Идеал образованности


\
«Идеал образованности и педагогические взгляды
М.Е.Салтыкова-Щедрина»
Преподаватель ГБПОУ МО «Краснозаводский колледж»
Колосова С. В.
2016 г.
Педагогика должна быть прежде всего независимою;
её назначение – воспитывать в нарождающихся отпрысках
человеческие идеалы будущего, а не подчинять их смуте настоящего.
М.Е.Салтыков-Щедрин.
Образование является важнейшей частью культуры. В нем происходит трансляция культурного опыта поколений. Каждое общество имеет свой идеал образованности, сформировать который и есть главная цель образования. Этот идеал определяется социальными потребностями.
Идеал образованности - социально значимые представления о наиболее желательных результатах образования, т.е. такой системе достижений учащихся, которая соответствует состоянию общества и способствует его динамике.
Идеал образованности – исторически конкретное понятие: в разные эпохи этот идеал разный.
Русская литература, начиная с 18 века занималась разработкой педагогических проблем. Педагогические идеи, выдвинутые литературной классикой, оказали серьёзное воздействие на формирование национально-государственного сознания.
Среди русских писателей было немало профессиональных врачей, инженеров, военных, но почти не было учителей, педагогов. Данное обстоятельство, однако, как ни парадоксально покажется это на первый взгляд, пошло на пользу "литературной" педагогике. Художники слова, поднимавшие вопросы воспитания, не были связаны с официальной педагогикой ни доктринально, ни служебными обязательствами. Такое положение позволяло писателю сохранять независимость и бросать "свежий взгляд" со стороны на актуальные педагогические проблемы.
Одним из ярких педагогических мыслителей своего времени был М.Е.Салтыков-Щедрин.
Сам он получил прекрасное образование, как один из лучших выпускников Дворянского института был направлен на обучение в Царскосельский лицей. Достаточно сказать, что в одно время с будущим писателем обучался и будущий министр народного просвещения, и проводник эпохальной образовательной реформы 1870 годов Д.А.Толстой. По окончании лицея Салтыков-Щедрин более двадцати лет находился на государственной службе, достигнув высоких чинов, - был вице-губернатором двух губерний, председателем губернской казённой палаты. Все эти жизненные и служебные обстоятельства оказали определённое воздействие на его педагогические взгляды. Также важным обстоятельством стоит считать характер творческого дарования Салтыкова-Щедрина. Он писатель – сатирик, т.е в своих художественных произведениях использовал не только формы реалистического изображения действительности, но и метод гротеска, гиперболы, эзопова языка. Поэтому идеал писателя виден через критику и отрицание негативного в современной ему педагогике.
Когда в 1871 г. началась реформа образования, Щедрин скептически отнесся к ее целям и предсказуемым результатам. В сатирическом романе «Современная идиллия» устами приспособленца Глумова он раскрыл истинные цели проводимой реформы: «Никаких двух систем образования не знаю (имеются в виду предусмотренные реформой классические гимназии и реальные училища), а знаю только одну. И эта одна система может быть выражена в следующих немногих словах: не обременяя юношей излишними знаниями, всемерно внушать им <...> выполнять начальственные предписания. Ежели предписания сии будут классическими, то и исполнение должно быть классическим, а ежели предписания будут реальными, то и исполнение должно быть реальное» (5, т. I, с. 28].
Через 15 лет, когда результаты реформы были вполне ощутимыми, Щедрин мог уже без сарказма размышлять о ее последствиях. В самом трагическом своем произведении «Мелочи жизни» он констатирует так и не преодоленный школой разрыв между идеалом гуманистической педагогики и мрачными школьными реалиями: «Школа приготовляет человека к восприятию знания: она дает ему основные элементы его. Это достаточно указывает, какая тесная связь существует между школой и знанием <...> Признано всеми, что насильственно суживать пределы знания вредно, а еще вреднее наполнять содержание его всякими случайными примесями <. „> Идеалы, свобода, порывы души все забыто <...> 5, т. 1, с. 17-19].
Особое место в системе педагогических взглядов Салтыкова- Щедрина занимал вопрос материального благосостояния школы. Известно, что при наличии небольшого числа учебных заведений всех типов в их процентном отношении к численности детского населения страны, их материальное положение оставляло желать много лучшего. На скудном пайке жили даже многие воспитанники закрытых дворянских заведений. Примеров этому в произведениях Щедрина имеется великое множество. Но здесь значение имеют не столько голые факты, сколько подход писателя к возможному решению этой извечно актуальной проблемы.
Щедрин рисует противоречивую картину материального состояния образования и отношения к этой проблеме разных слоев общества. От эпохи к эпохе ситуация практически не менялась, сохраняя свою остроту. Со времен Фонвизина и Грибоедова образование в дворянско-помещичьей среде заметно возросло в цене. Получение образования открывало путь к чиновничьей карьере и относительно независимому благосостоянию. Уже с 1830-х годов помещики, несмотря на невысокий образовательный уровень, «делали все, что было в силах, чтобы дать <детям> порядочное образование. Даже самые бедные все усилия напрягали, чтобы достичь благоприятного результата в этом смысле. Недоедали куска, в лишнем платье домочадцам отказывали <...> Все взоры были обращены на казенные заведения и на казенный кошель, и потому кадетские корпуса стояли на первом плане (туда легче было на казенный счет поступать); но как только мало-мальски позволяли средства, то уж мечтался университет, предшествуемый гимназическому курсу».
Однако качество образования отнюдь не соответствовало величине затрат. Цели образования шли вразрез с целью науки и просвещения как светочей культуры, цивилизации и народного благосостояния. «Хотя в смысле буквальной правды и нельзя сказать, что мы с вами получили образование на медные деньги, уже в 1880-е годы обращался Щедрин к русской интеллигенции, однако в смысле правды внутренней именно только такое определении и можно называть выражающим действительную суть дела. Денег на наше образование швырялось с три пропасти, но знаний на эти деньги приобреталось на грош. Люди, которые занимались швырянием денег, не имели понятия ни о том, что такое знание, ни о том, для чего оно нужно».
Одной из важнейших педагогических проблем, к которой Щедрин обращался на протяжении всей своей писательской деятельности, была проблема воспитания. В произведениях писателя воспитание рассматривается на трех уровнях; семейное, школьное и гражданско-патриотическое. Уроки домашнего воспитания не прошли для Щедрина даром. Он нарисовал немало выразительных и потрясающих по своей типичности картин воспитания в дворянских и чиновничьих семьях. Хотя многие из этих картин относились к крепостническому прошлому, пореформенная эпоха не смягчила суровых методов, а в некотором отношении даже ужесточила их.
Главной чертой семейной педагогики Щедрин считал отсутствие гуманного начала. «Вообще весь тон воспитательной обстановки был необыкновенно суровый и, что всего хуже, в высшей степени низменный», - писал сатирик в «Пошехонской старине». Его нравственно-педагогический элемент был даже ниже физического» (17, с. 25). Низкий уровень развития воспитателей диктовал простые до примитивности приемы воздействия на ребенка. Практикой, перешедшей в традицию и даже получившей статус теории, стали телесные наказания. В художественно-публицистическом цикле «Господа ташкентцы» Щедрин нарисовал жуткую картину истязаний подростка в помещичьей семье. Данный «воспитательный» прием был в уважении в школе. Разные типы учебных заведений отличались лишь степенью изощренности в его применении. В кадетских корпусах особо не стеснялись. В дворянском институте сечение заменялось карцером. «Вообще тогдашняя педагогика была во всех смыслах мрачная, признавался писатель в «Письмах к тетеньке» <...> Карцером достигалось оподление человеческой души <...> Он растлевал юношу нравственно, пробуждая в нем низменные свойства и инстинкты <...>» [14, с. 365-367).
Авторитетный голос Щедрина возвышался в защиту гуманистической педагогики, против порочной теории устрашения лозой не только с помощью художественных образов. Не раз писатель выступал с разоблачениями современных фактов издевательства нал человеческим достоинством ребенка.
Как педагог-просветитель Щедрин не мог обойти вниманием такую педагогическую отрасль, как литература для детей. С рецензий на книги для детей он начинал в 1840-е годы свои выступления по вопросам педагогики. Направленность этих работ в целом критическая. Но одновременно начинающий писатель предлагает и положительную программу.
Общим недостатком детских писателей Щедрин считает незнание ими детской психологии. Писатели видят в детях «низшие организмы» и предлагают им «вздорные нравоучительные повести», «в которых рассказывается, что Ваня был груб и за это его не пустили гулять после обеда, а Маша была умница и за это получила яблоко» [1, с. 327; 5, с. 422). Данный жанр Щедрин называет «конфетно-нравственным направлением» и утверждает, что оно душит юные поколения 11, с. 340).
В конце 1850-х годов, то есть через десять лет, когда Щедрин уже был автором широко известных «Губернских очерков», он возвращается к этой теме и в художественном произведении (повести «Яшенька») показывает, к каким драматическим последствиям для душевного состояния взрослого человека может привести подобная литература. Герой повести, «вспоминая все читанные и слышанные им в детстве сказки и повести», в критическую минуту переживает потрясения, вызванные конфликтом между примитивной фантастикой и действительностью (4, с. 156).
