элективный курс «Природосообразность жизненного уклада народов Крайнего Севера, основанного на эмпатическом познании природы»

Бочкарёва С.В. Природосообразность жизненного уклада народов Крайнего Севера, основанного на эмпатическом познании Природы: элективный курс. – Салехард: ГОУ ДПО «ЯНОИПРКРО», 2010. – 58с.




...человек перерастает свое первоначальное единство с природой и с остальными людьми... становится «индивидом» – и чем дальше заходит этот процесс, тем категоричнее альтернатива, встающая перед человеком: он должен суметь воссоединиться с миром в спонтанности любви и творческого труда или найти себе такую опору с помощью таких связей с этим миром, которые уничтожают его свободу и индивидуальность. Э. Фромм

Вопрос об ответственности людей за нарушение экологического равновесия и увеличение экологических проблем становится вопросом выживания человечества. Одной из основных целей экологического образования и воспитания в школе должно стать формирование механизма познания, который предполагает формирования особого отношения к окружающей среде. И этим механизмом может стать эмпатическое познание действительности.
В последние два десятилетия ХХ века феномен эмпатии, традиционно понимаемый как способность «вчувствоваться» в другого человека, улавливать его внутреннее состояние, видеть мир глазами с его точки зрения посредством сопереживания, проникновения в его субъективный мир стал объектом внимания учёных и философов.
Крупнейший русский учёный Вернадский В. И. ещё в двадцатых годах ХХ века утверждал, что человечеству придется взять на себя ответственность за развитие и природы, и общества, что потребуется формирование таких нравственных основ поведения, которые бы позволили человеку ощущать ответственность по отношению к природе. Социально-психологическая открытость миру предполагает развитие эмпатических способностей человека, позволяющих ему сопереживать живым существам, окружающим его, понимать природу, учась у неё.
В данной работе мы обратились к некоторым традициям и обычаям народов Крайнего Севера, основанным на понимании Природы Человеком. «Цивилизация» этих народов построена на эмпатическом познании Природы и создании общества на основе субъект-субъектных отношений двух равных партнёров общения.


Пояснительная записка
Элективный курс «Природосообразность жизненного уклада народов Крайнего Севера, основанного на эмпатическом познании Природы» может быть введен в учебный план общеобразовательных учреждений с целью реализации национально-регионального компонента.
Данное пособие представляет собой исследование по теме «Природосообразность жизненного уклада народов Крайнего Севера, основанного на эмпатическом познании Природы». Тема относится к числу самых актуальных, поскольку затрагивает важнейшую проблему гармонии Человека и Природы.
Всё в этом мире с чего-нибудь начинается: научная работа – с идеи, растение – с семени, а человек – с Природы. Все мы – её крохотные частички. Правда, в последнее время так называемая «цивилизация» захватывает всё большие площади и пространства, тесня природные границы в никуда. Поэтому мы сейчас много говорим об экологии, об охране природы. В массовом сознании понятия «экология» и «охрана природы» – это одно и то же. А на самом деле это разные вещи. Экология – биологическая наука, которая пытается разобраться, как организм зависит от среды обитания, как он сам на неё влияет, как живое существо связано с другими такими же существами, как взаимодействуют виды и сообщества видов.
Если говорить о новизне выбранной темы, то следует вспомнить известное высказывание, что всё новое – это давно забытое старое. Начинать нужно с простого – с умения «читать и понимать» природные секреты, используя механизм эмпатического познания. Новизна работы заключается в обращении к основам этнической экологии.
Наиболее популярно в психологии межличностных отношений и психологии личности толкование понятия «эмпатия», предложенное Даймондом, который писал, что эмпатия – это воображаемое перенесение себя в мысли, чувства и действия другого и структурирование мира по его образцу. Этим «другим» в данном случае выступает Природа. Необходимо познать её мудрость.
Объект данного исследования: особенности жизненного уклада коренных народов.
Предмет исследования: природосообразность жизненного уклада коренных народов Крайнего Севера (народной медицины в том числе).
Методы исследования: изучение специальной литературы, различного вида интервью, анкетирование.
Цель работы: собрать воедино материалы об особенностях жизни животного и растительного мира в природно-климатических условиях Крайнего Севера; о жизненном укладе и традициях северян, основанных на эмпатическом отношении к миру; об использовании природного материала в народной медицине Крайнего Севера и доказать, что комплексность данной системы – основа экологического равновесия этой системы.
Для решения данной цели были поставлены следующие задачи:
1) найти и показать взаимосвязь особенностей приспособления к суровым условиям Севера всех живых организмов;
2) выделить особенности генетического формирования и выживания человека на Севере как части природы;
3) доказать, что гигиена народа (основа его традиций, обрядов и обычаев) является профилактикой различных заболеваний;
4) исследовать биологический и химический состав национальной пищи, которая изначально предопределила адаптацию, выживание и развитие народов Крайнего Севера;
5) собрать рецепты народной медицины, основанные на использовании природного материала;
6) показать важную роль сохранения национальных традиций и народной медицины для народов Крайнего Севера в наши дни;
7) показать некоторые негативные последствия цивилизации, нарушившие уклад жизни коренных народов;
8) доказать, что природосообразность жизненного уклада народов Крайнего Севера основана на механизме эмпатического познания Природы Человеком.
Гипотеза. Поставленные цели и задачи помогут познать народную мудрость выживания аборигенов Крайнего Севера; расширить знания по биологии (рассмотрев особенности флоры и фауны в данных климатических условиях), по химии (на основе исследования химического состава важнейших элементов питания северян и их ценности для поддержания здоровья), по экологии (указав причины возможного нарушения природного равновесия и его неизбежных последствий), по краеведению (пополнив знания об обрядах и обычаях народов Крайнего Севера); открыть для себя рецепты здоровья северян, проверенные веками (что особенно важно для тех, кто приезжает на Крайний Север из других климатических регионов), и попытаться построить модель природосообразности жизни народов Крайнего Севера.
В качестве учебного пособия данная работа может быть использована на уроках биологии и экологии в следующих темах:
Приспособленность – результат действия факторов эволюции;
Биоразнообразие. Редкие и лекарственные растения;
Общие проблемы адаптации человека;
Здоровье и окружающая среда;
Здоровый образ жизни;
Демографические проблемы народов Севера.
Также целесообразно использовать материалы пособия в качестве реализации национально-регионального компонента.
Один из вариантов – использование материалов по этнической экологии на уроках английского языка (автором разработаны несколько уроков на основе данного пособия).
Организация изучения элективного курса предполагает реализацию краеведческого подхода и практическую направленность обучения путём дальнейшего развития экологичности мышления и возможности использования рецептов народной медицины, проверенных веками, в современной жизни.
Предлагается примерная сетка часов и возможные варианты типов уроков по данной тематике, целевая установка которых – выявление природосообразности жизненного уклада коренных народов как основы этнической экологии.
Кроме того, в материалах курса имеется приложение – материалы для проведения учебных занятий.
Элективный курс рассчитан на 16 часов (I полугодие).


















Учебно-тематический план
ТЕМА 1. Своеобразие природы Крайнего Севера (4 часа).

Урок 1. Особенности растительного мира (работа с текстами пособия): 1 час.

Урок 2. Особенности животного мира (доклады 2–3 учащихся, основанные на материалах пособия): 1 час.

Урок 3. Человек как часть природы: 1 час.

Урок 4. Практическое занятие на основании прослушанных докладов и материалов из других областей знаний: дать сравнительную характеристику общего и особенного в флоре, фауне и формировании человека как части природы Крайнего Севера: 1 час.

ТЕМА 2. Основы гигиены народов Крайнего Севера: 5 часов.

Урок 5. Особенности устройства жилищ и создания национальной одежды (работа с текстом учебного пособия): 1 час.

Урок 6. Практическая работа по группам: моделирование на бумаге видов жилищ народов Крайнего Севера и национальной одежды с объяснением основных экологических принципов их создания: 1 час.

Урок 7. Особенности национальной пищи: семинар – доклады учащихся по следующим пунктам: 1) рыбные и морепродукты; 2) своеобразие мясной пищи; 3) продукты растительного происхождения в рационе питания северян (на основе материалов пособия): 1 час.

Урок 8. Дискуссия: «Бедность и богатство пищевого рациона и его значение для сохранения жизненных сил и здорового образа жизни»: 1час.

Урок 9. Некоторые здоровьесберегающие традиции народов Крайнего Севера как потенциал экологического равновесия, основанные на эмпатическом познании Природы: 1 час.

ТЕМА 3. Использование природного материала в народной медицине Крайнего Севера:
3 часа.

Уроки 10, 11. Мини-конференция: «Использование природного материала в народной медицине» – доклады и содоклады учащихся из трёх групп, каждая из которых на основе учебного пособия собирает материал по различным подтемам: 1) использование лекарственных растений; 2) использование средств животного происхождения; 3) использование минералов и других способов лечения болезней по следующему плану: а) заболевания дыхательных путей; б) заболевания желудочно-кишечного тракта; с) болезни кожи и суставов; д) раны, переломы, ожоги и обморожения (предполагается, что учащиеся из группы «Лекарственные растения» рассказывают о первой группе заболеваний, а учащиеся из остальных групп дополняют их содокладами об использовании средств животного, минерального происхождения и иных, характерных для лечения заболеваний этого же типа).

Урок 12. Практическое занятие: «Оказание необходимой помощи в экстремальных ситуациях, в частности, в тундре, используя знание рецептов народной медицины Крайнего Севера»: 1 час.

ТЕМА 4. Последствия проникновения цивилизации в районы Крайнего Севера: 2 часа.

Урок 13. Заболевания, пришедшие с Запада как первопричина разрушения экологической среды (работы с текстом пособия и дополнительными материалами по данной проблеме): 1 час.

Урок14. Дискуссия «Цивилизация – «за» и «против»: 1час.

Обобщение: 2 часа.

Урок 15. Зачёт по пройденным темам

Урок 16. Резервный урок – вариант: Выставка творческих работ учащихся, посвящённых основам здорового образа жизни северян.


Ожидаемые результаты обучения
Учащиеся должны знать:
- особенности флоры и фауны Крайнего Севера;
- традиции коренных народов;
- рецепты народной медицины, основанные на использовании природного материала.
Учащиеся должны уметь:
- реферировать тексты, создавая на их основе доклады по темам курса;
- сопоставлять традиции северян с особенностями природы Крайнего Севера;
- объяснить природосообразность народных обычаев и народной медицины;
- рассуждать о плюсах и минусах влияния цивилизации на развитие народов
Крайнего Севера.


Материалы для проведения учебных занятий: брошюра «Природосообразность жизненного уклада народов Крайнего Севера, основанного на эмпатическом познании Природы».
Содержание
Краткий анализ литературы


Глава I. Природа Крайнего Севера
10

1.1. Отличительные черты мира растений............
10

1.2. Особые механизмы приспособления у животных
13

1.3. Человек как часть Природы
19

Глава II. Основы гигиены народов Крайнего Севера
19

2.1. Особенности устройства жилищ
19

2.2. Особенности национальной одежды
21

2.3. Особенности национальной пищи.
25

2.4. Особенности некоторых национальных обрядов и обычаев...
30

Глава III. Использования природного материла в народной медицине Крайнего Севера ..

34

3.1. Лекарственные растения.
34

3.2. Продукты животного происхождения..
38

3.3. Использование минералов, прижигания, хирургического вмешательства и
других способов лечения болезней...

44

Глава IV. Заболевания, пришедшие с Запада...
48

Заключение..
50

Список литературы
54








КРАТКИЙ АНАЛИЗ ЛИТЕРАТУРЫ
Начало исследовательской работе положила энциклопедия «Арктика – мой дом», в которой содержится большой справочный материал о природе Крайнего Севера, об особенностях развития растений и животных в условиях сурового арктического климата. Интересные сведения о взаимосвязи природы Севера и человека, как части его флоры и фауны, об особых механизмах выживания, сформированных природой, были найдены в книге Кондора И. (7( и статье Морозовой А. (14(.
Описание особенностей национальных обрядов и обычаев дают в своих книгах Василенко Б. И. (4(, Сусой Е. Г. (24(, Харючи Г. П. (27( и двухтомник «Народы Крайнего Севера и Дальнего Востока России в трудах исследователей».
Значительная часть информации об истоках зарождения народной медицины ненцев, о гигиене этого народа, различных способах лечения болезней взята из монографии Б. И. Василенко (4( – достаточно полного (и, пожалуй, единственного) исследования, рассматривающего медицину ненцев от её истоков до современного этапа.
Статья Хаснулина В. «Банк народной медицины», призывающая обратить особое внимание на забытую мудрость предков как составную часть медицины будущего, делает упор на ритуальные обряды как часть народной медицины, являющиеся прообразом психотерапии.
Одной из задач являлось проведение параллели между рецептами здоровья различных народов Севера. Конкретных разработок на данную тему не было найдено, но опорой стало краткое описание образа жизни разных народов, приведённое в книге Мухачёва А. Д. «Путешествие в мир оленеводов». Подробное повествование о жизни чукчей даёт Богораз-Тан В. В. в работе «Чукчи» (несмотря на срок давности выпуска книги, она читается с интересом).
Из книги Макеева А., Осогосток Д., Тюменцевой Т. «Валеология в преподавании химии в школах Севера» взято краткое исследование биологического и химического состава продуктов, составляющих основу национальной пищи.
Конкретные рецепты народной медицины были найдены в журнальных, газетных статьях по данной тематике (перечень которых есть в списке литературы) и в брошюре Павловой Е. Е. (20(.
Многие авторы, обращая внимание на проблемы Крайнего Севера, одной из них считают проблему здорового образа жизни и напрямую связывают её с забытыми цивилизацией национальными обычаями. Большое внимание этому вопросу уделяют Харючи С. Н (28( и Мухачёв А. (17(.
К сожалению, ни в одной из прочитанных работ не удалось найти полную концепцию, связывающую природу как кладовую здоровья, жизненный потенциал и Учителя с человеческим сообществом, черпающим и берущим от мира растений и животных ту силу, ту энергию, которую они получили в процессе эволюции, приспосабливаясь к суровому арктическому климату, формируя особые механизмы защиты от вредных воздействий. А ведь именно целостность данной системы и является основой жизненного уклада народов Крайнего Севера. В данной работе рассмотрены истоки формирования этого уклада, основанного на природной мудрости, наблюдательности местных жителей и, возможно, особой интуиции (или, скорее, чувствительности), помогающей им понять язык Природы. Всё эти части, собранные воедино, представляют собой механизм эмпатического познания.

