах. Речитативы и небольшие ариозо Мизгиря драматичны, порой им свойствен мрачный оттенок.
Дуэт Снегурочки и Мизгиря. Снегурочки теперь согрето теплом любви, она готова ответить любовью на любовь. Происшедшая перемена отражает в музыкальной характеристике Снегурочки: в дуэте с Мизгирем (он непосредственно следует за исчезновением Весны) появляются новые песенные темы, среди них – «нежно ласкающий любовный напев» (см. в приложении).
Нотный пример
Сцена таяния – кульминация в развитии образа Снегурочки. Лирическая сторона ее характеристики получает здесь наиболее полное выражение, но наряду с тем вновь отчетливо выступают и сказочные черты этого полуреального, полуфантастического образа (см. в приложении).
Нотный пример
Четырехкратное возвращение темы ариетты вносит в форму сцены таяния черты рондообразности. Снегурочка исчезла, но, несмотря на это опера заканчивается в светлых, торжественных тонах.
В опере «Снегурочка» Н.А. Римский-Корсаков боле широко и последовательно, использовал тематические комплексы или тематические группы, в которые входят и развернутые темы, и короткие мелодические построения, а также лейтгармонии и лейттембры: флейта – у Снегурочки, валторна – у Весны, кларнет – у Леля, кларнет-бас – у Мизгиря.
Источником формирования музыкального образа Снегурочки служат две темы. Одна из них в полном виде звучит у флейты при появлении героини оперы в конце пролога, на ее мотивах построена ария «С подруженьками». В своем разборе партитуры композитор указывает, что это целостная мелодия «распадается на пять резко очерченных коротких мотивов или фраз». Особенно важную роль последующем развитии играет мотив «Ау, ау» (третий), а также две интонационно родственные фразы: «Милей Снегурочки твоей» и «Без песен жизнь не в радость ей» (четвертый и пятый мотивы).
Мотив «ауканья» уже в арии появляется в двух видах: мажорного и минорного наклонениях («Ой, Ладно, Лель!»). Оба они могут считаться представителями одного, коренного вида лейтмотива. Его видоизменения носят отчасти колористический, но большей частью мелодико-ритмический характер. Гармоническое варьирование мажорного варианта раскрывает сказочную сторону образа. Появление Снегурочки в прологе и во 2 акте сопровождаются искрящимися пассажами флейты на фоне диссонирующих гармоний. Они подобны причудливым морозным узорам из очертания которых возникает «силуэт» снежной девочки. Варианты же минорного мотива связаны, в основном, с развитием лирической драмы героини и передают чувства печали, неутоленной жажды счастья. Эти мелодические обороты проникают в ариетту «Как больно здесь»; на них строится драматическая фраза Снегурочки «Отдай любовь» в конце 3 акта и призыв «Родимая, в слезах тоски и горя» в сцене у Ярилина озера: из этого же мотива рождается чудесная элегическая фраза «Людские песни».
Более значительно преобразуются другие мотивы – лейттемы, их композитор использует в переломные моменты развития образа, для выражения душевного подъема, восторженных светлых любовных чувств, которыми одаряет свою дочь Весна. Новые мелодические распевные варианты мотивов появляются в речитативе Снегурочки (после хора цветов). В нем также слышны и тематические предвестники «нежно – ласкающего любовного напева» из дуэта с Мизгирем.
Вторая лейттема Снегурочки, на которой построена ариетта пролога «Слыхала я», целиком служит выражению лирической сущности образа. Она претерпевает особенно глубокие интонационные изменения (мелодико-ритмические, гармонические, тембровые). Как и основная лейттема, она предстает в нескольких интонационно близких мелодических фразах, заключающих скрытую интонацию уменьшенной кварты.
Видоизменение лейтмотивов этой группы используются композитором для передачи психологически контрастных моментов эволюции образа. В ариозо из 3 акта они выражают щемящую сердечную боль отвергнутой девушки: «Пригожий Лель, ужель тебе не жалко». В сценах Снегурочки с Мизгирем и с царем в 4 акте они еще более меняют свой художественный облик: в обращении царю речитативная, тоскующая и элегическая фраза звучит как восторженно-страстное признание («Что я люблю его»); в дуэте с Мизгирем тема «поэтического чувства» превращается в светлую и привольно льющуюся любовную мелодию.
Особенно глубокое преобразование лирический тематизм получает в гениальной сцене таяния. Решающую роль играет гармоническое и тембровое обновление. Тема «поэтического чувства» появляется и в вокальной партии, и у оркестра – но уже не у гобоя, а в теплом «пении» струнных, временами поручается солирующей скрипке; ее сопровождают уже не простые трезвучия, а сладостно-экпрессивные гармонии – зыбкие и мягко перетекающие одна в другую, окрашенные таинственными тритоновыми ходами баса. Ласково и примирено, почти иллюзорно звучит в высоком сопрановом регистре мелодия любви («О, милый мой»). Образ Снегурочки как бы начинает парить в воздухе, тема «поэтического чувства» переходит в оркестр, хор произносит слова о «чудном, невиданном диве». Замирающее глиссандо арфы (оно рассеивает, растворяет звуковую ткань) символизирует исчезновение волшебного существа: «Снегурочки уж нет»
В сцене таяния особенно наглядно проявилось вдохновенное мастерство Римского-Корсакова. В новом художественном качестве в этой синтетической и динамизированной репризе предстает тематизм арии и ариетты пролога, дуэт с Мизгирем, а также и других мест оперы (напомним о появлении лейтмотива Ярилы во вступительном разделе сцены). Однако такая многотемность нисколько не вредит целостности музыкальной формы. Основой ее являются две «строфы» - два проведения главного и продолжающего тематического построения мелодии «поэтического чувства». Строфы эти рассредоточены: основной продолжающий мотивы разделены эпизодом («О мать Весна» - в первом проведении, напевом «О, милый мой» - во втором). Важную, формообразующую роль играет и модуляционный план сцены. Он построен на сопоставлении одноименных, но ладово-контрастных тональностей: до-диез минора – в первой строфе, ре-бемоль мажора – во второй. Ре-бемоль мажор служит тональной опорой большей части сцены. Сцена таяния примечательна и с точки зрения музыкально-драматургических закономерностей развития оперного образа у Римского-Корсакова.
Нельзя не отметить и того значения, которое придавал Римский-Корсаков закономерным тональным, модуляционным планам. В «Снегурочке» впервые наметились характерная для Римского-Корсакова образная трактовка тональности: ре-бемоль-мажора – как тональной сферы любви, тепла (напомним о сцене поцелуя), ля мажора – тональности «молодости, весны и весны ранней, с ледком и лужницами, а весны, когда цветет сирень и все луга усыпаны цветами» (Хор цветов, речитатив царя «На розовой заре», первое изложение лейттемы Весны).