Второй крайностью, в которую впадает детская литература, является «спекулятивный элемент», которым авторы детских книг и пособий забивают неподготовленные к его восприятию детские головы: «Ребенку не под силу философия, ему не нужно набора слов о свойствах души и тела: но педагоги и знать ничего не хотят» (1, с. 336).
Педагогический идеал был составной частью мировоззрения Салтыкова-Щедрина. В победе знания над невежеством, гуманистической педагогики над деспотизмом, писатель видел главное условие прогрессивного развития страны. В конце своего творческого пути писатель сформулировал этот идеал в частном письме: «Я положительно убежден, что большее или меньшее совершенствование этих идеалов зависит от большего или меньшего усвоения человеком тайн природы и происходящего отсюда прогресса прикладных наук* [19.т. I, с. 194].
В заключение следует остановиться на такой исторически важной проблеме, как образ учителя в произведениях Щедрина. Педагогическое сообщество всегда единодушно признавало, что учитель - центральная фигура в образовании. Разделял это убеждение и сатирик. Кистью художника он создал целую галерею учительских портретов полнокровных и эскизно набросанных. В этой галерее нет ни одного положительного образа. Правда, есть образы, заслуживающие сострадания и сочувствия, но эти эмоции скорее относятся к области психологии и нравственности, чем к профессиональной характеристике. Образы учителей, встречающиеся в произведениях Щедрина, можно разделить на три группы: учителя-гувернеры, земские учителя и учителя закрытых учебных заведений. Несмотря на все вышеуказанные особенности, исторические и литературные, Щедрин исторически точно воссоздал путь к профессии, условия и образ жизни, интеллектуально-образовательный уровень до и пореформенного учительства. Учителя уездных училищ - это или опустившиеся темные личности, или невежественные служаки, тянущие лямку из-за куска хлеба. Таких учителей Щедрин встречал во время службы в Вятке, Рязани, Твери и других провинциальных городах. В повести «Тихое пристанище» писатель так изображает эту самую массовую категорию учителей: «В Срывном было уездное училище, в котором под командою штатного смотрителя состояло трое учителей. Двое из них жили чуть ли не в подземельях <...> оба пили запоем и с учениками обращались варварски». Третий так говорил о себе: «<...> Мое-то собственное образование слишком недостаточно <. „> мне не с чем идти навстречу невежеству, я сам невежда...» |(4, с. 293,301).
Уже после образовательной реформы, в 1880-е годы Щедрин создает трагический образ сельской учительницы, которая стала жертвой невыносимых жизненных условий и безразличия к ее судьбе начальства. Но трагедия ее не только в этом: в учительницы она пошла не по призванию, а в силу случайности. В изображении Щедрина подготовка кадров является и острейшей проблемой, и первостепенной задачей образования. Низкий социальный статус учителя идет вразрез с реформой. Учитель не сможет обеспечить развитие ученика и школы, пока он сам будет находиться в условиях тяжелейшей нужды и интеллектуального отчуждения от науки.
Свои педагогические идеи Салтыков-Щедрин выражал не в научных статьях или трактатах, а художественном мире произведений искусства слова. Наверное, поэтому ему до сих пор не находилось места в истории отечественной педагогики.
В его педагогических взглядах нет беспристрастности. Он излагает свои ценностные предпочтения, дает беспощадные характеристики. Педагогика Салтыкова-Щедрина гуманна, нравственна, но именно это и делало ее «ненаучной». Она дает ценное знание, но иного типа, в котором знание и ценности тесно связаны и даже переплетены. В этом смысле изучение педагогического наследия Салтыкова-Щедрина только начинается.
Список использованной литературы.
1. Педагогические взгляды М. Е. Салтыкова-Щедрина. Автор(ы), О. Г. Егоров. Источник, Педагогика, № 8, Октябрь 2012, C. 94-105.
2. Арсеньев К.К. Материалы для биографии М.Е. Салтыкова / М.Е. Салтыков (Н. Щедрин) Губернские очерки. С.-Пб.,1894.
3. Макашин С.А. Салтыков-Щедрин. Биография, т.1, М.,1951.
4. Макашин С.А. Салтыков-Щедрин на рубеже 1850-1860 годов. Биография. М.,1972.
5. Салтыков-Щедрин М.Е. Собрание сочинений и писем: в 20-и томах, М.1965-1977.

Приложенные файлы


Добавить комментарий