ГЛАВА I. ПРИРОДА КРАЙНЕГО СЕВЕРА
Начало истоков природосообразности жизненного уклада северян – в некоторых особенностях живых организмов природы Крайнего Севера, поскольку сама природа заложила специфические механизмы приспособления к окружающей среде. А использование природного материала в народной медицине основано на использовании того, что было изначально предусмотрено самой природой для сохранения и поддержания здоровья всех живых организмов. Поэтому целесообразно рассмотреть отличительные черты флоры и фауны Крайнего Севера.
1.1. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ МИРА РАСТЕНИЙ
Долго, ох, долго рождался на свет он
В тундре, овеянной северным ветром,
Среди угрюмого серого мха,
Где мерзлота залегла на века.
Мутного льда разноцветную корку
Вспучил сперва, но видною горкой,
Пролепетал, напрягаясь: «Расту!»
И расколол пополам мерзлоту.
Видно, цветку-невеличке дана
Дивная сила Откуда она»?
Л. Лапцуй
Представления о жизни у коренных народов Крайнего Севера, живущих на этой суровой земле, были и остаются во многом иными, чем у европейцев. Возможно, благодаря своей философии они и сумели выжить в экстремальных условиях, сумели сохранить природу и донести её до нас в первозданном виде. Они учились у природы и жили по её законам.
Короткое, неброское и скромное северное лето, когда природа на 2–3 месяца оживает, «оттаивает» для того, чтобы вновь застыть на три четверти года, заставляет людей ценить любое проявление жизни, будь то крохотная северная берёзка или пушистая птичка пуночка. Обострённое, тонкое восприятие природы северянами постоянно вызывает желание узнать, как называется то или иное растение, в каких местах оно встречается, каковы его свойства.
Рассмотрим основные отличительные черты тундровых растений, которые позволяют им успешно существовать и процветать в природных условиях Севера при жёсткости основных жизненно важных для растений экологических факторов (тепло, влажность, слабая интенсивность света, снег, штормовые ветры, многолетняя мерзлота).
Первая отличительная черта – фотосинтез цветковых растений в тундре, непрерывность его в течение суток всё лето. В течение 24 часов в сутки растения поглощают углекислоты больше, чем выделяют её при дыхании, что говорит о постоянно идущем процессе фотосинтеза. Даже при довольно слабой освещённости большинство тундровых растений может образовывать несколько больше органических соединений, чем требуют расходы на дыхание.
Ещё одна особенность – быстрое достижение максимальной скорости фотосинтеза при слабом свете. Поскольку в большинстве районов Крайнего Севера уровень освещенности невелик, в процессе их заселения шёл отбор видов с высоким уровнем фотосинтеза при слабом освещении.
Следующее отличие тундровых растений от большинства растений южных широт – способность фотосинтезировать при низких температурах. Многие тундровые цветковые растения могут поглощать углекислый газ даже при t
· ниже 0(С. Эти черты свойственны также вечнозелёным хвойным деревьям (например, интенсивность фотосинтеза чёрной ели на севере Канады даже при 0(С составляет 30% максимальной величины).
Приспособиться к низким температурам тундровым растениям помогают не только особенности их физиологии, но и их строение. Многие арктические растения образуют специфические жизненные формы – подушковидные, стелющиеся и «прижимающиеся» к поверхности почвы, розеточные и некоторые другие. Чем суровее условия, тем выше доля таких растений (например, в горных тундрах Чукотки более чем 70% растений – подушковидных видов). Растению легче выжить вблизи поверхности почвы. Кроме того, температура органов внутри плотных подушек может превышать температуру воздуха на 10 (С и более.
Густые «коврики» вместе с остающимися на зиму отмершими листьями, цветоносами и побегами хорошо задерживают снег, что, во-первых, оберегает от низких температур цветочные и вегетативные почки, а во-вторых, защищает зимующие части растения от повреждения и иссечения их иглами – кристаллами льда и снега, переносимых штормовыми ветрами.
Из внешних приспособлений растений к холоду в период роста и развития следует отметить карликовость, зависящую как от условий среды (когда растение тем меньше, чем суровее условия его произрастания), так и от генетических свойств (когда улучшение условий жизни не приводит к увеличению размеров растения); опушение (словно меховая одёжка) различной степени и характера, препятствующее тепловому излучению и, следовательно, повышающее температуру опушённых органов даже в солнечные дни (например, известно, что температура у серёжек ивы арктической в солнечный день на 6(С выше температуры окружающего воздуха).
Ещё одна особенность – раннее начало роста побегов весной, несмотря на низкую температуру воздуха и почвы. Быстрый рост весной возможен благодаря интенсивному перемещению запасных углеводов из подземных частей растения в растущие побеги и листья. 80% подземных органов, которые у большинства тундровых растений по массе в несколько раз превышают надземную часть, сосредоточено в самом верхнем десятисантиметровом слое почвы. Вследствие этого достаточно совсем небольшого оттаивания почвы, чтобы запасные вещества начали использоваться. Быстрое весеннее цветение полярные исследователи объясняют тем, что побеги будущего года в почках возобновления формируются уже предыдущей осенью. В арктической флоре практически отсутствуют однолетники (их всего 5–6 видов), так как это «стратегически» невыгодно.
Тундровым растениям необходим быстрый рост, и следующая отличительная черта – «экономичное расходование материалов». Хотя понятие «быстрый рост» относится только к скорости роста частей и органов растений текущего года, в целом же арктические растения характеризуются медленными годичными приростами (например, карликовая берёзка высотой 2–6 см к 30–40 годам достигает высоты лишь 20–26 см). Перенести летние заморозки растениям помогает не только карликовость, но и различные способы вегетативного размножения и расселения.
Широко распространено в Арктике и самоопыление. Как и в умеренных широтах, основными «агентами» их распространения являются животные и ветер. А специфика – распространение семян и плодов зимой ветром по снежному пространству и морскому льду. «Имеются сведения о том, что в отдельных случаях они могут переноситься таким способом на 600–2000 км. Таким образом создаётся возможность попадания семян на самые отдалённые арктические острова, а также обмен семенами между отдельными островами и архипелагами» (1, с. 63(.
Проблема приспособления растений к суровым арктическим условиям – один из интереснейших вопросов биологии. Здесь мы обозначили только самые общие особенности растений Севера.
Особенности сочетания в северных растениях кажущейся слабости и силы одновременно удивительно точно подметила Анна Неркаги: «На Севере не так, как в середине земли, на юге. Цветов может и не быть, и вдруг где-нибудь увидишь их небольшую семейку. Три цветка в тиши, в прохладе куста или дерева пахнут миром и покоем, и хочется быть одним из них, зачастую самым маленьким со слабеньким прозрачным стебельком, с прочной нежной головкой, с ясными, без единой морщины лепестками» [30, с. 292].
1.2. ОСОБЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПРИСПОСОБЛЕНИЯ У ЖИВОТНЫХ
Птицы, рыбы, звери, выживайте!
Я даю вам силу, чтобы жить,
чтобы в тундре и в пространствах «арктик»
«капитал» для жизни накопить!
Я даю вам мех и пух, и знаю,
Что мои морозы не страшны!
Я – Природа!... Заповедной тайной
дети все мои окружены
С. Иванова
Рассмотрим некоторые особенности обитателей полярных морей. Особенную опасность для любого живого существа представляет замерзание основной единицы строения животного организма – клетки.
Клетки животных не имеют прочных стенок. Вода при замерзании расширяется, а клетка содержит до 70% воды. Образующиеся ледяные кристаллы легко рвут клеточные мембраны, и организм погибает.
Хорошо известно, что при 0(С вода замерзает, но многие вещества, растворяясь в воде, понижают температуру её замерзания, поэтому морская вода замерзает при более низкой температуре, чем пресная. Значит, чтобы не погибнуть при замерзании воды, её обитателям надо повысить содержание в клетках растворённых веществ, например, солей или органических веществ, тогда замерзает в основном межклеточная жидкость, а клетки оказываются неповреждёнными. И животные (после оттаивания) продолжают питаться и размножаться (т. е. защита как бы изнутри, вспомните, что у растений температура внутри плотных подушек (у подушковидных) может превышать температуру окружающего воздуха на 10(С и выше).
Человек использует похожий приём в технике. Чтобы вода не замерзала в системе охлаждения двигателя, в неё добавляют вещества, которые называются антифризы (дословно – «против замерзания»).
Некоторые животные приобрели универсальные приспособления, пригодные для разных условий обитания (например, способность регулировать температуру тела, сохраняя её постоянной и, следовательно, меньше зависеть от температуры окружающей среды).
Традиционно считалось, что рыбы не умеют регулировать температуру своего тела. Однако у тунцов и у сельдевых акул была обнаружена способность регулировать t( за счёт особого устройства кровяных сосудов, обеспечивающих основную плавательную мускулатуру. Эти сосуды получили название «чудесное сплетение». Артерии, несущие богатую кислородом, но холодную артериальную кровь, поступающие от жабер к мышцам, сплетаются с сосудами, которые отходят от мышц. При их сокращении всегда выделяется тепло, поэтому кровь в сосудах, отходящих от мышц, тёплая. Хотя кровь в сосудах не перемешивается, тепло передаётся через стенки и кровь. Такой способ передачи тепла в технике называется «принцип противотока».
У птиц и зверей тоже выделяется тепло, когда они активно двигаются. Однако главное приспособление, которое отличает их от других живых существ, работа клеток. Организм зверей и птиц умеет регулировать выделение тепла. При понижении температуры клеткам подаётся сигнал, и они активно начинают разрушать накопленные органические вещества – белки, жиры и углеводы и, как печка, выбрасывают тепло. Попробуйте окатить себя ледяной водой. Вам мгновенно станет тепло, кожа покраснеет, как в бане. По всему телу происходит как бы мобилизация всех ресурсов, это прекрасная тренировка для сердца и сосудов. Если же задержаться в холодной воде, то организм начинает тратить слишком много энергии на разогрев и может «надорваться» и начать остывать, что приведёт к его охлаждению и гибели. В конструкции зверей и птиц многое связано с теплокровностью, например, четырёхкамерное сердце позволяет ко всем тканям доставлять кровь, богатую кислородом.
Процесс дыхания похож на процесс горения (те же химические реакции). Для поддержания огня нужен постоянный приток «свежего», т. е. богатого кислородом воздуха. Роль дров в организме выполняет пища. Для постоянного поддержания тепла её нужно много, поэтому птицы и звери должны есть чаще, чем ящерицы или рыбы, а переварить пищу гораздо быстрее. Для сохранения выделяющегося тепла теплокровные животные накапливают толстый слой подкожного жира и одеваются в мех или плотный слой пуха и перьев. Мы часто говорим, что шуба греет, но она только удерживает тепло нашего тела. А главное, что бережёт тело теплокровных животных от переохлаждения – это прослойка неподвижного воздуха, который удерживается внутри слоя шерсти или пуха (например, у ондатры шёрстный покров содержит 21,5% воздуха).
Обитатели суши, когда понижается температура, приподнимают шерсть или перья, увеличивая толщину защитного слоя. В воде это действие не помогает, так как при намокании шерсть и перья слипаются. Защита от намокания может заключаться в том, что покров смазывается жиром (причём и зверям, и птицам приходится тратить немало времени на уход и укладку своих «шубок»). Жир не растворяется в воде (но нефть, которой покрывается вода после аварий на танкерах и нефтепромыслах, легко смывает защитный слой, покровы слипаются и перестают удерживать воздух, и животное может погибнуть даже в очень тёплой воде).
У птиц, в отличие от зверей, есть только одна жировая железа – копчиковая. Водоплавающие птицы выдавливают из неё надклювьем капельку жира, а потом тщательно покрывают оперенье водоотталкивающим слоем. Наружный слой оперенья плотно уложен, а под ним лежит рыхлый слой пуха (наиболее знаменит пух морской утки – гаги, которая выстилает гнездо своим пухом на зиму и не улетает на юг).
Если млекопитающие и пингвины имеют второй слой защиты от холода (подкожный жир), то летающие птицы вынуждены «выбирать» между уменьшением веса тела, необходимого для полётов, и увеличением подкожного жирового слоя, дающего возможность уходить за кормом на большую глубину. Это одна из причин, по которой лучшие летуны добывают корм в верхних слоях воды, а лучшие ныряльщики обычно хуже летают.
У животных, которые должны переносить понижение температуры, повышается процент жидких жиров, похожих на растительные. У таких жиров ниже температура замерзания. Они остаются активными, то есть могут вступать в химические реакции в более холодных условиях.
Что касается возможного перегрева организма летом, то природа и здесь предусмотрела некоторые механизмы. «Чудесное сплетение» кровеносных сосудов некоторых рыб есть и в кровеносной системе птиц и зверей. Особенно хорошо развита система противотока в конечностях, например, у китов, морских и околоводных птиц, северных оленей (разумеется, со своими особенностями). Когда теплокровным животным угрожает перегрев, тёплая артериальная кровь начинает притекать к конечностям по кожным сосудам и поверхности тела и теряет избыточное тепло. Видимо, поэтому многие тюлени, разогревшись во время приёма «солнечных ванн», начинают элегантно помахивать ластами (в ногах и руках человека сосуды обладают той же способностью, но она выражена слабее, чем, например, у северного оленя).
Ещё одна особенность природного мира связана с различными размерами животных. Массивному эндетермному животному легче сохранить постоянную температуру тела, так как вырабатываемое телом тепло теряется через поверхность тела, следовательно, животное меньшего размера будет терять тепло быстрее и должно есть больше, чтобы компенсировать потери. Например, один из самых крохотных зверьков – арктическая бурозубка – живёт зимой под снегом, питается впавшими в спячку беспозвоночными и нападает даже на более крупных животных, чем она сама. Для того чтобы выжить, ей приходится питаться почти беспрерывно, иначе небольших собственных запасов не хватит. Одно из уникальных приспособлений бурозубок – использование жирового резерва даже своего собственного мозга. У перезимовавших животных череп уменьшается в объёме.
А лемминги (мышевидные грызуны) во время сильных морозов живут под снегом, создавая сложную сеть подснежных ходов, благодаря которой они добираются до растений – их основного корма. Учёные сделали удивительное открытие: лемминги не только выживают в полярную ночь, но и успешно размножаются в подснежных гнёздах из прошлогодней травы (самки могут выращивать от 3 до 5 выводков в этот период).
Постоянное изучение биологических процессов и способов адаптации живых организмов к условиям существования важно не только для понимания того, как конкретные виды приспосабливаются к суровым условиям, но и для того, чтобы понять границы существования жизни на земле. Когда учёные начали работать на Крайнем Севере, казалось, что сравнительно бедные видами тундры и арктические пустыни позволят легко разобраться в «механике» существующих отношений между различными существами, станут моделью для других регионов. Однако то, что казалось простым и очевидным, после кропотливой работы биологов видится совершенно иначе. На Севере много не упрощённых, а своеобразно усложнённых связей между живыми организмами и условиями среды.
1.3. ЧЕЛОВЕК КАК ЧАСТЬ ПРИРОДЫ
Подобно морю, подобно тундре,
Открыт я настежь ветрам суровым.
Пускай своей ледяной расчёской
Они мне ветром волосы чешут.
Пусть станут щёки румяней зорьки,
Во мхах ресниц серебрится иней –
Не утону я в сугробах тундры,
Обвалов снежных не испугаюсь.
Я всё осилю – и дождь, и вьюгу
Л. Лапцуй
Единство организма и среды – это не предвзятый принцип организма, приспосабливающегося к среде, изменение которой неизбежно влечёт за собой изменение в его состоянии и поведении. Кондор И. С. в своей книге приводит результаты исследования: « учёные сравнивали реакцию на охлаждение кисти руки в ледяной воде (в течение 2–5 минут) у солдат – уроженцев Аляски и у солдат – уроженцев северных и южных штатов США. Было установлено, что минимум средней температуры пальцев у жителей Аляски был на несколько градусов выше, чем у северян, а у северян выше, чем у южан. Этим объясняются более частые холодовые травмы у солдат-негров на Аляске» (7, с. 69(.
Первые исследования теплопродуктивности у коренных жителей Крайнего Севера, начатые в двадцатых годах ХХ века, сообщали, что «эскимосы способны съедать за один приём несколько фунтов жирного мяса» (7, с. 85(, так как белковая пища (вспомните особенности животного мира) способствует повышению обмена веществ. Результаты исследований показали, что теплопродуктивность организма северян больше чем на 1/3 превышает теплопродуктивность европейцев. Теплопроводность тканей оболочки у эскимосов в среднем на 6% выше, чем у американцев, то есть когда холодно, их конечности остывают медленнее. При этом у эскимосов, благодаря развитию в руках и ногах сети вен, оплетающих артерии, используется механизм артериально-венозного теплообмена, когда тепло артериальной крови частично переходит к венозной, согревая её на своём пути, и возвращается к сердцу (чем не «чудесное сплетение»?). На повышение температуры эскимосы реагируют более высоким потоотделением, то есть физическая терморегуляция у них не только сосудистая, но и потоотделительная.
У коренных жителей Крайнего Севера в большей мере присутствует ориентировка на усиленное рассеяние тепла, а не на его сохранение. Эта, парадоксальная на первый взгляд, форма приспособления могла бы оказаться фатальной, если бы не исключительно тёплая одежда и сравнительное обилие пищи. Но Природа мудра! Она дала эскимосам, например, повышенное содержание йода в сыворотки крови, что является своеобразным приспособлением к холоду. Способность работать на морозе голыми руками привлекала к северянам многих исследователей. Один из них – Богораз-Тан В. Б. – очень долгое время жил среди чукчей (в 30-х годах). Он пишет, что «чукчи очень выносливы к холоду, к голоду и прочим невзгодам жизни. Женщины шьют на открытом воздухе при температуре – 30( С. Их пальцы остаются незащищёнными в течение нескольких часов работы. Работа вообще настолько согревает их, что они потеют, сбрасывая с плеч свой высокий корсаж, и остаются полунагими, и даже закладывают большие куски снега себе за пазуху» (2, с. 19(. Другой исследователь – Врангель Ф.П. – также удивлялся этой способности: «Замечательно, чтопри ужасных морозах все кушанья подаются совершенно холодными, а в заключение съедается даже большой кусок замёрзшего снега. Мне часто случалось видеть, что при 30( мороза и более чукчи брали пригоршни снега и с удовольствием жевали его» (18, с. 152(.
Богораз-Тана поразил и следующий факт: природа позаботилась и о том, чтобы развить те органы чувств, которые необходимы для выживания. Прежде всего, это обоняние, которое позволяет чукчам ориентироваться на пустынных снежных пространствах. «Чукчи утверждают, что каждый человек имеет свой запах,рассказывают, что во времена войн с коряками нападающие чукотские партии были в состоянии различить, кому принадлежат останки – корякам или чукчам» (2, с. 21(. Это нашло отражение и в народных обрядах. Взаимное обнюхивание у чукчей имеет значение поцелуев. Автор отмечает, что появление первых «химических» лекарств чукчи не восприняли из-за неприятного запаха.
