Гусева аызхана о войне 7кл.

Старый солдат.
Война
Опять война!
А может, нам о ней забыть?
Нет! Нельзя. Мы просто не имеем права.
Война. Давно это было. Много воды утекло с тех пор, но живут рядом люди, которые не позволяют забыть те далёкие сороковые. И мы по крохам собираем воспоминания живущих среди нас ветеранов, чтобы восстановить в памяти все ужасы войны. Учим и поём с дрожью в голосе песни их молодости. Читаем книги и смотрим фильмы о войне, чтобы помнить и не повторить
В нашей школе есть музей, где проходят уроки Мужества, где организуются праздники, посвящённые тем, чьи фотографии висят на стене. На нас сморят разные лица ветеранов: молодых людей – тех, кто погиб на войне; пожилых мужчин – они умерли от ран и болезней в мирное время. И только на одной фотографии изображён человек, который сидит сейчас рядом со мной и со слезами на глазах рассматривает знакомые черты своих друзей, односельчан, вспоминая о былом.
Это Лукашкин Иван Фёдорович. Вот он сидит напротив такой простой, домашний, в аккуратном пиджаке (торжественно одетом по случаю праздника), на котором тихонько позванивают награды. Его голубые глаза то и дело наполняются слезами. Он неловко крутит головой, объясняя нам, что это от солнышка. Я-то понимаю, как волнительны для ветерана и все его рассказы о войне, и наше с ребятами внимание к нему. Дрожащим тихим голосом гость скудно делится воспоминаниями о прошлом.
«На войну – то попал в самом конце,- говорит Лукашкин,- годами не вышел, хотя не раз убегал на фронт, боялся опоздать – возвращали домой. А уже в тысяча девятьсот сорок четвёртом повестка пришла. Мне не было тогда ещё семнадцати. Провожали, как положено, всем селом. Женщины плакали, просили поберечь себя и узнать об их родных: а вдруг встретятся? Именно тогда понял: война не шутка!»
Не мог отсиживаться тогда Иван Фёдорович, для него служба в рядах Советской Армии была делом чести: в тысяча девятьсот сорок третьем году погиб отец в Украине, затем почти в то же время его дядя. Ох, и ненавидел же он фашистов. Думал, за всех отомстит. Боевое крещение вместе с молодыми, такими же безусыми, бойцами принял под Воронежем, где впервые увидел целый эшелон пленных немцев, которые голодные и заморенные рыскали под вагонами в поисках еды Их везли в Сибирь на стройку. Не было почему-то ни страха, ни чувства ненависти к ним, только недоумение и ужас: а вдруг и мы так ?! Эшелон с советскими бойцами направлялся на Кавказ.
Сначала шесть месяцев занимался в учебке, прошёл курс молодого бойца, после которого направлен на кавказскую границу, в Азербайджан в город Баку. Здесь, может быть не так, как на передовой, но служить тоже было опасно. Очень часто нарушалась и обстреливалась граница. Ни минуты покоя не знали воины Советской Армии. Хорошее вооружение и предельная внимательность нередко спасали им жизнь. Тяжёлой служба была, каждую минуту подстерегала опасность: убивали на границе и чужих, и, бывало, своих. Первое время жутко было, старшие подбадривали: «Не бойтесь, всё равно победим!» - и становилось легче, жить хотелось всем В последний военный год и кормили плохо: то гнилая рыба, то сырой картофель. От недоедания спасала служба – заняты постоянно были; ходили в караул по три – четыре человека, разговаривали специально выученными жестами, чтобы не нарушать тишины.
С нежностью Иван Фёдорович вспоминает, как лично видел Жукова, который попросту общался со всеми солдатами и благодарил их за службу, называя ласково, по-отечески, сынками: «Мы, сынки, победим!» И бойцы верили ему.
Семь долгих лет наш ветеран служил на чужбине, охранял границу от вражеских лазутчиков, которых в первые послевоенные годы было с избытком и которые вредили как могли измождённой, но не сдавшейся России.
Всю жизнь трудился в нашем селе Иван Фёдорович: и шофёром был, и трактористом, и завхозом. Уважают его люди, тянутся к нему. До сих пор не знает он покоя: то пруды обходит, то на стан заглянет к молодым механизаторам. Односельчане всегда останавливаются, чтобы поговорить с ним, спросить совета, поделиться новостями. В школе ветеран войны – частый гость. Обязательно поинтересуется у учителей школьными новостями а у детей их успехами.
Сидит перед нами старый солдат, вспоминает свою службу, и всплывают в памяти строчки из стихотворения не известного мне автора:
Белёсые глаза, помятый пиджачок,
Седой и хромый старичок,
А он, бывало, в рост вставал на дзот
И вёл свой взвод вперёд, на пулемёт.
Что ж, постарел, согбенная спина,
В коробушке медали, ордена,
И память, словно снегом замело –
Белым-бело, белым-бело
15

Приложенные файлы


Добавить комментарий