Реферат «Протяжные лирические песни»


Якутский музыкальный колледж (училище) имени М.Н. ЖирковаРеферат
по дисциплине:
Народная музыкальная культура
на тему: Протяжные лирические песни.
Выполнила: студентка 1 курса
вокального отделения Максимова Е.В.
Проверила: Давлетова Р.Р.
г. Якутск-2014
Содержание:
1. Введение……………………………………………………………….3
2. Поэтическое содержание……………………………………………..5
3. Мелодика протяжных песен, музыкальные особенности………….9
4. Лирические протяжные песни……………………………………….14
5. Использование протяжных песен русскими композиторами……...19
6. Заключение……………………………………………………………20
7.Использованная литература………………………………………….21

Введение
В наиболее художественно совершенных вариантах протяжная песня представляет одну из непревзойденных вершин в развитии музыкальной творческой мысли русского народа. Значение ведущего песенного жанра протяжная песня получает примерно с 16-17 веков.
Процесс создания лирической и лирико-эпической песни сопутствовал периоду формирования самой великорусской народности, ее самосознания, национального языка (14-16 вв.). Лирическая и лирико-эпическая песня – это уже не древнеславянская, а именно русская народная песня с присущими ей своеобразными чертами. Напомним, что значительная часть песен об исторических событиях 16 века – времени формирования централизованного русского государства – также именовалась в народе «протяжными».
В лирических песнях выражаются разнообразные душевные переживания, настроения и чувства русских людей, глубоко раскрывается их духовный мир. Многие протяжные песни представляют собой непосредственное лирическое излияние, лирическую исповедь или же серьезное раздумье о жизни.
Старинная протяжная песня выделяется среди других песенных жанров красотой своего облика, глубиной и серьезностью содержания. В исполнении талантливого певца или группы искусных песельников она производит волнующее незабываемое впечатление.
«Песня длинна, как большая дорога, она такая же ровная, широкая, мудрая; когда слушаешь ее, то… забываешь все! Замрут голоса певцов, - слышно, как вздыхают кони, тоскуя по приволью степей, как тихо и неустранимо надвигается с поля осенняя ночь; а сердце растет и хочет разорваться от полноты каких-то необычных чувств и от великой, немой любви к людям, к земле». – Так писал о волнующем воздействии протяжной песни М. Горький. О глубоком впечатлении от распевов русской протяжной песни писали А. Пушкин, Н. Гоголь, И. Тургенев, А. Чехов.
Определение «протяжная» утвердилось в русской литературе в 18 веке. В народе медленные лирические песни называются также «долгими», «строгими», «тяжелыми», «широкими», «проголосными» (то есть песнями с широко развитых вокальным началом), а иногда еще «тягловыми», «волоковыми». Этими эпитетами протяжные распевы определяются как музыкальная форма большой протяженности («Песня с целую версту», - говорили народные певцы).
Нередко духовный мир песенных героев раскрывается в весьма конкретной жизненной обстановке, в типических обстоятельствах, в непосредственной близости к повседневному быту. Отсюда элементы повествовательности, сюжетности, отличающие многие протяжные песни («Горы», «Поле чистое», «Степь»). Наряду с тем встречаются немало песен, содержание которых - всецело область душевных переживаний, они не содержат элементов повествования («Скажите вы, мысли», «Ах, кто бы мне, ах, моему горюшку помог»).

Поэтическое содержание
Поэтическое содержание протяжных лирических песен многообразно. В них поется о любви к русской земле и природе, родному краю, о горе разлуки с родной стороной и одинокой смерти на чужбине, о тяжелой крестьянской доле, о трудной жизни бурлаков, батраков и переселенцев, о судьбах участников крестьянских восстаний и боевой походной жизни русских воинов: казаков, солдат, ополченцев.
Тема смерти в чужом краю – одна из старейших. Ей посвящены разные варианты песен «Горы» и «Поле чистое» (позднейший вариант – «Уж как пал туман»).
Явно эпический характер песни «Горы» указывает на ее близость былинной поэтике. Как и многие лирико-эпические песни, «Горы» начинаются зарисовкой места действия, пейзажа сурового и мрачного. Образы бесплодных гор, ничего не породивших, кроме бел-горюч камня, одинокий ракитов куст, «дикая степь», над которой летает черный ворон, - все это создает картину разорения и запустения, образ древнего поля брани времен борьбы со степными качевниками. Зловещие образы хищных птиц – орла и ворона – выступают в качестве традиционных предвестников несчастья, смерти.
Мелодический облик разнообразных вариантов песни «Горы» отличают суровость, строгость очертаний. Зачин нередко декламационного характера, часты напряженные широкие интонационные ходы (кварто-квинтовые, секстовые). В дальнейшем преобладает плавное поступенное движение.
«Уже ты поле» - песня, во многом родственная «Горам» (в некоторых ее вариантах также содержится диалог орла и ворона). Умирающий от ран молодец обращается к своему верному коню с просьбой поскакать на родную сторону, передать прощальный привет отцу, матери, молодой жене.
Большинство вариантов этой песни изложено традиционными пятислоговыми полустишиями с постоянным ударением на среднем слоге (отдельные полустишия – шестислоговые). Выделяемый слог мягко подчеркнут музыкально-ритмическим растягиванием.
Наиболее старинный из дошедших до нас напевов песни «Уж ты поле» складывается из выразительных попевок, типичных для среднерусской певческой традиции (триход с квартовым возгласом, мягкое опевание устоев). Во втором предложении преобладают исходящие интонации и обороты, естественно завершающие мелодическую мысль.
С течением времени многие из вариантов песни видоизменились. Немаловажную роль при этом сыграло бытование ее в солдатской среде. В некоторых ее вариантах возникает типичное для поздней городской традици восходящее мелодическое движение, направленное к высотной кульминации.
Песня «Уж ты степь», возникшая, видимо, в 17 веке, по-новому раскрывает традиционную тему смерти в чужом краю. Молодой извозчик или ямщик, умирая в дороге, прощается с товарищами, поручает им передать привет родной семье и позаботиться о его лошадях. Сохраняется поэтическая зарисовка бескрайнего степного пейзажа, хорошо соответствующего ее широкому и вольному распеву.
Молодецкая лирика. В песнях вольницы многообразно раскрывается большая, общественно значимая тема протеста против несправедливости и гнета самодержавно-крепостнического строя. В ярких поэтических образах эти песни воспевает свободолюбивый характер тех сильным духом людей, которые не мирились с порабощением, стремились к борьбе за лучшее будущее, за вольную жизнь.
Большинство молодецких протяжных песен – это лирика серьезных жизненных испытаний. Характерные черты этих песен – неизбывная энергия, мужественная поступь, упорная, несгибаемая воля к жизни.
Мелодических источником многих протяжных песен (особенно женских) были попевки причитаний и грустных свадебных песен принципиально иной. Их основу нередко составляли волевые возгласы и энергичные распевы бурлацких трудовых припевок.
В недавнем прошлом повсеместно бытовала протяжная песня «Ты взойди, взойди, солнце красное». Как уже говорилось, герои некотрых ее вариантов – сподвижники Разина. Позднее ее пели беглецы, скрывающиеся от крепостной зависимости, рекрутчицы, волжские бурлаки и «работные люди» Урала и Сибири.
Герои многих молодецких песен – орел и сокол («Высоко сокол летает», «На родимую сторонку сокол ясный прилетал», «Эх, как на дубе, на дубочке»). Характерно поэтическое противопоставление «воли» и «неволи» в образах вольной птицы и молодца, томящегося в темнице.
Для поэтики молодецких песен особенно характерны образы темного леса, зеленой дубравы, служившей укрытием от преследования, образы больших русских рек. Скрывавшимся от крепостной неволи или преследований карательных отрядов реки служили надежной дорогой «на волю». Спускаясь по течению Волги или Дона, беглецы достигали вольных степных окраин, пополняли ряды казачества, вступали в бурлацкие артели. Отсюда почтительное, любовное обращение в песенных зачинах к большим русским рекам: «Матушка Волга», «Батюшка Тихий Дон».
Песни о семейном гнете. Наряду с крепнущим протестом против социального гнета в 17-18 веках растет чувство возмущения косным укладом семейной жизни. Лирические песни такого содержания проникнуты эмоциональным протестом против патриархального деспотизма, сковывавшего свободу личного чувства, против бесправного, подневольного положения женщины («Горе мое горькое»).
Повсеместное распространение имели еще в прошлом веке такие песни, как «Лучина», меркнущий свет которой стал олицетворением безрадостной женской доли. Еще более была популярна девичья песня «Калинушка с малинушкой лазоревый цвет». С большей поэтической тонкостью раскрывается в ней прекрасный душевный мир девушки в тот важный момент ее жизни, когда родители принимают решение выдать ее за неизвестного (или за немилого) на чужую сторону.
Любовно-лирическая тема развивается чаще всего в протяжных песнях о прощальной встрече («Черемушка») и горестной разлуке («Надоели ночи, надоскучили», «Не одна в поле дороженька»). В песнях такого рода о любви поется, как о большом, серьезном чувстве, определяющем всю дальнейшую судьбу человека. Их отличает строгая сдержанность в выражении чувства, задушевность теплота.
Песни о социальном бесправье. Это песни о «воле и неволе»: о несправедливостях крепостнического строя, разорении крестьянского хозяйства, а позднее о таких типичных социальных явлениях, как бурлачество, рекрутчина, солдатчина, тюремное заточение. Старинные песни «работных людей» о подневольном фабрично-заводском и щахтерском труде также иногда принадлежат жанру распевной протяжной песни. Чаще всего это песни о родной и чужой стороне с традиционным противопоставлением «воли и неволи». И песни о временах крепостничества, рекрутчине, и более поздние песни о тяжелой жизни в чужом краю, «в людях», «в наймах» проникнуты скорбными, горестными настроениями, порой в них слышатся гневные, негодующие интонации, горькие упреки по адресу угнетателей народа.

Мелодика протяжных песен. Музыкальные особенности
В наиболее мелодически развитых вариантах протяжная песня выделяется среди других, ранее возникших жанров. Большинству протяжных песен присущи:
- широта мелодического развития (даже в рамках скромного звукового объема);
- выразительное применение разнохарактерных внутрислоговых попевок и мелодических «разводов»;
- использование (особенно в зачинах) широких интонационных ходов, таких, как секста, септима, октава, почти не встречавшихся в обрядово-бытовых песенных жанрах;
- существенное увеличение звукового объема напева в сольных («одиночных») вариантах;
- богатство и разнообразие полифонического подголосочного склада в ансамблевых и хоровых распевах;
- распевность – как основной способ свободного и протяженного развития мелодической мысли, развертываемой на «большом» дыхании;
- свобода ритмического изложения, не скованного периодичностью стиховых и музыкальных акцентов.
От простого к сложному. В многообразии вариантов старинных лирических песен нередко можно встретить напевы сравнительно простого мелодического склада, доступные исполнению средних певцов. Условно их можно назвать массово-обиходными. Им не свойственна широта диапазона, объём их не превышает септимы – октавы («Уж ты поле»). Диапазон женских песен подчас еще более скромен (квинта – секста). Объясняется это тем, что женщины предпочитают петь в каком-либо одном регистре: низком грудном или же высоком головном, избегая использования тонов промежуточного смешанного регистра (микстового), трудных для непоставленного голоса.
Более простым лирическим напевам присущи ясная пропорциональность строения и ритмическая четкость. Стиховые строчки в них, как правило, разнослоговые. Так, в разных вариантах песня «Уж ты поле» мы встретим в основном пятислоговые полустишия. Нетрудно убедиться, что слоговой ритм каждой песенной фразы по существу все время одинаков.
Распевание слогов тонко-выразительными попевками – важная сторона протяжных песен. Обычно в каждой песенной фразе хотя бы один слог «распевается»: «Уж ты поле», «Исходила младешенька»). Иногда же «распевается» большая часть песенных слогов, почти все.
Процесс распевания протекает различно. Иногда песня сохраняет четкие пропорции и строго размеренный слоговый ритм («Уж ты поле», «Калинушка»).
В других случаях ритмика песни становится текучей, изменчивой, первоначальные пропорции песенных фраз подвергаются существенным изменениям.
Несмотря на довольно малый звуковой объем, лирическая песня «Горе мое горькое» производит глубокое, волнующее впечатление. Скорбные «причитательные» терцовые обороты чередуются в песне с выразительными квартовыми возгласами в рамках привычных трихордных попевок. Тонкий психологический штрих вносит понижение 2 ступени в начале второго, «ответного», предложения.
В песне семислоговые полустишия правильно чередуются с пяти- или шестислоговыми (7+5 или 7+6). Начальной песенной фразе свойствен декламационный склад, в ней мягко распевается только один слог (продолжительность фразы равна шести четвертям)
Второе, более короткое по количеству слогов полустишие, распевается гораздо интенсивнее. Внутрислоговыми попевками охвачены почти все слоги (отсюда и большая продолжительность «ответной» песенной фразы). В целом для напева характерен интонационный контраст: противопоставление декламационных и мягких, распевных оборотов.
Словесные повторы – существенная особенность распевов протяжных песен. Иногда повторяются отдельные слова, например, в бурлацкой «Подуй, подуй, непогодушка» из сборника Балакирева.
Серединный сцепляющий запев – своеобразная формообразующая особенность многих протяжных песен. В песнях с таких запевом начальный сольный запев обычно по своему мелодическому складу существенно отличается от второго и всех последующих, выполняя роль своего рода вступления ко всей песне. Начиная со второй строфы переходят в начало новой строфы уже в качестве сольного запева, как, например, в подмосковной протяжной «Веселая беседушка».
Протяжная «Веселая беседушка» начинается широким сольным запевом, за которым следует лаконичная «ответная» фраза. «Сцепляющий» запев второй строфы выделяется своей восходящей мелодической направленностью. Хоровая часть второй строфы развернута более широко, она складывается не из одного, а из двух предложений, построенных на интонациях вступительного запева.
Словообрывы. Нетрудно заметить, что в сольных запевах протяжных песен последнее слово часто не допевается. Его подхватывают, вступая, остальные голоса ансамбля или хора.
Прием этот весьма давнего происхождения. Его часто можно встретить в древнейших по своему мелодическому облику похоронных причетах и календарных песнях, с той лишь разницей, что в этих жанрах недопетый слог нередко скандируется, переходя в разговорную речь. В лирических же песнях словообрывы становятся типическим выразительным приемом. Словообрыв ведет не только к повторению того или иного слова, но и к интонационному варьированию его, тем самым способствуя продолжительности распева.
Огласовка. Как уже говорилось, важным приемом мелодического развития протяжной песни является распевание слогов выразительными попевками. При этом распеваются не только гласные, но и согласные. В таких случаях между согласными появляются дополнительные гласные, отсутствующие в речевом произнесении того или иного слова.
Вставные возгласы «эх», «ах», «ох и», «да не» также играют существенную роль в процессе распевания исходного текста, превращения его в широкоохватную мелодию «большого дыхания».
В песне «Веселая беседушка» с такими вставками выпевается своего рода связующий соединительный оборот. В более сложных распевах певцов-мастеров вставным возгласам нередко соответствует уже не попевки из трех-четырех звуков, а вполне самостоятельные по своему мелодическому облику песенные фразы из восьми – десяти, даже двадцати и большего количества звуков, например, в протяжной «Степь Моздокская»; они называются мелодическими «разводами».Распевы певцов-мастеров – замечательные образцы народного певческого искусства. Для них характерно свободное обращение со стихотворным изложением. Отдельные слова и речевые обороты многократно повторяются, между ними вставляются возгласы «ах» или «эх». Выразительно применяются словообрывы.
Искусство выпевания долгих мелодических разводов определялось, согласно народной терминологии, как умение «водить голосом».
«Уже в старину-то голосом водили, водили, - говорили народные умельцы. – Старинная песня как река льется, с извилинами да загонами». Про певца, славившегося умением выпевать длинные мелодические разводы, говорили, что «у него душа долгая».
Ритмика подобных напевов обычно не укладывается в тесные рамки тактовых размеров. Ударения в них расположены весьма свободно, поэтому в нотной записи приходится прибегать к столь же свободной расстановке тактовых черт. Песенная строфа развертывается плавно и непринужденно, подчиняясь лишь естественному внутреннему ритму мелодического разлива.
Довольно часто сольный запев имеет декламационный характер, в нем ярко выделяются широкие ходы на квинту и сексту, септиму т октаву. Распевание же гласных в орнаментально усложненных попевках и «разводах», напротив, отличается текучей плавностью движения.
Протяжные лирические песни
Наиболее популярные песни, на примере которых совершался музыкальный анализ протяжных лирических песен.
«Уж вы горы Воробьевские»
1.Уж вы, горы, горы
Горы Воробьевские, Воробьевские.
2.Воробьевские…
Ах, ничего-то вы, горы,
Горы, не поро… не породили.
3.Не породили…
Ах, как породили горы,
Горы, бел-горюч камень.
4.Бел-горюч камень…
Ах, из-под камушка течет,
Течет быстра ре… речка быстрая.
5.Речка быстрая…
Ах, речка быстрая течет,
Вода все холо… все холодная
6.Все холодная…
Ах, как на этой речке
Стоит част раки…част ракитов куст.
7.Част ракитов куст…
Ах, как на этом на кусте
Сидит млад сизой, млад сизой орел.
8.Млад сизой орел…
Ах, сам он держит во когтях,
Когтях черна во… черна ворона.
9.Черна ворона…
Ах, черна ворона, свово братца родного,
Братца родного…
«Уж ты поле, поле мое»
Уж ты поле мое, поле чистое,
Свет раздолье мое ты широкое!
Чем же полюшко приукрашено?
Приукрашено все цветочками,
Все цветочками, василечками.
Посреди-то поля част ракитов куст,
Под кустом-то лежит тело белое,
Тело белое, молодой казак.
Молодой казак не убит лежит,
Не убит лежит, шибко раненный.
В головах у него бел-горюч камень,
Во руках у него сабля вострая,
Во груди у него пуля быстрая,
Во ногах у него стоит добрый конь.
«Уж ты, конь, ли, мой конь, ты, товарищ мой,
Ты ступай-ка беги во русску землю,
Ты скажи-ка скажи родному батюшке,
Поклонись-ка ты родной матушке,
Ты скажи-ка, скажи молодой жене,
Как женил-то меня бел-горюч камень,
Обвенчала меня сабля вострая,
Молодая жена – пуля быстрая!»
«Ой, да ты взойди, взойди»
1.Ой, да ты взойди, взойди, кра… ой да, красно солнышко,
Взойди над горою, взойди над высо…
Ой, да над высокою,
2.Ой, да, над дубравушкой над… ой да, над зеленою,
Взойди над урочищем добра мо…
Ой, да добра молодца,
Ой, да, что Степана свет Ти… ой да, Тимофеевича
По прозванью, по прозванью Стеньки Ра…
Ой, да Стеньки Разина.
4.Ой, да ты взойди, взойди, взойди кра… ой да, красно солнышко,
Ой, да людей бедныих,
5.Ой, да добрых молодцев лю… да, людей беглыих.
Мы не воры, мы не воры, не разбо…
Ой, да не разбойнички!
6.Ой, да Стеньки Разина мы, ой да, мы работнички,
Всне есауловы все помо…
Ой, да все помощнички!
«Лучина моя, лучинушка»
1.Лучина моя, лучинушка
Берё… березовая,
Что же ты, моя лучинушка,
Не ясно горишь?
2.Не ясно ли ты горишь, горишь,
Не вспы… вспыхиваешь?
Или ты, моя лучинушка,
В печи давно не была?
3.Или ты, моя лучинушка,
В печи давно не была?
«Я была в печи, в печи
Вчерашней ночи.
4.Лютая твоя свекровушка
В печку она лазила,
Меня, горькую лучинушку,
Водой она залила».
5.Подружки мои, голубушки,
Ложитеся и вы спать,
Ложитеся и вы спать, вы спать.
Вам некого ждать.
6.Ложитеся и вы спать, вы спать,
Вам не… вам некого ждать,
А мне, а мне, молодешеньке,
Всю ночь не спать.
«Не одна-то ли во поле дорожка»
1.Не одна-то ли да одна, ай, во поле дорожка,
Во поле дороженька, во поле дороженька.
2.Не одна дорожка, ай дорожка пролегали,
Она пролегала, она пролегала.
3.Эх, частым ельничком дорожка зарастала,
Она зараста… зарастала,
4.Молодым-то, горьким, горьким-то осинничкомДорогу залома… ее залома… заломало.
5.Что нельзя-то по этой дорожке
Нельзя в гости е… нельзя в гости ехать.
6.Уж я хоть поеду ли по ней,
А я к нею не зае… к нею не заеду,
7.Хоть заеду к своей любушке, да сударушке,
Ночки не ночую, ночки не ночую…

Использование русских лирических протяжных песен
русскими композиторами
Прекрасные напевы протяжных песен постоянно привлекали внимание выдающихся русских композиторов.
Примеры использования подлинных протяжных лирических песен многочисленны:
- хор «Высоко сокол» в опере Фомина «Ямщики на подставе» (1787);
- мелодия лирической песни «Ах, девица-красавица» в финале 1 акта «Русалки» Даргомыжского;
- мелодия песни «Уж ты, поле мое, поле чистое» (№ 27 из сборника Балакирева) в дуэте Ольги и Тучи в опере «Псковитянка» Римского-Корсакова;
- лирическая песня «Исходила младешенька» в опере «Хованщина» Мусоргского;
- в увертюре Чайковского «Гроза» к пьесе Островского;
- песня «Надоели ночи, надоскучили» в «Фантазии» для скрипки с оркестром Римского-Корсакова
В 18 веке песня «Вниз по матушке Волге» была использована в опере «Мельник-колдун, обманщик и сват» М. Соколовского – А. Аблесимова и многое другое.
Заключение
Протяжные лирические песни – одна из непревзойденных вершин в развитии музыкальной творческой мысли русского народа. Кажется, что сама душа народная поет в протяжной песне. Эти песни высоко ценились как народом, так и русскими композиторами.
В своих наиболее развитых и мелодически богатых формах протяжная лирическая песня заметно выделяется среди других исторически ранее возникших песенных жанров: своей широтой мелодического развития, обширным звуковым объемом, выразительным использованием широких интонационных ходов, богатством мелодической орнаментики, развитым полифоническим вариационно-подголосочным складом.
Протяжная лирическая песня представляет собой одну из непревзойденных вершин и в нашей отечественной, и в мировой музыкальной культуре.

Использованная литература
Основы русской народной музыки: Попова Т. – М., «Музыка», 1977. – 224 с.
Русские обрядовые песни: Круглов Ю.Г. Учеб. пособие для пед. ин-тов по спец. «Рус. яз. и лит.». – 2-е изд., испр. и доп. – М.: Высш. шк. 1989. – 320 с.
Русское народное музыкальное творчество: хрестоматия, ред. Владыкина-Бачинская Н., автор вводных статей Попова Т. – М.: Государственное музыкальное издательство, 1958. – 268 с.
Художественные средства русского народного поэтического творчества. Рецензенты: А.И. Баландин, Н.М. Ведерникова; редакционная коллегия: В.П. Аникин, Н.И. Кравцов, Ф.М. Селиванов. М., Изд-во Моск. ун-та, 1981. – 126 с.

Приложенные файлы

  • docx referat studenta3
    Реферат "Протяжные лирические песни", преподаватель Давлетова Р.Р.
    Размер файла: 42 kB Загрузок: 5

Добавить комментарий