Заключение

Творчество Римского-Корсакова глубоко самобытно и вместе с тем опирается на классические традиции. Гармоничность мировосприятия, ясность музыкального мышления, тонкий артистизм роднят его с М. И. Глинкой. Связанный с прогрессивными идейно-художественными течениями 1860-х годов, Наиболее полно дарование Римского-Корсакова выявилось в произведениях, связанных с миром сказочности, с разнообразными формами русского народного творчества.
Творчество Римского-Корсакова ярко национально. Композитор использует подлинные образцы музыкального фольклора и органично претворяет песенные интонации в собственных мелодиях. Значителен его вклад в область гармонии и инструментовки: расширил и обогатил их колористические возможности, создал свою систему ладово-гармонических средств, в основе которой – сложные лады (в т.ч. характерный звукоряд – гамма Римского-Корсакова); оркестровка сочетает красочность, блеск с ясностью, прозрачностью.
Таким образом, можно сделать следующие выводы: композитор, чтобы изобразить образ Снегурочки использует часто светлые, мажорные тональности. В оркестре, флейта или арфа дополняют волшебный образ сказочной героини. В сольных и дуэтных номерах Снегурочки мелодия очень напевная, лиричная, используются различные хроматические ходы.





Использованная литература:

Русская музыкальная литература: Учеб. пособие. Вып. 3. – Издание 6-е. / Кандинский А.И., Орлова Е.М./. – Л.: Музыка, 1983. – 344 с. ил., 2 л, ил.
Кунин И. Ф. Николай Андреевич Римский-Корсаков. – М.: Музыка, 1988. – 159 с.
Образцова И. Николай Андреевич Римский-Корсаков (1844-1908): краткий очерк жизни и творчества. – Л.: Музыка, 1964. – 111 с.
Оперы Н.А. Римского-Корсакова. Путеводитель. – М.: Музыка, 1975. – 478 с., нот., 1 л. ил.
Осипов Н. Жизнь великих музыкантов – М.: Музыка, 2002.
Приложение

Раздел
Тональность
Описание

Пролог

Ария Снегурочки
«С подружками по ягоды ходить»
E-dur
Ария написана в трехчастной форме. 1 часть – показывает мечтания Снегурочки, затем краткое речитативное построение – обращение Снегурочки к Деду Морозу («Пусти, отец») – образует переход к середине формы в As-dur, здесь звучит новая тема – песенная, связанная с песнями Леля.
Ария является лирическим центром пролога, в котором дается экспозиция образа и первая развернутая характеристика героини. В мелодике арии преобладают подвижные мотивы инструментального характера, проходящие в пении и у солирующей флейты, где они окрашиваются в холодные тона. Эти мотивы составляют лейттему Снегурочки. Колоратуры героини создают впечатление легкости. Рождаясь из интонации «ауканья», они воспринимаются как один из «голосов природы».

Ариетта Снегурочки
«Слыхала я, слыхала»
d-moll
Тема ариетты характеризует, «поэтическое чувство, как бы в скрытом состоянии живущее в душе холодной Девушки-Снегурочки». Она полна сдержанно-страстного томления. Лирическая мелодия построена на необычных и напряженных оборотах, изобилует полутоновыми интонациями, в гармонизации темы сопоставляются минорные и мажорные трезвучия с их обращениями.
Легкое ощущение фантастики и наполнение музыки живым дыханием природы придает мелодии аккорды флейт и кларнетов.
В противоположность арии с ее четко ограниченными частями, предложениями и фразами, ариетта характеризуется непрерывностью течения мелодии, значительной сглаженностью граней формы. По своей композиции ариетта является периодом из трех предложений, предваряемых четырехтактным вступлением. Первое предложение «и жаворонков пенье» содержит один из двух мотивов «темы поэтического чувства». В среднем предложении «слыхала я и громкие раскаты» развиваются полутоновые интонации темы и углубляется лирическое настроение. Реприза «песни Леля дороже мне» весьма свободна. Она начинается с несколько измененного проведения вступительного четырехтакта. Здесь в качестве второго голоса введен английский рожок. Он подчеркивает силу томящих Снегурочку чувств. Внезапный скачок на октаву вверх (при словах «и дни и ночи») образует главную мелодическую вершину ариетты, из которой изливается нисходящая мелодия.


Заключительная сцена пролога

В заключительной сцене пролога (приход Снегурочки к берендеям) переплетаются комическое (Бобыль) и волшебное (Снегурочка). Это взаимопроникновение реального и сказочного ярче всего показано в коротком эпизоде появления Снегурочки перед Бакулой Бобылем. Бобыль поет песню, но внезапно все обрывается на диссонирующем аккорде, а затем на фоне той же гармонии из трели флейты соло возникает вариант лейтмотива Снегурочки. Здесь становится вновь явной сказочная сущность героини и комизм уступает место фантастике.

1 действие

Ариетта Снегурочки
g-moll
В ариетте получают развитие лирические, реально человеческие черты образа. Музыка ариетты полна теплоты и задушевности. Мелодия широкая и распевная, отличается непрерывностью и пластичностью. Часто кантиленные – то плавные, то с ходами на сексту и квинту – мелодические обороты естественно сочетаются с выразительными декламационными мотивами голоса и тоскливыми фразами солирующей флейты. В заключительных тактах «Но я возьму у матери-Весны немножечко солнечного тепла» устанавливается просветленное настроение. Минор, сменяется одноименным мажором, сопрано и флейта сливаются в ясном и прозрачном звучании.

3 действие

Ариозо Снегурочки
E-dur
Ариозо представляет собой лирическую сцену Снегурочки. В нем выражены чувства уязвленной гордости и ревности, терзающие девушку. В отличие от предыдущих вокальных номеров, ариозо Снегурочки приближается к монологу, который складывается из последовательности разнохарактерных эпизодов. Композитор здесь обращается к иным средствам выразительности: мелодика изобилует декламационными оборотами, острыми гармониями. Между тем большая часть тематического материала ариозо не нова, а заимствована из звучавших в прологе арии и ариетты Снегурочки.
Во вступительном соло флейты один из основных мотивов Снегурочки впервые проходит в миноре и приобретает благодаря этому печальный характер. Элегически звучащие первые фразы («Пригожий Лель, ужель тебе не жалко») интонационно связаны с некоторыми мелодическими оборотами ариетты d-moll.
Вслед за восклицанием «Красавица ль Снегурочка?», оттененными возбужденными фразами струнных (из вступления к арии пролога), у гобоя появляется новый мотив, построенный на полутоновых «стонущих» интонациях.


Ариозо Снегурочки
E-dur
Развитие мотива ревнивого горя прерывается горестно молящим речитативом «О, разве лучше Снегурочки Купава?». Заключение ариозо, нежное и ласковое по настроению «Пригожий Лель, люби меня», носит песенный характер. В нем встречаются мелодические обороты из ариетты Снегурочки первого действия. Только в этом эпизоде ариозо прочно устанавливается главная тональность E-dur, подготовленная тональным развитием предыдущих эпизодов ариозо, в которых затрагивается тональность A-dur (субдоминанта E-dur) и многократно звучат доминантовые гармонии главной тональности.

Сцена Снегурочки с Мизгирем
D-dur
B-dur
На протяжении сцены неоднократно проходит видоизмененный манящий мотив Снегурочки. Появляясь в новом ритмическом рисунке и на фоне сменяющихся обращений доминантсептаккорда в различных тональностях в несколько неопределенном по тембровой окраске октавном звучании флейты и английского рожка, он приобретает таинственный облик.
Композиция сцены определяется программой – сценической ситуацией. Однако появление B-dur в начале и в конце сцены, а также чередование тем Снегурочки с эпизодами волшебных превращений леса придают всей этой картине стройную и логичную музыкальную форму.

4 действие

Сцена таяния

d-moll
cis -moll
gis-moll
E-dur

Сцена таяния написана в виде свободного ариозо, состоящего из нескольких переходящих один в другой эпизодов. Сцена включает значительное количество мотивов, ранее появлявшихся в музыкальной характеристике Снегурочки. Во вступительном разделе при словах «Великий царь» звучит тема, встречавшаяся в прологе на словах «людские песни», далее проходит начальный мотив ариетты d-moll из пролога, за ней у кларнета – первая тема из дуэта Снегурочки и Мизгиря из четвертого действия, и грозный лейтмотив Ярилы-Солнца.
После этого начинается сцена таяния: «но что со мной? Блаженство или смерть? Какой восторг! Какая чувств истома!» В этом разделе cis-moll новое развитие получают чувства томления, сладкого блаженства, которые слегка были намечены в ариетте пролога. Здесь тематический материал ариетты окрашен в теплые и трогательные тона. Тема ариетты звучит у солирующей скрипки с флейтой, несколько позже в унисоне скрипок и гобоя. Ее экспрессия и томность усиливается благодаря обилию задержаний, проходящих звуков и неустойчивой гармонизации; каждый двухтактный мотив заканчивается на D7 разных тональностей (cis-moll, gis-moll, E-dur).


Сцена таяния

As-dur
es-moll
Des-dur
Краткий эпизод As-dur «В очах огонь» приводит к сокращенному проведению той же темы ариетты в тональности es-moll «Люблю и таю». На этот раз она проходит у сопрано с кларнетом, к аккомпанирующим струнным присоединяются духовые и арфа. Вслед за тем в Des-dur звучит любовный напев – обращение к Мизгирю «О, милый мой», появляющийся в окружении прозрачно-холодных тембров флейт и кларнетов и волшебной звучности флажолетов арфы. Заключительный раздел сцены – проведение в оркестре мелодии ариетты пролога (до конца удерживается Des-dur), постепенно удаляющейся и наконец, растворяющейся в воздушном глиссандо арфы.
Снегурочка исчезла, но, несмотря на это опера заканчивается в светлых, торжественных тонах.


 Владимир Иванович Бельский (1866-1946) русский поэт, либреттист. Окончил юридический и естественный факультеты Санкт-Петербургского университета. В 1890-х годах познакомился с Н. А. Римским-Корсаковым и стал автором либретто к нескольким его операм: «Садко», «Сказка о царе Салтане», «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», «Золотой петушок». После революции эмигрировал, проживал в Югославии и в Германии.











HYPER15Основной шрифт абзаца

Приложенные файлы

  • doc Kursovaya3
    Курсовая работа на тему "Сказочные образы в творчестве Н.А. Римского-Корсакова на примере оперы «Снегурочка»
    Размер файла: 128 kB Загрузок: 5

Добавить комментарий