Русь и Византия









Исследовательская работа по теме
«Русь и Византия»

Выполнила
Кулик Е.В.
учитель истории
МКОУ «Великогубская СОШ»





















План

Введение
1.Славяне и Византийская империя в 5 – 9вв.
2. Русское посольство в Византию и франкское государство. 838-839гг.
3. Поход на Константинополь в 860г.
4. Русь и Византия при князе Олеге.
5. Взаимоотношения Руси и Византии в годы правления князя Игоря.
6. Дипломатия княгини Ольги.
7. Дипломатия Святослава.
8. Русь и Византия при Владимире Святославовиче.
9. Русь и Византия при Ярославе Мудром.
10. Россия и Византия в 14 – 15 вв.
Заключение



Введение
С древних времён Русь была тесно связана с Византийской империей торговыми и политическими отношениями.
Византийская империя – государство в Средиземноморье в 4-сер. 15вв. со столицей в Константинополе. Возникла в результате обособления восточной части Римской империи. В 330г. Константин Великий основал на месте небольшого городка Византий на Босфоре крупный город-крепость, дав ему своё имя. В 5в. Константинополь окончательно занял место Рима в качестве новой столицы империи.
Расположение новой столицы на пересечении морских и сухопутных путей между Западом и Востоком, Севером и Югом обусловило её превращение уже в 6в в самый крупный и благоустроенный город Европы и Ближнего Востока, в важнейший торговый и культурный центр всего Вост. Средиземноморья. Выгодным было и стратегическое положение новой столицы – на полуострове, защищённом с трёх сторон морем.
В конце 4в в пределы империи входили: Малая Азия, Сирия, Сев. Месопотамия, часть армянских и грузинских земель, Палестина, Египет, Киренаика, Кипр, Родос, Крит, южный берег Крыма, Балканский полуостров. В период расцвета Византии, в сер. 6в,её территория охватывала почти всё побережье Средиземного моря. Крупнейшим государством Средневековья Византия оставалась и в 7-12вв. – после значительных территориальных потерь, когда её владения ограничились двумя полуостровами (Балканами и Малой Азией) и островами Эгейского моря.
В исторической науке наиболее распространено деление истории Византии на три периода: ранневизантийский (4 – 1-я половина 7вв), средневизантийский (сер. 7 – конец 12вв.) и поздневизантийский (13 – сер 15вв.).
Ранневизантийский период (4 – 1-я половина 7вв). Особенностью периода явилось разложение позднеантичного военно-бюрократического режима и начало становления Византии как средневековой феодальной монархии. Опасными врагами Византии были тюрки, авары и славяне. Особенно опасными были вторжения славян, т.к. они, в отличие от других варваров, не уходили после набегов в места своих расселений или дальше на запад, а стали заселять земли империи. В 602г, посланные против славян на левобережье Дуная войска, восстали и ушли с границы, открыв её для переселений славян. Славяне колонизировали огромные территории Балкан. К середине 7в. стали вторым по численности после греков этносом на полуострове. Многие их объединения сохранили свои племенные названия.
Средневизантийский период ( сер.7 – конец 12вв) характеризуется окончательным оформлением Византии как средневековой монархии. Три главных врага угрожали империи в этот период: протоболгары, славяне и арабы. Славянские племена в 7в. расселились на значительной территории Византии, сохраняя свой быт и культуру. В 681г между рекой Дунай и Балканским хребтом , где уже расселились славяне возникло новое государство – Болгария. Болгария на протяжении трёх с половиной веков враждовала с Византией на Балканах.
С древними руссами византийцы сталкивались уже на рубеже 8-9вв.: русы нападали на владения Византии в Крыму ( Херсон) и на южном побережье Чёрного моря. В 860г русы осадили Константинополь, опустошив его окрестности. Столкновение завершилось договором. Часть знатной верхушки крестилась. Летом 907г войска руссов снова появились на Бофоре, прибыв частично морем, а частично по суше. Византия пошла на большие уступки, русы получили право беспошлинной торговли в Константинополе. Византия обязалась бесплатно размещать в столице послов и купцов Руси, прибывавших каждое лето по пути «из варяг в греки». Главным товаром руссов были меха, а особым спросом у них пользовался шёлк. Выгодными для руссов были и условия их военной службы в качестве союзников Византии. Они совершили ещё несколько походов на Византию, защищая свои торговые интересы. Втянутый империей в 967г в её войну с Болгарией , князь Святослав Игоревич пытался закрепиться на Балканах, но потерпел поражение от войск Византии в 971г. В 987г, сознавая невозможность одолеть мятежного полководца Варду Фоку, Василий второй попросил о срочной помощи князя Владимира. Отряд руссов разгромил узурпатора. Владимир принял крещение. В 988г с крещения киевлян началась христианизация Руси. Широкий доступ на Русь христианской культуры был открыт. На Русь проникла не только греческая, но и славянская грамота. Большую роль в этом сыграла Болгария, где славянская письменность была основана столетием раньше. Славянскую грамоту изобрели братья из Фессалоник Кирилл и Мефодий и перевели богослужебные книги. Регулярные торговые и культурные связи Руси с Византией прервались на долгий срок после захвата Константинополя латинянами в 1204г и разорения монголо-татарами Киева в 1240г.
Поздневизантийский период ( 13 – сер 15вв.) . в этот период Византия продолжала слабеть, раздираемая внутренними смутами и тяжёлыми ударами извне. На территории прежней Византийской империи возникло несколько государств, с центром в Константинополе.
29 мая 1453г Константинополь был захвачен османоми. В 1460г. османы захватили Морею, а в 1461г. Византия прекратила своё существование.
Славяне и Византийская империя в 5-9вв.
Первые сведения о взаимоотношения восточных славян с Византийской империей содержаться в византийских источниках и относятся к 5-6в н.э. византийские авторы сообщают о постоянных набегах склавинов и антов на владения империи в 5-6вв., о начавшемся мощном давлении славянского мира на Балканы с начала 6в. У Прокопия Кесарийского имеются сведения о рейдах антов во Фракию, о регулярных вторжениях склавинов и антов за Дунай и о бедственном положении балканских владений Византии. Начиная с 527г , по данным Прокопия, склавины и анты регулярно совершали набеги на владения империи, переходили Дунай, опустошали Иллирику, захватывали жителей в плен и т.п. во время славяно-византийской войны славяне подступили к Константинополю. В конце 6в они предприняли несколько попыток овладеть византийской столицей. Византия стремилась путём различного рода даров, уступок, откупов ослабить давление славянского мира.
К 6в относятся и первые попытки империи поставить себе на службу военную мощь славянских племенных союзов, отгородиться при помощи славянских племенных отрядов и славянских приграничных поселений от натиска аваров, а позднее и болгар. Наём в императорскую армию славянских отрядов стал в 6в обычным делом. В конце 7в византийское правительство развернуло целую систему пограничных опорных поселений поселении, куда расселило славян-колонистов. Эта мера не оправдала себя: натиск окружающих Византию «варварских» народов на границы империи продолжался. Автор второй половины 7в Феофилант Симокатта сообщает о том, что анты в 6в. стали « союзниками римлян» в борьбе против аваров.
В 6в во взаимоотношения славян с империей прослеживается ещё одна характерная черта: выплата антам крупных денежных сумм и предоставление им права расселиться в пределах империи в обмен на обязательство соблюдать мир и противодействовать набегам кочевников.
Сквозь призму антских политических традиций представляется возможным рассмотреть вопрос о первом контакте между Русью и Византией, сведения о котором записаны в русской летописи в виде легенды о Кие. Учёные обратили внимание на внешнеполитический аспект этой записи. Большое значение для изучения этой части русской летописи имеют работы Б.А. Рыбакова. Ещё в 1939 году он высказал мнение, что многие явления Киевской Руси уходят корнями в антскую эпоху и «отзвуком древних антских походов к границам Византии является комментарий автора «Повести временных лет» к рассказу о Кие, Щеке и Хориве».
В двух житиях – Стефана Сурожского и Георгия Амастридского, памятниках византийской агиографической литературы, нашли отражение факты нападения руссов на византийские владения, расположенные вдоль Черноморского побережья, и последующие переговоры руссов с греками. «Житие св. Степана Сурожского» повествует о том, как на Крымское побережье обрушилась новгородская рать, которую привёл князь Бравлин. Рать была «велика», а князь «силёнъ зело». Руссы повоевали византийские владения от Херсона до Керчи и с «многою силою» подступили к Сурожу. Десять дней продолжалась осада города. Наконец проломив железные ворота крепостной стены, руссы «вниде» в город и начали грабить его. Бравлин попытался захватить богатства храма св. Софии, где находилась гробница Стефана Сурожского, а в ней «царское одеяло», и «жемчуг», и «злато», и «камень драгий», и «кандила злата». Но Бравлина постигла неудача. У гробницы святого он был поражён внезапным недугом: «обратися лицо его назад». Тогда Бравлин отдал приказ прекратить разграбление города, вернуть сурожанам всё отнятое у них добро и отпустить пленных, захваченных во время похода. И лицо князя вновь приняло нормальное положение. Потом состоялось крещение Бравлина. Согласно житию акт крещения совершил над ним епископ Филарет, преемник св. Стефана в Суроже. Эти события относятся к концу 8 – первой трети 9вв и получили широкий отклик в отечественной и зарубежной исторической литературе.
Историков интересовал вопрос, действительно ли эти события относятся к дорюриковской поре или произошли значительно позднее. По наблюдениям В.Г. Василевского, «Житие св. Стефана Сурожского» написано раннее 10в, а события, описанные в нём, относятся к первой трети 9в. Об этом говорит и упоминание в житие исторического лица – Филарета, и утверждение автора. Что руссы появились, когда после смерти св. Стефана «мало лет миноу».
Норманисты и в19, и в 20вв. полагали, что описание нападения русской рати на Сурож попросту отражает факт крещения Владимира Святославовича в Херсоне и создано в 11в, а может быть и позднее. Антинорманисты, опираясь во многом на исследования В.Г.Василевского, отстаивали реальность сведений жития и усматривали в них «доваряжское» проявление государственности. Позднее точку зрения В.Г. Василевского разделяли В.А. Пархоменко и Н. Полонская.
Г. Вернадский признал точку В.Г. Василевского. Святой умер в 787г., а нападение на Сурож руссов, по мнению Г. Вернадского, могло состояться уже в 790г. в 1970г А. Власто в работе по истории христианизации восточных славян отметил, что поход новгородцев во главе с Бравлиным вдоль Крымского побережья был вполне в духе времени, хотя и не удаётся определить место, откуда они выступили. Вместе с тем он критически отозвался о попытках проецировать на 10в. походы на Сурож и Амастриду. Сделать это легко, замечает А.Власто, но «причины фальсификации не кажутся нам убедительными». Напротив, создание фемы Пафлагонии, строительство хазарской крепости Саркел, появление в Константинополе в 838г русского посольства – логические последствия русских походов в конце 8в – первой трети 9в. «Такие рейды имели место, - писал А. Власто, - и византийское правительство в 839г пыталось устранить угрозу дипломатическими средствами».
Саркел был построен не сколько против угров и печенегов, сколько ввиду растущей опасности со стороны Руси. Император Феофил дружески встречал в 838г в Константинополе своих недавних противников с целью заполучить их союзники. С этой позиции можно точнее определить хронологические рамки амастридского похода и переговоров: они произошли в промежутке между началом 30-х годов
(незадолго до постройки Саркела) и 838-839гг. (появление русского посольства в Византии и Ингельгейме). Постройку Саркела в таком случае можно расценить как реакцию союзников – Византии и Хазарского каганата на растущую русскую опасность.
Русское посольство в Византию и франкское государство.
838-839гг.
Сведения, о русском посольстве в 838-839г в Константинополь к императору Феофилу и в Ингельгейм – столицу Франкского государства – к Людовику Благочестивому, содержаться в Бертинской хронике, принадлежащей перу епископа Пруденция. Общая канва событий такова. В 839г при дворе франкского императора Людовика Благочестивого появились послы византийского императора Феофила – епископ Феодосии Халкидонский и спафарий Феофан. Вместе с византийцами прибыли русские послы, возвращавшиеся на родину кружным путём из Константинополя. Византийские послы привезли Людовику подарки и личное послание императора Феофила, в котором тот предлагал подтвердить отношения «мира и любви» между двумя странами. !8 мая 839г византийское посольство было торжественно принято в Ингельгейме. Далее Пруденций сообщает: «Послал он (Феофил) с ними (послами) также неких людей, которые говорили, что их (народ) зовут рос, и которых, как они говорили, царь их, по имени Хакан, отправил к нему ради дружбы». В упомянутом послании Феофил просил Людовика милостиво предоставить русским послам возможность вернуться на родину и дать им охрану, так как путь, которыми они прибыли к нему в Константинополь, «шли среди варваров, весьма бесчеловечных и диких племён». И он не желал бы вновь подвергать их опасности. Согласно сообщению Пруденция, Людовик Благочестивый расспросил послов о причинах их появления на земле франков и узнал, что они являются «свеонами». Послов заподозрили в шпионаже и задержали до выяснения истинных целей их прибытия в Ингельгейм, причём было отмечено, что «пришли они скорее шпионить, чем искать дружбы». В ответном письме Феофилу Людовик сообщил, что, если послы окажутся невиновными, он либо отпустит их на родину, либо вернёт их обратно в Византию, чтобы Феофил поступил по своему усмотрению. На этом информация Пруденция кончается. О дальнейшей судьбе русского посольства сведении нет.
В течении долгой историографической жизни этого сообщения его оценивали по разному. А.л. Шлецер первым высказал мысль, которая определила позиции норманистов в трактовке данного исторического факта. «Люди, называемые в Германии шведами- писал он, - в Константинополе называют себя русскими, вот главное положение, выводимое нами из сего места». Вслед за Шлецером эту же точку зрения высказали Н.М. Карамзин и С.М. Соловьёв. Норманскую оценку русского посольства поддерживал М.П. Погодин: «Норманцы, из племени Русь, пришли к Феофилу для заключения союза». Этой же точки зрения придерживался В. Томсон. Версию о скандинавском происхождении посольства поддерживал М.Д. Присёлков.
Наряду сформированием норманистских взглядов на посольство складывалась и иная точка зрения, согласно которой Пруденцкий упомянул представителей Киевской Руси, Руси славянской, нарождающегося древнерусского государства. Ряд русских историков 19-20вв. выступили против отождествления «хакана», упомянутого Пруденцием, с неким скандинавским Гаконом. К.н. Бестужев-Рюмин, Д.И. Иловайский, В.С. Иконников, Д.И. Багалей, В.И. Ламанский утверждали, что славяне позаимствовали титул «кагана» от хазар, которые властвовали над Поднепровьем в7-8вв. Идею о киевском, славянском представительстве защищал С.А. Гедеонов.
Дискуссия среди отечественных историков оказала влияние на зарубежную историографию. Некоторые из них открыто выступили в защиту тезиса о славянском происхождении государства, пославшего в 838г шведов в Константинополь. И. Свинцицкий утверждал, что Бертинская хроника сообщает о «русской миссии» при византийском дворе, и считал её началом отсчёта дипломатических отношений Руси с Византией.
Неколько слов о хронологии посольства. В Ингельгейме византийское посольство, с которым появились во франкской столице русские послы, было принято в мае 839г. Прибыло оно туда раньше, т.к. согласно дипломатической практике средневековья. Приём послов осуществлялся не сразу по их прибытию в страну, а после их устройства, предварительного обмена мнениями относительно церемониала приёма и т.п. Вероятно, оба посольства появились здесь ранней весной. Значит, византийское посольство зимовало в Византийской столице. Следовательно, русские послы появились в Константинополе не позднее осени 838г. – конца навигации, ибо только водным путём посольство могло туда попасть. Уже само длительное пребывание послов в Византии указывает на их определённый статус.
Исторические условия появления посольства.
Это было время, когда император Феофил вёл борьбу с Арабским халифатом и обратился за помощью к странам Европы, впервые выдвинув идею крестового похода против мусульманского мира. В 837-838гг. византийское войско потерпело ряд поражений в Малой Азии и возникла угроза арабского удара непосредственно по Константинополю. Неспокойно было на севере. Хазары обратились к Византии с просьбой построить на Дону военную крепость (будущий Саркел), чтобы воспрепятствовать продвижению новых кочевых орд – угров или печенегов, а возможно, опасаясь давления со стороны Поднепровской Руси, которая своими сухопутными и морскими набегами в конце 8 – первой трети 9в беспокоила границы и Византии и Хазарии. Вскоре на Дон прибыли греческие строители во главе со спафарокандидатом Петроной. Об этом подробно рассказывал в 10в в своём труде Константин 7 Багрянородный. Саркел был выстроен не на речной, а на сухопутной дороге при переправе через Дон, и должен был прикрывать Хазарию с запада и северо-запада и Крымские владения Византии. Но попытка византийцев использовать постройку Саркела для усиления своего влияния в этом районе путём насаждения христианства встретила сопротивление хазар. Византийцы пошли на создание в Крыму самостоятельной фемы во главе с тем же Петроной, получив ранг протоспафария.
Таким образом, русское посольство в Византии появилось в тот момент, когда в Причерноморье завязывается сложный международный узел.
Важно отметить и тот факт, что Феофил лично информировал Людовика Благочестивого о русском посольстве, просил оказать ему содействие в возвращении на родину и предоставить охрану, что также свидетельствует об определённом политическом статусе славянских послов. Вновь организующееся государство, мало знакомое с дипломатической практикой, не располагающее людьми для этой цели могло воспользоваться услугами опытных и бывалых варягов. Сам факт представительства варягов в русском посольстве указывало на устойчивую дипломатическую традицию.
Из сообщений Пруденция следует, что франки заподозрили послов в шпионаже. Посольство руссов выполняло более ограниченную задачу – войти в дружеские, мирные отношения с Византией, что, возможно, было связано с недавним нападение руссов на малоазиацкие владения Византии и город Амастриду.
Такое посольство могло выполнять и наблюдательные функции. По-видимому, пребывание русского посольства в землях франков также проходило под знаком установления Русью отношений дружбы с франкским двором не исключено, что целью посольства являлся сбор определённой информации для правильной политической ориентации Руси.
В Византии посольство встретили доброжелательно, так как установление дружеских отношений с Русью соответствовало целям империи. Появление русского посольства в Константинополе можно рассматривать и как начало конца той политической изоляции, в которой оказались восточнославянские племена после нападения аваров, а позднее и в связи с зависимостью от хазар. Посылка в Византию первого русского посольства и его появление в землях франков знаменует новый этап в становлении древнерусского государства.
Поход на Константинополь в 860г.
Это событие оставило заметный след в Византийских хрониках, церковных источниках, правительственной переписке. Позднее оно отразилось и в «Повести временных лет». Ранним утром 18 июня 860г Константинополь неожиданно подвергся яростной атаке русского войска. К городу подошли 200 русских кораблей. Руссы подошли со стороны моря, высадились у самых стен византийской столицы и осадили город. После переговоров русские князья согласились взять богатые дары и отступили от стен города.
Сведения о нападении руссов на Константинополь содержатся в двух проповедях патриарха Фотия, непосредственного участника событий, в его «Окружном послании» восточным митрополитам 867г.
Никита Пафлагонский, биограф смещённого Михаилом третьим патриарха Игнатия, в «Жизни святого Игнатия-патриарха», скупо, но выразительно развёртывает перед читателем конкретную картину нашествия
О ходе нападения, о моления, в которых приняли участие император и патриарх, о требованиях вождя нападавших встретиться с императором и утвердить с ним мирный договор рассказывается в «Слове на положение ризы богородицы во Влахернах». О факте нападения говориться и в письме римского папы Николая первого, византийскому императору Михаилу третьему от 28 сентября 865г. в письме папа упрекал Михаила третьего за то, что враги ушли не отомщёнными, хотя и натворили много бед: убивали людей, пожгли церкви и дошли до самых стен города.
Факт русского нашествия нашёл отражение во многих известных византийских хрониках 11-12вв – Иоанна Скилицы, Иоанна Зонары, Михаила Глики, Льва Грамматика.
Советские учёные М.Н. Тихомиров, Б.А. Рыбаков, В.Т. Пашуто, анализируя данные византийских хроник, церковных источников, «Повести временных лет», подчеркнули, что поход отразил более высокую степень объединительных тенденций среди славянских племён, иную, чем прежде, степень их социально-экономического и политического развития, результатом чего и явился выход древнерусского государства на европейскую арену. М. Н. Тихомиров именно с походом 860г связал «начало русской земли».
Договор 60-х годов 19в включал важное политическое положение «мир и любовь», т. е. установление между двумя странами мирных отношений, а так же конкретные условия о крещении Руси, а возможно, и о выплате руссам ежегодной дани, разрешении им вступить в византийскую армию, торговать на территории империи, посылать в Византию дипломатические миссии.
Русь и Византия при князе Олеге (882-912).
К началу 10в взаимоотношения Киевской Руси и Византии представляли собой урегулированное состояние «мира и любви», установившееся после нападения руссов в 860г на Константинополь.
Не отрицая торговых противоречий в качестве возможных причин военного конфликта между Византией и Русью в начале 10в следует отметить, что, скорее всего причина заключалась в отказе Византии соблюдать наиболее обременительные для неё условия договора 60-х годов 9в – платить дань. Рухнула сама основа договора о «мире и дружбе», и поход Олега мог явиться санкцией в ответ на нарушение греками своих обязательств в отношении уплаты дани Киеву.
Готовясь к походу против Византии, Олег не только собирал под свою руку все наличные силы восточнославянских племён, подчинённых Киеву, но и привлёк тех из них, которые ещё не вошли в состав Киевского государства. В летописи говориться о составе Олегова войска: «поя же множество варяг, и словянъ, и чюдъ, и словене, и кривичи, и мерю, и деревляны, и радимичи, и поляны, и северо, и вятичи, и хорваты, и дулебы, и тиверци». Поистине Олег поднимал в поход всех данников, вассалов, союзников, среди которых были и недавние противники – тиверцы.
К далёкому Константинополю войско двинулось конными полками по суше и на больших ладьях по морю. В «Повести временных лет» записано, что Олег двинулся против греков «на конях и на кораблях». По суше к Константинополю руссы двинулись по территории Болгарии.
При приближении войска греки замкнули гавань цепью, перекинув её с одного берега на другой, и заперлись за могучими константинопольскими стенами. Тогда руссы «повоевали» всю округу, захватили огромную добычу, пленных, ограбили и пожгли церкви. А потом Олег приказал своим воинам поставить ладьи на колёса и двинуть их в обход установленного над водой препятствия. При попутном ветре руссы развернули паруса и ладьи пошли к стенам города. Напуганные видом «переплывающих сушу» кораблей греки запросили мира.
Согласно «Повести временных лет», переговоры руссов с греками начались с того. что последние выслали к Олегу своих парламентёров и те заявили: «Непогубляй града, имемъ ся по данъ, яко же хощеши». Олег остановил своих воинов.
Необходимо обратить внимание на сам момент переговоров и факт посылки к руссам греческих представителей и согласие греков выплачивать дань – именно выплачивать, а не выплатить единовременно. Олег потребовал выплатить ему «дань» по 12 гривен на человека на 2 тыс. кораблей, «а в корабли по 40мужъ». Греки, как сказано в летописи, согласились на это и просили начать мирные переговоры: «И яшася греци по се, и причаша греци мира просити, дабы не воевал Грецкые земли».
Русский князь запросил огромную сумму единовременной контрибуции, что и явилось основной темой для развёрнутых переговоров о мирном договоре. В летописи говориться: «Олегъ же, мало отступивъ от града, нача миръ творити со царьма грецкими, со Леономъ и Александромъ». В Константинополь отправилось Олегово посольство из пяти человек – Карла, Фарлофа, Вельмуда, Рулава и Стемида. Послы начали переговоры в Константинополе с императором Львом шестым и его братом Александром. Согласно предварительному договору послы должны были потребовать выполнения обещанного – уплаты дани. «Имите ми ся по дань» («платите мне дань»), - наказал им Олег. Олег изменил сумму единовременной контрибуции: «И запаведа Олегъ дати воем на 2000 кораблъ по 12 гривен на ключъ и потом даяти уклады на рускыа грады». Упоминается и новое условие «даяти уклады на рускыа грады». Среди этих городов –Киев, Чернигов, Переяславль, Полоцк, Ростов, Любеч и «прочаа городы», где сидели русские князья - вассалы и данники киевского князя. «Уклады» – это регулярная ежегодная дань, которую Византия выплачивала тем победителям, которые «за мир и дружбу», т.е. за соблюдение мирных отношений, вырывали у империи это обременительное для неё обязательство.
Ежегодная дань стала традицией в русско- византийских отношениях. В 944г, во время второго похода Игоря против Византии, послы греков пытались остановить русское войско на Дунае. Они передали русскому князю слова императора Романа первого Лакапина: «Не ходи, но возьми дань, юже ималъ Олег, придамъ и ещё к той дани». Святослав, по свидетельству «Повести временных лет», также получал дань до начала своего похода на Византию: «Сяде княжа ту въ Переяславци, емля дань на грьцех».
Условия мирного договора 907г.
Восстановление «мира и дружбы» между Русью и Византией.
Выплата Византией единовременной контрибуции в виде денег, золотых вещей, тканей и т.п., а также периодической дани Руси.
Посольское содержание в широком смысле слова. Более того, греческая сторона обязывалась предоставлять послам «мовь, елико хотят», т.е. возможность пользоваться банями. А когда соберутся в обратную дорогу, то получат и «брашно», и «якори», и «ужища», и «парусы» «елико им надобе». Время пребывания русских послов в Константинополе и их содержание за счёт империи не ограничивалось.
Урегулированы торговые отношения Руси с Византией. Отражены требования купечества о предоставлении ему в Византии определённого статуса. «А иже придутъ гости да емлют месячину на 6 месяцъ, хлебъ, вино, мясо, и рыбы, и овощъ», а далее говориться о предоставлении возможности русским пользоваться баней, снаряжением в обратную дорогу. Месячина – это месячное содержание русских гостей, состоящее из хлеба, вина, мяса, рыбы, овощей. Месячина раздавалась в известном порядке, установленном по договору. Сначала её получали представители Киева, затем Чернигова и Переяславля, а далее шли уже «прочие гради». Русские купеческие караваны должны были проходить в Константинополь через одни ворота, без оружия, партиями по 50 человек и непременно в сопровождении «царева мужа»: «И да входят в град одними вороты со царёвымъ мужемъ, без ружьа, мужъ 50». Главным, определяющим основы взаимных торговых соглашений Византии и Руси следует считать и положение об освобождении русских торговцев от «мыта» – пошлины с продаваемых товаров: «И да творят куплю, яко имъ надобе, не платяче мыта ни в чём же».
Торговля была Преимущественно меновая: этим можно объяснить малое количество византийской монеты, находимой в старинных русских кладах и курганах. Меха, воск, мёд и челедь Русь меняла на паволоки (шёлковые ткани), золото, вина, овощи. По истечении торгового срока Русь получала из греческой казны на дорогу продовольствие и судовые снасти, якори, канаты, паруса и всё, что ей понадобилось.
При выработке договора появились мотивы озабоченности греков по поводу поведения русских миссий на территории Византии. «Да закрепитъ князь словом своим приходящимъ Руси зде, да не творятъ пакости в сёлах в стране нашей», - говориться в тексте, идущем от греческой стороны. О порядке, устанавливаемом для русских посланцев в «селех», говориться не случайно. Путь к Константинополю русские посольские миссии и торговые караваны проделывали порой по суше от болгарской границы. Они проходили через населённые пункты мимо богатых, расположенных на старинном торговом пути поселений и известных монастырей. Немало, видимо самоуправств и насилий допускали хорошо вооружённые русские караваны по пути к византийской столице.
В 911г. Олег подтвердил свой мирный договор с Византией. Летописец отметил, что Олег послал своих послов в Константинополь «построити мира и положити ряд».
Договор говорит об «удержании» и «извещении» «бывшей любви между государствами». Первая статья договора, идущая после протокольной части, непосредственно посвящена этому общеполитическому сюжету. в ней говориться, что обе стороны клянутся «на сохранение прочих и всегда лет», «неприложну всегда и во все лета» соблюдать «любовь непревратну и непостыжну». Данное политическое обязательство сформулировано именно в виде отдельных глав, одна из которых говорит об обещании Руси хранить этот мир, а другая отражает тоже обязательство со стороны греков: «Тако же и вы, грекы, да храните тако же любовь ко князьямъ нашим светлым руским»
Эта общеполитическая часть совершенно определенно отделена в договоре от последующих статей. Ниже излагаются главы касающиеся злодеяний, спорных вопросов и т.п. первая статья говорит о способах рассмотрения различных злодеяний и мерах наказания за них; вторая – об ответственности за убийство, и в частности об имущественной ответственности; третья – об ответственности за умышленные побои; четвёртая – об ответственности за воровство и о соответствующих за это наказаниях; пятая – об ответственности за грабёж; шестая – о порядке помощи купцам обеих стран во время плавания с товарами, седьмая – о порядке выкупа пленных – русских и греков; восьмая – о союзной помощи грекам со стороны Руси и о порядке службы руссов в императорской армии; девятая – о практике выкупа любых других пленников; десятая – о порядке возвращения бежавшей и похищенной челеди; одиннадцатая – о порядке наследования имущества умёрших в Византии руссов; двенадцатая – о порядке русской торговли в Византии; тринадцатая – об ответственности за взятый долг и о наказания за неуплату долга.
Таким образом, широкий круг проблем, регулирующих взаимоотношения между двумя государствами и их подданными в наиболее для них жизненных и ставших традиционными сферах, охвачен и регулируется этими тринадцатью конкретными статьями, которые составляют содержание слова «ряд».
После изложения «ряда» договор вновь возвращается к той же идеи, что выражена в протоколе и первых статья соглашения, - к идее мира между двумя государствами. Здесь уже понятие «мира и любви» относиться ко всем статьям договора.
Возникает вопрос: для чего Руси и Византии потребовалось через четыре года возвращаться к этой общеполитической идее, выраженной в договоре 907г.?
Военных конфликтов между странами за эти годы не было. В соглашении 911г. точно указано, для чего потребовалось возвратиться к этому «удержанию»: мир 911г заключается «не точью словесеамъ, и писанием и клятвою твёрдою», т.е. является с точки зрения создателей договора 911г., т.е. является новым этапом в договорных отношениях между Византией и древнерусским государством. Это был межгосударственный равноправный «мир-ряд», не только включавший основные положения «мира и любви», провозглашённые в 907г., но и дополнивший их конкретными статьями «ряда».
Переговоры по выработке договора проходили в Константинополе, там же они закончились подписанием самого акта. Летописец рассказывает, как император Лев шестой «почтил» русских послов дарами – «златомъ, и паволоками и фофудъами», «пристави» к ним «мужи», которые показали им «церковную красоту, и полаты златыа. И в них сущеа богатство, злата много и поволокы и камънъе драгое, и страсти господня и венецъ, и гвоздие, и хламуду багряную, и мощи святых». Затем они «отпусти» их на Русь с «честию великою».
Взаимоотношения Руси и Византии в годы праления князя Игоря (912-945).
Игорь заключил мир с печенегами. Одновременно русские переселенцы, поддерживаемые военной силой, начали продвигаться к устью Днепра, появились на Таманском полуострове, близ Керченского пролива, где была основана русская колония. Русские владения вплотную подступили к хазарским границам, к византийским колониям в Крыму и Причерноморье. Это вызвало негодование в Византии. К тому же местное купечество требовало отменить льготы для русских торговцев. Также поводом разрыва мирных отношений между Русью и Византией послужило и прекращение уплаты Византией ежегодной дани Руси.
Русь выступила в 941г. против Византии. Принимая во внимание благожелательный нейтралитет со стороны Хазарского каганата, имея потенциальных союзников в лице враждующих с империей угров. К 944г антивизантийская коалиция, которую возглавила Русь, включала печенегов, а также испытанных и давних союзников Руси – варягов. Империя пользовалась поддержкой со стороны провизантийского правительства Болгарии. Такова была расстановка сил.
В 941г., согласно греческим источникам –«Житию Василия Нового», хронике продолжателя Георгия Амартола, сообщению кремонского епископа Лиутпранда, а также русским летописям последовавшим за греческими сообщениями, новая русско-византийская распря надолго нарушила ход мирных отношений. В «Житии Василия Нового» говориться, что болгары и стратиг Херсонеса сообщили в Константинополь о движении русской рати. Руссы вошли в пределы империи , повоевали её земли вплоть до Пафлогонии (Малая Азия), жестоко разоряя всё на своём пути. Подошедшее с востока 40-тысячное войско доместика памфира, армии патрикия Фоки из Македонии и стратега Феодора из Фракии потеснили руссов, и те, погрузившись в ладьи, «отбегоша». Затем последовало морское сражение, в котором греки пожгли русские суда «греческим огнём». Часть руссов сгорела, часть утонула в море, оставшиеся в живых двинулись обратно, но по дороге многие из них заболели «от страшного расслабления желудка» и умерли. Добравшиеся до Руси поведали сородичам о тяжёлых испытаниях, выпавших на их долю.
Продолжатель Георгия Амартола повествует, что руссы в середине июня прибыли к греческим берегам на 10 тыс. судов. Руссы вошли в Босфор и здесь, на ближайших подступах к византийской столице, у местечка Иерон, были встречены греческими кораблями, применившими «огонь». Флот Игоря потерпел поражение, после чего оставшиеся русские корабли отошли к Малой Азии. Лишь в сентябре греческим полководцам удалось вытеснить руссов из Малой Азии, и они были разбиты во втором морском сражении, когда пытались уйти от преследовавших их греков.
Лиутпрантд весьма краток в своём сообщении, но и он отмечает тяжкое положение Византии и усилия, которые пришлось предпринять империи по отражению русского нападения. Всё решила морская битва, где греки применили огонь.
Русская летопись смягчает рассказ о поражении Игорева войска, передаёт его весьма близко к тексту жития. Однако и «Повесть временных лет», и «Новгородская первая летопись» не сообщили о факте разгрома русских войск у Иерона сразу же по прибытии их к Константинополю, обошли молчанием и историю длительной части русской рати против греков в Малой Азии и представили всю компанию, таким образом, что поражение Игорева флота от «греческого огня» явилось завершением похода.
Последующее изложение событий – рассказ о втором походе Игоря против Византии – и текст русско-византийского договора 944г сохранились лишь в «Повести временных лет». Хотя некоторые сведения имеются и в «Новгородской первой летописи». В 944г. Игорь собрал ещё более многочисленное войско. Русская рать, включавшая помимо славяно-русского войска варягов и печенегов шедшая к византийским границам «въ лодьях и на конихъ» представляла собой серьёзную военную силу.
Византийский император Роман первый Лакапин поспешил направить навстречу Игорю посольство для переговоров о мире. Послы встретили русское войско уже на Дунае. Послы предложили остановить поход и по прежнему получать дань с греков. Одновременно посольство было направлено и к печенегам, чтобы разъединить своих противников золотом и посулами, оторвать печенегов от коалиции и тем самым ослабить русское войско. А вместе с тем и поколебать уверенность в успех нового военного предприятия.
Если следовать летописи, то можно предположить, что в эти дни между Византией и Русью развернулась дипломатическая борьба за печенегов. Согласившись на предложение греков, Игорь, вероятно, также вступил в переговоры с печенегами, результатом которых явилось совместное русско-печенежское решение ударить силами печенегов по дружественной в то время грекам Болгарии. Факт нападения печенегов на Болгарию указывает на то, что Византии не удалось расколоть русско-печенежскую коалицию. И всё же греки кое-чего добились: с уграми был заключён мир на пять лет, печенеги были поколеблены, Болгария осталась союзницей Византии. Антивизантийская коалиция так и не сложилась, что также могло заставить Игоря пойти на мир с греками. Решающее значение, как об этом говорит летопись, имело возобновление Византией уплаты ежегодной дани.
На Дунае был проведён первый и очень важный тур переговоров. В ходе переговоров стороны апеллировали к условиям о выплате дани, установленным договором 907г.
Через некоторое время в Киеве появилось послы императора Романа и трёх его соправителей – сыновей Константина и Стефана, а также Константина Багрянородного, сына Льва шестого. Цель этого посольства русская летопись определяет так: «построити мира первого». Далее летопись сообщает, что Игорь «глагола с ними о мире», а затем русское посольство отправилось в Константинополь. Впервые в истории древней Руси императорское посольство появляется в Киеве.
Договор Игоря с греками 944г – типичное межгосударственное соглашение «мира и любви», которое восстанавливало мирные отношения между странами. Он объединил как основные статьи «мира-ряда» 907г., устанавливающие общие принципы политических и экономических взаимоотношений между двумя странами, так и многие статьи «мира – ряда» 911г., регулирующие и совершенствующие детали этих отношений. В грамоте 944г. подтверждён порядок торговых и посольских контактов 907г. но если в договоре 907г. по поводу функции «царёва мужа» говорилось лишь исподволь: он переписывает состав посольства и сопровождает его при входе в город, то теперь эти функции расширены, обозначены более чётко. Договор 944г. отразил усложнение торговых контактов Руси и Византии, стремление упорядочить их.
Одновременно в статьи, регулирующие политические и торговые отношения двух стран. По сравнению с 907г. внесены некоторые серьёзные изменения.
Прежде всего это относится к порядку установления личности приходящих из Руси послов и купцов. Согласно договору944г., они должны предъявлять византийским чиновникам своеобразные «удостоверения личности» – грамоты, выданные послам или гостям великим князем, адресованные на имя византийского императора (ранее удостоверениями считались печати: золотые – для послов, серебряные – для гостей). Назначение данного документа, согласно договору , - убедить греческие власти в мирных намерениях той или иной русской миссии («оже съ миромъ приходятъ»), причём количество прибывавших русских кораблей не ограничивалось. В случае если руссы явятся без соответствующих великокняжеских «удостоверений» они будут взяты под стражу и о них будет сообщено в Киев великому князю. Если при этом руссы окажут сопротивление, то греки имеют право убить их и киевский князь не взыщет с греков за их смерть: «Аще ли руку не дадять, и противятся, да убьени будутъ, да не изищется смерть ихъ от князя вашего».
Из этого следует, что дипломатические и торговые контакты русских людей с Византией были взяты под особый контроль древнерусским государством; киевские власти старались внимательно следить, чтобы от имени Руси в Византии не появлялись и не действовали нежелательные элементы. Строгий великокняжеский контроль за деятельностью русских миссий сводил до минимума возможность зарождения новых конфликтов между Русью и империей из-за антигосударственных действий в Византии русских караванов. Об этом говорит появление в этой части договора фразы: «Входяще же Русь в градъ, да не творить пакости». Одновременно сохраняло силу и положение договора 907г. о том, что руссы, пришедшие в Византию «без купли», т.е. не с торговыми целями, не имели право получать месячину.
В разделе об обязанностях русского купечества в Византии появляется ограничение насчёт масштаба торговых операций с паволоками – дорогими шёлковыми тканям: их можно купить только на 50 золотников.
Здесь же говориться, что «руссы» не имеют права зимовать у «святого Мамы». В договоре 907г. речь шла лишь об ограничении на шесть месяцев получения русскими купцами месячины; послы же «слебное» получали «елико хотяче». Теперь шестимесячный срок исчезает, зато появляется запрещение проводить зиму в Константинополе, т.е. руссы обязывались завершать и дипломатические и торговые операции в течение одной навигации.
Действительно серьёзным шагом назад по сравнению с временами 907 – 911гг. явилось для Руси исчезновение из общеполитического раздела договора 944г. пункта договора 907г. о предоставлении русским купцам права беспошлинной торговли в Византии. Историки связывают устранение этого пункта с поражением русского войска во время похода на Византию в 941г.
Статья «Аще ускочитъ челядинъ от Руси» отражает договорённость сторон относительно права руссов приходить в Византию в поисках бежавшей челяди и возвращать её на Русь. В случае если челядин не будет обнаружен. Греки после клятвы руссов должны заплатить за каждого убежавшего и укрывшегося в империи челядина по две паволоки. Другая статья говорит: «Аще ли кто от людей царства нашего, или от инехъ городъ ускачить челядинъ нашъ къ вамъ», т.е. речь идёт о рабах, бежавших от византийцев либо из Константинополя, либо из любого другого города империи на Русь.
Обе эти статьи впервые в отношения между Византией и Русью отражают в столь обнажённой форме договорённость двух феодальных государств по поводу защиты классовых интересов феодальной верхушки относительно права на личность и собственность зависимых людей.
Следующие две статьи посвящены совместным санкциям за имущественные преступления. Если кто-либо из руссов покуситься на кражу у греков какого-либо имущества, то будет за это сурово наказан, а если украдёт, то заплатит за это имущество вдвойне. В свою очередь греки за подобное преступление должны были нести такое же наказание.
По-иному выглядят в соглашении и статьи о пленных. В нём снижается цена за выкуп пленных византийцев с 20 золотников до 10 и вводится дифференциация цен в соответствии с возрастом от5 до 10 золотников. Появляется пункт и о выкупе русских пленных по 10 золотников, причём статья отличает руссов, оказавшихся в рабстве у греков благодаря покупке и в результате военных действий.
Новый аспект в договоре 944г. приобретают статьи военного характера. В договоре 911г. имелась одна статья, в которой говориться о военной помощи Руси Византии и разрешении руссам оставаться на военной службе в императорском войске в качестве наёмников, то в договоре 944г. развёрнута целая программа военного союза и взаимной помощи. Статьи грамоты отражают факт контроля со стороны Руси над Северным берегом Чёрного моря, районами, примыкающими к Днепровскому устью, а также граничащими с крымскими владениями Византии. Постепенно Русь в Северном Причерноморье и в районах Северного Кавказа и Закавказья берёт на себя функции, которые выполняла по отношению к империи Хазария. Договор 944г. открыл для Руси возможность активных действий против Хазарии. Договорённость сторон была относительно союза и взаимопомощи в конкретном районе и против конкретного противника была подчёркнута в статье, характеризующей общие принципы союза и взаимопомощи в отношениях государств: «Аще ли хотети начнеть наше царство от васъ вои на противящаяся намъ, елико же хочемъ: и оттоле увидеть ины страны, каку любовь иметъ гръци съ Русью». Русь обязуется не нападать на византийские владения в Крыму, отражать натиск на Херсонес «чёрных болгар». Византия обязуется предоставить Руси военную помощь по первой просьбе русского князя для противоборства Руси с противниками в этом регионе. В свою очередь Русь даёт обязательство оказать империи военную помощь против её врагов по письменному обращению императора.
Большое внимание грамота 944г. уделяет уголовно-правовым и имущественным вопросам, развивая и дополняя в этом отношении соглашение 911г. Специальная статья посвящена вопросу о наказании подданных империи, совершивших проступки на территории, подведомственной юрисдикции Руси. В этом случае преступник должен был получить наказание «поведеньемъ царства нашего». Что касается наказания русса или грека за убийство, то здесь перестаёт действовать это право экстерриториальности: «держимъ будетъ створивый убийство от ближних убъенного, да убъютъ и». В следующей статье говориться об имущественной ответственности убийцы, в случае если ему удастся бежать; но смерть всё равно грозит ему в случае поимки.
О наказаниях за побои договор 944г. повторяет статьи грамоты 911г.
Анализ договора 944г. и его сравнение с ранними русско-византийскими соглашениями показывают, что его содержание вполне соответствовало новому уровню переговоров о его заключении, составу правительства, характеру дипломатического представительства Руси: это было совершенно новое всеобъемлющее политическое соглашение. Оно подтверждало и возобновляло отношения «мира и дружбы», утверждённые между Византией и Русью в 907-911гг., сохраняло все те нормы политических, торговых, международно-правовых отношений между странами, которые оказались жизненными и через 30 лет после переговоров в начале 10в.
Но вместе с тем это не дополнение и развитие соглашения 911г, а совершенно самостоятельный политический межгосударственный договор о мире, дружбе и военном союзе, отразивший уровень политических и экономических отношений между Византией и Русью в середине 10в. Он сочетал в себе многие аспекты соглашений империи с другими государствами и включал статьи и политического, и торгового, и военного, и юридического характера; объединил в себе «мир» 907г. с «миром-рядом» 911г. Русско-византийский договор 944г. стал не только крупным важным шагом вперёд в отношениях между двумя странами, но и отразил крупный сдвиг в развитии древнерусского государства.
Дипломатия княгини Ольги (945-957).
Одним из основных источников является «Повесть временных лет». После гибели Игоря для Киева наступили трудные времена: отделилась Древлянская земля; наследник, как отмечает летопись, был «детеск», т.е. дитя, и во главе государства стала великая княгиня. Первые годы её правления ушли на решение внутриполитических проблем. В 946г. Ольга воевала с древлянами и наконец подчинила их Киеву. Начиная с 947г. она взялась за наведение порядка в своих собственных землях: упорядочила сбор дани, провела другие административно хозяйственные реформы. Затем летопись пропускает без описания несколько лет –с 948 по 954г. – и лишь под 955г. сообщает о поездке русской княгини в Константинополь и её крещении там. Игорь был мёртв, но договор, заключённый им действовал, но со времени его заключения прошло более 10 лет. Сменились правительства на византийском троне, новые люди встали во главе древнерусского государства. Опыт прошлых лет подсказывал необходимость либо подтверждения, либо пересмотра договора 944г.
Весь строй отношений Руси и Византии во второй половине 9 - первой половине 10в оставлял открытыми для обеих государств и в середине 50–х годов 10в. три основных проблемы: первая – дальнейшее урегулирование отношений, реализация договора о мире и союзе 944г; вторая – христианизация Руси, от которой каждая из сторон ожидала для себя несомненных политически выгод; третья – государственный престиж древней Руси, её место в ряду других государств Европы, что выражалось в борьбе Руси за равенство с Византией в титулатуре, содержании и оформлении межгосударственных соглашений.
В рассказе русского летописца сюжет крещения вынесен на первый план. Летописец рассказывает, что инициатива крещения исходила от Ольги, что император эту идею принял и одобрил: «Царь же безмерно рад бысть , и рече ей: «Патриарху възвещу ли слово се?»» («Летописец Переяславля-Суздальского»). С именем императора связывают крещение русской княгини и «Повесть временных лет», и «Новгородская первая летопись». Об этом сообщают и продолжатель Региона, и Скилица, и Зонара. В историографии замечено, что все источники говорят о крещении Ольги в Константинополе и не один не сообщает о её крещении в Киеве. Единственным прочным аргументом против факта крещения Ольги в Византии является расхождение в датах по Константину Багрянородному и русской летописи. Причём Константин сообщает лишь дни визитов Ольги во дворец – среда 9 сентября и воскресенье 10 октября; 957г. уже вычислен специалистами на основании этих данных. Русский же летописец даёт дату 955г. В связи с этим историки рассматривают три варианта.
Ольга крестилась в Киеве, в пользу чего говорят сообщения Иакова Мниха о том, что она умерла, прожив 15 лет в христианстве, и присутствие в её свите священника Григория.
Ольга предприняла две поездки в Константинополь – 955г., согласно сведениям летописи, и 957г., согласно Константину Багрянородному. Приехала она уже христианкой, иначе бы Константин седьмой непременно бы отразил факт её крещения в Византии.
Ольга крестилась в Константинополе, но император не упомянул об этом, поскольку задача у него была иная – описать церемониал приёма русской княгини.
Даже если Ольга крестилась в Киеве, этот факт отнюдь не снимает вопроса о её крещении в Византии, как на это указал ещё Макарий. Ольга могла креститься в Киеве, но крещение пожилой княгини в языческой стране при наличии языческой дружины и наследника-язычника не могло иметь политического эффекта. Крещение её на родине , будь оно историческим фактом, скорее всего, осталось бы частным делом Ольги. Оно не должно стать политическим, а тем более внешнеполитическим фактом. Другое дело – крещение русской княгини в Византии. Этот акт сразу же превращался из частного вопроса благочестивой женщины в далеко рассчитанный политический шаг. Согласно летописи она стремилась получить крещение из рук императора и патриарха.
В политике христианизации окрестных государств и народов Византии, как известно ведущую роль играли не патриарх, не церковные иерархи, а император, аппарат политической власти. Поэтому русские летописи, рассказывая о крещении Ольги, вполне правомерно связывают решение этого вопроса в первую очередь с действиями императора, а не патриарха. В «Повести временных лет» говориться, что в то время в Византии правил император Константин, сын Льва, и Ольга «приде к нему». Именно императору она заявила: «Азъ погана есмъ», именно к нему обратилась: «аще мя хощеши крестити, то крести мя самъ». Летопись повествует: «и крести ю царь патреархомъ». Вопрос о крещении русской княгини рассматривался не в религиозном плане, а в политическом: патриарху отводилось второстепенная роль исполнителя и проповедника, акт крещения был политическим событием и проводился под эгидой императора.
Имеется ещё один определённо политический мотив, связанный с крещение Ольги – применение к ней понятия «дщерь». Оно встречается в летописном рассказе дважды, но в совершенно разных значениях. В первый раз – в фразе русской княгини, обращённой к императору в ответ на его предложение взять Ольгу в жёны: «Како хочеши мя пояти, крестивъ мя самъ и нарёкъ мя дщерью?» Здесь слово «дщерь» употребляется в чисто церковном, ритуальном значении: император выступил крестным отцом Ольги, а она тем самым стала его крестной дочерью. Далее летописец сообщает. Что Константин преподнёс Ольге «дары многи»и «отпусти ю. Нарёкъ дъщерью собе». Давая русской княгине прощальный приём, император официально назвал её своей дочерью, но в политическом понимании этого слова. Политическое толкование таких понятий, как «дочъ», «сын», в применении к иностранным правителям было вполне в духе византийской концепции императорской власти. Результатом пребывания Ольги в Константинополе, явилось значительное повышение титула русской княгини: её величали и «архонтиссой» и «дочерью»императора, что в тот момент резко выделило Русь из числа стран , с которыми она в течение долгих десятилетий стояла рядом в византийской дипломатической иерархии.
Ещё одна характерная деталь: Ольга приняла в христианстве имя Елены. Считается, что сделано это было в честь жены Константина Багрянородного. Но русская летопись говорит совсем о другом: «Бе же речено имя ей во крещеньи Олена, якоже и древняя царица, мати Великого Константина». Летописец говорит о том, что Ольга взяла имя матери Константина первого Великого, который первым из императоров принял крещение и сделал христианство официальной религией Римской империи. Деталь эта свидетельствует о глубоком политическом содержании крещения русской княгини.
Некоторые дополнительные сведения о крещении Ольги в Константинополе можно получить благодаря изучению распорядка её пребывания в Византии.
Канва событий согласно летописным данным выглядит следующим образом: простояв долгое время «в Суде», т.е. Константинопольской гавани. Ольга была принята императором , с которым провела первые переговоры, в том числе о своём крещении, затем крестилась и имела официальный прём у патриарха. Потом последовали «отпуск» у императора , во время которого Ольга имела с Константином ещё одну беседу, и прощальный визит к патриарху. Константин Багрянородный описал лишь церемониал двух приёмов Ольги в своём дворце; русский летописец описал и крещение, и визиты к патриарху, обратил внимание на сюжеты переговоров Ольги с императором и характер бесед с патриархом. Из путевых записей Антония известно, что Ольга внесла дар в ризницу храма св. Софии. На основе этого факта можно предположить, что она приняла крещение в главном храме империи.
В летописи отмечается, что распространение христианства на Руси представляло для Ольги серьёзные трудности. В Константинополе она жаловалась патриарху: «Людье мои паганы и сынъ мой, дабы мя богъ съблюлъ от всякого зла». В этих словах отражено понимание всей сложности введения христианства на Руси, где чрезвычайно сильно было язычество, и где истинным язычником показал себя молодой князь Святослав Игоревич. Прибыв на родину великая княгиня попыталась склонить к христианству Святослава, но безуспешно: «и учашеть и мати креститися, и не брежаше того ни во уши приимати». Святослав не препятствовал людям креститься, но всячески насмехался над ними. Когда же Ольга стала настаивать, он заявил: «Како азъ хочу инъ законъ прияти единъ? А дружина моя сему смеятися начнутъ.». На что княгиня ответила: «Аще ты крестишися, вси имутъ тоже створити». Святослав не послушал матери, но Ольга уговаривала сына.
Даже в приведённом диалоге просматривается стремление Ольги не сколько крестить самого Святослава, сколько продолжить ту линию по введению Руси в лоно христианских государств, которую она активно поддержала, приняв христианство. Но русское феодальное общество в то время ещё не было готово принять из Византии крещение, церковную организацию и Ольга с такими просьбами ни к императору, ни к патриарху не обращалась. Её крещение явилось индивидуальным политическим актом, смысл которого заключался в том, чтобы утвердить международный престиж великокняжеской власти, поставить Русь на более высокий уровень в европейской иерархии.
В пользу версии об одном визите Ольги в Византию говорят следующие соображения.
Во-первых, это не простая прогулка, а поездка влиятельной особы; её визит, судя по строгостям византийского церемониала, должен был тщательно готовиться и согласовываться. Едва ли императорский двор готов был принять русскую архонтиссу дважды с промежутком в один год.
Во-вторых, необходимо учесть, что вряд ли и пожилая княгиня была способна дважды проделать нелёгкое путешествие в Константинополь, причём провести в Византии, по меньшей мере, около полугода.
Какие же ещё проблемы интересовали Ольгу в Византии?
Ольга была принята в Византии не как обычный посол, а как высоко поставленная особа. Не исключено, что разговор в Константинополе мог касаться и вопроса об установлении с императорским дворцом династических связей. Княгиня могла вести переговоры по поводу династического брака молодого Святослава с одной из принцесс императорского двора. В этой связи многозначительно звучит предостережение Константина Багрянородного своему сыну Роману ни в коем случае не допускать браков с варварами. Среди «варваров» он назвал угров, хазар и Русь.
Объектом переговоров были и вопросы, связанные с реализацией союзного договора 944г. Договор о мире и союзе, в период правления Ольги, продолжал действовать и взаимоотношения между двумя странами, строились на его основе.
Дипломатия Святослава ( 957-972).
Основными источниками по данной теме являются «История» Льва Дьякона, византийского автора второй половины 10в, византийские хроники Скилицы (11в.) и Зонары (12в.), «Повесть временных лет», а также другие русские летописи.
Военные предприятия Святослава, согласно русской летописи, начались с похода на Оку и Волгу в 964г. Киевский князь наносит первый ощутимый удар по Хазарии, освобождает из-под её владычества восточнославянское племя вятичей. Затем обрушился на владения давних союзников Хазарии – волжских булгар и буртасов. В 965г Святослав нанёс удар по Хазарскому каганату, разгромил их и взял Белую Вежу. Затем двинулся на Северный Кавказ и далее к Семендеру. Так в результате похода 964-965г. Русь не только нанесла жестокий удар по своим противникам на Востоке и Юго-Востоке, но и попыталась закрепиться в районе междуречья Волги и Дона.
В период восточного похода Святослава, Византия не предпринимала ни каких шагов. Значит во время похода на Восток, а прежде всего против Хазарского каганата, Святослав имел за своей спиной благожелательный нейтралитет империи. Восточный поход был предпринят с учётом сложившейся к тому времени международной обстановки, опираясь на статьи договора 944г.
В 966г. между Византией и Болгарией разгорается конфликт. Причины конфликта кроются во всём строе отношений Византии и Болгарии в середине 10в., а также во взаимоотношениях Болгарии с Русью. Открытый конфликт между двумя странами произошёл в 966г. Болгарское посольство, явившееся в Константинополь за данью, было с позором изгнано из страны.
Император Никифор Фоке двинул войска к болгарской границе, на пути овладал всеми пограничными городами, а потом повернул вспять, так как опасался воевать в мало доступных и незнакомых местах. Никифор Фоке почтил Калокира достоинством патрикия и направил его к Святославу, «чтобы он, раздавши тысяча пятьсот фунтов вручённого ему золота привёл их в землю мисян для её завоевания» (Лев Дьякон «История»).
Скилица отмечает, что Калокир был послан с богатыми дарами, чтобы заставить Святослава выступить против «мисян». А в это время Никифор Фока включился в борьбу с арабами: отослал флот в Сицилию, а сам во главе сухопутной армии ушёл в Сирию и осадил Антиохию.
Так возникла версия о том, что Калокир побудил Русь начать войну против Болгарии, с тем чтобы сокрушить болгар русскими руками.
После завоеваний хазарских владений в 965г. Святослав ушёл в Киев, оставив в Северном Приченоморье, Приазовье и Крыму свои гарнизоны. Конфликт в хазарских и византийских климатах произошёл либо той же осенью, либо на следующий год.
Поспешное отправление Калокира в Киев объяснялось необходимостью для Византии во что бы то ни стало погасить возникший конфликт, отвлечь Святослава от своих крымских владений и прежде всего от Херсонеса, а также обеспечить неприкосновенность других императорских владений в Северном Причерноморье в условиях углубляющихся противоречий с Болгарией, набегов венгров на владения Византии, предстоящих походов в Сирию и против сицилийских арабов. Посольство Калокира –это вынужденная мера, обеспечивающая на какое-то время безопасность Херсонеса.
Посол должен был восстановить мирные отношения между империей и Русью, между Херсонесом и Киевом. Русь по договору отказывалась от притязаний на византийские владения в Крыму и Северном Причерноморье. Византия в свою очередь брала на себя обязательство соблюдать нейтралитет во время предстоящего русского похода на Дунай.
Второй поход на Дунай в 967г. Святослав начал с захвата Переяславца, который после его ухода в Киев вновь был захвачен при помощи «гражан» болгарами. Война закончилась быстро. Святослав разбил войско болгарского царя Петра. Болгары были вынуждены заключить мир, по которому нижнее течение Дуная с сильной крепостью Переяславец отошло к Руси. Подунавье издавна имело первостепенное значение для русской торговли на Юго-Западе и Западе.
Согласно летописи Святослав, после взятия Переяславца, заявил грекам: « Хочо на вы ити и взять градъ вашъ, яко и сей». Это был уже новый поворот в истории событий, назревал русско-византийский конфликт. Дело шло к войне двух государств.
Подобный вывод находит яркое подтверждение и в политике Византии. По сообщению Льва Дьякона, византийский император, узнав о победах руссов на Дунае, стал немедленно готовиться к войне с ними, собирать армию, готовить флот, приказал замкнуть Босфор цепью, как это делали греки во время нашествия врагов на Константинополь со стороны моря. Он считал для себя «вредным» вести войну одновременно с Болгарией и Русью и предпринял попытку договориться с Болгарами. Этому способствовало то, что он узнал об измене Калокира. Император направляет в Болгарию посольство Никифора Эротика и епископа Евхаитского с предложением союза против Руси, подкреплённого брачными узами византийского и болгарского царствующих домов; нападение печенегов на Киев в 968г; приём в Константинополе с большим почётом болгарских послов в июне 968г. Действия Никифора Фока против Руси не носили ещё открытый характер и поэтому русские торговые суда в 968г. ещё стояли на рейде византийской столицы.
Русь также не рассчитывала на мирный исход дела и готовилась в основном к противоборству с Византией. Враждебность руссов к империи проявилась и в набегах руссов на византийские владения в Европе, что позволило Льву Дьякону писать о состоянии войны между Русью и Византией. И византийские, и русские источники отмечают, что после отдельны набегов руссов на византийские владения на исходе 969 года между Русью и Византией в 970году началась открытая война. Руссы перешли к решительным действиям совместно со своими союзниками весной 970г, опустошая Фракию и Македонию. Византийские авторы сообщают, что в состав русского войска входили Болгария, венгры и печенеги. Русское войско было разделено на две части, одна из которых сражалась во главе со Святославом. Эти события отражены в «Истории» Льва Дьякона и в «Повести временных лет». Русская летопись рассказывает не всю историю войны, а лишь её часть, связанную с успехами русского оружия. Поражения руссов, одно из которых заставило Святослава отказаться от штурма Константинополя и заключить с Цимисхием мир, в «Повести временных лет» даже не упоминаются.
Летом 970г, в самый разгар войны, враждующие стороны заключили мир, сведения о котором отложились в русской летописи и свидетельством чего, явился уход Варды Склира в Малую Азию и прекращение широких военных действий до весны 971 года. Этому миру предшествовали двукратные переговоры до начала широких военных действий, жестокие сражения крупных военных сил на полях Фракии, которые протекали с переменным успехом, а затем длительные и упорные переговоры между греческим посольством и Святославом. В ходе переговоров грекам не удалось добиться своей основной цели – вытеснить Святослава из Болгарии. Русь же силой оружия не только подтвердила завоёванные в 967-968гг позиции, но и значительно усилило их путём превращения Болгарии из союзника Византии в своего союзника. Византия обязалась выплачивать Руси ежегодную дань и единовременную контрибуцию.
Византийский император Иоанн Цимисхий собрал огромное войско и новый флот. С помощью флота весной 971г. он занял устье Дуная и отрезал Святослава от далёкой Руси. Сухопутная армия византийцев двинулась в Болгарию. С тяжёлыми боями дружины Святослава отошли к крепости Доростол. 23 апреля 971г под стенами крепости они дали бой грекам, отбив за день 12 атак. 22июля 971г. начался последний бой. Собрав войска, Святослав произнёс знаменитые слова: «Мёртвые сраму не имут». Князь вынужден был отступить и начать переговоры о мире. Завершающим этапом дипломатической деятельности Святослава явилось заключение им в июле 971 года договора с Византией.
В историографии по - разному оценивают ход выработки договора. До сих пор окончательно не определён весь объём заключённого соглашения.
Первой статьёй данного соглашения является восстановление между воюющими сторонами довоенного состояния «мира и любви», т.е. возвращение Руси статуса «друга» и «союзника» Византийской империи. Русь и Византия возвращались к нормам отношений, определённым всеми прежними русско-византийскими соглашениями.
Однако не все положения остались без изменений. Договор 971гсохранил принцип отношений Руси и Византии, но внёс в них новшества, касающиеся тех политических и военных противоречий, которые вызвали конфликт между двумя странами в 966-967г и в дальнейшем привели к русско-византийской войне 970-971гг. За Русью были сохранены завоевания в жизненно важных для раннефеодального русского государства районах Северного Причерноморья, в Приазовье и Нижнем Поволжье.
С осени 971г по весну 972г был разыгран последний трагический акт дипломатической борьбы между Русью и империей. Дойдя, на обратном пути на ладьях до днепровских порогов, Святослав обнаружил здесь орды печенегов и повернул назад в Белобережье, где и зазимовал. В историографии высказывалось предположение, что именно греки инспирировали выступление печенегов против Святослава, чтобы нанести грозному сопернику решающий удар. Однако точных сведений об этом в источниках нет. Однако из сообщения Скилицы становиться ясным, что византийский посол , сообщив печенегам о возвращении войска Святослава на родину и попросив их обеспечить безопасный проход русских войск через свои владения получил отказ. Но Святославу об этом ничего сказано не было, и он двинулся к порогам в полной уверенности, что его просьба к Иоанну Цимисхию о посредничестве у печенегов исполнена. Факт дипломатического вероломства греков налицо. В этом решающем дипломатическом единоборстве Святослава и Иоанна Цимисхия последнее слово осталось за византийским императором. Но в результате балканских походов Святослава и заключения договора 971 года Русь сумела закрепить за собой завоевания в Северном Причерноморье, Приазовье, Поволжье.
Русь и Византия во времена Владимира Святославовича (980-1015).
Правление князя Владимира Святославовича связано с таким историческим событием, как принятие Русью христианства.
Основными источниками по данной теме являются: записки Льва Дьякона, источники арабского происхождения (сообщения арабских купцов), «Повесть временных лет» и другие летописи.
Вопрос о принятии христианства на Руси нашёл широкое отражение, как в отечественной, так и в зарубежной историографии.
Соловьёв С.М. связал принятие христианства на Руси с общественными потребностями. Он объяснял, что язычество это разрозненные племена, а Владимир первый стремился объединить государство. Для этого нужна была новая религия. Князю понравилась теория: «Государство едино для всех и бог един для всех».
Первостепенную роль в принятии христианства государственных и социальных нужд отмечали советские историки Греков Б.Д. и Тихомиров М.Н.
Рапов О.М. отмечал, что принятие христианства стало мощным стимулом в развитии материальной и духовной культуры.
В конце 80 – 90-х годов вышло много работ по проблеме христианства. Работы носят обобщающий характер.
По «Повести временных лет» князь отправил послов в разные страны, чтобы разузнать «какая у кого служба и кто как богу служит Идите сперва к болгарам и испытайте веру их». Послы увидели службу в мечети, которая им не понравилась «и вернулись в землю свою». «И сказал им Владимир: «Идите ещё к немцам, высмотрите и у них всё, а затем идите в греческую землю». Они же пришли к немцам и увидели их службу церковную, а затем пришли в Царьград ». Вернувшись домой, послы рассказали следующее: «Ходили в Болгарию, смотрели, как они молятся в храме, то есть в мечети, стоят там без пояса; сделав поклон, сядет и глядит туда и сюда, как безумный, и нет в них веселья, только печаль и смрад великий. Не добр закон их. И пришли они к немцам и видели в храмах их различную службу, но красоты не видели никакой. И пришли мы в греческую землю, и ввели нас туда, где служат они богу своему, и не знали на небе или на земле мы».
Поначалу перед русским правительством стояли чисто практические вопросы: как использовать христианство для возвышения престижа Руси и авторитета династии? Византия же стремилась христианизировать Русь для того, чтобы оказывать на неё политическое влияние и обезопасить себя от русских набегов.
В 987г. византийский полководец Варда Фока поднял мятеж. Императоры – Василий второй и Константин восьмой обратились к Владимиру с просьбой прислать им военную помощь. Со своей стороны они обещали отдать за Владимира свою сестру Анну, при условии, если Владимир примет крещение. Разгромив при помощи присланных Владимиром войск своего соперника под Хрисополем. Императоры не спешили исполнить обещание и прислать на Русь Анну. Тогда Владимир осадил Херсонес (Корсунь). После взятия города Анна была отдана в жёны, а Владимир принял крещение в Херсонесе. Часть дружины приняла крещение вместе с ним.
По мнению О.М. Рапова крещение Владимира имело место в 988г., а крещение киевлян уже после его возвращения из похода – в 990г. По другой версии, летопись права и крещение Владимира произошло после взятия Корсуня.
«Владимир взял царицу, и Анастаса, и священников корсунских с мощами святого Климента, и Фива, и ученика его, взял и сосуды церковны. И иконы на багословение себя Корсунь же отдал грекам как вено за царицу, а сам вернулся в Киев».
Между крещением князя Владимира и крещением всей русской земли прошло немало времени. Лишь в 990г. Владимир предпринял первые шаги по введению христианства на всей территории Руси.
«Вышел Владимир с попами царицыными и корсунскими на Днепр, и сошлись там людей без числа. Вошли в воду и стояли там одни до шеи, другие по грудь, молодые же у берега по грудь, некоторые держали младенцев, а уже взрослые бродили, попы же, стоя, совершали молитвы И поставил церковь во имя святого Василия на холме, где стоял идол Перуна и другие и где приносили им жертвы и князья и люди. И по другим городам стали ставить церкви и определять в них попов и приводить людей на крещение по всем городам и сёлам».
Христианизация Руси проводилась не только путём княжеских указов, но и другими путями. В Киев из Византии привозились иконы, священные книги; был организован их перевод на славянский язык, повсюду воздвигались христианские храмы.
Во главе византийской церковной организации стоял император, а ему подчинялся патриарх. Эта традиция переносилась и на Русь.
В 996г. в Киеве окончено строительство огромного храма Руси – каменного собора святой Богородицы. Строилась и украшалась эта церковь греческими мастерами и иконописцами. В этот собор Владимир передал церковную утварь и иконы, вывезенные из Херсонеса. Службу там вели херсонесские священники. На содержание этого храма Владимир дал десятую часть княжеский доходов. Поэтому с тех пор церковь стала называться Десятинной.
Вместе с христианством на Русь пришла грамотность, стали создаваться первые школы. Церковь помогала экономическому, религиозному и культурному сближению Руси с Византией.
Русь и Византия в период правления Ярослава Мудрого (1019-1054).
При Ярославе христианская церковь получила действительно широкое распространение и приобрела определённый вес в обществе. По инициативе Ярослава в 1037г. был заложен новый кафедральный храм в Киеве – собор святой Софии. Он повторил название главной церковной святыни Константинополя – Софийского собора и соперничал с ним по красоте, архитектурному изяществу и по размерам.
Русь стремилась к независимости своей церковной организации от константинопольского патриархата, Ярослав решил выдвинуть на митрополичью кафедру (главный церковный пост на Руси) русского священнослужителя, до этого митрополичью кафедру занимали греки, присылаемые из Византии. В 1051г. русским митрополитом был избран Иларион, бывший до этого священником церкви Ярослава в Берестове. Илариону принадлежит знаменитый церковно-политический трактат «Слово о законе и благодати».
По «Повести временных лет»: «И собрал писцов многих, и переводили они с греческого на славянский язык. И написали они книг множество, ими же поучаются верующие люди и наслаждаются учением божеским». Эти слова летописца подтверждаются многими фактами: при Ярославе была осуществлена переписка многих книг и делались переводы непосредственно с греческого. К середине 11в. древнерусские книжники располагали переводами многих хроник – Амартола и Иоанна Малалы, переводами ряда житий, памятников гимнографии, торжественного и учительского гимноречия, богословских сочинений и др.
После долгого периода мирных отношений с Византией Русь при Ярославе начала новую войну с империей. Поводом послужила расправа с русскими купцами в Константинополе. Русский флот появился у Константинополя в июле 1043г. Значительный урон ему был нанесён внезапно разразившимся штормом. Около 6 тыс. воинов во главе с Вышатой высадились на сушу, другие морем двинулись обратно.
Узнав об этом, император Константин Мономах приказал преследовать русский флот и уничтожить сухопутное войско. Но в морском сражении русы нанесли поражение грекам и лишь после этого двинулись на родину. Судьба сухопутной рати была трагичной. Греки окружили и взяли в плен воинов Вышаты, многих из них ослепили и отпустили восвояси для устрашения Руси. Это было последнее крупное столкновение Руси с Византией. Поход описан летописцем в «Повести временных лет».
В 1046г. Русь заключила мирный договор с Византией. В знак возобновления дружеских связей между двумя странами был устроен брак византийской принцессы, дочери Константина Мономаха, и сына Ярослава – Всеволода. Этот брак лишь подчеркнул, как вырос за последние десятилетия международный авторитет Руси.
Не прекращались торговые связи с Византией и в период раздробленности Руси. В Константинополе существовало русское подворье, где постоянно останавливались торговцы из Руси. На Русь же византийские купцы везли свои товары: дорогие ткани, оружие, церковную утварь, драгоценные камни, золотые и серебряные вещи и украшения. На рынках Руси звенели различные монеты. Здесь были собственной чеканки серебряные гривы и куны, и арабские, и византийские, и немецкие монеты. Связи Руси с Византией прекратились на длительное время в период монголо-татарского ига.
Россия и Византия в 14-15 столетиях.
Вопрос о связях России с Византией в последние полтора столетия существования Византийской империи разрешался в исторической литературе крайне односторонне. Главное внимание обращалось в сущности только на церковные и культурные связи.
Но целый ряд известий говорит о постоянных и оживлённых торговых отношениях России с Византией. Россия оказывается одним из важнейших поставщиков некоторых товаров, имеющих большое значение в средние века для Константинополя. Берега Чёрного моря были усеяны итальянскими укреплёнными замками и городами. Меха, кожи, воск и мёд поступали туда в первую очередь из русской и украинской земли. В свою очередь итальянские колонии в Причерноморье были тесно связаны с Константинополем, как важнейшим транзитным пунктом на пути из Чёрного моря в Средиземное. Крым и обширные степи к северу от него принадлежали Золотой Орде. Таким образом создавалось сложное переплетение политических и торговых интересов Византийской империи, итальянских причерноморских городов, Золотой Орды и России.
Русские источники позволяют нам проследить весь путь от Москвы до Таны (Азов) и от Таны до Константинополя, подробно описанный в рассказе о путешествии митрополита Пимина из Москвы в Константинополь. «Хождения Пимина в Царьград» относится к 1389г.
Исходным пунктом, из которого начиналось путешествие из России в Константинополь была Москва. От неё по реке Москве добирались до Коломны. Далее путь шёл по Оке до Переяславля Рязанского (современной Рязани). Небольшие суда отсюда перевозились на колёсах до верховьев Дона, где стоял город Дубок; позже путь начинался от Донкова, возникшего на Дону несколько ниже Дубка.
От Дубка начинался долгий путь по Дону. Речное путешествие кончалось в Тане. Здесь пересаживались на морские суда и направлялись в Кафу или в Судак, иногда, минуя эти города, пересекали Чёрное море и доходили до Синопа, от которого уже плыли вдоль южных берегов Чёрного моря. Путешествие от Москвы до Царьграда продолжалось два с половиной месяца.
Существование постоянного торгового пути засвидетельствовано и другими источниками. Обычной станцией на пути в Константинополь для русских купцов была Солдайя, Судак, по-русски Сурож. Торговля с Сурожем была на столько значительным явлением, что в России шелковые товары обычно назывались Суровскими, самые крупные торговые ряды в Москве и Новгороде так же назывались Суровскими.
Торговля с Причерноморьем имела такое большое значение для Москвы, что купцы, торговавшие с Сурожем, составляли особую корпорацию купцов-сурожан. В русских источниках сурожцы упоминаются под 1288г. В русских сборниках 15в появляется особое житиё Стефана Сурожского, как патрона Сурожа, а также почитание этого святого на Руси.
К Тане выводила и другая средневековая дорога международного значения – волжский путь. По нему добирались в Царьград из русских и из приволжских городов, а также из Золотой Орды и Великих Болгар. Путь описан в русской повести об убиении князя Михаила Ярославича в Орде в 1319г.
Другие пути выводили к северо-восточному углу чёрного моря, к Килии и Белгороду. Путём на Белгород пользовались и московские купцы, но большое торговое значение он имел для купцов Новгорода, Твери, Смоленска, не говоря уже об украинских городах. Путь описан в «Хождении Зосимы».
В Константинополе постоянно жили русские, причём не только духовенство и торговые люди, но и паломники. О встречах в Константинополе с соотечественниками говориться в рассказах путешественников Игнатия, Стефана Новгородца, Антония. О постоянной русской колонии в Константинополе в 15-16вв. свидетельствуют и многочисленные записи на славянских рукописях, написанных в Константинополе и привезённых в Россию. В свою очередь, итальянцы и греки оседали в России, пополняя ряды московской знати и высшего купечества – «гостей». Греческий язык знало не только русское духовенство, но и некоторые купцы. Хорошо известно, что в Ростове в начале 15в церковная служба совершалась на двух языках, на русском и на греческом. Прямым свидетельством большого значения русско-византийских торговых связей является словарный состав русского языка, в нём имеется не малое количество слов, заимствованных из греческого языка для обозначения тканей, предметов, одежды.
Россия была крупнейшим поставщиком пушнины, моржовых клыков, широко применявшихся в восточных странах для отделки оружия, воска и мёда.
Постоянная связь с Причерноморьем вводила Россию в круг широких политических связей. Это нашло отражение в поэтическом произведении «Задонщина», в котором автор очертил крупные города своего времени, с которыми была связана Россия. Отношения между византийским двором и русскими князьями неизменно были дружескими. Это подчёркивалось официальными документами, в которых русские князья обычно упоминаются с эпитетом – «благороднейшие». Московский великий князь титулуется «благороднейшим великим князем всея Руси». Положение русского князя и византийского императора как равных владык подчёркивается установлением родственных связей великого князя Василия Дмитриевича с византийскими императорами. Летописец пишет: «Князь великий Василий Дмитриевич отдал дочь свою Анну в Царьград за царевича Ивана Мануиловича».
Огромное политическое значение имели и церковные связи русских земель с Византией. Русская митрополия занимала 72 место в ранге православных иерархии.
Феодальная раздробленность была одной из тех побудительных причин, которая поддерживала зависимость русских митрополитов от константинопольских патриархов. Для русских князей и епископов эта зависимость была гарантией спокойствия их владений от притязаний великого князя и митрополита. Князья могли обращаться к патриарху в Константинополе с жалобой на митрополита и получали поддержку, щедро оплаченную жалобщиками. Зависимость от далёкого константинопольского патриарха была для русских княжеств более приемлемой, чем зависимость от митрополита и его «духовного сына» - московского князя.
О помощи России византийским императорам имеется сообщение Григора, который сообщает, что великий князь Симеон пожертвовал значительную сумму денег на ремонт Константинопольской св. Софии. По Григору, византийские политики истратили эти деньги на другие нужды, что вызвало негодование русских.
Русская помощь Византии не была временной и незначительной. Деньги, посланные из России, оказывали значительную поддержку Византийской империи в те кризисные дни, когда султан Баязит осадил Константинополь. В летописи об этом событии рассказывается под 1398 годом так: «Злочестивый царь турецкий. Сын Амуратов, брат Чалибеев, именем Баазыт, собрав многих воинов, пришёл и осадил Царьград со всех сторон и перехватил пути на море и на суше и стоял под городом 7 лет, надеясь его взять Услышав об этом, князь Василий Дмитриевич очень печалился и, посоветовавшись с отцом своим митрополитом Киприаном и со своими братьями и с прочими князьями русскими послал в Царьград много денег и милостыню А князь Михаил Тверской также послал своего протопопа Данилу с милостынею. Когда же они принесли эту милостыню в Царьград, царь и патреарх и все люди воздали великую благодарность богу и много хвалы и благословения воссылали Руси». Тверская летопись также сообщает об этом событии. Приезды греческих митрополитов за «милостыней» совершались неоднократно.
Как видим, Византию и Россию связывали крупные торговые и политические интересы.
Особо следует сказать о культурных связях России и Византии в 14-15в. В этот период изменилось само значение Византии, как величайшего культурного центра средневековья. Константинополь и другие греческие города пережили уже свою славу, хотя и сохранили накопленные старые богатства письменности и искусства. Сама Русь уже успела оправиться от последствий татарских погромов и переживала в 14-15вв. своего рода культурное возрождение.
Греческая письменность приходила в Россию не только в виде переводов с греческого на болгарский и сербский языки, но и непосредственно из Византии.
В самой России можно наметить несколько центров греческой образованности. Это прежде всего митрополичий двор. Русские митрополиты знали греческий язык. Так, сохранился список Нового завета, переведённого митрополитом Алексеем с греческого на русский язык. Остатки греческих книг московских митрополитов 14 –15вв., по-видимому, вошли в состав замечательного Синодального собрания греческих рукописей, хранящегося в Москве. В Москве существовал и особый греческий монастырь, известный под названием Николы Старого. Это был центр, где останавливались приезжие греческие иерархи и греческие монахи. Поблизости от этого монастыря, в Китай-городе. Помещалась постоянная греческая колония, существовавшая с давнего времени.
Крупным центром греческой письменности был Троице-Сергиев монастырь, который поддерживал постоянные сношения с Константинополем .
Не только в пределах Московского княжества поддерживались центры греческой образованности. Имеется много известий о связях тверских образованных кругов с Константинополем и Афоном. Новгород, Псков, Нижний Новгород также поддерживали постоянные связи с Византией.
Нельзя забыть и об обильном притоке разного рода мастеров и художников, приезжавших в Россию из Константинополя. Знаменитейшим из них был Феофан Грек. Связи с далёким Константинополем, помогли русской культуре создать своё высокое мастерство. Так рядом с Феофаном Греком появляется русский Андрей Рублёв.
!5в был временем заката византийской культуры и падения византийской империи. В 1453г. турки захватили Константинополь. Последний император пал в бою. В 1460г османы захватили Морею, а в 1461г. – Трапезундскую империю. Византия прекратила своё существование.
Заключение
Русь была тесно связана с Византией торговыми и политическими отношениями. Признание особого авторитета Руси сказывалось в заключении ряда договоров, оговаривавших особые торговые права русских в Константинополе и Херсоне. Византийские императоры должны были признать киевских князей равными себе и заключить с ними династийные связи. Отношения с Русью неизменно влияли на политику Византии.
Основная линия русской политики по отношению к Византии наметилась уже в первой половине 10в. Русские князья усиленно добивались для своих купцов торговых привилегий в Константинополе, важнейшем торговом центре средневековья.
Пристальное внимание византийских и русских авторов привлекало к себе и положение в Крыму. Корсунь была теснейшим образом связана с русским княжеством в Тмутаракани уже со времён храброго Мстислава. Корсунские дела были тесно связаны с положением в придунайских землях, где владения русских князей сталкивались с византийской империей.
Взаимоотношения Руси и Византии продолжались в течение многих веков. Имели место торговые, политические и культурные связи.
Русско-византийские связи были плодотворны и для Византии, и для Руси.



























Список использованной литературы:

Повесть временных лет/ Пер. Д.С. Лихачёва. – Петрозаводск: Карелия,1991.
Сахаров Н.А. Дипломатия Древней Руси 9 – первая половина 10в. – М: Мысль, 1980.
Сахаров Н.А. Дипломатия Святослава. – М: Международные отношения, 1991.
Тихомиров М.Н. Древняя Русь. – М: Наука, 1975.
Тихомиров М.Н. Исторические связи России со славянскими странами и Византией. – М: Наука, 1969.
































Введение
Основная проблема работы: проследить развитие взаимоотношений Руси и Византии в период с 5в. по 15в., так как проблема русско-византийских связей заслуживает глубокого внимания. Раскрытие проблемы необходимо начать с анализа источников по теме и с исторической справки о Византийской империи.
Основными источниками по теме являются византийские хроники и русские летописи.
«Житие Стефана Сурожского», памятники византийской агиографической литературы: содержат сведения о дипломатической практике древних руссов в конце 8 – первой трети 9в. В них нашли отражение факты о нападении руссов на византийские владения, расположенные вдоль черноморского побережья и последующие переговоры руссов с греками.
Бертинская хроника епископа Пруденция рассказывает о русском посольстве в Константинополь и Франкское государство в 838-839г.
Византийские хроники, церковные источники, правительственная переписка повествуют о нападении Руси на Константинополь в 860г.
Это Проповеди патриарха Фотия, Никита Пафлагонский «Житие святого Игнатия – патриарха», «Слово на положение ризы богородицы во Влахернах», хроники Семеона Логофери. Факт нашёл отражение и во многих известных хрониках 11-12в – Иоанна Скилицы, Иоанна Зонары, Михаила Глики, Льва Грамматика. Позднее это событие отражено и в «Повести временных лет».
В «Повести временных лет» и в византийских хрониках отражены такие события, как поход князя Олега на Константинополь в 907г., также говориться и о русско-византийском договоре 911г
Греческие источники – «житие Василия Нового», хроники продолжателя Георгия Амартола, сообщение кремонского епископа Лиутпранда, а также «Повесть временных лет» и другие русские летописи повествуют о русско – византийской войне в 941 – 944гг и русско-византийском договоре 944г.
«Поветь временных лет» и другие русские летописи содержат сведения о крещении княгини Ольги. Об этом говорят и византийские авторы: продолжатель Регинона, Скилица, Зонара, Константин Богрянорядный.
О русско-болгарской и русско-византийской войне рассказывают византийские источники: «История» Льва Дьякова, византийские хроники Скилицы(11в) и Зонары (12в). «Повесть временных лет» подробно рассказывает о походах Святослава, а также содержит сведения о крещении Руси, о последнем походе Руси на Константинополь в 1043г и о мирном договоре 1046г.


















HYPER13PAGE HYPER15


HYPER13PAGE HYPER142HYPER15





Приложенные файлы

  • doc rabota 25
    Размер файла: 219 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий