Внеклассное мероприятие «Суд над терроризмом»


Берёзова Татьяна Анатольевна, КГАПОУ «Ачинский колледж транспорта и сельского хозяйства», 2016 г.
Внеклассное мероприятие «Суд над терроризмом»
Оформление:
Таблички с надписями «адвокат», «судья», «прокурор», «терроризм»
Три накидки и три головных убора чёрного цвета.
Свечи, цветы.
Проектор, экран
Ход :
Ведущий: Нам предстоит трудный разговор о коварном враге. Имя ему «Терроризм»
Террор- в переводе с латинского- это «ужас», «зло», подавление, запугивание людей.
Терроризм-это убийства, поджоги, взрывы, захват заложников. Там, где террор, там смерть, искалеченные люди.
Террористы- это группа людей, которая совершает теракты. Это крайне жестокие люди, которые любыми способами хотят запугать нас.
Все они- преступники, хотя очень часто прячутся за красивыми словами. Но этим словам верить нельзя.
Теракт не знает заранее своих жертв, ибо направлен против государства, но всегда при этом страдают люди.
Начинаем судебное заседание. Встать! Суд идет! Прошу садиться
Судья:
- Слушается дело о терроризме.
Ввести подсудимого.
(вводят под охраной человека в черной маске).
С сожалением приходится признать: мы живем в век терроризма. И поэтому каждый человек - взрослый и ребенок – должен знать о его сущности, истоках и возможных способах защиты от него.
Со стороны обвинения выступают прокурор, свидетели, потерпевшие, со стороны защиты – представителей нет, так как оправдать терроризм ничем нельзя.
Слово предоставляется прокурору
Прокурор:
Ваша честь, мне выпала трудная, но благородная задача – открыто выступить против терроризма. Терроризм - это тяжкое преступление, когда организованная группа людей стремиться достичь своей цели при помощи насилия. Террористы – это люди, которые захватывают в заложники, организуют взрывы в многолюдных местах, используют оружие. Часто жертвами терроризма становятся невинные люди, среди которых есть и дети. Только в 2000 году в мире было совершено 423 террористических акта, 405 человек погибли и 791 получили ранение. За десять лет совершено 6500 актов международного терроризма, от которых погибли 5 тысяч человек, пострадали более 11 тысяч человек
Вот несколько зверств, совершенных террористами на территории российского государства:
 Террористический акт в Театральном центре на Дубровке, известный под названием “Норд - Ост” продолжался с 23 по 26 октября 2002 года. Группа вооруженных террористов несколько суток удерживала 916 человек. Согласно официальной статистике погибли 130 заложников.
 Террористический акт 9 мая во время парада в Каспийске в 2002 г. унёс жизни 45 человек, 86 ранено.
Русский народ никогда не забудет, какая ужасная трагедия случилась в Северной Осетии, а именно в Беслане 1 сентября 2004 года. Страшная трагедия в г. Беслане стала новой точкой отсчета в 1000-летней истории России, которая не слыхала подобного. Ни Батый, ни поляки, ни Наполеон, ни даже фашисты не нападали специально и исключительно на детей. Во всей истории невозможно провести аналогию этой бессмысленной и страшной бойне, когда за один час было прекращено несколько сотен детских жизней
Самый страшный запомнился август 2004 года, когда цепь терактов -взрывы на остановках, общественного транспорта в Воронеже и Москве, взрывы двух пассажирских самолетов над Тульской и Ростовскими областями, осуществлённые террористками - смертницами, взрыв возле станции метро «Рижская» унесли жизни 90 человек.
Взрывы в Московском метро 29 марта 2010 г. двумя террористками-смертницами дагестанского происхождения. Погибло 40 человек, ранено 88.
Террористический акт в Домодедово Московского аэропорта в зале международных прилётов 24 января 2011 г. Погибло 37 человек, ранено 117.
К одним и последних громких терактов в России относятся ряд терактов в Волгограде в 2013 году.
 21 октября произошёл взрыв рейсового автобуса. Смертница привела в действие взрывное устройство. Погибло 7 человек, ранено 37.
Самая крупная авиационная катастрофа в истории России и СССР случилась 31 октября 2015 года. Самолет Airbus A321, который выполнял рейс под номером 9268, направляясь из Шарм-эш-Шейха в Санкт-Петербург, разбился через 23 минуты после взлета. На борту во время трагедии находились 224 человека. В их числе были семь членов экипажа воздушного судна, а также 29 детей. Практически все погибшие – россияне. Причины крушения установлены. Это был теракт.
Террористические акты вышли и за пределы России и Дагестана. Таким террористическим актом является взрыв  крупнейших  башен-близнецов 11 сентября 2001 г. Жертвами этого взрыва стали 2749 человек.
Важно помнить, что это глобальная проблема человечества, бороться с ней надо сообща. Понимать последствия. На личностном уровне не допускать ненависти и неприязни к людям разных взглядов, возрастов, культур.
Я обвиняю терроризм по ст.205 Уголовного кодекса Российской Федерации «Терроризм» и прошу приговорить «Терроризм» к высшей мере наказания.
У меня всё, Ваша честь.
Судья: Слово предоставляется свидетелям обвинения
Свидетель1 Когда началась первая чеченская, отец не остался в стороне. Больше из чувства врачебного долга, нежели из политических пристрастий, он спасал раненых боевиков. Именно из-за этого ему пришлось потом скрываться от федералов.
Я мало понимала, что происходит вокруг, мой старший брат Аслан полностью попал под влияние боевиков. Он прошел лагеря подготовки, где стал настоящим чеченским волком. С его возвращением жизнь их семьи стала адом. Когда пришли русские, Аслан с отрядом ушел в горы. На это время семья успокоилась, мечтая лишь об одном - чтобы брат как можно дольше не появлялся. Когда брат снова появился в селении, он заявил, что выдаст меня замуж за боевика из своего отряда. Свадьба получилась странной: меня не отвезли в дом жениха, а оставили с родителями. Через два месяца брат заявил :- Твой муж погиб в бою. Ты отомстишь за него.
Так я навсегда уехала из родного дома. Дальше был лагерь подготовки, где занимались такие же, как я вдовы боевиков. Меня учили водить машину, стрелять, обращаться со взрывчаткой. И каждый час, каждую минуту твердили, что моя судьба - «умереть во имя Аллаха».
Скоро я почувствовала: мне все равно, что со мной будет, я выполню все, что скажут. Но откуда-то из глубин моего сознания стало прорываться наружу острое желание жить. Волею судьбы мне удалось бежать.
До вечера бродила по улицам, пока не задержал патруль федералов. Позже узнала, что напарница взорвала себя в этот день, в результате чего среди военных были убитые и раненые. Я сразу начала рассказывать следователю все, что знала. Удивленный этим, офицер спросил о причине ее откровенности. Я честно сказала:
- Просто я очень хочу жить!
Я выдала и Шамиля, и брата. Шамиль, был арестован на следующий день. Аслана же обнаружили через неделю. Он не сдался, пока его не изрешетили пулями. Когда возили на опознание, я не почувствовала никакого горя, только облегчение. Когда Шамиль увидел меня на суде, он пришел в ярость, грозил расправой.
- Знаете, действительно стала другой. У меня сегодня такая жизнь, о которой я и не мечтала. Я одеваюсь так, как хочу, дружу, с кем хочу, у меня есть любимый человек! Я учусь в институте. Для одних я умерла, и это хорошо: мне все равно не простили бы предательства брата. Не осуждаю тех, кто живет по тем законам, но сама рада, что освободилась от этого.
Свидетель 2. Лариса Мамитова, врач «скорой помощи».
-Когда стали стрелять вверх, подумала: надо же, салют! Первыми опомнились одиннадцатиклассники, которые стояли дальше всех и почти все успели скрыться. А бандиты все стреляли и через двери и окна вдавливали ополоумевшую толпу детей, учителей и родителей в школу. Резко открылась дверь в спортзал, и нас потоком занесло. «Сидеть, — кричат, — всем сидеть!». И стали ставить растяжки. Между баскетбольными щитами висели три самодельные бомбы — двухлитровые бутылки из-под пепси, залепленные коричневым скотчем. И в это время по проходу протащили первый труп — плотный мужчина в темно-синей клетчатой рубашке, засунули его в комнатку с инвентарем. Тут со стороны боевиков кричат: «Доктор есть?». Встала: «Я врач». Боевик вывел меня в коридор. Там уже никого не было, одни вещмешки, очень много рюкзаков, оружие».
Два раненых бандита были для меня просто пациентами. У одного пуля зашла в предплечье и у локтя вышла, раздробив кость. Другой был уже не жилец: проникающее ранение в живот, и пуля застряла где-то в мышцах. Пока колола и перевязывала, успела заметить, как в коридор вывели из зала мужчин, поставили по одному на каждое окно, руки за голову — как живой щит. Другие отцы несли парты, доски — закрывали окна в коридоре.
Я решилась спросить: «Вы детей взяли в заложники, значит, у вас какие-то требования есть? Может, я выйду, передам. «У нас одно требование: вывести войска из Чечни. Ваши это знают. А вы хоть подумали, почему наши женщины идут на подвиги?». Я не считала шахидских женщин-камикадзе героинями. Двух видела в эти дни близко. Одна выводила детей в туалет. Впереди гуськом — перепуганные малыши, сзади — черная тень с пистолетом, перепоясанная взрывчаткой.
Прогремел первый взрыв. По ноге будто ножом чиркнуло. Когда дым рассеялся, поняли, что подорвалась шахидка. Слава Аллаху, в рай она отправилась одна.
Первое число растянулось будто на неделю.
Сорвала я маленькую занавеску — белый флаг — и пошла, припадая на раненую ногу. У окна пристроился снайпер. «Честно говоря, я его чуть-чуть боялась... Что умру, было без разницы, волновало донести записку. И вот стала махать этой белой занавеской. Кричу: «Эй, кто-нибудь, заберите записку!». Люди далеко. Тут из-за угла крайнего дома выглянул парень, оружие положил на траву и побежал ко мне. Кричу: «Передай: нас очень много, пусть не стреляют, они могут нас взорвать». И отдала ему записку. И быстро, как могла, пошла к школе».
Возле школьного крыльца увидела женщину с перебитыми ногами. Хотела затащить в школу, но боевики не разрешили. И слава богу: женщина осталась жива.
Первое сентября все тянулось, бесконечное, как война. Еще разрешали пить и водить детей по 10—15 человек в уборную. Было много малышей, даже грудных — первого сентября, как известно, закрыли детские сады — говорят, не было газа. Голодные младенцы орали, не умолкая.
Туфля на раненой ноге отяжелела от крови, брюки тоже все в крови, а тут среди ночи опять: «Доктор, срочно!». Двери все выбило, на одной лежит боевик. Полголовы снесло, пена изо рта. Агония. «Обезболь его!». А рядом в классе сидели те самые мужчины — уже не в кружок и руки не за голову. Взрывом их разметало, некоторых убило сразу, кое-кто живой. «У одного из легких хлыщет кровь. Я подошла, собрала куски его брюк, сунула в дырку, говорю: «Держи вот так». У другого глаз вытек. Он меня зовет — а я ничем помочь не могу, мне ничего не дают. Он жив, я его встретила в Москве... Некоторых раненых заслали обратно в зал, других оставили в коридоре».
На второй день еще разрешали ходить в туалеты и обливаться водой, было очень жарко. Но пить уже не давали.
Второй день уже от духоты началась остановка дыхания у детей.
Умерла девочка с диабетом. Агонизировали астматики. Старшеклассникам приказали копать яму в одном из классов. Отхожее место. Чтоб уж никакого доступа к кранам.
А в этом классе – цветы в горшках. Дети все их оборвали. Съели. Воды-то хочется. Я сама тоже пожевала… Хотя мне разрешалось к воде подходить. Но стыдно было. Я знала, что моему сыну не дают воду. Еще со мной водила детей учительница, Злата. Потом она умерла.
Второй день был еще длиннее и намного страшнее. Аушев договорился – отпустить маленьких детей. Грудничков. С ними вышли мамы.
И тут меня позвали. Ведут по коридору: крови боишься? Да нет, я ко всему привыкшая.Это был 15-й кабинет на втором этаже. Весь в крови. Трупы лежали внизу один на другом. Распухшие, облепленные мухами. Стала считать: двадцать один. Все, кто был в коридоре.
И в этот момент — взрыв. Как меня не разорвало? Я стояла рядом с бомбой. И в следующий миг очутилась в противоположной стороне. Пришла в себя от того, что с улицы дико кричал ребенок. Мне примерещилось, будто их отстреливают... Смотрю наверх — небо видно. Крыши нету. Кофту всю снесло с меня, ни клочка не осталось. Оглянулась назад — боевик в белой маечке прицелился в меня... Выстрелил — и я упала. Может, он подумал, что я умерла... Тут один ребенок меня за волосы схватил и так сильно потянул, я аж застонала, потом — раз, и отпустил. Повернула голову, смотрю — он уже умер. И кругом лежат дети-все стриженые, глаза открыты, рты открыты... Все без маек, все на одно лицо.
Я до последней минуты не верила, что будет взрыв. Что посягнут на детей. Что наше правительство наплюет на нас. Что конец будет такой. Что людей разнесет по частям. Что руки и ноги будут валяться, неизвестно чьи. Я почему-то думала, что будет хороший конец.
Свидетель 3
Мне не забыть тех страшных дней:Потоком кровь с телеэкрана,Меж пуль свистящих и огнейМельканье лиц детей БесланаМне не забыть плач матерейВ объятьях траурного одеянья.Их лица выглядят старейС печатью горя и страданья.Мне не забыть тех нелюдейПод маской дьявольского ухмыленья.Прикрывшись мерзостью идейСвои творивших преступленья.Без слов – одна лишь боль,Убитых горем матерей рыданье.О, Господи, скажи докольНазначил людям ты страданья?От рук бездушных палачейДетей загубленных, безгрешныхТеперь заменит свет свечей,Но не излечит безутешных.Не раздается детский смех,Один лишь плач и боли стонОстанется нам, как на грех – На память погребальный звон.
Судья: Суд выслушал обвинения и удаляется на совещание по поводу вынесения приговора.
Ведущий: Всем встать!
А мы обязаны помнить. Помнить, чтобы разделить боль ни в чем не повинных жертв. Помнить, чтобы не допустить такой трагедии. Помнить, чтобы рассказать своим детям и внукам, как сейчас наши деды рассказывают нам о войне. Терроризм это и есть война, которую можно победить, если объединить все силы нации против террора.
(Видеофильм о терактах)
Чтец 1. Терроризм- это страшное слово
Это боль, отчаянье,
Терроризм- это гибель живого!
Это крики на детских губах.
Это смерть ни в чём не повинных-
Стариков, женщин, детей!
Это подлое злое деянье
Озверевших, жестоких людей.
Терроризм - это язва на сердце,
Боль всех народов Земли
Мы помянуть всех погибших
Сегодня на уроке должны.
Погибших во время терактов,
Убитых в Беслане ребят;
Взорванных в самолётах, В Чечне погибших солдат
Застреленных при захватах, На всех континентах Земли.
Чья кровь пролилась безвинно,
Чьи жизни от нас унесли.
Зажжём поминальные свечи,
На минуту друзья замолчим.
Их души с небес нас увидят,
Мы память о них сохраним.
( В зале дети зажигают свечи. Горит поминальная свеча на сцене).Ведущий
И я...и я скорблю со всеми вами,И я хочу зажечь свою свечу,И невозможно выразить словами,Все то, что я сказать сейчас хочу.Стекают слезы скорби по щекам,Они, ведь как и мы...хотели жить,И радоваться...солнцу...облакам,Как мы...страдать...надеяться...любить.Одним рывком безжалостной руки,Их жизнь оборвалась в один момент,Скорбит народ...скорбят наши стихи...И для родных сильнее горя нет.Зажжем свечу и молча постоим...Здесь от букетов некуда деваться,Скорбим...скорбим...скорбим...скорбим...Да, сколько ж это будет продолжаться?
В память о погибших во время войн и терактов объявляется минута молчания.
(Звук метронома. На экране картинки)Ведущий: Всем встать! Суд идёт!
Суд, выслушав обвинителя и свидетелей, внимательно рассмотрел и обсудил все обстоятельства дела подсудимого.
Терроризм представляет угрозу здоровью и жизни людей, что приравнивается к тяжкому преступлению.
Поэтому суд постановил: признать терроризм виновными по всем пунктам обвинения, приговорить подсудимого к высшей мере наказания.
Ведущий: на этом наше судебное заседание считаю закрытым. Всем встать! Суд идёт!

Приложенные файлы

  • docx 1
    Размер файла: 36 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий