Михаылов борис реферат

ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
СОШ №549
КРАСНОСЕЛЬСКОГО РАЙОНА












Реферат по литературе

ПЕТЕРБУРГ В ТВОРЧЕСТВЕ Н.В.ГОГОЛЯ









ученика 8 «А» класса
Власенко Игоря






Преподаватель: Власенко Любовь Владимировна




Санкт-Петербург
2013
СОДЕРЖАНИЕ

Стр.
1.Введение...3
2.Петербург в творчестве Н.В.Гоголя..7
2.1.Первые впечатления Н.В.Гоголя о Петербурге и их отражение в «Ночи перед Рождеством».....................7
2.2.Петербург в петербургских повестях Н.В.Гоголя.9
2.2.1.Петербург в повести Н.В.Гоголя «Невский проспект» ...10
2.2.2.Петербург в повестях Н.В.Гоголя «Нос», «Портрет», «Шинель» и «Записки сумасшедшего».................14
2.3.Петербург «Ревизора»........................................19
2.4.Петербург «Мёртвых душ»...20
3.Заключение................23
4.Библиография................27
1.ВВЕДЕНИЕ

В России известно множество мест, изображённых в литературных произведениях и связанных с жизнью писателей. И, конечно, одна из центральных ролей принадлежит Петербургу. Дело тут не в каком-то первенстве, не в особой важности этого города, а в особом отношении к нему. В тех произведениях, что, так или иначе, связаны с Петербургом, мы найдём широчайшую гамму чувств и настроений. Здесь переплетаются любовь и ненависть, восторг и проклятие, но нет только одного – равнодушия. Каким бы ни изображался Петербург, всегда ощущалась зачарованность писателя этим городом. Оттого, наверное, он так многолик в литературе. Создавая его образ, писатель вкладывает в него свою душу, все свои идеалы и помыслы. Литература постепенно раскрывала читателям этот величественный город глазами мастеров пера. И тут просто неоценима роль русской литературы именно потому, что она изображает город живым и целостным в его вечной изменчивости и противоречивости. Писатели всегда находят в нём что-то новое и неизведанное, каким бы город ни казался исхоженным и изученным. К этому вопросу можно подойти по-разному в зависимости от того, какую основную идею избрать в качестве ориентира.
Очень интересны исследования писателя-историка Н.П.Анциферова в его книге «Душа Петербурга», где знаток города и литературы о нём раскрывает читателю Петербург, как город «трагического империализма и великой борьбы». Разумеется, будучи столицей на протяжении двух веков, Петербург является центром политических интриг. Но есть и другая его сторона. Этот удивительный город – результат содружества русских и европейских талантов, сосредоточение сотрудничества в науке, образовании, промышленности. Все его противоречивые черты нашли своё отражение в произведениях русских писателей. Но каждый из них представлял Петербург по-своему и жил в нём только своей жизнью.
Петербург – это особенный город. Хочется представить Вам его во всех красках, так как именно их одновременное сочетание и противоречивость создают ту неподражаемую атмосферу, которая свойственна только ему и которая непосредственно нашла отражение в гоголевском Петербурге.
Это очень колоритный город. Балтийское изменчивое небо то тяжело висит над головой, то легко вздымается. Его цвет контрастирует от чёрного к белому, иногда создавая плавные переходы оранжевых, сиреневых или голубых тонов. Перемены добавляет капризная погода с мокрым снегопадом в мае и холодным ливнем в декабре, с июньскими звёздными ночами, январскими оттепелями, мартовскими солнечными морозами.
Литературе невозможно было не заметить и не запечатлеть столь оригинальное лицо города. Но отражение всей этой красоты, к сожалению, не найти в произведениях Н.В.Гоголя. Н.П.Анциферов писал: «Перед нами город великой борьбы. Могуча сила народа, создавшего его, но и непомерно грандиозны задачи, лежащие перед ним, чувствуется борьба с надрывом. Великая катастрофа веет над ним, как дух неумолимого рока». Суждения этого историка оригинальны и глубоки. Но совсем необязательно слепо соглашаться с ним. И не требуется ту или иную точку зрения принимать на веру. Каждый способен выработать свою позицию, но для этого необходимо проанализировать литературу, которая выражает отношение к Петербургу.
К теме Петербурга обращались многие поэты и писатели. В русской литературе этот город с момента своего возникновения воспринимался не только как новая столица, но и как символ новой России. Тема Петербурга, как особо важная философско-социальная тема, была впервые выдвинута в русской литературе как раз в 30-е годы А.С.Пушкиным. В «Домике в Коломне», «Пиковой даме», «Медном всаднике» А.С.Пушкин осветил различные аспекты петербургской темы, уже затронув при этом некоторые из тех её сторон, которые оказались в центре внимания Н.В.Гоголя в его произведениях. В пушкинском восприятии Петербурга ощущение его неповторимой красоты и великолепия было тесно связано с анализом исторических и социальных противоречий России. Намеченные поэтом образы новых для русской литературы героев – чиновника, городского бедняка – всё это во многом подготовило и определило пути дальнейшего развития темы большого города в повестях Н.В.Гоголя.
Целью моего реферата является изучение изображения Петербурга в произведениях Н.В.Гоголя.
Задачи: выяснить, каким видел Н.В.Гоголь этот город, и что способствовало формированию именно такой точки зрения великого писателя; определить, что волновало его, и чем был Петербург для Н.В.Гоголя.
Обоснование выбора темы реферата.
В своё время я читал произведения Н.В.Гоголя, и мне было интересно видение Петербурга глазами Н.В.Гоголя. В Петербурге я живу сравнительно недавно, красота и самобытность города поразили, у меня возникло желание сравнить восприятия этого города мною и писателем XIX века. Сделать это я могу, изучая образ Петербурга в произведениях Н.В.Гоголя.
Вновь перечитав их, я понял, что раньше многого не замечал в произведениях этого писателя. У него мир вещей имеет огромное значение в развитии сюжета. Они, можно сказать, олицетворяются. С вещами же связаны самые невероятные происшествия. Если Н.В.Гоголь даёт им душу, чтобы насмеяться над ними, то у людей он с такой же целью душу отнимает.
На протяжении своей жизни в Петербурге Н.В.Гоголь чувствовал себя одиноким. Ему казалось, что современники его не понимают. Писателя преследовали сплошные жизненные неудачи. В кружке аристократов Н.В.Гоголь был не свой, служебная карьера не сложилась, усилия стать актёром или художником закончились провалом, с профессорством не получилось.
Петербург в жизни и творчестве Н.В.Гоголя явился переломным моментом. Он два раза покидал этот город, уезжая в Гамбург и Рим, спасаясь от непонятной тоски. Петербург разбил сердце писателя, и ирония в его произведениях воспринимается как средство самозащиты. Доминирует же не смех, а страх. Творчество Н.В.Гоголя поражает и удивляет: смешное переплетается с трагическим, фантастическое – с реальным. Стоит обратить внимание и на художественные приёмы, которые использует писатель для усиления своих образов.
Интересно отметить, что мир вещей имеет огромное значение в развитии сюжета повестей Н.В.Гоголя. Они, можно сказать, олицетворяются, персонифицируются. С вещами же связаны самые невероятные происшествия.
Поэтому необходимо внимательно изучить произведения Н.В.Гоголя и познакомиться с высказываниями писателей и критиков того времени о нём и о его творчестве. Интересна переписка Н.В.Гоголя с матерью. Читая её, мы легко обнаруживаем настроение писателя, также видим, откуда он взял образы многих своих петербургских героев и различные ситуации, происходящие с ними и взятые из личного жизненного опыта. Он много пережил в большом северном городе.
2.ПЕТЕРБУРГ В ТВОРЧЕСТВЕ Н.В.ГОГОЛЯ

2.1.ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ Н.В.ГОГОЛЯ О ПЕТЕРБУРГЕ И ИХ ОТРАЖЕНИЕ В «НОЧИ ПЕРЕД РОЖДЕСТВОМ»

В Петербурге Н.В.Гоголь провёл значительную часть своей жизни, которая была сложна и полна разочарований. В отличие от А.С.Пушкина, знакомого с новой русской столицей с отроческих лет, Н.В.Гоголь впервые увидел Петербург в зрелом возрасте, сменив провинциальную атмосферу родной Украины на холодный, чопорный и неприветливый столичный город. Писатель был подготовлен к созданию петербургских повестей той суровой школой, которую ему самому пришлось пройти в молодые годы.
Приехав в столицу из Нежина в 1829, он узнал на собственном опыте и положение бедного чиновника-переписчика в департаменте, и среду молодых художников, и переживания бедняка, у которого нет денег на покупку тёплой шинели. Он писал матери из Петербурга в начале 30х годов: «Петербург мне показался вовсе не таким, как я думал, я его воображал гораздо красивее, великолепнее Никакой дух не блестит в народе всё подавлено, всё погрязло в бездельных, ничтожных трудах» Такое настроение не могло в дальнейшем не наложить отпечаток на произведения Н.В.Гоголя. Этот жизненный опыт позволил Н.В.Гоголю сделать следующий шаг по намеченному Пушкиным пути и показать в своих повестях Петербург с его внешним великолепием и глубокими социальными контрастами глазами сначала бедного художника Пискарёва или Чарткова, а затем и рядового чиновника Поприщина, и Акакия Акакиевича.
Чужой и равнодушный Петербург, где столько мытарств ему пришлось пережить, давно пробудил ностальгическую тоску по родной Украине. Тогда, в 1832г., когда вышли в свет «Вечера на хуторе близ Диканьки», Н.В.Гоголь впервые обратился к образу Петербурга в повести «Ночь перед Рождеством». В этой весёлой сказке о прекрасной Малороссии, о любви кузнеца Вакулы к капризной красавице Оксане фантастическое так соединено с достоверным, что их невозможно разделить.
«Боже мой! стук, гром, блеск; по обеим сторонам громоздятся четырёхэтажные стены; стук копыт коня, звук колеса отзывались громом и отдавались с четырёх сторон; домы росли, и будто подымались из земли, на каждом шагу; мосты дрожали; кареты летали; извозчики, форейторы кричали; снег свистел под тысячью летящих со всех сторон саней»
Таким мы увидели Петербург глазами Вакулы, словно в ад прилетевшим сюда на чёрте. Город представляется нам чем-то невероятным. Н.В.Гоголь показывает его через звуки и свет. Возможно, похожие впечатления испытывал и сам Н.В.Гоголь, когда впервые приехал в северную столицу. О необычайно ярком свете, который исходил от фонарей, автор говорит словами Вакулы: «Боже ты мой, какой свет! У нас днём не бывает так светло». Перед ним в этом сказочном городе оживают дома, его завораживают мелькание и суета. Дворец здесь просто сказочный, вещи в нём удивительные. Вакула видит один блеск и больше ничего. В повести «Ночь перед Рождеством» Петербург яркий, ослепительный и невероятный во всём.
Здесь, на мой взгляд, ощущается ещё позитивный настрой автора, приехавшего в столицу с самыми радужными надеждами. В «Ночи перед Рождеством» таинственные силы природы и мифологии любовно служат народу. В этом мире даже черти не страшны, а, наоборот, довольно смирны и привлекательны. В первом своём обращении к Петербургу Н.В.Гоголя ещё интересуют не серые будни, а яркие праздники, весёлые лица и загадочно красивый город.


2.2.ПЕТЕРБУРГ В ПЕТЕРБУРГСКИХ ПОВЕСТЯХ Н.В.ГОГОЛЯ

Когда же Н.В.Гоголь делает Петербург героем цикла своих повестей – «Невский проспект», «Записки сумасшедшего», «Нос», «Портрет», «Шинель» - этот образ поражает обольстительной призрачностью, которая таит в себе обман, губительный для человеческих душ.
Работа над темой Петербурга составила в творчестве писателя новый этап. В петербургских повестях сатирический пафос гоголевского творчества усилился, а его социальная проблематика значительно углубилась по сравнению с «Вечерами на хуторе близ Диканьки». Реалистическое мастерство его в этом жанре достигло своей классической вершины.
Для более полного представления о северной столице Н.В.Гоголя хочется обратить внимание на небольшие наброски писателя к книге «Лунный свет в разбитом окошке чердака на Васильевском острове в 16-ой линии». Они были одними из звеньев в работе Н.В.Гоголя над его петербургскими повестями и носили уже весьма мистические названия: «Страшная рука» и «Фонарь умирал».
Перед читателем сразу предстаёт образ города в своей гнетущей таинственности. Его содержание у автора составляет преимущественно тяжёлый и прозаический быт, который изображён им очень остро и сочно. Город представлен ночным описанием «со страшным блеском на каменных домах» (7). Деревянные дома «превращаются в совершенно чёрные» (7). Фонарь не просто слабо светит, а «умирает» (7) где-то на дальней улице. Кругом всё покрыто «густою массою мрака» (7), мокрый блеск города теряется в дождевом холодном тумане под серо-дымным небом. Тёмные переулки раскрывают свои «мрачные объятия» (7), нигде нет огней, всё кажется умершим, а свет из тонкой щели в ставне просачивается «огненной чертой» (7). Таинственность городской жизни, интимность и причудливость индивидуального существования – всё это надёжно укрыто стенами, перегородками, занавесками. Отсюда мучительное желание героя отрывка заглянуть в щель оконных ставень. В описании сюжета мы попадаем только в мир каких-то вещей. Здесь нет людей, нет приятных лиц, вернее, их описание осуществляется через детали окружающей обстановки. Н.В.Гоголь использует приёмы крайнего контраста и сильного преувеличения, придающие его образам нереальные характеры. Писатель убеждён, что истинный эффект заключается в резкой противоположности, но, тем не менее, его фантастика максимально приближена к жизни.
В отрывке «Фонарь умирал» на фоне страшной ночной картины окраины города читатель окунается в лирическое описание «голубой комнаты» и девушки «в божественном платье» с «обворожительными бархатными бровями». Но Н.В.Гоголь заканчивает свой небольшой писательский набросок появлением фигуры в чёрном фраке и со странным профилем. Интересно описание лица этого человека: оно просто никакое, тупое и глупое.
Как всё просто, обыкновенно и в то же время оригинально! На мой взгляд, уже в этих небольших заметках Н.В.Гоголь выразил своё отношение к Петербургу. Трагизм и безысходность наложили печать на образ этого города в произведениях писателя. Это началось с повести «Невский проспект».

2.2.1.ПЕТЕРБУРГ В ПОВЕСТИ Н.В.ГОГОЛЯ «НЕВСКИЙ ПРОСПЕКТ»

Темой Невского проспекта открывается первая из петербургских повестей. Её страницы, посвящённые главной улице города, играют роль пролога ко всему циклу. Н.В.Гоголь ласково называет этот проспект красавицей столицы. Но эта красавица весьма обманчива и мало кому приносила счастье. Здесь мы видим своеобразный ироничный гимн Невскому проспекту, который является просто выставкой человеческого достатка в жизни, где «пахнет одним гуляньем», где процветает «жадность и корысть» и совершается быстрая «фантасмагория в течение одного только дня». Столица дворянской России, отражением которой является Невский проспект, с внешней стороны – выставка роскоши, модного великолепия и пышности, ослепляющая бедного мечтателя вроде Пискарёва. Но за блестящим фасадом дворянской монархии скрывается глубокий общественный упадок. Блеск и красота, увлекающее опьянение и суета столичной жизни – обман, под покровом которого таится извращение всех человеческих ценностей, страстей и понятий, - таков конечный вывод автора-сатирика.
Не случайно повесть открывается описанием Невского проспекта и всей сменяющейся на нём пёстрой вереницы лиц разного возраста и состояния. Панорама Невского проспекта, картины его жизни в разные часы – с утра до вечера – позволяют Н.В.Гоголю дать своеобразный физиологический «разрез» Петербурга. Красавец-проспект поражает воображение тысячами сортов «шляпок, платьев, платков», тысячей «непостижимых характеров». В многоцветье гуляющей или спешащей толпы отражается, как в зеркале, жизнь всего огромного города. Однако красота шумного проспекта призрачна и обманчива. Утром здесь «пахнет горячими хлебами» и «нищие собираются у дверей кондитерских». Ломовой извозчик тащит «красный гроб бедняка». Вечером «будочник карабкается зажигать фонарь» и дома начинают «мерцать обманчивым светом». Если дневной свет приглушает характер проспекта, если люди, мелькающие на нём в течение дня, затмевают собственный облик города, то вечером он – сам по себе: «оживает и начинает шевелиться». Люди не так заметны в сумерках и ночью – более явственны их тени: «длинные тени мелькают по стенам и мостовой и чуть не достигают головами Полицейского моста».
Н.В.Гоголь представляет образ Петербурга и глазами местных художников: «земля снегов», «всё мокро, гладко, ровно, серо, туманно», «тихое искусство», «маленькая комната», «голые стены», «нищая старуха», «пыль», «стены, запачканные красками, с растворённым окном, сквозь которое мелькает бледная Нева и бедные рыбаки в красных рубашках», «серенький мутный колорит»
Да и сами художники не похожи на итальянских, которые горды и горячи, как сама Италия. Это петербургские живописцы – кроткие, застенчивые. Для Пискарёва нет волшебного света ночного Невского проспекта. Его путь освещает обманчивый свет одинокого уличного фонаря. Н.В.Гоголь характеризует комнату, куда попадает Пискарёв «отвратительным приютом, где основал своё жилище жалкий разврат, порождённый мишурною образованностью и страшным многолюдством столицы». В ней царит «неприятный беспорядок, голые стены и окна» затянуты серой паутиной. Обитатели же этого жилища поражают «изношенностью» своих лиц.
Сам город превращается в его переживаниях в мистические видения, что подтверждает абсурдность мира, потерявшего смысл, утратившего организующую его духовную вертикаль. «Тротуар нёсся под ним, кареты со скачущими лошадьми казались недвижимы, мост растягивался и ломался на своей арке, дом стоял крышею вниз, будка валилась к нему навстречу» Город становится как будто живым. Он словно бы вбирает в себя постепенно художника, теряющего связь с реальной, размеренной, лишённой мечты жизнью.
«О, не верьте этому Невскому проспекту! Я всегда закутываюсь покрепче плащом своим и стараюсь вовсе не глядеть на встречающиеся предметы. Всё обман, всё мечта, всё не то, чем кажется!.. всё дышит обманом. Он лжёт во всякое время, этот Невский проспект, но более всего тогда, когда ночь сгущённою массою наляжет на него и отделит белые и палевые стены домов, когда весь город превратится в гром и блеск, мириады карет валятся с мостов, форейторы кричат и прыгают на лошадях, и когда сам демон зажигает лампы для того только, чтобы показать всё не в настоящем виде», - восклицает Н.В.Гоголь. Эту фразу можно считать лейтмотивом всех петербургских повестей. Картина каждодневной жизни Невского проспекта – не только место развития истории Пискарёва и Пирогова. Она служит своего рода введением ко всем повестям и позволяет писателю с самого начала выдвинуть на первый план центральную для всего цикла тему Петербурга, тесно связанную с темой настоящего и будущего России. В.Белинский писал: «Пискарёв и Пирогов – какой контраст!.. О, какой смысл скрыт в этом контрасте! И какое действие производит этот контраст! Пискарёв и Пирогов, один в могиле, другой – доволен и счастлив, даже после неудачного волокитства и ужасных побоев!» Таков Петербург, город «крестов и звёзд»: лучшие погибают, пошлые и ограниченные процветают.
Герои здесь существуют на границе реального и фантастического: жизни с сильной мечтой – и смерти в итоге; неспособности биться за мечту – и спокойным продолжением дальнейшей жизни; жизни с идеей – или без неё; желаемого – и действительного.
И Пискарёв, и Пирогов пытаются совершить разные по цели, но по сути одинаковые полёты в желаемое и падают – с большей или меньшей высоты. А ведь с высоты – «всё не то, чем кажется»: та, которую приняли за идеальную красавицу, оказалась девицей лёгкого поведения, та, о которой сразу подумалось плохо, оказалась обычной женщиной.
Идея повести «Невский проспект» заключена в вечном раздоре мечты с реальностью. Удивительно, как непостижимо играет с людьми их судьба.
Невский проспект - не просто место, где разворачивается действие, это герой, меняющий свой облик в разное время суток. Сопоставление начальной и финальной частей повести «Невский проспект» заставляет задуматься вот над чем: если «улица-красавица» столицы, которая «составляет всё» для Петербурга, «лжёт во всякое время», что же тогда весь город? Особую роль в петербургских произведениях писателя играет время сумерек. Именно в неверном и заманчивом свете ламп всё как-то искажается или, наоборот, приобретает истинные качества. Определяя город Гоголя прилагательными, чаще всего употребляются именно те, которые связаны с его миражностью: таинственный, неустойчивый, переменный, меняющийся, двоящийся, зыбкий, обманчивый и так далее. Этот демонический образ олицетворяет дух Петербурга Н.В.Гоголя.

2.2.2.ПЕТЕРБУРГ В ПОВЕСТЯХ Н.В.ГОГОЛЯ «НОС», «ПОРТРЕТ», «ШИНЕЛЬ» И «ЗАПИСКИ СУМАСШЕДШЕГО»

Невский проспект – лишь красивая личина странного, фантастического, полубезумного города, сущность которого раскрывается в сюжетах и характерах петербургских повестей. Герой «Носа», майор Ковалёв, - это преуспевший на службе, чрезвычайно заботящийся о своей одежде и наружности, пошловатый и самодовольный коллежский асессор – один из представителей той толпы провинциальных искателей денег и чинов, которые в гоголевском Петербурге каждый день фланировали по тротуарам Невского проспекта. Воображая себя майором, Ковалёв постоянно «задирает» свой нос перед окружающими и становится жертвой «чиномании». В лживом мире вместо человека начинают действовать его фикции. Его значимость определяется не внутренними достоинствами, а предметами модного туалета или его положением в чиновничьей иерархии. В повседневной жизни Петербурга Н.В.Гоголь отмечает фантастические, абсурдные и комичные черты, а душах горожан – соединение уродливого, трогательного и смешного.
В историях о художниках («Невский проспект», «Портрет») тема творчества соседствует с темой безумия. В «Невском проспекте» художник Пискарёв, потрясённый лживостью внешней красоты, отказывается от жизни: прекрасная девушка, пленившая его сердце, принадлежала, как оказалось, к «презренному классу творений». Он уходит в мир опиумных грёз, а затем перерезает себе горло. В «Портрете», напротив, заветная мечта героя-художника как будто сбывается. Внезапно разбогатев, он обретает возможность заняться высоким искусством и не думать больше о заработках, реализовать свой талант. Но власть золота оказалась сильнее идеи творчества. Чартков становится модным и дорогим художником, но по мере того, как возрастает его состояние, умаляется его талант. Когда герой понимает, что из-за жадности лишился главного своего сокровища, он, движимый злобой и завистью, тратит своё огромное состояние на уничтожение шедевров искусства, а затем в безумной горячке умирает.
В повестях Н.В.Гоголя ощущается давление чего-то ужасного. Чувство иронии бросает лишь только чёрную тень на всё происходящее. «Портрет» начинается с описания лавки с грязными картинами в тёмно-жёлтых рамах, покрытых тёмно-зелёным лаком. Да и сюжеты картин оставляют неприятный осадок: « совершенно красный вечер, похожий на зарево пожара, мужик с выломанною рукою » Чувство беспокойства постоянно преследует читателя на протяжении развития событий повести. Писатель применяет характерные приёмы, передавая состояние героя, который «усталый дотащился к себе взобрался по лестнице, облитой помоями и украшенной кошачьими следами», бросился на «узкий, оборванный диванчик». «Свет месяца озарял комнату», в которой «страшно сидеть одному». А старик с портрета глядит «к нему прямо вовнутрь». Художник испытывал постоянно «что-то неприятное». Его охватывало какое-то «тягостное, тревожное чувство» Я думаю, что читатель может таким образом понять состояние Н.В.Гоголя в Петербурге и услышать боль его разбитого сердца в этом далёком северном городе, где властвует «холодный, пахнущий ветер», таинственно мерцает «лунное сияние на крышах», «всё тихо», «нигде ни души».
Невероятной болью и любовью, иронией и фантастикой пронизана повесть «Шинель». Смешной и трогательный Акакий Акакиевич Башмачкин –в каком-то смысле художник, артист в своём деле, отдающий все силы своей кроткой, детской души переписыванию служебных бумаг. Переживания бедного чиновника были известны самому Н.В.Гоголю по первым годам его петербургской жизни. 2 апреля 1830 года он писал матери, что, несмотря на свою бережливость, «до сих пор не в состоянии был сделать нового, ни только фрака, но даже тёплого плаща, необходимого для зимы», и «отхватал всю зиму в летней шинели». Имя «Акакий» (что значит по-гречески «незлобивый») несёт тоже определённый художественный смысл. Несмотря ни на что в образе жалкого Акакия Акакиевича чувствуется ничтожное и возвышенное одновременно. С ласковым юмором рассказывает Н.В.Гоголь об этом большом ребёнке, который «умел быть довольным своим жребием» и «служил с любовью», который своей кротостью и христианским поведением оказывал облагораживающее влияние на других людей. Но есть у Акакия Акакиевича безусловный враг – стихия петербургского климата, зима, пронизывающий до костей обветшавшую шинелишку мороз. В «Шинели» Петербург Н.В.Гоголя оставляет впечатление серого города, с северным ветром, который дует сразу с четырёх сторон, и колючим морозом. Опять читатель побывает на чёрных лестницах петербургских домов, «проникнутых насквозь помоями и спиртуозным запахом, который ест глаза». Сцена ограбления героя навевает жуткий холод. Погружаясь в безмолвие громадного города, Башмачкин испытывает полное одиночество. Здесь царят бедность, запустение и, как следствие этого, - разбой. В момент его приближения к роковому месту Акакий Акакиевич ощущает, что какая-то злая, равнодушная стихия ползёт, надвигается на него: пустынные улицы становятся всё глуше, фонари на них мелькают всё реже. «Деревянные домы, заборы; нигде ни души». Сверкает один только снег, и «печально чернеют с закрытыми ставнями заснувшие низенькие лачужки». Город словно закрыл глаза, не желая видеть беды, которая подстерегает человека.
Со смертью героя сюжет повести не обрывается. Он переходит в фантастический план. Наступает возмездие. История «значительного лица», распекавшего Акакия Акакиевича, повторяет почти буквально то, что случилось с последним. Смерть Башмачкина предстаёт перед нами в конце повести только как часть её художественной темы. Финал же посвящён теме Стихии. Всё, казалось бы, заковано в гранит, департаменты и безмолвие холода, но Стихия всё же готова была показаться в любой момент из-за каждого дома.
В «Записках сумасшедшего», как и в «Шинели», Н.В.Гоголь обращается к исследованию внутреннего мира «маленького» человека, бедного петербургского чиновника, который сидит в директорском кабинете и чинит перья своему начальнику. Он восхищён его превосходительством: «Да, не нашему брату чета! Государственный человек». И одновременно он презрительно снисходителен к людям, стоящим по чину и званию ниже его. Фамилия этого человека Поприщин, и он уверен, что его ожидает великое поприще: «Что ж, и я могу дослужиться», - мечтает он. В «Записках сумасшедшего» Н.В.Гоголь словами Поприщина, одного из своих обездоленных героев, раскрывает противоречивость и несправедливость общественного устройства: «Всё, что есть лучшего на свете, всё достаётся камер-юнкерам, или генералам!». Атмосфера безразличия и жестокости сводит Поприщина с ума. Но его сознание настолько искажено ложными ценностями Петербурга, что в своих болезненных мечтах он видит себя таким же, как те, по чьей вине приходится страдать бедным чиновникам. На почве уязвлённого самолюбия в «маленьком» человеке развивается болезненная гордыня. Он сам хочет распоряжаться человеческими жизнями, стремится попасть в ранг тех, кому «всё позволено». В «Записках сумасшедшего» читатель опять попадает в бедные кварталы Петербурга, в которых «из-под ворот – ад», и приходится бежать, «заткнув нос» от назойливого запаха прокисшей капусты.
Н.В.Гоголь не идеализирует столицу – это не только парадные улицы и дворцы («Ночь перед Рождеством»), много в нём и дворов-колодцев, безликих домов, подъездов с грязными и тёмными лестницами, крошечных квартирок, в которых обитают бедняки, ведущие жалкое существование. Город многолик во всём. В нём живут не одни только преуспевающие чиновники, но и бесправные бедняки. Обездоленная часть Петербурга – это словно тень второй, богатой части. Они имеют схожие очертания, но тень сера и буднична, тогда как сам богатый город переливается всеми цветами радуги («Невский проспект»).
В гоголевских петербургских повестях в значительной мере сказались глубоко отрицательные впечатления и горестные размышления, вызванные жизнью писателя в Петербурге. Автору удалось довольно глубоко проникнуть во внутреннюю жизнь города, в его секреты, постичь скрытую от глаз простого обывателя фантастику Петербурга. Н.В.Гоголя занимает не детальное описание отдельных характеров, а изображение общего склада жизни столицы, её наиболее глубоких и острых социальных и нравственных противоречий, трагической судьбы простого человека, живущего и гибнущего среди всеобщего равнодушия. Для писателя этот прекрасный и одновременно страшный, опасный, таинственный город существует в двух мирах: реальном и нереальном. Все повести о Петербурге связаны общей проблематикой: власть чинов и денег; единством основного героя – «маленького человека». Петербургские повети правдиво воссоздают обобщённую картину Петербурга 30-х годов XIX века, отражавшую социальные противоречия, свойственные всей стране.

2.3.ПЕТЕРБУРГ «РЕВИЗОРА»

Совсем другим выглядит Петербург в комедии «Ревизор». Хотя действие происходит в небольшом провинциальном городке, о столице здесь упоминается постоянно. Этот город выглядит уже более реально. В нём нет той сказочности, которая присутствует в «Ночи перед Рождеством». Это уже практически настоящий город, в котором чины и деньги решают всё. Хлестаков едет из Петербурга, и этим уже привлечены обитатели маленького городка, так как столица – это их мечта. В «Ревизоре» мы встречаем два рассказа о Петербурге – Осипа и Хлестакова. В первом случае это рассказ о нормальном городе, который видит слуга мелкого чиновника. Он не описывает какой-то невероятной роскоши, не всегда преувеличивает, но говорит о реальных развлечениях, доступных ему и его хозяину: театры, танцующие собаки и катание на извозчике. «Житьё в Питере лучше всего. Деньги бы только были, а жизнь тонкая и политичная: кеятры, собаки тебе танцуют, и всё, что хочешь», - с упоением рассуждает Осип. Ну а что ему нравится больше всего, так это то, что все люди разговаривают очень вежливо. «Галантерейное, чёрт возьми, обхождение! Невежливого слова никогда не услышишь, всякий тебе говорит «вы», - хвалится он. Здесь же осуждает Хлестакова, что тот совсем не занимается делом, а только гуляет по «прешпекту да в картишки играет».
Совсем другой Петербург рисует нам Хлестаков. Это уже не город с танцующими собаками, а столица с чинопочитанием и невообразимой роскошью. Хлестаков – идеал для всех героев комедии. В нём воплощается характерная для петербургского общества болезнь – «лёгкость в мыслях необыкновенная», ужасающая в своей широте рассеянность и рассыпанность человека на всё и вся. Очень интересна застольная речь Хлестакова, где специфика его вранья перекликается с реальностью. Если сначала он просто присваивает себе чин повыше, то в конце его рассказа он уже практически фельдмаршал. Его преувеличения достигают невероятных масштабов: суп, приехавший на пароходе из Парижа, семисотрублёвый арбуз. «Эх, Петербург! Что за жизнь, право!» - восторгается Хлестаков. Его описание столицы полностью соответствует представлению о ней уездных чиновников. Они слушают, открыв рот. Н.В.Гоголь не приводит конкретных описаний столицы. Но образ Хлестакова весь пропитан особенностями жизни этого города. Именно петербургский дух, которым веяло от Хлестакова, заставил этих чиновников поверить в его ревизорство, словно сам этот большой обманный город в лице чиновника-вертопраха явился в дальний уезд где-то на пути в Саратовскую область. Петербург в мечтах столичного чиновника – это город, где у него много денег и высокий чин, где он богато живёт, все его боятся и почитают. В болтовне Хлестакова, элегических воспоминаниях Осипа и в мечтах городничего с его семейством подлинные детали мешаются с выдумками и иллюзиями.
Именно из Петербурга со страхом ожидают приезд настоящего ревизора. Столица – не просто более высокая инстанция, это мир иной, запредельный. Чего ждут от него? Наверное, возмездия, справедливости, угрозы, расправы или благодеяния.

2.4.ПЕТЕРБУРГ «МЁРТВЫХ ДУШ»

Своеобразный Петербург Н.В.Гоголь изобразил в «Мёртвых душах». В поэме постоянно встречается тема столицы. Вечер у губернатора напоминает столичный бал. В описании трактира автор рассуждает, как едят петербургские господа. Наиболее полно тема столицы звучит в «Повести о капитане Копейкине», где Н.В.Гоголь высмеивает петербургских чиновников и несправедливость государственных служб. История капитана Копейкина – это драма героя войны 1812 года, приехавшего в Петербург за государевой милостью. Происходящие с ним события являются примером чудовищного произвола, царящего в департаментах столицы. Центральное место в сюжете занимает описание бесконечных посещений капитаном приёмной представителя власти.
Повесть написана в форме сказа, потому и Петербург в нём – город, подобного которому нет в мире. Здесь мосты, словно черти, висят в воздухе, не касаясь земли. Шторы и гардины кусаются. Это, как говорит почтмейстер, сказочная Шахерезада. Этот Петербург, словно центр земли: здесь как будто собрались все страны мира. Ковры почтмейстер называет Персией, а не персидскими. В приёмной Копейкин боится толкнуть локтём Америку или Индию. Обедает же капитан в «Лондоне». В ресторане готовит «повар француз эдакой, бельё на нём голландское, фартук белизною равной снегам». Кругом всё утопает в роскоши. Повсюду какое-то ненормальное нагромождение людей и вещей. Да и самого Копейкина почтмейстер сравнивает то с совой, то с пуделем, то с чёртом. Даже швейцар здесь похож на моржа. От всего этого создаётся впечатление, что Петербург – дьявольский город, в котором начальник – полноправный правитель, хотя и существует «высшее начальство». У него в приёмной сидят не только бедные люди, вроде Копейкина, но и «эполеты» и «аксельбанты».
«Шинель» перекликается с включенной в первый том «Мёртвых душ» «Повестью о капитане Копейкине». Её герой чем-то напоминает Акакия Акакиевича, маленького человечка, погибшего по вине государства, равнодушного к судьбам простых людей. Но в отличие от Башмачкина, Копейкин нашёл в себе силы взбунтоваться против существующих порядков, избрав способом возмездия благородный разбой.
Используя яркие гротескные художественные приёмы, Н.В.Гоголь тем самым подчёркивает отсутствие реальности в городе. Всё здесь призрачно и непонятно. В «Мёртвых душах» особенно чувствуется гоголевское преувеличение и заострение внимания на проблемах российской государственности, сатирические формы изображения которых тесно переплетаются с фантастическими.
3.ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Отношение к Петербургу в русском сознании всегда было двойственным. А.С.Пушкин видел в нём «гордый град Петров», Ф.М.Достоевский – проклятый город, случайно возникший над водной бездной. А.С.Пушкин одним из первых показал противоречивый облик столицы, «города пышного, города бедного». Именно в его «Медном всаднике», в «Пиковой даме» мы сталкиваемся с прекрасным Петербургом и городом, ставшим трагедией для бедного Евгения. Также двулик и Петербург Н.В.Гоголя: блестящий, фантастический город подчас враждебен человеку, судьба которого может быть изломана на улицах северной столицы.
Конечно, появление Петербурга Н.В.Гоголя было подготовлено Петербургом Пушкина. Однако писатель идёт дальше своего предшественника, можно сказать, что не дальше, а по другому пути: Н.В.Гоголя уже не интересует архитектурная часть портрета города. Ему больше нравится показывать бытие, «двойное» бытие. Суть гоголевского города обманчивая, как вид гражданина в сюртучке: «всё дышит обманом». Н.В.Гоголю важно показать «исход» личности из города: нет лиц – только «усы чудные», «талии», «дамские рукава»; нет лиц – только чины и звания: «старые коллежские секретари, титулярные советники, надворные советники», нет лиц – только «быстрая совершается на нём фантасмагория в течение одного только дня».
Петербург Н.В.Гоголя показан через героев его повестей. Вся их ничтожная жизнь есть следствие влияния города на их судьбу. Петербург глазами героев Н.В.Гоголя представлен серыми и чёрно-белыми тонами, контрастными вывесками на фоне неба, тёмными мостовыми и грязноватыми домами. Читатель видит бледную Неву, тяжёлое пасмурное небо. Его пронизывает порывистый северный ветер, ему холодно и неуютно. Действительно, в изображении гоголевского Петербурга доминируют мотивы зимы и снега. Многозначная тема северного холода сочетается у автора с темой сжигающих человека гибельных страстей и страданий.
Город не только и не столько географически место действия, сколько участник этого действия, всех метаморфоз, которые только в этом городе могут иметь место. «Гнетущая проза» Петербурга – это его чиновники, это его подворотни в двух шагах от Невского проспекта. «Чарующая фантастика» - это то, что выдумано автором и подсказано ему характером самого города.
Фантазия Н.В.Гоголя весьма разнообразна и отличается страшной силой. В русской литературе трудно найти более тесное сплетение фантастического с реальным. Эти термины одинаково применимы к жизни и творчеству писателя. Фантастическое и реальное Н.В.Гоголя сливаются воедино, потому что он не просто изображает жизнь, а раскрывает всё то, что есть в самом человеке и его окружении.
Мировоззрение Н.В.Гоголя в основе своей было глубоко религиозным и не изменялось на протяжении всего творческого пути. От матери писатель унаследовал тонкую душевную организацию и склонность к мистической созерцательности. Он переживал огромный душевный кризис, его навязчиво преследовала идея Страшного суда и загробного воздаяния. Он боится приближения к действительности, таящей в себе нечто неведомо-ужасное, так как она мрачна, отвратительна, заклеймена пороками, низостью и коварством.
Все произведения писателя охвачены личными переживаниями. Он болел оттого, что видел жизнь именно так. Отсюда возникал страх, ужас, бред, одиночество и стремление бежать от всего.
Роковая трещина пролегла во взглядах Н.В.Гоголя через понятие действительности, поэтому его переживания так драматичны. Петербургское настроение писателя отражается в его письме к матери: «Я устал и душою, и телом Никто не знает моих страданий Я хотел бы убежать»
И это, естественно, нашло отражение в творчестве. В этом плане очень интересны изобразительные приёмы Н.В.Гоголя. Один из обычных его эффектов – нагромождение глаголов, которые усиливают и подчёркивают напряжённость действия: «купивши картины, приносил на них кидался, рвал, разрывал, изрезывал в куски и топтал ногами»; «музыка погасала, и замирала, и опять вырывалась, визжала и гремела». Так писатель передаёт своё эмоциональное состояние.
Описание города во многом представлено неодушевлёнными микрообразами. Характерно, что из многих источников света в петербургских повестях доминирует преимущественно городской фонарь, с его «капризным», «страшным» сиянием. Всю гамму его оттенков можно проследить в «Невском проспекте», где он появляется четырежды, причём каждый раз он предстаёт перед нами в совершенно новой роли. А финальный его образ откровенно связывает таинственное, призрачное начало с действием демонической силы. На мой взгляд, только Н.В.Гоголь может так фантастично вплести в развитие событий простой городской фонарь, дать ему роль своеобразного героя произведения.
Мне нравится искусное использование Н.В.Гоголем фантастики, как усилительного приёма для негативного восприятия поставленных проблем, для создания гнетущего, болезненного впечатления от затронутых им тем. Автор нарушает границы правдоподобия, придаёт изображению условность, выводит образ за пределы вероятного.
Таким образом, гоголевский Петербург, нарисованный без внимания к его архитектурным и пейзажным красотам, погружённый в пошлую, смешную, страшную обыденность, всё же не лишён своеобразного величия. Оно проступает там, где божественное начало, вложенное в человеческую душу, борется с дьявольским наваждением. Это противоборство приводит к гибели героев петербургских повестей Н.В.Гоголя – художника Пискарёва, художника Чарткова, чиновника Поприщина, чиновника Башмачкина. Оно всё-таки освещает город ярче, чем лампы, которые на Невском проспекте зажигает сам демон.


4.Библиография

Андрей Белый «Петербург», М., 1989г.
Андрей Белый «Мастерство Гоголя», Москва, изд-во МАЛП, 1996г.
Анненкова Е.И., Билинкис Я.С. и др. «Гоголь: проблемы творчества», Межвузовский сборник научных трудов, С-П., 1992г.
Анциферов Н.П. «Непостижимый город», Л., 1991г.
Белинский В.Г. «О русской повести и повестях Гоголя» Соб. соч., т.т. I-XIII. М., изд-во АНСССР 1953-1959гг.
Вересаев В. «Гоголь в жизни» (систематический свод подлинных свидетельств современников), Московский рабочий, 1990г.
Гоголь Н.В. Соб. соч., т.т. I-VII. М., изд-во «Художественная литература», 1977г.
Качурин М.Г., Кудырская Г.А., Мурин Д.Н. «Санкт-Петербург в русской литературе», С-П., изд-во «Свет»., 1996г.
Манн Ю.В. «Поэтика Гоголя. Вариации к теме», М., «Coda», 1996г.
Страхова Л.Д. «Н.В.Гоголь», Москва, изд-во «Аст-Олимп», 1997г.
Интернет-ресурсы
 Анциферов Н.П. «Непостижимый город», Л., 1991г., с.91
 Вересаев В. «Гоголь в жизни» (систематический свод подлинных свидетельств современников), Московский рабочий, 1990г., с 142.

 Вересаев В. «Гоголь в жизни» (систематический свод подлинных свидетельств современников), Московский рабочий, 1990г., с 141
 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. I, «Ночь перед Рождеством» М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 135
 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. III, «Невский проспект», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 17
 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. III, «Невский проспект», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 15
 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. III, «Невский проспект», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 39
 Белинский В.Г. «О русской повести и повестях Гоголя» Соб. соч., т. VII, М., изд-во АНСССР 1953-1959гг. с. 93
 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. III, «Портрет», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 64
 Вересаев В. «Гоголь в жизни» (систематический свод подлинных свидетельств современников), Московский рабочий, 1990г., с 141.
 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. III, «Шинель», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 133

 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. III, «Шинель», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 133

 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. III, «Записки сумасшедшего», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 160

 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. III, «Записки сумасшедшего», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 161

 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. III, «Записки сумасшедшего», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 168

 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. IV, «Ревизор», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 57
 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. IV, «Ревизор», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 58

 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. IV, «Ревизор», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 63

 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. V, «Мёртвые души», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 123

 Вересаев В. «Гоголь в жизни» (систематический свод подлинных свидетельств современников), Московский рабочий, 1990г., с 143.
 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. III, «Портрет», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 86
 Гоголь Н.В. Соб. соч., т. III, «Невский проспект», М., изд-во «Художественная литература», 1977г., с. 30









13PAGE 15


13PAGE 14215





Приложенные файлы


Добавить комментарий