Житков Б. М., изучая жизнь самоедов Ямала в начале 20 века, также отмечал остроту зрения и обоняния у этих народов: «Каждый самоед в тундре знает места стоянок ближайших чумов, способность ориентироваться в гладкой тундре, выследить прохождение человека, определить времяи направление, по которому «скаслал» чум, – приближается к способности зверя» (5, с. 212 (.
Суровый климат оказал влияние и на формирование определённого фенотипа северян. Это нашло отражение в народных поговорках: «Наш врождённый прищур – от снежной белизны и бурь».
Также давно замечено, что у северянок на лице нет угревой сыпи, прыщей и расширенных пор. Кожа у них гладкая и бархатистая. В этом им помогают стихии природы. Ветер, солнце и дождь – вечные спутники кочевников – являются лучшими косметологами. Под их влиянием повышается гемоглобин в крови, нормализуется фосфорно-кальциевый обмен. И потому кожа человека становится устойчивой к таким заболеваниям, как чешуйчатый лишай и угри. И лица у женщин, как говорится в эпосе, «будто спелая морошка».
Очень интересны результаты исследований народов Крайнего Севера, проведённых в 90-х годах ХХ века Осиповой Л. П. Она утверждает, что народы Севера – «генетический резерв страны. В течение тысячелетий на Севере происходил жёсткий естественный отбор, и выжить смогли только самые устойчивые и сильные люди. Они обладают удивительным генофондом» (14(. Слова Житкова Б. М., написанные ещё в начале ХХ века, подтверждают это: «Самоеды отличаются выносливостью по отношению к простуде и способны не есть (в противоположность своей обычной прожорливости), долго не спать, без конца ехать, сидя на нартах» (5, с. 210(.
В результате же исследования 90-х годов у селькупов, тундровых и лесных ненцев было обнаружено явление первичного иммунодефицита, то есть у них отсутствовал ген, отвечающий за иммунитет и безопасность организма. Считается, что такие люди должны умереть очень быстро, но они выжили. Учёные предположили, что у них есть какие-то компенсаторные механизмы, и не ошиблись. При более глубоком изучении данной проблемы они выяснили, что все остальные блоки из 3–4 генов, отвечающих за иммунитет, удвоены, а в 5% – даже утроены. Это явление и есть компенсаторная защита организма на случай всяких поломок. Именно благодаря этому у коренных народов происходит быстрое заживление ран, их легко оперировать. А после операций осложнения бывают очень редко, плюс устойчивость к микробам. Осипова Л. П. в своей статье делает вывод, что очень важно сохранить аборигенов Севера, потому что это опора нашей страны, её генетический резерв. «Без коренного населения северная земля будет мёртвой. Только они адаптировались к Северу и могут жить с ним в гармонии» (14(. Трудно не согласиться с результатами исследований, но, что касается современного состояния коренных народов Севера, когда алкоголь буквально «съедает» все те удивительные приспособления, которые были заложены природой, вывод о генетическом резерве во многом теряет свою силу. Хотя первоначальная причина этого – не Север, а те «блага» цивилизации, которые пришли с Запада.
В связи с этим возникает ещё один вопрос: «А как же приезжие, те, кто приехал на Север из других регионов страны? Есть ли какие-то конкретные адаптационные механизмы?» Но это вопрос отдельного исследования. Желающим разобраться в этой проблеме советуем прочитать книгу Кондора И. С. (7(. Учёными доказано, что полная перестройка нашего организма для Севера занимает от пяти до восьми лет. После этого мы становимся той же частью именно этой экологической системы, как и всё, что живёт, произрастает, летает и плавает на Севере.
Итак, природа позаботилась о своих детях, подарив им особые «механизмы» для выживания, сделав их частью её самой. В одном из сказаний есть очень красивое поэтическое сравнение: «начинает Максим Карти древнее сказание и сам становится древним.Бронзовел его голос, движения рук приобретали плавность, ту чёткую законченность, что принимает взмах орлиного крыла, и был он всем – и зверем, и птицей, всплеском ветра и шорохом, кружением опадающего листа и растекающимся туманом» (13(.
ГЛАВА II. ОСНОВЫ ГИГИЕНЫ НАРОДОВ КРАЙНЕГО СЕВЕРА
Одним из важнейших разделов жизненного уклада является народная медицина, основа которой – народная гигиена (опыт и взгляды народов на охрану здоровья).
Каждый народ имеет свои отличительные черты, гигиенические традиции и навыки, обусловленные свойствами местной физико-географической среды, и своей хозяйственной деятельностью.
Суровые климатические условия, кочевой образ жизни, хозяйственная деятельность, связанная с постоянным движением вдали от дома, предъявляет особые требования к жилищу, одежде, рациону питания, способам приготовления пищи, что является профилактикой различных заболеваний.
2. 1. ОСОБЕННОСТИ УСТРОЙСТВА ЖИЛИЩ
Мой чум! Не счесть твоих столетий,
Ты на веку узнал немало –
Сплетением арканных петель
Твой путь петляет по Ямалу.
Л. Лапцуй
Хозяйственной деятельностью и климатическими условиями была обусловлена конструкция традиционных жилищ кочевников – чумов. Основа чума – длинные шесты, поставленные наклонно друг к другу, а сверху он покрывался полотнищами (нюками), сшитыми из оленьих шкур. Оленьи шкуры на чум зимою надевали в два слоя – один мехом наружу, второй мехом внутрь (возникает своеобразная воздушная прослойка, вспомните подобное «устройство» у животных), а летом в один слой – вытертый мех или полотнища, сшитые из специально обработанной бересты (теперь, конечно, это брезент). Подобное устройство чума способствовало сохранению тепла зимой, а прохлады летом. Для сохранения тепла чум снаружи обкладывали снегом. И всё же такое жилище, в основном, защищало человека от ветра, но не от холода, в нём относительно тепло только когда горит огонь. Его несомненные достоинства – большая вместимость (до 20 человек), хорошая устойчивость при пурге и ветре, транспортабельность.
Если рассмотреть жилища разных народов Севера, то легко заметить, что все они сделаны по одному и тому же принципу, хотя, конечно, у разных народов есть свои особенности. Например, в Якутии жилища аборигенов называются ураса и тородох. Они, по сути, являются модификациями чума (тородох напоминает ещё и монгольскую юрту, иногда в нём живёт насколько семей).
На Чукотке это яранга, каркас которой делают из жердей, а сверху натягивают ретемы – меховые покрышки из оленьих шкур. Для летних яранг шили 2 ретема, для зимних – четыре: 2 укладывали мехом наружу, а 2 – мехом вовнутрь. Как правило, в ретемы вшивали шкуры, шедшие потом на шитьё одежды, – им требовалось длительное продымливание. Одно из главных достоинств чукотского жилища – чрезвычайно экономичная система обогрева. В яранге есть холодная часть и обогреваемая – спальный полог, пол, который устилали ивовыми ветками и шкурами, стены и потолок «обивали» оленьими шкурами, летом в один слой, зимой в – два. Обогревали полог в прежние времена жирником – каменной плошкой с нерпичьим жиром и фитилём. Хозяйка вносила его в полог перед сном, и уже через 15–20 минут становилось жарко, жирник гасили. Но тепло сохранялось до утра. Каждый день женщины выносили полог на улицу, где шкуры вымораживались, к вечеру их выбивали и вешали на место. Это была тяжёлая работа, но благодаря ей в наглухо закрытом пологе всю ночь сохранялся чистый воздух и тепло.
Эвенкийский чум, по сравнению с ненецким, небольшой, так как каждая семья живёт отдельно. Внутри земля устилается хвойником, в морозные времена на печь кладут 3 кругляка лиственницы, которые равномерно горят в течение ночи.
Общее в устройстве жилищ разных народов Севера – принцип устройства, основанный на наблюдательности аборигенов, которые учились у природы, подмечая «детали», помогающие животным сохранять тепло, в данном случае это принцип сохранения тепла за счёт образования воздушной прослойки между шкурами, которыми покрывался чум (один слой – мехом наружу, другой – мехом внутрь). Следующая важнейшая деталь – поддержание одинаковой температуры внутри жилища, не только с помощью огня, но и за счёт соблюдения чистоты – выветривания и просушивания шкур, устройство чума – один из способов предупреждения болезней. Устройство чума вызывает мысль: «Всё гениальное – просто!» Однако не надо забывать, что в его устройстве находит отражение гениальность народа, который выстоял один на один с суровой природой Севера.
2.2. ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ОДЕЖДЫ
Коль слаба твоя одежда –
Сам на себя тогда пеняй.
Как недозревшая морошка,
Замёрзнешь в камень, так и знай!
Р. Ругин
Распорядок жизни народов Крайнего Севера таков, что им приходится помногу часов кряду быть на открытом воздухе при низких температурах (минус 40(С–50( С), а порой и ночевать в снегу. Поэтому гигиена одежды, её теплозащитные свойства имели и имеют важное значение.
До 17 века основным материалом для изготовления одежды был олений мех (у ненцев) и самодельная замша – ровдуга. Олений мех имеет несколько качеств, основное – внутри оленьего волоса имеется воздушная полость, что делает мех очень тёплым, но и хрупким.
До начала 20 века ненцы не знали нижнего белья, а надевали одежду непосредственно мехом к телу. При этом все кожные выделения и грязь счищались оленьими волосками, которые потом обламывались. Сняв одежду, её тщательно высушивали и выбивали специальными колотушками, удаляя обломившиеся волоски вместе с загрязнениями. Если учесть, что до перехода на осёдлый образ жизни ненцы не пользовались банями, то это был единственный способ очистки кожи, причём довольно эффективный.
Б. И. Василенко в своей книге приводит данные, что исследователю Л. М. Баскову «удалось установить, что кожа людей, живущих в посёлке, носящих нижнее бельё и периодически бывающих в бане, подчас более загрязнена, чем кожа пастухов, постоянно работающих в тундре и пользующихся меховой одеждой» (4, с. 34(. А летом люди носили старую, вытертую, лишённую меха одежду.
Меховая одежда сочетает в себе такие ценные качества, как лёгкость, высокую тепло- и ветрозащитность, гибкость и непроницаемость. Поэтому традиционная одежда до сих пор в ряде случаев незаменима (для оленеводов, зооспециалистов, медицинских работников). Но Василенко Б. И. приводит также ряд доводов, свидетельствующих о недостатках меховой одежды. Один их них связан с тем, что меховая одежда может служить источником распространения педикулёза среди населения, а подвергать обработке в дезинфекционных камерах такую одежду невозможно, что является препятствием для проведения радикальных санитарно-эпидемиологических мероприятий. Правда, можно заметить, что автор противоречит сам себе. Поскольку ранее он говорил о том, что одежду тщательно высушивают и обрабатывают, то есть соблюдают необходимые гигиенические требования. Если же принять точку зрения автора, то можно добавить, что и современное бельё может служить источником распространения педикулёза, если его не стирать.
Рассказ о национальной одежде хочется продолжить рассказом о куропаткином чуме: когда ненцы вынуждены сделать в пути остановку и заночевать, они вырывают в снегу ямку, в которую ложатся прямо в одежде. Многие скажут, что это чрезвычайно опасно, что можно не только обморозиться, но и замёрзнуть. Действительно, если вы будете одеты в нашу европейскую одежду. Но, например, в ненецкой зимней одежде вы можете быть уверены на 100%. Что же это за чудо? Она изготавливается из оленьих шкур и имеет своеобразный покрой. Мужчины-ненцы носят малицу, она состоит из балахона с капюшоном и рукавов с рукавицами. Балахон сшит мехом внутрь из неблюя (шкуры телят с перелинявшим, но не переросшим волосяным покровом высотой не более 2,5 см, но есть и другие сведения, что высота должна составлять не более 1 см, а телята должны забиваться в августе – эти факты автор узнал из интервью с одним из местных жителей). Подпоясывают малицу специальным поясом – тасмой. На малицу сверху надевается сорочка из крепкого тонкого материала. Прежде чем забраться в куропаткин чум, пояс снимают и затягивают его в районе опушки подола. Кроме того, в мороз и в пургу обязательно сверху малицы надевается меховой гусь. Он по покрою – как малица, свободно на неё надевается, но не имеет рукавиц и опушки. Шьют его из шкур телят позднеосеннего убоя (октябрь) мехом наружу (т. е. опять всё та же воздушная прослойка). Надевается гусь, как и малица, через голову, но носится без пояса. Хочется обратить особое внимание на сезонный характер «забивки» оленей для разных частей национальной одежды, это связано с различной высотой волосяного покрова меха, что, соответственно, влияет на «степень сохранения тепла».
Ненецкая обувь позволяет всегда держать ноги в тепле. Профессор Мухачёв А. Д. в своей книге «Путешествие в мир оленеводов» пишет: « Вначале надевают меховые чулки – чижи. Их шьют из телячьих зимних шкур мехом внутрь. Мех наполовину обстригается. Поверх них надевают тобаки. Их шьют из камуса мехом наружу, а подошву из оленьих щёток (кусочки камуса с волосом, обрамляющие копыта животных). Для тепла внутрь тобаков кладётся стелька из сухих стеблей злаковых травЧижи и тобаки шьются высокими до паха» (15, с. 3(. Но во время интервью с человеком, который вырос в ямальской тундре и знает ненецкие обычаи не понаслышке, выяснилось, что профессор не прав, что чижи и тобаки – это одно и то же название для меховых чулок. Климова У. (социальный педагог нашей гимназии) также рассказала мне, что мех у меховых чулок никогда не обрезается, а верхняя обувь – это не тобаки, а кисы. Она сообщила мне и ещё одну интересную деталь: для детей подошву в кисах делают из оленьих лбов, поскольку они намного мягче.
Женская одежда называется ягушка. Её шьют из неблюя (мехом наружу и внутрь). Шапка шьётся из оленьего меха в 2 слоя – один мехом внутрь, другой – мехом наружу.
Если сравнить одежду и обувь различных народов Севера, в её создании, так же, как и в устройстве жилищ, можно увидеть определённые закономерности (конечно, с небольшими отличиями).
Например, верхняя зимняя одежда нганасан – парка, она шьётся из оленьих шкур мехом внутрь, и по покрою она напоминает малицу. В холодную погоду поверх неё надевают сокуй мехом наружу. Хайму – нганасанская зимняя обувь, которая считается на Севере одной из древних, также надевается на меховые чулки. На дно хайму кладётся стелька из высохшей на корню болотной травы: такая трава не ломается, хорошо сохраняет тепло, быстро после носки сохнет.
А у хантов мужская обувь для осенне-весеннего периода пропитывалась лиственничной смолой. Сязи А. в своей книге рассказывает: «Для этого расщепляли дерево на щепы, клали их на металлический котёл, огонь нагревал котёл, и смола стекала на дно» (25(. Пропитанная смолой обувь не пропускала влагу. А летняя обувь у хантов, как и у многих других северных народов, шилась из ровдуги. О том, как получали ровдугу, можно узнать из книги Харючи Г.: «Для получения ровдуги шкуру оленя вымачивали до тех пор , пока волос не отделялся сам, затем мездру смачивали пропитым чаем и водой, клали летом на землю вниз мездрой. Так она смачивалась росой. Удаляли мездру с помощью скребка» (27, с. 57(.
В Якутии людей от жестоких морозов также спасает тёплая одежда, которая шьётся из оленьих шкур и камуса. Якутская кухлянка шьётся наподобие малицы с капюшоном и рукавицами, только намного короче. Для её пошива идут неблюи. Более тёплая верхняя одежда – доха. Шьётся она из зимних шкур зимних оленей, а также позднеосенних телят. Летнюю национальную одежду (штаны, куртки, обувь) делают из продымлённой замши – ровдуги.
Чукчи также носят кухлянку из двойного слоя меха. Обе части её прилегают друг к другу мездрой. Наружный и внутренний слой не сшиваются, что позволяет легко снимать и надевать одежду, а это весьма важно для её просушки.
Богораз-Тан В. Г. писал: «Когда чукче приходится спать на открытом воздухе, он прекрасно устраивается с помощью своей кухлянки, туже затягивает ремень, втягивает внутрь кухлянки рукава, затем затыкает отверстие ворота шапкой. В таком положении он может безмятежно и спокойно спать при самом сильном морозе, в любую вьюгу» (2, с. 20(. Во время сильного мороза и ветра поверх кухлянки чукчи носят малахай. Его шьют из шкур взрослых оленей или из шкур волка. В зимней одежде чукчей Богораз-Тан также отмечает нагрудники. «Чукотские мужчины носят под подбородком род четырёхугольного нагрудника, изготавливаемого из тонкого оленьего камуса и прикрепляемого к груди с помощью меховой завязки через шею. Этот нагрудник защищает кухлянку от обмерзания при дыхании» (2, с. 20(. Верхняя одежда чукчей – камлея. Штаны шьются из двойного меха. Наружные штаны делаются из камуса ворсом книзу. К таким штанам снег не пристаёт, и они лучше противостоят весенней сырости. Оленеводы, выпасающие свои стада вблизи морского побережья, в весеннее и летнее время носят штаны, сшитые из кожи нерпы. Женский меховой комбинезон – керкер, как и мужская одежда, шьётся двойным: мехом наружу и внутрь. Исследователь Врангель Ф. П. рассказывает, что у чукчей «из внутренностей и кишок делается лёгкое непромокающее летнее платье» (18, с. 150(. А у некоторых эскимосских племён «в употреблении для женщин и детей одежда из рыбьих шкур» (18, с. 212( (т. е. используются свойства природного непромокаемого материала).
Таким образом, рассматривая одежду и обувь северных народов, можно увидеть следующие закономерности:
1) двухслойность одежды – один слой мехом наружу, другой – вовнутрь для зимнего варианта;
2) коренные жители Севера не использовали одежду из дублёной кожи, которая не пропускает влаги, в недублёной мездре каждый волосок является своего рода фитильком, который проводит наружу и испаряет выделившуюся внутри одежды влагу; в жарких странах можно видеть на одежде человека выступающую соль в тех местах, где выделение и испарение пота особенно сильны, а на Севере на меховой одежде человека, разгорячённого ходьбой, в этих же местах выступает иней. Наружную одежду (кухлянку, например) никогда не вносят в тепло, но выбивают от снежной пыли снаружи, меховые чулки несколько раз выворачивают наизнанку и обратно до тех пор, пока влага не будет окончательно удалена, и меховую обувь также тщательно очищают и выбивают после каждой носки;
3) Меховая одежда сочетает в себе такие ценные качества, как лёгкость, высокую тепло- и ветрозащитность, гибкость и непроницаемость.
Интересную деталь сообщает в своей книге Сусой Е. Г. Почему шапки-капюшоны изготавливались из песцовых хвостов? «Почему именно хвост использовался для этой детали? ворс хвоста любого зверя самый прочный. Он может служить много лет, защищая лицо человека от обморожения, создавая определённый микроклимат под влиянием трения ворсинок на ветру. Такой подход к выбору меха не исключает и экологическую защиту природы: если у каждого члена семьи есть такая опушка, значит, нет надобности ставить капканы на песца. Что в свою очередь способствует созданию покоя и здоровой жизни всем зверям данного региона» (24, с. 123(.
Природа спасает человека от холода, даря ему тот материал, который он может использовать для этих целей, в данном случае – шкуры животных. Но для северных народов мех животных – нечто большее, чем просто материал. Интересно было узнать мнение одной из известных женщин Ямала – Сусой Е. Г: «Олений мех может вызывать и психотерапевтическое воздействие на нервную систему. Однозначно утверждать это не берусь, не могу вторгаться в область чуждой для меня науки – медицины. Но интуиция и неоднократно испытанные на себе воздействия одежды из оленьего меха подсказывают, что это близко к истине» [24].
2.3. ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПИЩИ.
Зато в дороге, в каждом чуме,
знаком ты или незнаком,
тебя накормят без раздумий
оленьим сочным языком,

из нельмы белой строганиной
и сладким чаем угостят.
В беседе искренней и длинной
часы неслышно пролетят.

Р. Ругин
Занятия кочевым оленеводством наложили свой отпечаток не только на конструкцию одежды, тип жилища, но и на рацион и на режим питания.
Экстремальные условия Севера – холод, малая продолжительность светового дня и года, ураганные ветры и т. п. повышают энергетическую потребность живого организма, так как обмен веществ замедлен.
Вспомните, что для растений природа «нашла» выход из данной ситуации, «культивировав» в них особые механизмы выживания, а к особенностям формирования и развития человека на Севере природа «добавила» возможность использования того, что было накоплено в растениях и животных, для сохранения его жизненного баланса.
Потребность организма в питании (калорийности) в условиях холодного климата повышается в среднем на 20%. Северный рацион питания имеет более высокий удельный вес белков и жиров животного происхождения, так как в этих условиях понижена усвояемость всех питательных веществ, а особенно белка. Поэтому в пищевом рационе жителей Крайнего Севера преобладает пища животного происхождения, более того, продукты свежие, в сыром виде. Известно, что коренные жители не болели цингой. Объяснение этому феномену – употребление в пищу тёплого сырого мяса, крови только что забитого оленя, пантов. Такая пища была в своё время единственным источником витаминов. Особенно много витаминов содержится в ещё тёплых внутренних органах животных.
Северяне потребляют 30–32% жиров, это значительно больше, чем в центре России. Не случайно все аборигены на Севере заготавливали на зиму нерпичий, медвежий, китовый, олений и рыбий жир. И сейчас оленеводы, охотники, рыбаки, туристы Севера после продолжительного, изнурительного похода, когда, кажется, иссякли все силы, употребив кусочек нерпичьего жира в смеси с рыбной мукой, готовы без устали продолжать свой путь.
Основной пищей северян было, да зачастую и остаётся мясо. Его часто употребляют в сыром виде, макая в кровь или запивая кровью, только что забитого животного. У многих народов лакомством считались сердце, почки, печень оленя. Иногда мясо варили в подсоленной воде, а затем бульон заправляли ржаной мукой. Зимой ели мороженое мясо – строганину, а для длительного хранения летом мясо вялили. Мясо оленя содержит больше витамина С, чем другие сорта мяса (по выражению известного американского химика Л. Полинга, витамин С – «лучший, безвредный и чудодейственный препарат, способный излечивать простудное заболевание» (12, с. 38(, и, конечно, мощнейшее профилактическое средство). Уже в наше время было установлено, что мясо северного оленя обладает лекарственными свойствами (в Китае развивается производство лекарственных форм из оленины).
Парная кровь оленя очень полезна для здоровья человека. Про здорового человека у ненцев говорят «Ян хамортада вэяда янгу», дословно «нет только на землю падающей крови», то есть у здорового человека румяное лицо (в России говорят: «Кровь с молоком»). Когда мы рассуждаем о составе крови, сразу вспоминается гаммоглобулин, мобилизующий защитные силы организма. Не в этом ли секрет поразительной выносливости аборигенов Севера, их сопротивляемости любым невзгодам?
Рыбные продукты и морепродукты также играли и играют важную роль в питании северян. Например, ненцы летом ели свежемороженую рыбу, макая её в соль или тузлук – концентрированный раствор поваренной соли. Рыбу заготавливали впрок в виде юколы – подвяленных без костей боковин рыб. Затем юколу проваривали в рыбьем жире, складывали в бочки и заливали этим жиром, получая так называемый юрок, который мог храниться длительное время и не терял своих вкусовых и питательных свойств (эти сведения мы получили из книги Б. Васильева). Зимой же северяне ели строганину из мороженой рыбы. Рыба очень богата витаминами.
Интересно было узнать мнение учёных о влиянии потребления рыбы на организм человека. Эти данные – в газете «Эра Водолея» [29].
Издавна рыбу считают ценнейшим продуктом питания человека. В ней содержатся вещества, снижающие уровень жиров в крови, регулирующие давление, предотвращающие диабет, снимающие головные боли и боли при артрите. Широко известен тот факт, что эскимосы, питающиеся жирной рыбой, мясом китов и тюленей, вообще не страдают сердечными недугами. Жирные кислоты омега-3 в мясе этих морских животных разжижают кровь, от чего не бывает тромбов, а если ежедневно поглощать такие кислоты в количестве всего 1 грамм, можно снизить риск сердечно-сосудистых заболеваний на 40%. Британские медики утверждают, что можно частично избавиться от синдрома хронической усталости, если включить в рацион рыбу жирных сортов. К тому же это улучшает физическое и интеллектуальное состояние человека.
Люди, которые едят рыбу, говорят учёные, в 2,5 раза меньше умирают от сердечных приступов. В рыбе содержится всего 80 мг холестерина на 100 г продукта. Много рыбы в рационе – и у вас будут отличные мышцы, упругое тело, так как её мясо отлично усваивается организмом, обеспечивая его белками. Достаточно всего 200 г рыбного филе в день, чтобы взрослый человек получил дневную норму белка.
Много полезных сведений о химическом составе продуктов питания взяты из книги Макеева А., Огостюк Д., Тюменцевой Т. «Валеология в преподавании химии в школах Севера». Интересно было узнать, что употребление рыбы и рыбных продуктов, по мнению некоторых исследователей, – одна из причин доброжелательного и спокойного нрава северян (что, кстати, немаловажно для сохранения душевного равновесия как одного из способов предупреждения болезней). Рыбий жир содержит витамин Р, линолевую кислоту, эйказоптеновую кислоту (эти кислоты относятся к числу незаменимых жирных кислот, которые не синтезируются в организме, а поступают в него только с пищей). Такое сочетание компонентов напрямую влияет на настроение человека, их нехватка ведет к депрессии («Химия в школе». 1996, № 1, с. 36). Кроме того, рыбий жир содержит физиологически важные микроэлементы: железо, марганец, хром, йод, медь и т. д. Не случайно обязательным компонентом пищи северян был рыбий жир, жир нерпы, тюленя, белухи, оленя.
Белки, содержащиеся в морепродуктах, высококалорийны. Морская капуста (ламинария) содержит до 50% белков, тогда как в говядине их 21%, в свинине – 18%. В водорослях содержится белков, жиров и углеводов больше, чем во многих злаках и овощах (для примера, белка в них – 20%, а в пшенице – 14%).
В свежих водорослях содержатся почти все витамины, даже, зачастую, по количеству витаминов они обгоняют овощи и фрукты. А содержание в водорослях важнейших микроэлементов увеличивает их значение во много раз. Особо стоит сказать о значении такого микроэлемента, как йод. Йод морских растений является для северян одним из основных лекарств для лечения и предотвращения заболеваний щитовидной железы и склероза. Йод из водорослей легко переходит в кровь и не вызывает насморка и других неприятных явлений, обычных при употреблении чистых препаратов йода.
Северяне приучали своих детей к рыбе и мясу ещё с младенческого возраста. Сначала они просто давали детям сосать кусочки мяса, как добавку к материнскому молоку. Из интервью с У. Климовой: « такую добавку детям начинали давать после одного года. А когда у малышей прорезались первые зубы, то в их рационе появлялись первые кусочки сырого мяса и сырой рыбы».
Те, кто интересуется конкретными рецептами блюд различных северных народов, могут найти их в книге Мухачёва А. Д. «Путешествие в мир оленеводов».
Если говорить о продуктах растительного происхождения, то у разных северных народов следует отметить свои особенности.
В рационе ненцев, например, растительные продукты играли скромную роль (поскольку основным продуктом была оленина, как уже упоминалось, богатая витамином С). В основном это были ягоды: морошка, голубика, брусника и др., дикорастущие лук и чеснок, ложечная трава, дудник. Из этих растений, богатых витаминами, стоит особо выделить ложечницу – это самый ранний тундровый витаминонос, его надземные части содержат большое количество витамина С. Ещё в древности она считалась хорошим противоцинготным средством. Поморы и рыбаки, отправляясь в плавание, брали с собой запас солёной ложечницы. Свойства этой травы также были замечены и жителями тундры. Они ели её в сыром виде, засаливали, использовали как приправу.
В отличие от жителей тундры у жителей северных морских побережий основу рациона составляло мясо моржей, тюленей, имеющее сравнительно бедный химический состав. Поэтому они испытывали потребность в растительной пище. Она была нужна им как ферментативная добавка, а также дополнительный источник разнообразных органических солей и углеводов, способствующий нормальному перевариванию и усвоению пищи. Чукчи, например, использовали в пищу около 20 видов растений, собирали и заготавливали их впрок.
Многие северные народы употребляли в пищу такие растения, как борщевик, черемша, папоротник, можжевельник, крапива, кедровый стланик, шикша (водяника), княженика и так далее, в состав которых входят различные кислоты, минеральные соли, дубильные вещества.
Отдельно стоит сказать о кедровых орешках. В их состав входят белки, витамины, масло, сахара, крахмал, микроэлементы, что делает их высококалорийными и питательными (они также являются прекрасным противоцинготным средством).
Большую роль в жизни северян занимали дикоросы, содержащие различные углеводы. Хотя стоит подчеркнуть, что северяне употребляли в прошлом, да и сейчас употребляют, пищу, бедную углеводами. К примеру, хлеб в жизни оленеводов, охотников потребляется в гораздо меньшем количестве, чем жителями юга. Недаром на Севере говорят, что хлеб нужно есть «вприглядку».
К сожалению, не удалось собрать достаточно сведений о том, из чего северяне делали муку в древности. Найдены лишь два упоминания об этом: 1) муку делали из корней Иван-чая; 2) селькупы заготавливали рыбную муку – порсу: рыбу сушили и толкли, кстати, такая мука шла и на приготовление болтушки (ненцы, когда не было хлеба, пекли икряные лепёшки).
Что касается глюкозы, фруктозы, сахарозы, аскорбиновой кислоты, северяне имеют возможность потреблять их не в меньших количествах, чем жители экваториальных широт. Более того, на Севере есть продукты, которые в современных экологических условиях приобретают особую значимость. Так, северные ягоды – княженика, морошка, голубика, шикша и жимолость – способны выводить радиоактивные элементы из организма (после Хиросимы и Нагасаки учёные искали средство снижения последствий радиоактивного заражения и обнаружили, что самой эффективной ягодой является северная шикша, природа словно спрогнозировала ситуацию и создала защитные средства).
Если русские говорят, что хлеб – всему голова, то северяне то же самое могут сказать о чае. Они пьют этот напиток в большом количестве. Сейчас наукой уже доказана большая польза чая для человеческого организма. А северяне на своём опыте познали его профилактическое и лечебное действие. Раньше чайные растения в конце лета собирали женщины и дети, это куропачья ножка, цветы и листья княженики, тундровые ноготки (сейчас, когда появилась возможность покупать чай, сбора трав в больших количествах, конечно, не происходит). Воду для чая старались брать проточную, хотя, конечно, большую часть года люди получали её, вытапливая из снега.
В современной литературе встречается сообщение о том, что применение талой воды полезно при ряде заболеваний – болезнях сердечно-сосудистой системы, нарушениях обмена веществ. Б. И. Василенко предполагает, что употребление талой воды также оказало положительное воздействие на здоровье северян, возможно, поэтому у ненцев, живущих в тундре, относительно редко встречаются ишемическая болезнь, атеросклероз сосудов, гипертония. Этот вопрос представляет большой интерес для медицины, а потому нуждается в дополнительных исследованиях.
Очень интересным, в плане изучения феномена всех северных растений, является мнение Суриной Л. Н. (бывшего директора окружного краеведческого музея), которая пишет: «Вообще все растения на Севере носят во много раз больше витаминов, чем южные. Им так нелегко живётся, и это заставляет их за короткое лето запасти много физиологических веществ. В этом им помогает незаходящее полярное солнце. Тот же Иван-чай в окрестностях Салехарда витаминнее лимонов в 20 раз, а на юге Тюменской области – только в шесть»(10(.
Исследования Павловой Е. Е. также показали, что «Местные жители используют в качестве приправ большинство трав и цветов тундры, обладающих удивительными свойствами: чем севернее они растут, тем меньше в них токсических веществ. Содержание витаминов в плодах, произрастающих в Заполярье, намного больше, чем в южных районах» (20, с. 45(. Поэтому в первой главе работы не случайно много внимания уделено особенностям развития растений на Севере, показано, как они смогли выжить и накопить столь богатый энергетический потенциал, который они готовы подарить людям.
Аборигены Севера стихийно получали знания о свойствах различных продуктов растительного и животного происхождения. Полученные знания и дары природы помогли им сохранить здоровье в условиях сурового климата. Северянин ощущал себя частью природы, и природа платила сторицей.
Здесь уместно вспомнить о грибах. Многие народы Севера не употребляли грибы в пищу. Ненцы, например, заметив, что олени очень любят грибы, сочли, что разумнее не отнимать у них это яство. Сусой Е. Г. считает, что объяснение этому запрету стоит искать в ненецком языке: название грибов – тудако – жирок. «Очевидно, название грибу придумано не просто: этот жирок куда приятнее получить от оленя в виде вкусной пищи, тёплой шкуры и выносливости оленя в упряжке»(24, с. 19(. К этому можно добавить, что данный факт – прекрасная иллюстрация своеобразного «круговорота» в природе: растения – животные – человек.
Хорошо сказала об этом Е. Г. Сусой: «У ненецкого народа сложились добрые традиции по отношению к природе. Общаясь с ней, он из поколения в поколение отбирает по крупицам всё самое ценное, подвергая его испытанию временем, стремится не нарушить взаимное доверие между природой и человеком» (24, с. 13(.
Сказанное в равной степени относится к любому северному народу.
2.4. ОСОБЕННОСТИ НЕКОТОРЫХ НАЦИОНАЛЬНЫХ ОБРЯДОВ И ОБЫЧАЕВ
Думы предков, как они желали
каждому наследнику добра.
В этом переспорят их едва ли
лучшие на свете доктора.
Р. Ругин
Психологию народа, его духовный мир невозможно понять, не осмыслив обычаи, по которым жили целые поколения. А обычаи северян раскрывают глубину и прочность веками сложившихся связей человека с суровой природой родного края. Жизнь в условиях Севера выработала и воспитала в аборигенах края такие чувства, как осторожность, терпеливость, умение радоваться даже крохотным проявлениям жизни.
Неудивительно, что многие обычаи северян сформированы, говоря современным языком, на «здоровьесберегающих технологиях», основа которых – единство человека и природы.
Начнём с того, что многие народы Севера обращались с мольбой к растущим деревьям, мысленно соединяясь с природой, прося её помочь.
Рождение ребёнка: после родов женщина в течение определённого времени считалась «нечистой» и должна была пройти обряд очищения. Роженица снимала одежду и переходила через огонь или окуривалась дымом багульника (сейчас известно, что он является прекрасным дезинфицирующим средством), отваром багульника обмывали и новорождённого ребёнка. Все вещи роженицы «очищались» водой, в которой была прокипячена берёзовая губка, так же обмывали и младенца. Харючи Г. в своей книге пишет о том, что у ненцев был отдельный «поганый» чум, где постель женщине застилали еловыми ветками. Два месяца она жила одна, не разделяя пищу даже с мужем, потом её окуривали вереском или оленьим салом (27(. Отсчёт своей жизни каждый северянин начинал с этого обряда, носящего гигиеническое значение.
Люльку новорождённого выстилали пелёнками из нежного оленьего меха, которые летом стирали, а зимой, очистив с помощью снега, высушивали над костром. А в центре люльки насыпали заранее подготовленный сфагновый мох (вместо современных памперсов), который меняли по мере загрязнения. В наше время роды, конечно, проходят в цивилизованных условиях, но, что касается люльки и её начинки, лучшей замены пока не нашлось. Во время интервью с Климовой У. Х. выяснилось, что болотной мох собирают в июне, июле, перебирают, очищают от грязи и сушат, развешивая на деревьях. Кстати, это средство использовали и во время Великой Отечественной войны вместо бинтов и ваты.
Ранее уже упоминалось о меховой одежде ненцев и том процессе «очистке», который она производила. К этому факту следует добавить несколько слов об обычае, вернее, об одной детали, связанной с ним. Невеста, выходя замуж, должна была иметь (в тундре и сейчас сохраняется эта традиция) не менее 10 ягушек: 1) в гости ездить; 2) гостей принимать; 3, 4) мужа укрывать ночью вместо одеяла; 5) по дрова; и т. д. (эти данные мы узнали из результатов анкетирования).
Вообще, сохранение многих традиций предков связано с женщиной – хранительницей очага. Труд женщины в северных условиях очень нелёгок, а особых условий и времени для ухода за собой в тундре нет, тем не менее многие тундровички выглядят ухоженными. Т. Лар в своей статье (9( о тундровой косметике сообщает интересные подробности о некоторых обычаях, связанных с женщинами. «Женщина в тундре никогда долго не спит. Проснувшись, она идёт на улицу, поворачивается лицом к ветру, стоит так некоторое время. Это своего рода маленький массаж и закаливание. Ветер разглаживает морщины, кожа начинает дышать, ускоряется кровообращение. Укрепляющее действие оказывают и ранние солнечные лучи.
Утренний туалет северянки очень прост. Перед завтраком она умывает лицо тёплой водой или холодным чаем, зимой – тёплым чаем или холодной талой водой. Каждый месяц 7–10 дней умывается настоем из чаги. Эта гигиеническая процедура больше обрядовая, но тоже даёт хорошие результаты. Чага хорошо очищает кожу, сужает поры» (9, с. 44(.
В статье также говорится о том, что секрет прекрасных и длинных волос северянок – настойки из трав, которыми они моют голову.
До сих пор в тундре вместо полотенец используются берёзовые стружки, торфяной и сфагнумовый мох. Благодаря этому женщины получают растирающий, очищающий массаж и одновременно питательную маску кратковременного действия.
Климова У. Х., отвечая на вопрос об этом обычае, сказала, что высушенный мох очищает лицо (с эффектом современного крема-скраба). Потом лицо вытирается «полотенцем». Вместо полотенца используют трушки (хо варав), которые делают из берёзы (из этого же материала делают и туалетную бумагу, и прокладки). Интересен процесс приготовления трушек (данные из интервью): берут берёзовые поленья (по 1 м максимум, по 40 см минимум); эти поленья сушат зимой в чуме, затем выносят на мороз. И только потом обрабатывают. С них снимают бересту и соскабливают коричневый слой (для этих целей у ненцев есть специальный ножик (очень тоненький), сейчас его делают из железа, а раньше – из оленьих рогов). Женщины садятся на свёрнутую ягушку, берут полено и начинают скоблить его сверху вниз, получаются тонкие, как бумага, стружки, которые падают «волной». Эта волна должна быть очень тонкой, как промокашка. Стружки в процессе соскабливания слипаются, и получается как бы огромный моток ваты (для этого требуется большое профессиональное мастерство).
При пользовании берёзовыми стружками происходит очищение кожи лица. Сама берёза содержит много полезных веществ: фруктозу, калий, кальций, магний, железо, дубильные вещества и яблочную кислоту. Всё это, пусть и в малых количествах, есть в стружках. Очень хорошо об этом обычае пишет Лар Т.: «О пользе полотенец из природного материала мне рассказывала моя мама и часто советовала: «Вытирай лицо мхом или берёзовыми стружками. В торфяном мхе все соки земли, в них сила и красота твоей кожи. А сочные стружки берёзы разгонят твою кровь..» (9, с. 45(
Следующий обычай, о котором следует рассказать, связан с жилищем тундровиков – чумом, вернее, с перекочевьем. При переезде на другую стоянку место, где раньше стоял чум, тщательно убиралось, собранный при этом мусор сжигался. Это было религиозное поверье, что на том месте, откуда уезжают люди, селится злой дух и посредством воздействия на оставленные предметы может причинить зло людям. Но несмотря на, казалось бы, религиозный смысл этого обычая, он был рациональным и правильным, поскольку являлся способом защиты окружающей среды от загрязнения, а следовательно, сохранял экологическое равновесие (к сожалению, сейчас некоторые тундровики забыли об этом обычае и загрязняют тундру наравне с пришлым населением).
Своеобразное «гигиеническое» значение имели и обряды «очищения». Об одном из них рассказал житель ямальской тундры: «Человек, который уезжает из тундры в посёлок или в город, вернувшись, должен обязательно пройти «очищение». Для этого обряда яйца бобров сушат до черноты в течение года (сейчас одно такое яйцо стоит 1–4 оленя). Отламывают крохотный кусочек высушенного яйца, добавляют кусочек шкурки бобра и кусочек оленьей или песцовой шерсти, бросают на угли и этим дымом окуривают человека. Обряд длится до тех пор, пока все «компоненты» не истлеют».
Если рассматривать этот обряд с современной научной точки зрения, то «гигиеническое» значение имеет огонь. Микробы, которые могли «принести» на своей одежде приезжие из города, «убиваются» этим дымом. Кроме этого, в современной литературе всё чаще встречаются данные об определённой энергетике организма человека: считается, что отрицательная энергия сгорает в огне. А огонь в поверьях северян вообще играл огромную роль.
В статье Хаснулина В. (26( упоминается, что у хантов был специальный ритуал, при заболеваниях и плохих снах они производили обряд окуривания жилищ осиной, пихтовой корой, чагой. Считалось, что духи боятся треска летающих искр. Научное же объяснение этому, видимо, стоит искать в составе данных растений (например, известно, что кора хвойных деревьев обладает дезинфицирующим действием).
Хочется также обратить внимание ещё на один «энергетический» обряд – деятельность шаманов как лекарей, предсказателей и даже жрецов, способных (по мнению аборигенов) общаться с духами. Велика сила внушения для народа, живущего в сложнейших природно-климатических условиях.
В характере северных народов развиты такие черты характера, как терпение, оптимизм, сила духа. И всё это вселяла в них природа, учившая, поддерживающая, предупреждающая (об особенностях лечения болезней путём внушения будет сказано отдельно в главе III).
Здесь рассмотрены лишь некоторые обряды, так как цель была подчеркнуть в них то, что было связано с сохранением здоровья северян.
ГЛАВА III. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИРОДНОГО МАТЕРИАЛА В НАРОДНОЙ МЕДИЦИНЕ КРАЙНЕГО СЕВЕРА
Народная медицина – важнейшая часть жизненного уклада северян. Истоки народной медицины Севера уходят в древность. Рецепты передаются от поколения к поколению. Несмотря на бурное развитие медицины, народные методы лечения продолжают использоваться и в наши дни. Объясняется это не только тем, что при лечении болезней используются простейшие доступные методы и способы, но и тем, в первую очередь, что природные материалы дают человеку всё необходимое и для профилактики, и для лечения заболеваний. Поэтому в данной работе много внимания уделено различным рецептам народной медицины коренных народов Крайнего Севера как некой здоровьесбрегающей технологии, основанной на познании секретов Природы.
3.1. ЛЕКАРСТВЕННЫЕ РАСТЕНИЯ
Соком берёзы поила весна –
дивной природной микстурою,
чтобы душа оставалась ясна
в непогодь самую хмурую.
Р. Ругин
Уже говорилось о том, что в народной медицине северян (как и во всей их жизни) прослеживается тенденция слияния с Природой через понимание и познание её мудрости. Начать разговор о лекарственных растениях стоит с влияния растений на человека вообще, без «превращения» их в таблетки, настои и отвары. Сейчас уже доказано, что многие растения действуют на нервно-психические процессы, происходящие в организме человека, – ель, сосна, берёза, можжевельник и др. Кроме того, они обладают своеобразным бактерицидным действием. Например, один килограмм хвойного леса выделяет 4 кг фитонцидов в сутки.
А выделение биологически активных веществ – фитонцидов (эфирных масел, смол, бальзаминовых кислот) – снижает количество стрептококка в воздухе. Такими же свойствами обладают не только хвойные деревья, но и берёза бородавчатая, клён, которые убивают микробы за 20–25 минут. Поэтому применение хвои в народной медицине имеет большой «радиус» действия. Она используется при лечении цинги, инфекциях, ранениях, в виде витаминных настоев.
Дыхательные инфекции, несмотря на «природную» профилактику данного заболевания, всё же имели место среди коренного населения. Лечили их с помощью различных растений. Паром настоя хвои, например, вылечивали простудные заболевания, бронхит, туберкулёз. Для этой же цели использовали и багульник. Он содержит в себе эфирные масла, дубильные вещества, витамины, фитонциды и пр. Именно присутствием эфирных масел и фитонцидов объясняется дурманящий запах цветов и листьев багульника, который оказывает губительное действие на бактерии воздуха. Спорыш коренное население тоже использовало для лечения дыхательных инфекций. А цетрария исландская (лишайник) обладает ещё более сильным действием по отношению к бактериям, и последние исследования учёных подтвердили это действие: из лишайника был выделен новый антибиотик – усниновая кислота, способная убивать туберкулёзные бактерии. В качестве противокашлевого средства некоторые народы Севера (ненцы, например) употребляли ягоды растения «вороний глаз». Вообще, растение это ядовито, но ягоды собирали и свежесорванные толкли с сахаром, получая сироп, который принимали по несколько капель. По наблюдениям Василенко Б. И. (4(, жители Тюменского края из этого растения также делали 10%-ю спиртовую настойку, которую принимали при бронхите, головных болях, психических расстройствах (в дальнейшем мы не будем останавливаться на смеси растений и спирта, поскольку наша задача – обосновать использование лишь природных материалов). Сурина Л. Н. отмечает, что кашель излечивали ивой. На Севере её до восьми видов. Выбирали любую иву, снимали с неё кору, отваривали, и получался настоящий природный аспирин (10, с. 21(. При заболеваниях дыхательных путей, воспалительных процессах популярна была в народе и кора осины, а отвар из листьев подорожника полезен при остром бронхите. Традиционно при простудных заболеваниях применяли клюкву.
Использовались для лечения и другие наружные средства. Ненцы, например, при болях в груди прикладывали горячую золу, насыпав её в кожаный мешок. Распаривали олений мох и, разложив его на оленьей шкуре, обёртывали им грудную клетку больного.
Известно, что простудные заболевания часто связаны и с нарушением деятельности мочеполовой системы. В качестве мочегонных средств использовались (и используются) спорыш (который изгоняет песок), хвощ полевой, брусника, листья берёзы, сосновые почки, а также морошка и черника, можжевельник (как потогонное и мочегонное средство, рекомендуется съедать по несколько свежесорванных ягод).
Следующая группа заболеваний – желудочно-кишечные. Василенко Б. И. (4( считает, что развитию острых и хронических заболеваний способствовали особенности рациона и режима питания: еда всухомятку, плохо пропечённые лепёшки, мёрзлое мясо и рыба. Характерный для северных народов способ съедать всё, что имеется, сразу (часто не задумываясь о завтрашнем дне) также приводил к частым заболеваниям органов пищеварения. При расстройствах желудка ненцы, например, воздерживались от пищи, а в качестве закрепляющего средства пили поджаренную муку, размешанную в воде, а ещё отвар ольховой коры, которая содержит дубильные вещества (её также использовали как потогонное и мочегонное средство). Лекарством, регулирующим деятельность желудочно-кишечного тракта, и как дополнительный продукт питания при истощении служил исландский мох (цетрария исландская). Отвар цетрарии при охлаждении даёт густой слизистый студень, который легко усваивается организмом человека (в цетрарии был найден витамин В12, который содержит горькое вещество – цетрарин, а горечь, как известно, возбуждает аппетит и усиливает выделение желудочного сока, что способствует лучшему усвоению пищи).
При болях в животе северные народы пили отвар берёзового гриба – чаги (в состав гриба входят муравьиная, уксусная, масляная и другие кислоты; алкалоиды, смолы, стерин и т. д.), применяется он при язвенной болезни, гастритах и других заболеваниях желудка. Отваром и настоем иван-чая (кипрея узколистного) также лечили язву и гастриты (учёные обнаружили в нём дубильные вещества и слизь). В качестве средства при желудочно-кишечных заболеваниях применяли также вахту трёхлистную и рябину. Слабительным средством служили молодые листья и побеги голубики, брусничная вода, которая получается при вымачивании ягод брусники, листья подорожника (которые также используются и при воспалительных заболеваниях желудка и кишечника, поскольку содержат горькие и дубильные вещества), а вяжущим средством – трава пастушьей сумки, отвар сухих ягод голубики, свежие ягоды черники, ягоды черёмухи (конечно, в тех местах, где она растёт).
Корень чемерицы Лобеля считается ядовитым, но многие северные народы делали из небольшого его количества отвар, который очищал кишечник от гельминтов.
Интересный рецепт лечения желудочно-кишечных расстройств есть в статье Мухачёва А. «ненцыберут ветки тальника, растущего по берегам рек. Снимают с них кору и после этого ребром ножа соскабливают мякотный поверхностный слой в кружку. Когда кружка заполнится наполовину, содержимое заливают кипятком и дают настояться. После охлаждения содержимое выпивают в 2–3 приёма. Подобную технологию используют при приготовлении настойки из чешуек берёзы: с берёзы собирают тонкий слой, похожий на папиросную или сигаретную бумагу. В обоих случаях болезнь отступает». (16, с. 27(. Азиатские эскимосы «от тошноты при заболеваниях или от недоброкачественной пищи вдыхали дым горящего растения из семейства зонтичных – тыпльюк, обладающий, по-видимому, дезинфицирующим действием» (19, с. 292(.
В условиях Субарктики человек не застрахован от порезов, ссадин и ран. Какую же помощь раненым оказывают северяне в подобных случаях? Если рана небольшая, то для её заживления используют лишайники, растущие на камнях и скалах (например, цетрарию исландскую). Такой мох собирают в сухую погоду и высушивают. Обычно сухой накипной лишайник растирают в порошок, которым и посыпают рану.
Если рана больших размеров, к ней прикладывают мох сфагнум (этот рыже-коричневый мох растёт в тундре и лесотундре повсеместно). Мох, прежде чем приложить к ране, заворачивают в бинт или в тряпку и фиксируют слабой повязкой. В северной подзоне тайги можно встретить древесный лишайник, который называется космач гребнистый. Его часто можно увидеть висящим на ветках и вдоль ствола ёлок. Этот лишайник – природный антибиотик и прекрасный антисептик, его прикладывают к ране толчёным слоем. Лиственничная смола и лиственничная губка – мелкие наросты на дереве, содержат агроцин, который обладает снотворным и успокаивающим действием, также способствует заживлению ран. Её разогревают над огнём до тех пор, пока она не станет тёплой и мягкой, после чего прикладывают к ране и не трогают её: смола сама отпадёт от зажившего места (эти сведения взяты из статьи Мухачёва А. (16( и книги Василенко Б. И (4(.).
Хвощ, листья подорожника, трава пастушьей сумки и спорыша также обладают кровоостанавливающим действием. При лечении гнойных ран использовали исландский мох и листья чемерицы Лобеля. Камчадалы к ранам прикладывали кору кедрового стланика (которая обладает бактерицидным действием). Можжевельник также обладает антисептическими свойствами. Химический состав его: яблочная, уксусная, муравьиная кислоты, дубильные вещества, минеральные соли, смолы, а главное, эфирные вещества. Не случайно его стеблями окуривают жилища народы Севера.
Отдельно необходимо сказать о витаминах Севера, помогающих окрепнуть после болезни, стимулирующих обмен веществ, лечащих анемию и позволяющих пережить «капризы» арктической погоды. Это, в первую очередь, северные ягоды – брусника, клюква, морошка, голубика, черника, княженика, рябина и водяника (шикша, о свойствах которой говорится в главе ((, § 3). Местное население до сих пор использует брусничный сок как добавку к оленьему мясу, а перетёртые брусничные ягоды проваривают вместе с ягелем, обладающим желирующими свойствами, и получают витаминное желе.
Есть ещё одно интересное растение Севера – родиола розовая. Народы Севера используют в качестве лечебного средства корень этого растения. «Золотой корень» в виде отваров и настоев повышает физиологический статус организма, помогает побороть мышечную слабость и усталость.
Несмотря на кочевой образ жизни, северяне заготавливали на зиму некоторые лекарственные растения. «Каждую весну бабушка с Хомани собирает мать-и-мачеху (от кашля), смолу сосны, лиственницы, пихты (чтоб зубы были белыми и крепкими). А ещё бабушка, вместо чая, делает настои, которые помогают быть здоровыми. На зиму надо заготовить весенние листья берёзы, древесный гриб чагу, иван-чай, листья княженики и брусники. Даже грибы в дело идут. Настойка мухомора – от боли в суставах» (21, с. 12(.
Огромное значение народ коми придавал росе, собранной с трав (почувствовав в ней всю силу этих трав). В Прилузье росу собирали на Иванов день, расстилая на лугах льняное полотенце (хорошо впитывающее влагу), хранили её в бутылках.
Формы лекарственных средств были разнообразны, но отсутствовала точная дозировка сырья. В статье Ильиной И. сообщается о том, что у народа коми, например, единым правилом было «каждому человеку – своя горсть, так как все люди – разные: толстые и худые, большие и маленькие, и, чтобы трава приносила пользу, каждый должен выпить свою норму, а определяется норма горстью человека» (6, с. 99(.
В использовании всех лекарственных трав прослеживается тенденция широкого спектра действия, т.е. применения одного лекарственного средства не только от одной болезни, но от целого ряда заболеваний. Это ещё одно доказательство мудрости северной природы.
Заканчивая разговор о лекарственных растениях, хочется вспомнить интересное предложение Суриной Л. Н., предлагающей создать ботанические сады для выращивания лекарственных растений. Лидия Нестеровна говорит, что раньше такие сады существовали в Тюмени и в Тобольске. Хотя той силы, которую растения получают, развиваясь в условиях «дикой» природы, в искусственных условиях получить невозможно. Но биологов может заинтересовать другое её предложение: «В конце концов, такой огородик может развести любая школа, где все тундровые дикоросы будут с этикетками. Тогда бы дети стали их узнавать и бережнее к ним относиться» (10, с. 22(.
Не нужно забывать, что природное лекарство идеально только для той территории, где человек живёт постоянно. И золотой корень с Полярного Урала для северян намного полезнее, чем женьшень из уссурийской тайги.
3.2. ПРОДУКТЫ ЖИВОТНОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ
Медвежьей желчи свежей
нацедим в пузырёк.
Целебный жир медвежий
Припрячем тоже впрок.
Р. Ругин
Применение лекарственных растений занимало важное место в народной медицине северян. Но продукты животного происхождения были не менее, а порой и более распространены среди местного населения как эффективные средства лечения различных заболеваний.
Начать разговор об использовании продуктов животного происхождения следует с напоминания о человеческой наблюдательности. Занятия охотой (да и просто стремление быть ближе к природе, стать её учеником) заставили человека хорошо изучить повадки диких животных, обратить внимание на их способности к инстинктивному самолечению. Современная наука располагает многочисленными наблюдениями, которые показывают как больное или раненое животное использовало целебные силы природы. Например, раненый медведь старается набросать снега на рану или прислониться к глыбе льда. Чтобы избавиться от кишечных паразитов, птицы и животные поедали целебные и ядовитые растения, такие, как мухомор и чемерица. Замечено и применение животными «муравьиных бань». Василенко Б. И. сообщает, что ненцы-охотники наблюдали, как раненый хищник старается отыскать лосиный или олений рог и, улёгшись раной на снег, грызёт его, и кровотечение останавливается. Не исключено, что использование ненцами в качестве кровоостанавливающего средства клея из рогов и копыт оленя связано с подобными наблюдениями (4, с. 19(. Очень интересная деталь (также подмеченная в его книге) – применение лекарственных растений, прошедших специфическую «обработку» в желудке животных: ненцы, чтобы не заниматься сбором ягеля, в зимний период забивали оленя, вскрывали его желудок и получали средство, готовое к употреблению (называли его «меняло»). Это же средство было известно и якутам.
Употребление продуктов животного происхождения в пищу, о чём уже было рассказано в главе ((, само по себе являлось профилактикой многих заболеваний. Кроме того, «круг» их лечебных свойств тоже достаточно велик.
Лечение простудных заболеваний с помощью растительных лекарственных средств дополнялось использованием жира животных, птиц (вспомните его химический состав) и применением различных органов животных. Например, коми использовали растопленный мозг оленя или лося, закапывая его в уши при простуде. А при сильном кашле, ангине и заболеваниях печени пили растопленный мозг из оленьих ног. Особой популярностью при лечении болезней дыхательных путей у северян пользовались медвежий жир, песцовый, собачий, белухи и рыбий жир. Жир давали больным по столовой ложке в день. Василенко Б. в своих исследованиях показывает, что ненцы использовали и желчь медведя, оленя, морской рыбы (омуля): её растворяли в небольшом количестве воды и принимали при сильном кашле (4, с. 48(. А народ коми помимо свежей использовал и сухую желчь, более удобную в транспортировке и пригодную для длительного хранения. При разделки туши убитого зверя извлекали его желчный пузырь целиком, высушивали его и растирали в порошок, а затем добавляли в чай. Пили небольшими дозами при кашле, одышке, болях в желудке, сердечных приступах. Щучью желчь рекомендовалось пить по капле в день для профилактики различных заболеваний (6, с. 100 (.
Для лечения туберкулёза азиатские эскимосы давали больным усиленное питание «свежее китовое сало и топлёный нерпичий жир Широко применялась для лечения туберкулёза кровь только что убитого моржа» (19, с. 291(.
Отличные свойства жира способствовали лечению не только простудных заболеваний, но и восстановлению сил после перенесённых болезней. Народ коми, например, при лечении золотухи, малокровия, куриной слепоты использовал печень животных и жир, вытопленный из внутренностей рыбы. При истощении, малокровии больного кормили киселём, сваренным из оленьих рогов, а головной мозг оленя употребляли как средство от головокружения (эти сведения взяты из статьи Ильиной И. (6, с. 100(). В работе уже было сказано об удивительных свойствах оленьей крови, которая восполняла недостаток витаминов при истощении организма.
Юкагиры, как и тунгусы, умели поставить на ноги человека, умирающего от голода. «Они ловили оленя, перерезали у него шейную артерию, и её нижний кокон, точно шланг с кислородом, вставляли в рот «расслабленного». Простое откармливание считалось в этом случае бесполезным» (19, с. 450(.
При лечении желудочно-кишечных заболеваний использовали желчь или высушенный и истолчённый глухариный желудок, а ещё – «окунёвый клей». При лечении запоров больным давали пить рыбий жир. Ненцы также используют растопленный жир оленя из расчёта 2 столовые ложки раз в день.
Кроме внутреннего употребления, средства животного происхождения применяли и в качестве наружных средств: в виде мазей, растираний, примочек – при болезнях суставов, кожи, ожогов и обморожений.
Например, в уголках губ появлялись трещинки и болячки (по научному – недостаток витаминов А и Д), эти места смазывали тюленьим и рыбьим жиром.
При лечении ран дополнительно к растениям ненцы, например, пользовались порошком из пережжённых щучьих зубов. Когда большая рана сопровождалась обильным кровотечением, то лучшим средством считалось свежеизвлечённое оленье лёгкое, которое прибинтовывали к раненой поверхности. А если рана была глубокой, то её даже тампонировали кусочком лёгкого (причём предпочтение отдавали лёгкому свежезабитого оленёнка). Василенко Б. считает, что этот приём напоминает применение гомеостатической губки в современной медицине, поэтому он мог быть эффективным (он наблюдал нескольких человек, которые были вылечены подобным способом) (4, с. 60(. К ране также прикладывали мазь из смолы хвойных деревьев и медвежьего или песцового жира. Азиатские эскимосы лечение кровоточащих ран производили путём присыпки их порошком из жжёной оленьей шерсти (19, с. 292(, а юкагиры лечили кровавые раны, прикладывая жжёную заячью шерсть (19, с. 450(.
Если рана гноилась, ненцы, например, обрабатывали их желчью осетра. А народ коми для обработки загноившихся ран и как мазь для растирания суставов собирал «муравьиное масло» – тягучую жидкость желтоватого цвета, появляющуюся на муравейниках ранней весной. Встречалась она довольно редко и очень ценилась. Считалось, что только раз в жизни человеку удаётся увидеть это «масло», обладающее волшебной силой. Для этой же цели из муравьёв, собранных в бутылку и настоянных в тёплом месте на спирте, приготавливали мазь (6, с. 100(. Своеобразное лекарственное средство они также приготавливали из земляных червей: их промывали в чистой воде и в плотно закупоренной бутылке настаивали на печи 10–14 дней. Полученным от сгнивших червей «маслом» смазывали различные раны для быстрого заживления.
Интересно, что ненцы в качестве наружного средства использовали так называемое «морское масло». Исследователь А. Шренк в своей книге ещё в середине девятнадцатого века сообщал о нём. Эти сведения были напечатаны в книге Василенко Б.: « красноватая жидкостьполучаемая в небольшом количестве из слизи, которая выбрасывается на берег или попадается в рыбачьи сети. Жидкость эта тщательно собирается в бутылки и привозится в Пустозерск, где она служит средством против ревматизма, а также против наружных болезней и ран» (4, с. 49(. Василенко Б. также сообщает о том, что каких-либо сведений от жителей побережья об использовании «морского масла» сегодня получить не удалось (хотя, как он считает, собрать его можно, например, в районе Байдарацкой губы Карского моря).
Коми при ломоте в костях в качестве растираний брали костный мозг, а юкагиры имели более оригинальный способ лечения ревматизма: «Если у человека болит спина, если у него распухли суставы, то убивали медведя, распарывали ему брюхо и, раздевшись, залезали туда и лежали там долгое время. Купаясь в крови, потом выходили оттуда, вытирались сухим мхом и через несколько дней чувствовали большое облегчение» (19, с. 450(.
Для ускорения созревания всевозможных нарывов, вытяжки гноя многие народы Севера к воспалённым местам прикладывали компрессы из распаренных заячьих и оленьих шкурок. Коми использовали для этой цели тоненькую плёнку с мездры шкуры жирного оленя, приклеенную к нарыву при помощи мыла.
Отдельно следует сказать о глазных заболеваниях, которые занимали ведущее место среди болезней органов чувств. Причина их – тяжёлые бытовые и природные условия: полутьма жилищ, дым костра, яркая белизна снега и т. п.
Ненцы считали эффективным средством для лечения глазных заболеваний кровопускание из слизистой века. В качестве инструмента использовали личинку овода, паразитирующую под кожей оленя. После высушивания она превращалась в своего рода маленький ёршик или тёрку с зазубринами, этим инструментом тёрли слизистую глаза. Исследователи (Василенко Б., например) считают, что эффект от такого лечения можно объяснить тем, что конъюнктивиты нередко сочетались с трахомой, а механическое соскабливание поверхности конъюнктивы благоприятно влияет на течение этого заболевания (4, с. 54(. Подобный метод лечения был также популярен у чукчей, как пишет Богораз-Тан в своей книге. При длительном воспалении век края их смазывали желчью медведя или птиц, вместо кисточки брали утиное перо.
А юкагиры при воспалении глаз «выдёргивали отдельные реснички при помощи инструмента, напоминающего современный пинцет. При воспалении век, возникающем от яркого блеска весеннего солнца и снега, выворачивали веки и натирали целебной травой. После того как у больного в результате этой процедуры выступала на веках кровь, ему в глаза закапывали женское молоко и туго завязывали их» (19, с. 450(. Считалось, что человек будет здоров, но в прочитанной литературе не удалось найти научного объяснения этому методу лечения.
Нередко народам Крайнего Севера приходится оказывать помощь при ушибах, обморожениях, ожогах. Ушибы лечили (и лечат) холодом. Для этого к ушибленному месту делают холодные примочки, прикладывают кусочки льда, кусочки спрессованного снега (вспомните подобные «привычки» животных). При возникновении крупных гематом делают кровопускание.
Когда имело место общее замерзание, пострадавшего стремились доставить в чум, но близко к теплу его не помещали. Раздев, растирали тело, а затем укрывали. Когда человек приходил в сознание, поили его горячим чаем. При поражении отдельных участков тела или конечностей растирали снегом, после отогревания смазывали гусиным жиром. Если после обморожения образовывались раны и язвы, их смазывали гусиным и медвежьим жиром, прикладывали содержимое оленьего желудка – частично переваренный ягель.
Свежую оленью кровь применяли при лечении ожогов: кусочек оленьей шерсти обмакивали в свежую оленью кровь и приклеивали к месту ожога, через два дня её снимали, и от ожога ничего не оставалось. Олений волосок народы Севера использовали в качестве дренажа для стока гноя и жидкости из пузырей, образовавшихся от ожога или обморожения.
Есть сведения и о лечении народами Севера переломов. Для этого использовались импровизированные лубки и шины из подручного материала, для этого со ствола берёзы снимали кору и, подогнав по размеру, накладывали на сломанную конечность, или же из ровных веток сплетали подобие циновки и обёртывали место перелома. Для ног шину делали из отрезка толстого дерева с трухлявой сердцевиной. Её раскладывали вдоль, по конфигурации конечности делали углубление, выстилали его оленьей шерстью и, наложив на ногу, скрепляли ремнями. Иногда сломанную конечность обёртывали влажной шкурой оленя: после высыхания она становилась жёсткой и фиксировала место перелома (4, с. 61(. (Как всегда, в тяжёлых ситуациях северяне использовали комбинированный эффект применения средств растительного и животного происхождения).
Особо стоит сказать об использовании в народной медицине северян пантов – неокостеневших рогов оленя. Исследование состава этого материала показало наличие в нём ценных биологически активных компонентов: йода, фосфора, кальция, магния и др. микроэлементов, а также аминокислот и пр. (Интересно, что многие народы Севера использовали его часто не как лекарственное средство, а как продукт питания, интуитивно, видимо, осознавая его богатую природу). Панты – это созданная самой природой кладовая тех элементов и соединений органического и неорганического вида, которые жизненно необходимы человеку для нормального функционирования, для восстановления нормального функционирования после болезни и для профилактики функциональных и органических заболеваний. Именно природа создала естественные накопители полезных для человека компонентов в краях, неблагоприятных для проживания.
В процессе интервью с Климовой У. Х. выяснилось, что ненцы панты режут в июне (а камчадалы – в марте), берут с новых рогов кончики, самое мягкое место, режут кубиками и настаивают на спирту в течение трёх месяцев (а раньше их просто употребляли в пищу, что само по себе оказывало лекарственный эффект). Полученную жидкость используют как натирание и пьют от многих болезней (принимая вовнутрь, берут несколько капель на стакан воды).
В статье Мухачёва А. найдены сведения о том, что «..ненцы обжигают пант над костром, ножом соскабливают остатки волоса и поедают кожу и мягкую хрящевую верхушку рога. Данное средство повышает иммунный статус организма, укрепляет физиологический тонус, способствует заживлению ран, лечению суставных болей и головной боли» (16, с. 28(. Мухачёв А. (15( в своей книге сообщает, что в наше время из экстрактов пантов северных оленей получают препараты рантарин и велкордин, которые по содержанию основных биологических веществ не отличаются от пантокрина, получаемого из экстрактов пантов марала, а по некоторым показателям даже превосходит его. Сегодня в современной медицине уже применяется «цыгапан» – порошок, который получают из окостенелых рогов северного оленя. (В Интернете есть сведения о том, что Китайская сводная фармакопея, составленная ещё в 1596 году и включавшая литературу 4000-летнего периода, посвящала специальный раздел пантам и окостеневшим рогам оленей).
Всё дают животные человеку: и пищу, и одежду, и обувь, и лекарство. В фольклоре северян содержится много рассказов о животных и об их «природной пользе». Прекрасно написано об этом и в книге Афанасьева Ю. «Летучий зверь-налим»: « после налимьей ухи сладкий сон укрывает человекаРыба-налим своим трудом пищу добывает, жиром наполняет максу – печень, чтоб людям вкусно есть было. В это время не спит ночь, следует за налимом, чтоб он работал» (13(.
3.3. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ МИНЕРАЛОВ, ПРИЖИГАНИЯ, ХИРУРГИЧЕСКОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА И ДРУГИХ СПОСОБОВ ЛЕЧЕНИЯ БОЛЕЗНЕЙ
Вслед за растительными и животными средствами северяне использовали и лекарства минерального происхождения. Например, известно, что некоторые народы Севера использовали в пищу белую глину, а сейчас уже доказаны целебные свойства соединений кремния в природе.
При ушибах и травмах прикладывали холод в виде примочек или кусочков льда или снега. Тепло чаще применяли местно. Для этого в костре нагревали камень и, обернув его куском самодельной замши, прикладывали к больному месту. Василенко Б. (4( пишет, что в некоторых ненецких семьях до сих пор хранятся специальные чёрные округлые камни, довольно массивные, которые они используют в качестве грелки. Если позволяли условия, для лечения болезней суставов устраивали своего рода суховоздушные ванны: на костре нагревали большой камень-валун, затем помещали его в пустой котёл, над которым располагали больную конечность, и сверху покрывали оленьей шкурой. При болях в ухе многие северные народы прикладывали нагретый камень, золу костра или оленье ухо (которое также нагревали). При наличии выделений из уха вливали в него через соломинку подогретый раствор поваренной соли.
Существовали у северян и народные способы лечения хирургических болезней. Фурункулы, карбункулы, абсцессы первоначально лечили консервативно. Чтобы уменьшить боль, к ним прикладывали мешочки с горячей золой тальника или камни, нагретые у костра.
С целью диагностики и лечения переломов ненцы использовали опилки или мелкую стружку меди – нярава. Небольшое её количество бросали в кружку с водой. Если стружка оседала на дно медленно, это означало, что перелома нет или он незначителен. Если же стружка тонула быстро, то считалось, что перелом серьезный и необходимо его лечить приёмом медной стружки внутрь. Пили её в течение нескольких дней; одновременно на место перелома надевали кольцо из медной проволоки (4, с. 62(. Подобное лечение до сих пор используется в ветеринарии.
По сообщениям местных жителей, которым приходилось видеть кости животных, вылеченных таким способом, на месте сросшегося перелома отчётливо прослеживается полоска отложившейся меди. С лечебной целью при заболеваниях суставов кисти на палец надевали медное кольцо (иногда несколько), по его цвету определяли, наступает улучшение или нет. Считалось, если внутренняя поверхность кольца светлеет, то должно наступить выздоровление (4, с. 49(.
Зимой, защищаясь от снежной слепоты, народы Севера изобрели специальные очки. Иногда их изготавливали из ровдуги с прорезями для глаз, или делали их из костяных или металлических пластинок. Есть и традиционный способ лечения этого заболевания – надрезание век для пускания крови. Харючи Г. П. в своей книге пишет: «По сообщению Г. А. Пуйко, другим способом лечения этого заболевания была приморозкаОписание этого способа встречается в литературе. Два ножа выносили ночью на улицу, холодное лезвие прикладывали к слизистой оболочке вначале нижнего, затем верхнего века. Каждый глаз «оперировали» отдельным ножом» (27, с. 30(. Казалось бы, жестокий способ, но суровая природа Севера научила северян терпению и самообладанию.
Лечение многих болезней было симптоматическим. В тяжёлых случаях использовалось несколько разных методов: тепло, холод, кровопускание, окуривание, прижигание, а также различного рода магические приёмы, которые следует расценивать с современных позиций как психотерапию.
Большой популярностью из перечисленных приёмов пользовалось прижигание. Интересен тот факт, что прямое прижигание – способ, применяемый в древней китайской медицине (когда-то предки ненцев – жителей Саянского нагорья – были ближайшими соседями китайцев), не используется в современной китайской медицине. Василенко Б. выдвигает версию, что, переместившись на Север и оторвавшись от первоисточника, метод этот не совершенствовался, а остался на «древнем» уровне (3, с. 54(. Но интереснее другая деталь: раздражение определённых точек на теле, связанных с различными органами нашего тела – это метод китайской народной медицины, а ненцы добавили свой штрих в эту «палитру» – кусочек чаги (о свойствах которой уже сообщалось в предыдущих разделах) как кусочек всемогущей природы, что была для северян основой всей жизни. Воздействие на определённые точки тела тлеющим комочком чаги с последующим ожогом и образованием пузыря оказывало лечебное действие при различных заболеваниях. При отсутствии чаги брали листовой табак или просто тлеющий уголёк. Интересное свидетельство очевидца В.Зуева есть в книге Павловой Е. «У мужчины средних лет образовался на боку нарыв. Тут бы наши хирурги воспользовались острым скальпелем. А Вапти высмотрел гнойник, достал из сумки кусок чаги. Огонь в чуме вовсю пылал. Врачеватель кинул в костёр разломанные кусочки чаги. Чага скоро обуглилась. И вот тут началось такое, что у меня дыхание спёрло. Вапти голыми руками схватил уголёк, приложил его к нарыву. Охотник терпел, терпел, пока чага не прожгла кожу до живого мяса, сжёгши нарыв до корня» (20, с. 40(. Читая подобные свидетельства, в очередной раз поражаешься стойкости северных народов.
Василенко Б. подробно рассказывает об этом способе лечения: «Для лечебного прижигания из внутреннего жёлтого слоя гриба брали комочек размером со спичечную головку и, поместив его на кончик ножа, поджигали, а затем подносили к ... выбранному на коже месту, находили точку, где ощущение жара было наименьшим. Там и прикладывали тлеющую чагу. Кожа предварительно не обрабатывалась, повязка не накладывалась. Прижигание длилось 2–3 минуты. Считалось, что если точка выбрана правильно, то пепел чаги должен отскочить с лёгким треском от образовавшегося пузыря. Место ожога заживало за полторы-две недели, оставляя после себя нежный, белого цвета рубец диаметром 1,5–2 см. Рубец сохранялся длительное время, зачастую пожизненно. На доступных местах взрослые делали себе прижигание сами» (3, с. 54(. Видимо, знание определённых точек тела передаётся из поколения в поколение. Исследование, проведённые Василенко Б., подтверждают, что ненцы пользуются эти методом для лечения болезней и в наши дни. Один из случаев – жительница села Панаевск была осмотрена врачами в 1968 году, на коже у неё имелось 13 рубцов от прижиганий, которые ей производились по поводу лечения различных заболеваний. Но прижигание не делают во время кровохаркания, при болях в сердце, беременности.
Суровые климатические условия в сочетании с тяжёлым физическим трудом часто являлись причиной заболевания суставов, костей, мышц и сухожилий, болезней, характерных для стран с холодным и влажным климатом. Наряду с прижиганиями для лечения артритов применялись и другие средства, например, делали иглоукалывание сразу несколькими иглами одномоментно. Борис Иванович Василенко рассказывает, что с этой целью несколько швейных игл связывали в пучок или в кусочек дерева так, чтобы их острые концы выступали над поверхностью на 3–5 мм, «кожу над больным суставом предварительно натирали пеплом чаги, а затем ударяли по ней этим своеобразным игольчатым штампом. На коже появлялись капельки крови, а пепел проникал под кожу. У больных, вылеченных таким способом, пожизненно остаются несмываемые пятна татуировки, которые и теперь можно увидеть на теле пожилых людей» (3, с. 49(. (Опять-таки лечебное воздействие чаги). Исследователю также удалось найти сведения, что иглоукалывание применялось при оживлении ребёнка, родившегося в асфиксии. Инструментом служила обычная швейная игла, которой без предварительной обработки производили поверхностные уколы (но до появления крови) в кончики пальцев рук. При отсутствии эффекта уколы делали в кончики пальцев ног, а при необходимости использовались точки, расположенные на лице: кончик носа, под кончиком носа на верхней губе, под нижней губой и на кончике языке. Ребёнок, оживлённый таким способом, получал в дальнейшем имя Янгане («Колотый») или Хабаче («Мертворождённый», «Оживлённый»). Эти имена не редкость на Ямале, как среди взрослых, так и среди детей (3, с. 55(.
Если проводить сравнение с нашим временем, то на память приходит иппликатор Кузнецова, который основан на действии раздражителей на человеческий организм, это широкие ленты, усеянные пластмассовыми иголками. Исследователь убеждён, что организм сам разбирается, куда нужно отправить спасительную энергию, где нужно заняться восстановительной работой. А ненцы в своё время, возможно, интуитивно вышли на этот путь. В ненецкой народной медицине также использовалось и пальцевое прижатие (надавливание). Его применение было ограничено оказанием экстренной помощи при обмороках, удушье, потере сознания и в некоторых других случаях.
Практиковались также различные виды массажа: при головной боли, растяжении связок, болях в пояснице (возможно, они также были связаны со знанием определённых точек на теле человека). Что касается магических обрядов – шаманства, то в связи с темой данной работы возникает вопрос: «Стоит ли считать магические обряды северных народов ритуалом, связанным с природой?»
1) Настоящие шаманы хорошо разбирались в человеческой психологии, а в своей практике умело пользовались секретами народной медицины.
2) Одной из главных черт мировосприятия народов Севера была вера в населяющих природу духов (а отсюда – природосообразность многих традиций и обычаев).
3) Можно предположить, что обряды шаманов были связаны с ритмами человеческого тела, ведь каждый орган имеет своё «биение», и оно должно совпадать с ритмами природы. И тогда болезнь – это рассогласованность наших ритмов с ритмами природы, а шаман во время магического обряда старается восстановить утраченную гармонию какими-то специфическими (одному ему известными) способами.
Поэтому психотерапевтическое воздействие также является своеобразным «природным материалом». К сожалению, в специальной литературе фактов, объясняющих «деятельность» шамана (с точки зрения науки), не удалось найти (почти никаких), поскольку это является одной из малоизученных страниц народной медицины Крайнего Севера.
В книге Лара Л. есть сведения, что костюм шамана рассматривался как часть живой природы, он состоял из различных деталей, которые шились, как и вся национальная одежда и обувь, из оленьих шкур (конечно, с добавлением специальных «магических», как предполагалось, элементов и ритуальных атрибутов). Этот костюм помогал шаману (и всем окружающим) чувствовать себя «частицей мироздания, Космоса, восприятие своего существования в гармонии с природой. Таким образом, можно предполагать, что одежда шамана является как бы проводником энергии космоса людям, своего рода посредником между людьми и духами, небом и землёй, жизнью и смертью» (9, с. 30(. Казалось бы, данное заключение «попахивает» мистикой, но в статье известного учёного Хаснулина В. (26( – предположения, которые он выдвигает, пытаясь осмыслить эту мистику с научных позиций. Учёный считает, что на способности ощущать природные процессы без приборов и инфразвуков и объяснения их с точки зрения своих религиозных представлений родились подходы коренных северян к ритуалам лечения, которые использовали шаманы и знахари. «Можно предположить, что обращение шаманов к Верхним, Средним и Нижним мирам во время лечебного обряда – камлания – является попыткой синхронизировать ритмы жизнедеятельности больного с ритмами космоса и внутренними процессами планеты. Песни, сказки, рассказы матери, обучение обрядам и ритуалам, а позже воспитание веры в действенность лечебных возможностей шаманов или знахарей – как бы программирование, которое получал каждый человек с момента рождения» (26(. Возможно, что это было своеобразным природным гипнозом, а вера, как известно, позволяет творить чудеса. Во всяком случае, этот вопрос требует специального изучения.
ГЛАВА
·V. ЗАБОЛЕВАНИЯ, ПРИШЕДШИЕ С ЗАПАДА
Эта глава включена в работу для того, чтобы показать первопричину нарушения экологического баланса – обратную сторону «благ» цивилизации, изменившей привычные жизненные устои коренных народов Крайнего Севера.
В книге Богораз-Тана приведены слова одного старого эскимоса: «В древние времена война истребляла людей, а потомслучались голодовкиА теперь, вместе с обилием американского товара, приходят болезни и люди опять вымирают» (2, с. 20(. Очень точно схвачен смысл происходящих в те годы явлений. Цивилизация, которая должна была, по идее, внести улучшения в жизнь народов Севера, принесла множество болезней.
Василенко Б. считает, что первые сведения об инфекционных заболеваниях (оспа, корь, сибирская язва, тиф) относятся к 18 веку. Появившись на Севере, многие заболевания принимают характер эпидемий по разным причинам. Например, распространение сыпного и возвратного тифа было связано, прежде всего, с условиями быта – использованием меховой одежды и постелей, которые служили хорошим пристанищем для вшей. Но ведь аборигены Севера ранее не знали этих болезней, и первопричина – не мех, а «блага цивилизации». Известно, что шаманы не брались за лечение таких больных. Но народом были выработаны некоторые профилактические меры против распространения заразных болезней. Например, при перекочёвке старались обойти неблагополучное по угрозе заражения место и не вступали в контакт с живущими там, а особенно больными, людьми. Народная интуиция не подвела и на сей раз.
Употребление алкогольных напитков, пришедших с Запада, также принимает характер болезни. В сравнении с русским народом, можно, наверное, предположить отсутствие у северян специального «гена», который был бы способен защитить их (пьянство в России известно с древнейших времён, и организм вырабатывал особые механизмы защиты в течение многих веков, а у коренных народов таковые отсутствовали). Но лучше узнать мнение специалиста: «Стремительное распространение алкоголизма среди ненцев, по данным современной науки, было обусловлено комбинированным действием многих факторов: климатогеографических, биологических и социальных. Замечено, что в странах с холодным климатом, где мало солнечных дней и часты колебания атмосферного давления, алкоголизм встречается чаще, чем в странах тёплых, где более устойчивая погода, где имеется больше овощей и фруктов, а следовательно, и витаминов. Преимущественно белковый тип питания также способствует более быстрому формированию и злокачественному течению алкоголизма. Одним из факторов распространения алкоголизма на Севере некоторые исследователи считают генетически детерминированное нарушение этанолоксидирующей системы (т. е. отсутствие специального фермента, расщепляющего спирт), при которой алкоголь чрезвычайно медленно выводится из организма» (4, с. 43(.
«Издержки» цивилизации, которая вовсе не считалась с природосообразностью правил и норм своего бытия и загрязняла всё живое, нарушая нормальное развитие живых организмов, повинны и во многих других заболеваниях, причина которых – заражение мяса животных и рыб, которые коренное население, в силу национальных традиций, употребляло в сыром виде.
Одной из основных причин широкого распространения заболеваний печени является описторхоз – поражение гельминтами – трематодой печени и поджелудочной железы. Причина – употребление в пищу сырой пресноводной рыбы. Для избавления от гельминтов ненцы, например, употребляли товар корневищ чемерицы Лобеля (иногда лечение оказывалось эффективным, по сведениям Б. Василенко, а иногда приводило к отравлениям со смертельным исходом). Интересные сведения есть в статье главврача Шурышкарской районной больницы – Ругина В. Он приводит данные о том, что учёные установили, что из всех поражённых этим заболеванием, медикаментозному лечению подлежат лишь 7% людей, потому что организм людей в процессе борьбы с возбудителем этого заболевания выработал свой механизм защиты, и поэтому описторхоз ему практически не наносит вреда (22(. С наукой не поспоришь, тем более, что эти данные ещё раз подчёркивают мысль о том, что человек как часть природы Севера находится под защитой самой природы, которая корректирует «изгибы» экосистемы. В качестве доказательства мудрости народа Ругин В. пишет о знатоках народной медицины, которые убеждены, что нельзя есть сортовую сырую рыбу в период выгуливания. В этот промежуток времени описторхоз опасен, и им можно легко заразиться. Несмотря на свой статус врача – представителя официальной медицины Ругин В. преклоняется перед народной медициной, в силе которой убеждался много раз. В заключении статьи он предлагает: «Хорошо бы изучить адаптационные механизмы народной медицины Севера и на их основе выработать рекомендации для всего приезжего населения» (22(. В большинстве своём гигиенические нормы и правила, которыми коренные народы руководствовались в своей жизни, способствовали сохранению здоровья и предотвращению заболеваний. «Но, по мере втягивания северных окраин России в сферу капиталистического производства, происходило обнищание народа. Лишившись оленей, люди не могли удовлетворять минимальные жизненные потребности в пище, одежде. Отсутствие сменной меховой одежды, большая скученность в жилищах, когда по несколько семей были вынуждены ютиться в одном чуме, порождали антисанитарию, способствовали развитию педикулёза, чесотки, инфекционных заболеваний» (4, с. 68(. А ведь всё это – «прелести» цивилизации, которая разрушала обычный жизненный уклад аборигенов Севера.
Довольно мрачно, но, к сожалению, очень точно подметила истоки проблемы А. Неркаги: «Начало краха ненцев я вижу в жестоком убиении оленя. Ненец перестал видеть в олене своего брата по жизни, а лишь кусок мяса для утоления жажды и тщеславия. Но голод всегда был предвестником смерти» [30, с. 232].
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Веками коренные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока жили в согласии с природой. «Цивилизация» этих народов построена на эмпатическом познании Природы и создании общества на основе отношений двух равных партнёров общения.
Аборигены Севера брали из жизни ровно столько, чтобы обеспечить себе пропитание. А природа легко восполняла изъятое. Народная мудрость помогала северным народам приспосабливаться к экстремальным условиям, сближаться с природой, образно воспринимать мир, согласовывать с биосферой ритмы труда и отдыха, способствующие максимальному ускорению восстановительных процессов. Включение в рацион питания натуральных продуктов, здоровый образ жизни, одежда, сохраняющая тепло и очищающая тело, определённое воздействие ритуальных средств гарантировали северянам выживание. Кроме того, ханты, манси, ненцы, селькупы, нганасаны, долганы, коми-зыряне тысячелетиями отбирали наиболее эффективные способы воздействия на организм больного человека. Хаснулин В. в своей статье (26( сообщает, что Институт общей патологии и экологии человека (Сибирское отделение РАМН) вместе с Международной лигой малочисленных народов создал информационный банк народной медицины, в который вошло более 500 рецептов. Анализируя их, учёные пришли к выводу, что врач, составляя схему лечения больного, должен учитывать особенности пребывания человека на Севере и обязан включать средства, которые укрепляют клеточную мембрану и стенки сосудов, стимулирующие иммунитет, улучшающие выделение токсичных продуктов обмена веществ, способствующие снятию психоэмоционального стресса. Необходимо поэтому рекомендовать растительные препараты из северных трав. Современная северная медицина должна включать в себя и научные разработки, и методики традиционной медицины. Необходимо их досконально изучить и объединить достижения современной медицины западной цивилизации с опытом народной медицины, стремящейся жить в равновесии с природой. Автор считает, что необходимо для этого создать специальные научно-практические центры в основных районах проживания коренных жителей Севера. Необходимость активизировать работу по улучшению здоровья коренных северян назрела давно. В последние 10 лет жизнь аборигенов характеризуется тревожными фактами. По данным Председателя Совета Ассамблей народов России Р. Абдулатипова, средняя продолжительность жизни у народов на Севере на 10–12 (по некоторым данным – на 20) лет ниже, чем в среднем по России; некогда высокий естественный прирост численности прекратился; заболеваемость аборигенов туберкулёзом в 2,5 раза (в некоторых регионах – в 10 раз) превышает этот показатель по сравнению с некоренным населением; заболеваемость алкоголизмом среди аборигенов Севера превышает общероссийский уровень в 12–14 раз (17, с. 34(.
Проникновение индустрии нарушило природные механизмы и существующиё баланс между интересами человека и природой. Харючи С. Н. в своём выступлении на международной конференции сказал: «Вместо естественно рождённых рыбы и зверьякоренные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока всё чаще вынуждены питаться мутантами, порождёнными неправильной системой природопользования» (28, с. 98(. Говоря о взаимоотношениях между западной цивилизацией и северными народами, он отметил: «С одной стороны, повысилось национальное самосознание, осознание себя не только единым этносом, но, что более важно, коллективным членом правового пространства; с другой стороны, социально-экономический кризис, экологические проблемы, ухудшение и сужение среды обитания, рост безработицы, практическое прекращение регулярного медицинского обслуживания поставили коренные народы Севера перед угрозой генетического и физического вырождения» (28, с. 34(. Рассматривая причины такого положения, вице-президент Ассоциации Л. Абрютина подчёркивает: «Причинами или мощными катализаторами ускоренного процесса регрессии аборигенов Севера являются такие специфические для них факторы, как частичная или полная изоляция детей от родителей, содержание и воспитание их в условиях, не учитывающих особенности культуры, физической и психической деятельности. Очень существенное значение имеет изменение базового питания, связанное с разрушением экологической среды. Главными причинами, лежащими в основе кризиса народов Севера, являются антропологические, медицинские и социальные факторы» (17, с. 34(. К этому можно добавить слова Е. Сусой: «Мы уже сегодня убеждаемся в том, что наша молодёжь, забывая традиции своего народа, не постигнув до конца секреты другой цивилизации, начинает жить «белой вороной» между двумя культурами. Такие люди, в конце концов, возвращаются к истокам, но и там оказываются бесполезными, позабыв даже самое элементарное из жизни тундры» (24, с. 41(.
Слитность аборигенов Севера с природой так велика, что стоит говорить о социобиогеоценозе. Любые нарушения в природе, отрыв аборигена от природной среды, от народных традиций ведут к психическим расстройствам и вытекающим отсюда трагедиям – самоубийству, убийству, хулиганским действиям и т. п.
Очень интересные сведения есть в статье Мухачёва А. Английский физиолог Эрнст Старлинг в 1923 в своей лекции «Мудрость тела» сказал, что только единство со средой обитания может избавить человека от болезней. «Доктор медицинских наук Ковалёв И. считает, что мудрость тела проявляется, прежде всего, в его взаимоотношениях с окружающей химической средой. Мы получаем информацию об окружающей нас действительности – видим, слышим, осязаем, чувствуем вкус и запах – и сознательно разумом определяем, как к ней отнестись. Ксенобиотики – чужеродные для организма вещества – попадая в организм, вызывают его ответную реакцию: помимо нашего сознания, организм решает, как с ними поступить и, если нужно, нейтрализует их. Эволюция создала у живых существ специальные системы, которые великолепно умеют распознавать любые химические структуры, запоминать их, хранить и использовать эту информацию. И действуют они надёжно, хотя и без участия сознания» (17, с. 37(.
Работы Ковалёва И. позволили установить, что мудрость тела – иммунная система человека – при избыточном попадании в организм ксенобиотиков из окружающей среды может не справиться с их нейтрализацией. Ведь возможности организма не безграничны. «Если химическое давление на организм не превышает защитных, приспособительных возможностей, то он справится и болеть не будет, и к новому витку загрязнения подготовится. Но ведь человечество безумствует в своём стремлении к материальному благополучию и готово совсем отравить биосферу химическими нечистотами!» (17, с. 37(. Очень верное объяснение этой проблемы даёт энциклопедия «Арктика – мой дом», приведя как пример научное объяснение академика Заварского Г. А., который считает, что на вечной мерзлоте обитает множество микроорганизмов, а это свой мир, который мы только учимся понимать. «Основным потребителем многих ресурсов, например, азота, в нормально работающем сообществе выступает сложный «коллектив» растений, грибов, микроорганизмов, животных. Они связаны друг с другом паутиной неисчисляемых связей. По этим связям пульсируют в сложных ритмах потоки вещества и энергии, это повседневная жизнь живой планеты. В этой жизни приполярным пространствам отводится не такая уж малая роль. Часто можно услышать, что лёгкие нашей планеты – это тропические леса, но там всё устроено иначе, нет зимы, не накапливается мёртвая органика (ежегодная промывка в сезон дождей уносит всё вещество, которое не сосредоточено в живых организмах). Это очень важная часть планеты, но она выбрасывает углекислого газа не меньше, чем поглощает. Настоящие «планетарные лёгкие» среди наземных сообществ – это как раз заболоченные и суровые северные просторы, в которых год за годом накапливается торф, т. е. в отложения земной коры уходит углекислый газ. Именно здесь происходит каждый год гигантский по масштабам «вдох – выдох», в результате которого в атмосфере увеличивается содержание кислорода и уменьшается содержание углекислого газа. Теперь мы проехали на вездеходе и содрали моховой покров, в глубокий слой, к мерзлоте, проникает кислород, «просыпаются» те бактерии, которым до этого не хватало ресурсов, и они начинают дышать и питаться. Ландшафт выделял кислород, а теперь он лечится, заживляет свои раны. В атмосферу уходит углекислый газ, а вместе с ним метан и многие другие вещества, которые в верхних слоях атмосферы вступят в реакции с озоном, а к поверхности планеты пробьются ультрафиолетовые лучи. Возникнет «озоновая дыра»» (1, с. 125(.
«Не будет на земле птичьих гнёзд, этих маленьких святынь, не станет и человеческих. И не кто-нибудь, а именно человек в ответе за судьбы больших и маленьких гнёзд» [30, с. 29].
Проблемы северных регионов нельзя решить отдельно от проблем остального мира, но и мировые проблемы не будут решены без Севера. «Но мудрые из народа манси говорят: «Придёт то время, наступит то время, когда всё вернётся к своёму началу: Медведь вновь станет братом, Кедр вновь станет братом, а Берёза – сестрой» (13, с. 49(.
Не удалось прочесть книгу Салина Ю. С. «Иная цивилизация», но заинтересовало само название – «ИНАЯ», непохожая на западную своей философией, своим отношением к природе и слиянием с ней. Вообще, северная цивилизация больше похожа на восточную своим отношением к природе. Вспомним Японию, где приготовить рыбу означало просто красиво её нарезать (если сравнить с Францией, там блюдо считается тем вкуснее, чем сложнее его состав и чем больше компонентов в него входит). Или, например, японская традиция совместного «любования природой». Северяне, конечно, не совершают подобного обряда, но они просто принимают природу, понимают и любят её, воспринимая себя как часть этого удивительного мира.
ВЫВОДЫ
Целью работы было собрать воедино материалы об особенностях жизни животного и растительного мира в природно-климатических условий Крайнего Севера; о жизненном укладе и традициях северян, основанных на эмпатическом отношении к миру; об использовании природного материала в народной медицине Крайнего Севера, и доказать, что комплексность данной системы – основа экологического равновесия этой системы.
В работе показаны особенности северной флоры и фауны, человека как части природы; рассмотрены специфические механизмы защиты растительных и животных сообществ, позволяющие в условиях сурового климата накопить полезные питательные вещества, которыми они могут (и должны, по природной «задумке») поделиться с человеком.
Следующей задачей было: доказать, что гигиена народов Крайнего Севера является профилактикой различных заболеваний, что духовная близость к природе – лучший способ быть здоровым без лекарств. Природа дала северянам всё необходимое для выживания. Особенности национальной пищи, одежды, многих народных обычаев и традиций основаны на здоровьесберегающих устоях. В работе сделана попытка отразить эту основу здорового образа жизни, показав биологический и химический состав национальной пищи, «мудрость» одежды, сохраняющей тепло и очищающей тело (основной «принцип» устройства которой заимствован из животного мира), и экологичность, если можно так сказать, заповедей и обрядов.
Главной задачей последующих разделов работы являлось: привести примеры рецептов народной медицины, основанных на использовании лекарственных растений, продуктов животного происхождения, минералов и некоторых других методов лечения; по возможности дать краткую характеристику или научное объяснение этим рецептам. В целом эта задача была решена.
Идея создания данной работы начиналась не столько с целью сбора конкретных рецептов народной мудрости, сколько с мысли о том, чтобы провести «ниточку», объединяющую потенциальные возможности природного материала, основа которого формировалась и отшлифовывалась природой в течение веков, с природными потребностями и нуждами человека (как его части).
Также хотелось провести мысль о том, что весь образ жизни северян, природосообразность их мыслей и действий должны были привести их к созданию здорового общества, цель которого – гармония природы и человека. Но цивилизация, пришедшая с Запада, разрушила вековые устои, и порой даже то, что некогда было полезно для организма северян, становится разрушающим фактором, несущим угрозу для существования удивительной ИНОцивилизации, созданной самой природой. Именно поэтому в наше время возрастает необходимость возвращения к источнику народной мудрости, народным традициям и рецептам народной медицины Крайнего Севера.





СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Арктика – мой дом. – Москва, 1998. – 183 с.
2. Богораз-Тан В. Б. Чукчи. – Ленинград, 1934. – 192 с.
3. Василенко Б. И. Иглоукалывание и прижигание // Ямальский Меридиан, 1992. № 2. – С. 53.
4. Василенко Б. И. Народная медицина ненцев Ямала. – Салехард, 1993. – 99 с.
5. Житков Б. М. Каменные самоеды, их жизнь и характер // Обская радуга, 1999. № 2. – С. 209–212.
6. Ильина И. Исцеление поверьем и опытом // Ямальский Меридиан, 2001. № 2. – С. 99–100.
7. Кондор И. С. Очерки по физиологии и гигиене человека на Крайнем Севере. – Москва, 1968. – 280 с.
8. Лар И. А. Шаманы и боги. – Тюмень, 1998. – 82 с.
9. Лар Т. Тундровая косметика // Мир Севера, 2000. № 6. – С. 36.
10. Липатова Л. Травница. // Ямальский Мередиан, 2001. № 3. – С. 20–23.
11. Лукошкина Т. Рецепты лечения из трав и цветов // Северные просторы, 1995. № 2. – С. 69.
12. Макеев А. Ф., Осогостюк Д. Н., Тюменцева Т. С. Валеология в преподавании химии в школах Севера. – Якутск, 1999. – 115 с.
13. Мифология, фольклор и литература Ямала. – Тюмень, 2002. – 264 с.
14. Морозова А. Генетический резерв страны // Красный Север, 2001, 27 сентября. – С. 3.
15. Мухачёв А. Д. Путешествие в мир оленеводов. – Новосибирск, 2001. – 257 с.
16. Мухачёв А. Народная медицина ненцев // Ямальский Меридиан, 2002, № 9 – с. 26–29.
17. Мухачёв А. Ненцы: психология аборигена, традиции и современность // Ямальский Меридиан, 2002, № 1.– С. 34–37.
18. Народы Крайнего Севера и Дальнего Востока России в трудах исследователей. – Москва, 2002, том 1. – 527 с.
19. Народы Крайнего Севера и Дальнего Востока России в трудах исследователей. – Москва, 2002, том 2. – 527 с.
20. Павлова Е. Е. Лекарственные растения ЯНАО в курсе школьной биологии. – Салехард: ЯНОИУУ, 2002. – 63 с.
21. Приходько М. С. Хомани. – С-Петербург, 2002. – 190 с. (глава «Бабушкина аптека»).
22. Ругин В. П. Отвар из медвежьей желчи // Красный Север, 2001, 27 сентября. – С. 3.
23. Ругин Р. Мелодии Полярного круга. – Екатеринбург, 1996. – 286 с.
24. Сусой Е. Г. Из глубины веков. – Тюмень, 1994. – 178 с.
25. Сязи А. М. Орнамент и вещь в культуре хантов Нижнего Приобья. – Томск: Томский государственный университет, 2000. – 280 с.
26. Хаснулин В. Банк народной медицины. // Северные просторы, 1995. № 3. – С. 3.
27. Харючи Г. Традиции и инновации в культуре ненецкого этноса. – Томский университет, 2001. – 228 с.
28. Харючи С. Н. Современные проблемы коренных народов Севера. – Томск, 1999. – 78 с.
29. Ермолова Н. Доктор-рыба. // Эра Водолея, 2003. № 5. – С. 15.
30. Неркаги А. Молчащий: Повести. – Тюмень: «СофтДизайн», 1996. – 416 с.









HYPER13PAGE HYPER141HYPER15


HYPER13PAGE HYPER143HYPER15




Заголовок 1 Заголовок 2 Заголовок 3 Заголовок 4 Заголовок 5 Заголовок 6HYPER15Основной шрифт абзаца

Приложенные файлы

  • doc file3
    Размер файла: 381 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий