Мини-исследование образ-символ волк в поезии м.цветаевой

Министерство образования и науки Российской Федерации
Общеобразовательное учреждение
Урывская муниципальная средняя общеобразовательная школа


Образ-символ ВОЛК в лирике М. И.Цветаевой




Агеева Екатерина, ученица 11 класса,
Урывской муниципальной средней
общеобразовательной школы
Тюменцевского района
Алтайского края
руководитель
Волошина Ирина Алексеевна
научный рецензент
Мансков Сергей Анатольевич
кандидат филологических наук,
доцент Алтайского
Государственного Университета





Урывка-2007




План:
1. Введение. Цель исследовательской работы по теме "Образ-символ ВОЛК в лирике М.И.Цветаевой".
2. Мифология волка в русской литературе.
3. Образ-символ ВОЛК в лирике М.И.Цветаевой.
а) Истоки фольклорного начала в творчестве М.Цветаевой.
б) Реализация фольклорных образов в творчестве. Образ-символ ВОЛК.
в) Волк как символ неодолимой тоски.
г) Волк - символ разрыва с любимым человеком.
д) "Волчий" мотив как ассоциация фашизма.
е) Волк - символ коварства.
4. Пёс - псевдодвойник волка в лирике М.Цветаевой.
5. Заключение. Значение образа Волка и его двойника Пса в лирике М.Цветаевой.











I. Введение. Цель исследовательской работы по теме
«Образ-символ ВОЛК в лирике М.И.Цветаевой».

Объектом исследования является поэзия М.Цветаевой.
Предмет исследования – образ Волка в поэзии М.Цветаевой.
Актуальность исследования заключается в том, что образ Волка играет важную роль и занимает особое место в поэзии Цветаевой. Из прочитанных 63 стихотворений в 20 поэт прямо или косвенно обращается к образу Волка.
Новизна исследования заключается в том, что данная тема не получила достаточного внимания в литературоведении, тем более, что все составляющие Волка привлекают для исследования и ответа на вопрос: «Почему образ Волка в поэзии Цветаевой занимает особое место?» Проблемой исследовательской работы является определение значения образа Волка в жизни и поэзии М.Цветаевой.
Цель исследования: выявить значение Волка в поэзии М.Цветаевой.
Для выполнения данной работы предстояло решить задачи: определить разноплановость образа Волка в её творчестве и проследить динамику Волка в ранней и поздней лирике.

II. Мифология волка в русской литературе.
Трудно найти в нашей литературе автора, ни разу, не упомянувшего какую-нибудь нечисть – беса или водяного, русалку или кикимору, домового или лешего. Например, «Чёртовы качели» Ф.Сологуба, «Чёрт» М.Зощенко, А.Блок пишет цикл о болотных бесенятах и статью «Поэзия заговоров и заклинаний», «Чёрт» М.Цветаевой. Более того, бес, демон, чёрт становятся с начала 20 века обязательным атрибутом самого процесса творчества.
Поэзия «серебряного века» подхватила и по-своему осмыслила эти образы-символы. Демон – один из двойников А.Блока, часть его души («Каждый демон во мне притаился, глядит). Имение Шахматово - эти места – исконная «московская Русь»: бесконечные дали, поля, леса, реки. Эта земля живёт поверьями, отсюда «Болотные чертенятки», «Твари весенние», «Болотный попик»:
Я, как ты дитя дубрав,
Лик мой также стёрт.
Тише вод и ниже трав –
Захудалый чёрт.
Целый цикл «Пузыри земли» Блок посвящает образам народной демонологии, где болота – обиталище нечистой силы. «На дурацком колпаке/ Бубенец разлук» - по народным поверьям колпак – характерный признак чёрта, вместе с тем здесь это и шутовской колпак с бубенцами. «Очарованный быт не обыден, он светится магическим светом, где блещет золото неподдельной поэзии», - писал А.Блок о народной мифологии.
«В стихах Осипа Мандельштама реалии повседневной действительности, привычные детали окружающей жизни едва ли не всякий раз подключаются к широкой картине, рамой для которой является история мировой культуры. Влюблённый в античность и Средиземноморье, которое воспринималось им как колыбель человеческой истории и культуры, благоговевший перед Пушкиным и Данте, испытывавший глубокое наслаждение при встрече с прекрасной музыкой, Мандельштам всегда чувствовал себя наследником и – в меру собственных сил – продолжателем традиций, восходящих к этим источникам».

В послереволюционные стихи на место пространственных категорий («карта») входит новая категория «век».
В тиши стиха, ещё до внешних потрясений, сломавших жизнь поэта, совершается неслышная драма: современность откалывается от вечности. Выражено гениально:
Век мой, зверь мой, кто сумеет
Заглянуть в твои зрачки
И своею кровью склеит
Двух столетий позвонки?
Как рано почувствован тут слом хребта советской истории: осенью 1922 года!
Среди поэтов Мандельштам был едва ли не единственным, кто так рано смог рассмотреть опасность, угрожавшую человеку, которого без остатка подчиняет себе время. Но Мандельштам нашёл этому другое определение. В стихотворении 1931 года « За гремучую доблесть грядущих веков» он скажет:
Мне на плечи кидается век-волкодав,
Но не волк я по крови своей
В более раннем стихотворении 1917 года поэт сравнивает людей, не понимающих и не принимающих революционные изменения, происходящие в стране, с волками:
На площади с броневиками
Я вижу человека – он
Волков горящими пугает головнями:
Свобода, равенство, закон.
Поэт был искренен и тогда, когда называл век зверем, и тогда, когда сочинял последние свои стихи. Он хотел – и не его вина в том, что не мог – вписаться в этот мир, о котором сказал: «Я в мир вхожу, и люди хороши».
Но с ролью жертвы века Мандельштам не собирался соглашаться. И возражая тем, кто надеялся увидеть его сломавшимся, заявлял с вызовом: «И не ограблен я, и не надломлен» И веку-волкодаву он не собирался уступать, будучи твёрдо уверенным: «Не волк я по крови своей, И меня только равный убьёт». И главное слово здесь – «равный».
III. Образ волка в творчестве М.И.Цветаевой.
А) Истоки фольклорного начала в творчестве поэта.
Народные поверья, суеверия – часть сказочного мира детства многих городских жителей (М.Цветаева никогда не жила в деревне). Этот волшебный детский мир во многом определил и своеобразно окрасил поэзию обитательницы небольшого городка. Её отец И.В.Цветаев, европейский филолог (его исследование «Осские надписи» и ряд других), доктор Болонского университета, профессор истории искусств сначала в Киевском, затем Московском университетах, директор Румянцевского музея, основатель, вдохновитель и единоличный собиратель изящных искусств привил любовь к прекрасному у своей дочери. По воспоминаниям М.Цветаевой произошло слитное влияние отца и матери на её жизнь. Музыка, природа, стихи от матери и страсть к труду, отсутствие карьеризма, простота, отрешённость – от отца.
«Два лейтмотива в одном доме: Музыка и Музей. Воздух дома не буржуазный, не интеллигентский, а рыцарский. Жизнь на высокий лад», - писала она в своих ответах на анкету.

Первое знакомство с таинственным миром «нелюдей» у многих писателей состоялось в детстве. Например, у М.Цветаевой был свой, личный чёрт в детстве. «Он жил в комнате у сестры Валерии,голый, в серой коже, как дог. Главными же его приметами были не лапы, не хвост, - не атрибуты, главное были – глаза: бесцветные, безразличные и беспощадные. Я его до всего узнавала по глазам, и эти глаза узнала бы – без всего. Действия не было. Он сидел, я – стояла. И я его любила».
В 30-е годы нашего жестокого века «усталая, загнанная, заработавшаяся» Марина Цветаева, которой нелегко живётся во Франции, начинает писать о своём детстве, о том, «что было тогда». Так появляется рассказ «Чёрт» (1935), для Цветаевой это тоска по России, по счастливому времени, это попытка понять себя, свой характер. Откровенно, без малейшего украшательства, образным языком великолепной цветаевской прозы раскрывается мифологическое мышление ребёнка (себя – маленькой девочки).
Маленькая Марина создала свой детский мир, который потом окажется как будто бы вложенным в её реальный, взрослый мир. И грань перехода из одного мира в другой будет очень трудно уловима:
Уравнены: как, да и нет
Как чёрный цвет – и белый цвет.

Так, всем законам вопреки,
Сцепились наши две руки.
Образ Волка появляется в жизни М.Цветаевой ещё в раннем детстве, когда её отец, «двадцатишестилетний филолог, впервые вступил ногой на римский камень». Он очень мечтал о русском музее греческой и римской скульптуры. Маленькая Марина, ещё задолго до открытия музея, знала кое-что из истории древнего Рима. Скульптуру капитолийской волчицы Марина увидела в книгах по истории Древнего Рима или в отцовском музее. А легенду о ней она прочитала намного раньше. История двух близнецов, вскормленных волчицей, глубоко затронула её впечатлительную душу.
Согласно этой легенде волк нарушил запрет на рождение детей у весталки (служительницы храма Весты, которой запрещалось рожать детей). Он превращается в божественного юношу – бога войны Марса. И у дочери царя – весталки – рождаются близнецы. Вслед за этим идёт наказание: рабу приказывают утопить младенцев, а их мать бросают в темницу. Но корзинка с малышами оказывается на берегу, в это время к реке подходит волчица, у которой недавно родились волчата. Она хватает близнецов в зубы и уносит в своё логово. И мальчики вместе с волчатами прильнули к её соскам. Так и питались они волчьим молоком. Таким образом, мальчики стали «молочными братьями» детёнышей волчицы.
В этой легенде встречаются два образа Волка: хищник и искуситель – бог войны Марс и волчица в образе матери-кормилицы, с созидательной силой жизни вскармливающая младенцев молоком (молоко – символ жизни и бессмертия).
Автор исследования считает, что эта легенда и музей отца очень повлияли на Марину, на её будущую жизнь и творчество.

Б) Реализация фольклорных образов в творчестве. Образ-символ Волк.
М.И.Цветаева тысячами нитей связана с русской землёй, с культурой
России, её фольклором, родным языком. Во многих произведениях она
стремится передать современным стихом не только склад, но и самый
дух народной песни и сказки. Недаром некоторые её строки напоминают заговоры, заклятия, частушки. В её поэзии много образов, традиционных для русской и славянской культуры. Часть из них опирается на символику образов птиц и животных (сокол, ворон, сова, жаворонок, собака, конь, овца и др.), существующую в системе общенародного языка и языка фольклора.
Одним из таких образов-символов в лирике М.Цветаевой является Волк. Как же реализуется представление о волке в русской и – шире – славянской культуре (в отдельных словах, фразеологизмах, пословицах)?
Основными функциями языковых знаков в речи являются номинация, характеристика и оценка. При этом две последние функции чаще всего выполняют слова в переносных значениях, фразеологизмы, устойчивые фразы разного рода, например, пословицы и поговорки.
Существительное ВОЛК в современном русском языке имеет одно прямое значение – «хищное животное семейства псовых, обычно серой окраски, родственное собаке». Однако известно, что волком называют и угрюмого человека, нелюдима, либо коварного, ненадёжного человека:
Спят трещотки и псы соседовы,
Ни повозок, ни голосов
О, возлюбленный, не выведывай,
Для чего развожу засов.
Такое переносное значение поддерживается рядом фразеологических единиц: травленый волк, волк в овечьей шкуре, смотреть волком, хоть волком вой. Волк на самом деле хищный зверь, испокон веков наносивший ущерб крестьянскому хозяйству, резавший скотину, нападавший на человека и за это нещадно истребляемый людьми:
Чем на вас с кремнем-огнивом
В лес ходить – как бог судил, -

– и значительной по объёму группой пословиц. К примеру, в Словаре В.И.Даля статья «волк» включает 53 пословицы с этим словом, причём в подавляющем большинстве волк выступает в них как жадный, хитрый хищник-одиночка, постоянный враг человека. Отсюда пословицы:
Волку сеном брюха не набить;
Волков бояться – в лес не ходить;
Волку верь в тороках (т.е. убитому);
Веселье волку, как не слышит за собой гонку;
Ловит и волк, доколе волка не поймают.
В лирике М.Цветаевой хитрость, жадность, озлобленность – всё это можно увидеть в глазах когда-то близкого человека:
Где впервые глазами волчьими
Ты нацелился мне в лицо.
Ряд пословиц поддерживает устойчивую антитезу ВОЛК – ОВЦА
( ХИЩНИК – ЖЕРТВА):
Не за то волка бьют, что сер, а за то, что овцу съел;
Стань ты овцой, а волки готовы;
Выть тебе волком за твою овечью простоту;
Знать волка и в овечьей шкуре;
И то бывает, что овца волка съедает;
Кто веру имёт, что волк овцу спасёт?;
Крадёт волк и считанную овцу;
И больного волка с овцу станет;
Овце с волками худо жить.
С другой стороны, многие пословицы опираются на мифологические представления древних славян. Волк, по поверьям наших предков, тесно связан с нечистой силой. Эта мысль обнаруживается в пословицах:
Помяни волка (чёрта), а он и тут;
Лёгок волк (чёрт) на помине;
Сказал бы словечко, да волк недалечко.
В энциклопедическом словаре «Славянская мифология» отмечается, что определяющим в символике Волка является признак «чужой». Волк соотносится с «чужими», прежде всего с мёртвыми, предками, «ходячи-
ми» покойниками. Волк противостоит человеку и как нечистая сила: его отгоняют крестом, он боится колокольного звона, ему нельзя давать ничего освящённого. А для Цветаевой ВОЛК в образе «чужого» – это тот, кто искушает на грех:
Душа и волосы – как шёлк,
Дороже жизни – добрый толк.
Я свято соблюдаю долг.
Но я люблю вас – вор и волк!
Итак, волк во фразеологии и пословицах и поговорках выступает как существо, противостоящее человеку и его окружению. Он враждует даже со своим ближайшим сородичем, живущим с людьми в дружбе, - с собакой (Волка на собак в помощь не зови). Волк отличается от неё силой и независимостью. Поэтому в пословице, сопоставляющей волка и собаку, вторая проигрывает в сравнении: Не суйся в волки с собачьим хвостом.

В) Волк как символ неодолимой тоски.
Этот образ используется поэтом для морально-нравственной характеристики человека. Почти всегда оценка, сопровождающая волка, имеет негативный оттенок, хотя иногда она может быть и неоднозначной.
В стихотворении «Я помню первый день» волк воспринимается как символ неодолимой тоски:
И вот – теперь – дрожа от
жалости и жара,
Одно: завыть, как волк, одно:
к ногам припасть.
Подобную символику мы обнаруживаем во фразеологизме ХОТЬ ВОЛКОМ ВОЙ «очень тяжело, тоскливо».
Лирический герой устал от жизненной суеты, хочет покоя, он истомился:
Истомы и глотка божественная муть,
Всю беззаботность рук, всю бессердечность сердца
Словосочетание «беззаботность рук» говорит о том, что руки свободны. А сердце? А душа? Нет покоя. Душа мечется, плачет. Одиночество не даёт покоя душе.Движение сюжета идёт от этого метания:
Что камнем падало – и ястребом –
на грудь
Камень – символ долговечности, постоянства, величественности – падает «ястребом» (ястреб – символ свободы, силы, бессмертия), т.е.
стремительно и безжалостно давит то, от чего не уйти: расставание с горячо любимым человеком, неустроенность жизни. ( С весны 1917 го-
да для Цветаевой наступил трудный период. Беззаботные, быстро промчавшиеся времена, когда можно было позволить себе жить тем, чем хотелось, отступали всё дальше в прошлое. « Из истории не выскочишь» - эти слова, сказанные ею позднее, сбывались почти на каждом шагу.)
Лирической героине остаётся одно: завыть как волк от безысходности. Она осознаёт, что послано испытание свыше: за те немногие годы счастья её постигает кара – «жестокая любовь и каторжная страсть» (разлука с любимым – это жестоко, а страсть, бушующая в сердце героини, становится каторгой, и она будет жить в душе вечно).
Основное настроение стиха – грусть и тоска, причём дикая и безысходная. Человек уподобляется Волку, когда хочется выть от горя; этот вой сопровождает всё стихотворение. Мотив одиночества проходит через всё стихотворение: ОДИНОЧЕСТВО – ЗВЕРСТВО
( младенческое, т.е. беспомощное (оксюморон), но сильно ранящее душу). Происходит столкновение двух уровней сознания: усталость и ностальгия о покое и счастье и неотвратимость понимания того, что за всё в этой жизни нужно платить.
Стихотворение состоит из двух предложений. Первое - сложноподчинённое с придаточным определительным, второе – безличное, передающее движение мысли лирической героини, имеет интонационную и композиционную завершённость.
Особую роль играет мелодическая организация стиха: Цветаева использует аллитерацию, ассонанс. Звуки «р», «з», «т», «м», «г» передают душевное напряжение героини. Гласные звуки «о», «е», «а», «я» выражают смятение чувств.
Используемые поэтом средства выразительности: эпитеты («младенческое», «божественную», «жестокая», «каторжная»),
сравнения («бессердечность камнем падала», «завыть как волк»), метафора («завыть») делают стихотворение «Я помню первый день» понятным и близким читателю, хотя бы однажды пережившему что-то похожее. Ведь даже «жестокая любовь» - это чувство, которое заставляет человека жить и надеяться.

Г) Волк как символ разрыва с любимым человеком.
В 1920 году Цветаева пишет стихотворение, в котором образ Волка становится центральным, а само слово – заглавием. Основным мотивом текста становится пословица (хотя сама она в стихотворении не звучит).
Героиня расстаётся с человеком-волком, которого она любила, но не смогла удержать. Образ животного поддерживается словами «лапы, шёрстка, шкура, клык». Упоминаются и атрибуты охоты на волка (на вас с кремнём-огнивом в лес ходить). Уходит, а точнее «убегает» персонаж от лирической героини в привычное место обитания – лес. Но у волка обнаруживается человеческая чёрточка во внешности – седина. Это позволяет оценить всё стихотворение как развёрнутую метафору с исходным образом Волк – «человек, имеющий сходство с волком»:
Уноси свои седины,
Бог с тобою, брат мой клык!
Намёк на пословицу поддерживается как лексико-фразеологическим составом стиха, так и всей системой стилистических фигур текста. С одной стороны, это описание отношения лирической героини к волку в недавнем прошлом: «было дружбой», «перегладила по шёрстке» и т. д.
С другой стороны – это словосочетания, которые изображают поведение волка: он «стосковался по тоске», тяготится дружбой, она ему «не дар, а долг». Во втором и предпоследнем четверостишиях возникает образ того, кто уходит, убегает: в первом случае за счёт повторения словоформ одного слова:
Заедай верстою вёрсту,
Отсылай версту к версте,
во втором – за счёт выражения «Уноси свои седины», которое перекликается с фразеологизмом «уносить ноги» («убегать, удирать»).
Всё это вызывает в памяти пословицу «Сколько волка не корми, он всё в лес смотрит».
В силу своей сжатости пословица становится смысловым центром стихотворения, его лейтмотивом.
Вывод о необратимости разлада, разрыва дан уже в первом четверостишии:
Было дружбой, стало службой.
Бог с тобою, брат мой волк!
Подыхает наша дружба:
Я тебе не дар, а долг!
в антитезе «Было дружбой, стало службой», которая противопоставляет искреннее, тёплое отношение к человеку, заставляющее поступиться чем-то для его блага, и холодное, равнодушное, ведущее мелочный счёт каждой оказанной услуге; а затем в олицетворении «Подыхает наша дружба». Героиня осознаёт ту пропасть, которая изначально лежала между ними. Они и не могли быть вместе, об этом говорит фраза «на вас с кремнем-огнивом в лес ходить – как Бог судил», это предопределённость вражды свыше. Но героиня готова пренебречь волей судьбы. Нежная, слепо любящая душа страдает от невозможности уберечь, оградить от всех бед любимого. Героиня забывает о себе как о личности, перед нами просто женщина.
Горько осознавать неотвратимость разрыва, но героиня смиряется, она понимает, что сущность волка изменить нельзя. Поэтому она признаётся, что не держит на него зла:
Не взвожу тебя в злодеи, -
Не твоя вина – мой грех
«Бог с тобою, брат мой» - фраза, которая повторяется дважды, становится формулой прощания и прощения. Только в первом случае звучит обращение «волк», а во втором – «клык». Это слово помогает
«увидеть» оскалившегося, рычащего, враждебно настроенного зверя, которого утомила чрезмерная чужая привязанность, ласка, забота.
Ценой любви для волка оказывается утрата свободы, и эта цена для него слишком высока.
Итак, стихотворение системой образов, сюжетом и лексическим составом перекликается с пословицей «Сколько волка не корми, он всё в лес смотрит». Цветаева использует оба плана пословицы: образный – как исходный, на котором строится изобразительно-выразительная сторона, и метафорический – как мысль, заложенную в стихотворении:
чужого по духу, эгоистичного, не любящего тебя человека невозможно расположить к себе, а потому не стоит пытаться переделать его.
Но стихотворение ни в коем случае нельзя свести только к умозаключению, которое содержит пословица. Лирическая героиня соглашается с народной мудростью, признавая её правоту. Главное в тексте этого стихотворения – не само событие, не разрыв с любимым, а отношение героини к свершившемуся в её душе. Она испытывает чувство досады на саму себя, на свою слепую любовь: «Перегладила по шёрстке Ненасытностью своею перекармливаю всех»; т.е. признаётся, что слишком безоглядно потакала любимому.
Героиня не собирается ничего делать для того, чтобы вернуть волка, но не только потому, что её усилия могут оказаться напрасными. В женщине говорит чувство обиды. Она не хочет унижаться, умолять его вернуться, стремится выбросить предавшего её любовь даже из подсознания:
Удержать – перстом не двину:
Пёрст – не шест, а лес велик
Стихотворение написано хореем, с чередованием мужской и женской рифмы. Особую роль играет мелодическая организация стиха: Цветаева использует аллитерацию, ассонанс. Повторяющиеся звуки «р., л, в, Ш.,» передают чувство досады, обиды, боли, которые испытывает лирическая героиня. Звуки «е, о, а, я » указывают на противоречивые чувства в её душе.
Из 12 предложений 6 – восклицательные. Они передают накал страстей в душе лирической героини, и хотя внешне она старается казаться спокойной и даже пытается иронизировать над собой, вдумчивый читатель понимает: героиня держится из последних сил.
Стихотворение имеет композиционную и интонационную завершённость, буквально:
Прощевай, седая шкура!
И во сне не вспомяну!
Новая найдётся дура –
Верить в волчью седину.

Д) «Волчий» мотив как ассоциация фашизма.
В одном из поздних стихотворений Цветаева вновь обращается к образу Волка. Это стихотворение из цикла «Стихи к Чехии» - «О слёзы на глазах!». Но теперь поэт выходит за рамки интимной лирики. Стихотворение осуждает фашизм. Поэт восстаёт против бесчинств безумного мира, но ощущает при этом бессилие своего гнева и любви, бессилие поэтического слова в обществе нелюдей. Единственное, что можно противопоставить «Бедламу нелюдей – отказываюсь быть».
Стихотворение написано в форме монолога, включающего в себя обращения, размышления, заявления – эмоциональную оценку происходящего. Начинается оно с того, что сообщается о душевном потрясении героини:
О слёзы на глазах!
Плач гнева и любви!
Цветаева представляет фашизм в виде чёрной горы, которая затмила весь свет, испытывая при этом чувство ужаса. Она понимает, что ничем не может помешать его шествию, и поэтому предпочитает смерть беспомощному созерцанию зла. Мысль об уходе из жизни усиливается троекратным повтором слова «пора»:
Пора – пора – пора
Творцу вернуть билет.
Поэт протестует против расхожей людской морали, советующей человеку подстраиваться под порядок, невзирая на то, что этот порядок ему не по душе. Здесь видна явная ассоциация с пословицей «С волка-
ми жить – по-волчьи выть». Цветаева твёрдо отказывается идти против закона совести:
Отказываюсь – быть.
В бедламе нелюдей
Отказываюсь – жить.
С волками площадей

Отказываюсь – выть.
С акулами равнин
Отказываюсь плыть –
Вниз – по теченью спин.
Поэт обращается к Богу, но не с мольбой исправить положение, а с протестом:
Не надо мне ни дыр
Ушных, ни вещих глаз.
На твой безумный мир
Ответ один – отказ.
Е) Волк как символ коварства.
В других стихотворениях Цветаевой волку отводится роль хищного, бесчестного, коварного существа. Например, в стихотворении «Спят трещотки и псы соседовы», обращаясь к возлюбленному, лирическая героиня сравнивает его взгляд с волчьим:
У фонтана присядем молча, мы
Здесь, на каменное крыльцо,
Где впервые глазами волчьими
Ты нацелился мне в лицо.
Употребление глагола «нацелился» создаёт ощущение напряжённости: представляешь себе образ зверя, готовящегося к прыжку. Героиня с самого начала отношений осознаёт, что её возлюбленный – «волк», и, скорее всего, эти отношения будут недолговечными. Но она жаждет встречи с любимым, и юный месяц – свидетель любовного свидания, помогает ей в этом. Но лирическая героиня не зря называет себя отравительницей Кармен: она «отравила» своей любовью возлюбленного-волка, и теперь так просто ему не уйти. Он – раненый прямо в сердце «хищник», которому придётся долго «зализывать» свою душевную рану.

В стихотворении «Бельё на речке полощу» лирическая героиня предстаёт как воплощение скромности, идеал христианской морали, для которой «дороже жизни – добрый толк». Однако она не может справиться с любовью к человеку, противоположному ей по своей нравственной установке, не в силах побороть чувства, которого, видимо, и сама страшится:
Я свято соблюдаю долг.
- Но я люблю вас – вор и волк!
В оценке человека, о котором говорит героиня, преобладает коварство и даже неискренность. Недаром рядом со словом «волк» стоит слово «вор», одним из значений которого ранее было «обманщик». Ей заведомо известно, что ничего путного из их отношений не получится, но любовь – коварная штука, и она подчас толкает людей на самые непредсказуемые поступки.

IV. Пёс – «псевдодвойник» волка в лирике М.Цветаевой.
В стихотворении «Я пришла к тебе чёрной» развивается тема Родины, причём той родины, где царят разруха, беды и страдания людей. И Марина Цветаева – среди этих людей. Стихотворение написано в апреле 1916 года. По мнению М.Цветаевой это начало последнего года старого мира. Страна пережила первую революцию. Идёт самый разгар войны. Господство тёмных сил. В это время в стране существовало двоевластие (словами стиха «междуцарствие»), всё и вся поменялось местами. Истинные цари низложены, а самозванцы царствуют. Тот, кто был никем, пытается стать всем. Она говорит о самозванцах, расхищающих её родной город:
Самозванцами, псами хищными,
Я дотла расхищена.
У ворот твоих, царь истинный,
Стою – нищая.
Лирическая героиня – тоже частичка Родины, она чувствует себя нищей, у неё отняли самое дорогое – веру в незыблемость вековых устоев Руси. Самозванцы – «псы хищные»; пёс – страшное и жестокое животное, нападающее на тех, кто слабее его. Героиня не может противостоять «псам», не может понять того, почему люди идут «брат на брата», как не может понять и принять революцию. Она один на один со своим «недругом», а следующие строки говорят о том, как страшно остаться без дома, это всё равно, что потерять точку опоры:
Я – бродяга, родства не помнящий,
Корабль тонущий
Человек, потерявший опору в жизни, ассоциируется с тонущим кораблём. Спасти его уже невозможно.
В слободах моих – междуцарствие,
Чернецы коварствуют.
Волк рядится в одежды царские
Псари – царствуют.
Псарями испокон веков называли тех, кто осуществлял догляд за собаками и готовил их к охоте. Волк – сильное, независимое животное, в контексте же стихотворения он буквально воспринимается как шут, который рядится в чужую одежду и подчиняется псарям. В моём представлении псари – это грубые, «неотёсанные мужланы», в руках которых сосредоточена неограниченная никем и ничем власть.
Марина Цветаева не могла жить вдали от Родины, не страдая при этом от одной мысли о разлуке с ней. Она уезжает на Кавказ, оставив детей в Москве, но скоро возвращается, и обратного пути для неё уже не будет. Я считаю, что в этом стихотворении Цветаева отразила свои мысли и чаяния: для неё Родина, даже «дотла расхищенная», была и остаётся тем, без чего человеку русскому тяжело дышать.
Я пришла к тебе чёрной полночью,
За последней помощью
Я думаю, что эта помощь – обрести пристанище. Лирическая героиня является одним целым с Родиной, она – воплощение всего русского народа. Для неё начинается новая эпоха, поэтому нужно начинать жить заново. Нищая, но свободная, старым не обременённая, - значит, есть шанс возродиться.


Мотив пса снова возникает в стихотворении из цикла «Бессонница». Это стихотворение «Нынче я гость небесный»:
Нынче я гость небесный
В стране своей.
Я видела бессонницу леса
И сон полей.
Героиня не спит, ей тяжело находиться в доме, где все спят. Нежность к тому, кого рядом нет, переполняет её. Желание излить душу заставляет её отправиться на поиски «лунного друга». Только с ним она найдёт успокоение, только он поможет ей прожить эту ночь. Он – единственный, кто не оставит её один на один с грустными мыслями:
Расскажу тебе с грустью,
С нежностью всей
В этот момент героиня говорит чувственно и проникновенно. С кем? С псом, с глазами преданными, понимающими, желающими выслушать её душевную боль:
Руки тонули в пёсьей шерсти.
Пёс был сед.
Потом, к шести,
Начался рассвет.
Ищущее, ранимое сердце уповает к сединам мудрого друга, который приоткроет ей тайну бытия. Героиня переутомлена до последнего предела. Она надорвалась, ей нужен душевный и физический покой.

Стихотворение «Стенька Разин»
Ветры спать ушли – с золотой зарёй,
Ночь подходит – каменной горой,
И с княжною из жарких стран
Отдыхает бешеный атаман.
Атаман, казак, вольный человек, нагулявшийся в необъятных просторах родной земли – Стенька Разин. Поэт воспринимает его как проявление дикой, неукротимой стихии, свойственной человеку с глубокой древности, со времён его «звериного» существования. И вот эта сущность особенно страшно реализовалась в русском бунте. Рядом со Стенькой Разиным – персиянка. Два героя по воле судьбы оказались в одной лодке. Разные, противоположные, бескомпромиссные (христианин и «басурманка»). По законам природы более слабый должен подчиниться сильному, «басурманская собака» - «зверю» в обличье человека:
А она – брови насупила,
Брови длинные,
А она – очи потупила
Персиянские.
Ничем не укротить её. Бунтарь Стенька поступает со строптивой княжной не по-христиански, как настоящий варвар:
Не поладила ты с нашей постелью –
Так поладь, собака, с нашею купелью!
В жертву принёс своей необузданной ярости и забыл, только иногда снилось ему «на дне, лицо забытое, чернобровое». М.Цветаева атамана не называет волком, но что-то есть в нём такое, что заставляет считать его им.

В стихотворении «Мой путь не лежит мимо дому – твоего» Цветаева опять обращается к символике пса:
Мой путь не лежит мимо дому – твоего.
Мой путь не лежит мимо дому – ничьего.
А всё же сбиваюсь
( Особо – весной!)
А всё же по людям маюсь,
Как пёс под луной.
Лирическая героиня сравнивает себя с бродячим псом, притом таким псом, который не желает жить в чужом доме, он ищет свой. Эти поиски происходят под луной. Луна, как считали египетские жрецы, это символ веры, который отражает явление истины, так как она освещается солнцем и черпает из него всю свою жизненную силу. То есть Луна как будто питается от солнца днём, а ночью она отдаёт свои силы и энергию тем, кто ищет своё место в мире. Почему собаки (волки) воют ночью на луну? Потому что это единственное светлое пятно, которое притягивает и отдаёт часть себя смотрящему на неё. Луна показывает псу путь домой, а волку – к жертве, ведь не зря же иногда хорошо видно лунную дорожку. Героиня Цветаевой ищет свой мир, потому что в реальном мире для неё места нет. Безумная любовь к жизни, судорожная, лихорадочная жадность жить заставляет её искать, даже если это приносит боль и страдание. На какое-то время она находит это пристанище, и тогда рождаются прекрасные стихи. А затем – снова поиски, которые сопровождаются болью, но вслед за ней следует огромная радость – рождение нового стиха. Я думаю, что именно так появляются на свет стихи. Это чудо можно сравнить с рождением ребёнка на свет: он страдает и мучается, прежде чем прийти в этот мир.

В стихотворении более позднего периода Марина Цветаева возвращается к образу пса:
И за то, что в учётах, в скуках,
В позолотах, в зевотах, в ватах,
Вот меня, наглеца, не купят –
Подтверждаю: люблю богатых!
А ещё, несмотря на бритость,
Сытость, питость (моргну – и трачу!),
За какую-то – вдруг – побитость,
За какой-то их взгляд собачий,
Сомневающийся
Лирическая героиня сравнивает два мира: «рвани» и «богатых». Для неё счастье – быть «честной рванью», а горе – быть в «сиротстве богатым». Богатый «брит», «сыт», но его взгляд похож на взгляд побитой собаки – такой он грустный, жалостливый, измученный. Взгляд собачий ассоциируется с верностью и преданностью, когда речь идёт об отношении собаки к хозяину. Здесь же перед нами взгляд трусливого и заискивающего человека. Человек-пёс боится, что его ударят или прогонят. Со временем он будет бояться любого шороха. Но и это ещё не самое страшное: за жадность, за леность, за сытость «богатые псы» не найдут покоя никогда. Даже если они захотят обмануть кого-то, «виляя хвостом», - им не поверят. Глаза выдадут – глаза побитой собаки.
Поэт испытывает любовь- жалость к таким людям-псам. Сама Марина Цветаева никогда не гналась за роскошью, ей она была абсолютно чужда. Быть богатым – не значит быть счастливым.

V. Заключение. Функции образа Волка и его двойника Пса в лирике М.Цветаевой.

Образ Волка несёт большую смысловую нагрузку, в том числе символическую.
Проанализировав стихотворения Марины Цветаевой на предмет использования ею разнопланового образа Волка и его двойника пса, автор исследования пришёл к следующему заключению:
Эти образы в поэзии Цветаевой далеко не случайны, а тесно переплетаются с её жизнью.
Родилась М.Цветаева 26 сентября 1892 года в Москве, в семье профессора-искусствоведа и талантливой пианистки, восхищавшей своей игрой Антона Рубинштейна. Мать сочетала в себе кровь немецкую, польскую и чешскую, что, возможно, сказалось во взрывчатости темперамента дочери. От матери к ней перешла, прежде всего, музыкальность, причём не просто способность к блестящему исполнительству, а особый дар воспринимать мир через звук. Марина гордится польской княжеской кровью, что течёт в её жилах. Отчий дом – замок, даже если это стандартный домик в Трёхпрудном или снятая на сезон дача в Тарусе. Всё равно – Замок. Крепость. Скала.
Если вдуматься, то заложена в скале мина замедленного действия. Дом выстроен на обломках. На Марии Мейн профессор Цветаев женится вторым браком, причём продолжает любить память о первой умершей жене. И Мария Мейн выходит за почтенного профессора, потеряв другого: брак компенсирует несбывшуюся любовь. Однако оба – люди долга и создают – Дом. Это честный союз. Но это «союз одиночеств». Драма подмен, драма развоплощённости.
На всю жизнь Марина Цветаева получает роковой дар: ничто в её жизни не сбывается, не воплощается адекватно; всё существует только в горячечном воображении и реализуется в горних высях; спускаясь долу – рушится. Написано же в свой час Пастернаку: жить ТОБОЙ и жить С ТОБОЙ – несовместности. Изначальные несовместимости. «Если нет, то всё равно есть».
Но и обратно: если есть – то всё равно нет.
А если есть – неважно, воплощено ли. И в чём воплощено. Да в чём угодно!
Бешеное, тираническое воображение бьётся под уютной домашностью. Жажда всего разом!
В 1916 году Цветаева ещё не чувствует конца времён. Отчасти потому, что во внешнем воплощении времена для неё как бы и не начинались. На «перекрой карты» она откликнется 23 года спустя, в 1939 году, прокляв Германию, «прикарманившую полкарты» («Стихи к Чехии»).
Стихи Цветаевой на внешний взгляд – апофеоз чудовищного равнодушия – к стране, к народу, к воюющей армии. Но это не так. Это – жест отчаяния. И это – жест отречения: от венца, от царства, от мира, который не подчиняется. Жест обречения. Не жить. Вернее, так: не жить, но всё-таки жить. Или так: жить НЕЖИЗНЬЮ. Жить, но умереть.
Надо жить. Надо ждать. Муж на фронте. У жены есть верность, но, как считается, нет «политической позиции».
Одиночество лирической героини Цветаевой в эти годы раскрывается по-разному. Это одиночество несбывшейся любви или дружбы, одиночество поэта, противостоящего миру. « У меня ничего нет, кроме ненависти всех хозяев жизни: за то, что я не как они. Это нищий – перед имущими (двойная ненависть), один перед всеми и один против всех. Это душа и туши, душа и мещанство. Не умею жить на свете!»
«России меня научила революция», - скажет зрелая Цветаева. Россия всегда была в её крови – с её историей, бунтующими героинями, цыганами, церквями и Москвой. Вдали от Родины она пишет многие из своих наиболее русских вещей. Трагизм цветаевской тоски по России усиливается и тем, что тоскует поэт опять-таки по несбывшемуся, ибо «Той России – нету, // Как и той меня».
После возвращения из-за кордона муж и дочь арестованы, но Марина остаётся на свободе. Почему? М.Цветаева – уважаемая и талантливая поэтесса-переводчица, - её решают не трогать. И честно не трогают. Её сносят в небытие – общим потоком. На краю унижений гений возвращается в небытие:
Руки роняют тетрадь,
Щупают тонкую шею,
Утро крадётся как тать.
Я дописать не успею.
Что же случилось там, в Елабуге? Не чёрная работа испугала Марину: у неё пальцы итак были уже ЧЕРНЫ.
Добило другое – сын. Тот самый, которого ждала когда-то как наследника. И нарекла Георгием. И ради него вынесла возвращение в страну, которой «нет». Марина надеялась, что сын, которого она благословляет на возвращение в Россию «в свой край, в свой век» не будет «отбросом страны своей».
С ним-то, выросшим, и разыгран последний акт драмы. Королева-мать кончает с собой, потому что скипетр неделим, его только сын удержит. Или погибнет за отечество.
Сын – мрачный подросток, жернов на ногах, воплощённое отчуждение от матери на всех последних снимках. «Тень тени». Волчонок. Могильщик.
И если в сердечной пустыне,
Пустынной до края очей,
Чего-нибудь жалко – так сына, -
Волчонка – ещё поволчей!

Образ Волка в поэзии М.Цветаевой отражает разнообразные ассоциации, закреплённые за ним в контексте русской культуры.
Проанализировав стихотворения Марины Цветаевой, становится понятным, что в образе Волка поэт чувствует частичку себя и находит с ним понимание: она так же одинока в этом мире и должна бороться за своё существование.
Эпитетов, которыми поэт определяет образ волка, не так уж много:
- волчий, вещий (взгляд)
-седая (шкура)
- волчья (седина)
- каторжная, жестокая, сладострастная (любовь)
Волк – это
- неодолимая тоска по Родине;
- разрыв с любимым человеком;
- жестокая, каторжная, но всё-таки – ЛЮБОВЬ-СТРАСТЬ;
- ассоциация с фашизмом («Стихи к Чехии»);

В своём творчестве М.Цветаева обращается к образу пса, принадлежащего к одному семейству с волком. Пёс (собака) – во многих мифологиях ассоциируется с землёй, водой и луной, т. е. вегетативными функциями, женскими, волшебными, сексуальными, с подсознанием.
В Библии собака является воплощением трусости (малодушия, низости, подлости), низкопоклонства. Собака символизирует также материнское чрево; во снах является дружественным животным, символом прирученного животного начала.
Я считаю, что в стихотворениях Марины Цветаевой отмечены все
вышеперечисленные функции собаки (пса). Пёс – мудрый друг, который выслушает с пониманием («Нынче я гость небесный»), но он же и «собака басурманская» и малодушный, трусливый, заискивающий перед другими («Хвала богатым»).
Таким образом, пёс является псевдодвойником волка в поэзии
М.Цветаевой. Волк – сильное, независимое животное, приручить
которое практически невозможно. А пёс – домашнее животное, прирученное.
И у поэта на протяжении всей жизни в душе был разлад (две стороны луны, две стороны души). Независимый нрав, стихийность натуры, строптивость – это «волчья» сторона души. Именно она обрекла М.Цветаеву на одиночество, скитания и беды. Некоторая «домашность», попытка стать в первую очередь матерью, а потом поэтом, любовь – вина, любовь – преданность, любовь – зависимость к своей семье, Родине – это «собачья» сторона души. Именно она помогла Цветаевой создать стихотворения лирические, женские, откровенно-интимные. Финал жизни М.Цветаевой говорит о том, что она оказалась полностью несовместимой с обстоятельствами жизни. По логике вещей, она должна была сдаться: «Я устала от земной жизни!» Она знала, что в том мире её ожидает только покой (рай), потому что человек, который всегда любил всех и вся, в ад попасть не может. Но своей смертью она обрела столь долгожданную свободу, а своему сыну открыла путь в новый мир, в новую Россию.
Главные выводы:
Волк входит в поэтику Цветаевой через семейный и литературный контекст. (Отец и его музей греческой и римской скульптуры. А.Блок и его цикл «Пузыри земли», который он посвятил образам народной демонологии. О. Мандельштам и его стихотворение « За гремучую доблесть грядущих веков.», где век превращается в волкодава.)
От раннего - к позднему периоду он проходит через определенную динамику. ( В более зрелом возрасте Цветаева пишет стихи, где в образе Волка она чувствует частичку себя и находит с ним понимание; она также одинока в этом мире и должна бороться за своё существование. « Господи, Боже мой! Да я ничего от Вас не хочу. Вы можете уйти и вновь прийти, уйти и никогда не вернуться – мне всё равно, я сильная, мне ничего не нужно, кроме своей души!» « Я хочу лёгкости, свободы, понимания – никого не держать и чтобы никто не держал. Вся моя жизнь роман с собственной душой.»)
Генезис волка в фольклоре и, в первую очередь, - в пословицах, собранных В.И.Далем. ( Статья «волк» включают 53 пословицы с этим словом и в большинстве случаев, он выступает в них как жадный, хитрый хищник-одиночка, постоянный враг человека.)
С волком связаны следующие мотивы:
- неодолимая тоска
- разрыв с любимым человеком
-коварство
- ассоциация с фашизмом
Автор исследования считает, что образ Волка для Цветаевой – это состояние души человека через связь с народными корнями, это тайна, которую она сумела разгадать и передать в своих стихах её смысловое и символическое содержание.















Литература
Анненский Л. «Серебро и чернь» (русское, советское, славянское,
всемирное в поэзии серебряного века). Литература. Приложение к газете «Первое сентября»., № 39, 1994.
Агапкина Т. «Праздники большие и малые» (народный календарь).
«Родина», №5, 1994.
Блок Александр. Избранное (стихотворения и поэмы). Издательство «Детская литература»., 1983.
Блок А.А. Стихи и поэмы (библиотека отечественной классической литературы). Издательство «Дрофа»., 2002.
Гура А. «Кому отвечает кукушка?» (животный мир в народных представлениях). «Родина», №7,1994.
Власова Марина. «Русские суеверия» (энциклопедический словарь).
Издательство «Азбука-классика».,2001.
Жюльен Надя. Словарь символов. Иллюстрированный справочник. Издательство «Урал Л.Т.Д.»., 1999.
Крейд Вадим. «Воспоминания о серебряном веке». Издательство «Республика».,1993.
Могила О.А. С.В.Чумаков. «Я познаю мир». Детская энциклопедия: Мифология. Издательство «АСТ»., 1998.
Михайлов А. «М.Цветаева. Стихотворения». Издательство «Детская литература».,1990.
Мандельштам О. Стихи (библиотека отечественной классической литературы). Издательство «Дрофа»., 2002.
Славянская мифология. Энциклопедический словарь. Москва, 1995.
Орлов В.Н. «Марина Цветаева. Судьба. Характер. Поэзия». Москва.,1992.
Семёнова М. «Быт и верования древних славян». Издательство «Азбука-классика».,2001.
Учёнова В.В. «Царицы муз. Русские поэтессы 19 – начала 20 веков». Издательство «Современник»., 1989.
Цветаева М.И. «Сочинения в двух томах» (проза, письма, стихотворения). Издательство «Художественная литература»., 1998.
Цветаева М.И. Автобиографическая проза. Комментарий Саакянц А.А. Издательство «Советская Россия».,1991.




Приложенные файлы


Добавить комментарий