Первая часть Девятой симфонии Д.Д. Шостаковича. Некоторые особенности фактуры в связи с драматургией.


С.В.Надлер, кандидат искусствоведения, преподаватель ПЦК "Теория музыки" ГБПОУ РО "Таганрогский музыкальный колледж"
Первая часть Девятой симфонии Д.Д. Шостаковича.
Некоторые особенности фактуры в связи с драматургией.
Экспозиция главной партии представлена с начала партитуры и до ц.3. Здесь господствует состояние подчёркнутой гомофонной простоты. В ц.1 возникает вариант первой темы (далее −Т1) у флейты соло, а в четвёртом такте цифры − коротенький контрапункт конца Т1 с фигурой нисхождения низких струнных. В пятом такте цифры − ещё один пробег Т1 у скрипок.
В ц.2 появляется вторая тема (далее −Т2): тема в переменном размере, проводится у гобоя.Однако вариант второй темы − Т2а, следующая у скрипок со второго такта ц.3 (подвижный прозрачный контрапунктический «морок» струнных) даёт импульс первому контрапунктическому усложнению. Это, во-первых, однозвучный подголосок гобоя, вторгающийся в Т2а и хорошо различимый на слух; во-вторых− секвенцирование в линии скрипок в контрапункте с далёким спрямлённым вариантом Т1 у низких струнных. Весь фрагмент производит впечатление полифонического спазма в гомофонной ткани.
В ц.4 происходит новое фактурное усложнение мысли. Зарождается ещё одна фактурная коллизия – перекличка гобоев, кларнетов и фаготов со скрипками и альтами. А за четыре такта перед ц.5 возникает краткая, но ёмкая горизонтальная фуга у первых скрипок (три вступления мотива в квартоквинтовом соотношении), наложенная вторгающимся контрапунктом на гетерофоническое двухголосие альтов и контрабасов. В ц.5 наступает реприза главной темы в экспозиции. Происходит разрежение после контрапунктического напряжения.
Побочную партию в ц.6 открывает третья тема части (далее - Т3) у флейты пикколо, «приплясывание мальчишки на параде» с начальным квартовым подголоском тромбонов с подстукиванием литавр. Обращает на себя внимание нарочитая метроритмическая простота темы. За четыре такта перед ц.9 у флейты пикколо мелькает вариант Т1, а с ц.9-фанфарно-парадная четвёртая тема (Т4) у деревянных духовых с перекличкой флейты пикколо.
За три такта перед ц.10 возникает (как будто бы на сбитых наскоро помостах для игры бродячей труппы) контрапунктический театр - передразнивание, когда флейта пикколо в дублировке со струнными смешно продолжает парадную линию деревянных духовых, а гобои и кларнеты, в свою очередь, имитируют Т3а вместо флейты пикколо. Возникает даже элемент звукоподражания (хихикания). Однако на границе ц.10 тромбоны снова дают квартовый сигнал, и теперь уже трубы ведут Т3, сопровождаемые тубой (гетерофония).
Экспозиция заканчивается на границе ц.11 антифонными октавно-унисонными пробегами и, по классицистской традиции, повторяется дважды, − так же, как и в первой части Третьего квартета.
Разработка части начинается с ц.11 пробегом по на основе варианта Т1 в гетерофоническом изложении. В ц.12 возникает каденция традиционного типа, а с пятого такта цифры −пробег темы в разной мензуре.
В ц.13 слышится повторение варианта ц.2 на бурдонирующих звуках альтов и низких струнных; с четвёртого такта цифры- повторение варианта ц.11 с Т1 у низких струнных в регистровом «негативе» .
В ц. 14 появляются весьма любопытные контрапунктические секвенции у валторн и тромбонов с поддакиванием труб. Для «невнимательного» слуха они покажутся топорным приёмом. Однако в сочетании с подголоском скрипок из ц.4, начавшим новую контрапунктическую секвенцию с четвёртого такта ц.14 с гетерофоническим подголоском фаготов и низких струнных − эти секвенции образуют лестницу к напряжённому –« самому странному в части»− эпизоду. Он наступает с пятого такта ц.17. Это секвенция труб и валторн, возникшая единожды за всю часть симфонии и больше не повторившаяся.
Ранее, в ц.15, подготавливая серьёзность событий ( признаком серьёзности здесь становится автографическая аккордика, которая длится всю цифру), Т4 у деревянных духовых проходит в переменно-метрической сбивке и с жёсткими фигурированными аккордами почти туттийного сопровождения и дробью малого барабана. В ц.1 звучит весьма жёсткий марш с «застрявшим» мотивом из Т1 у низких струнных и маршевыми подголосками фаготов и валторн на щемящих репетициях скрипок явно из трагического арсенала.
За четыре такта перед ц.17 и далее выделяется почти речевая (переменно-метрически сбитая) «умоляющая» фраза альтов, низких струнных, валторн, фаготов.
За пять тактов перед ц.18 и за четыре такта перед репризой возникает антифон-имитация между тремя группами инструментов оркестра с конечной гротесковой подготовкой-цитатой Т1 флейт, флейты пикколо, гобоев, кларнетов и труб: пародия на скоротечный предыкт к репризе.
В ц.18, наступает реприза с Т1 у струнных. Медные духовые поначалу лишь подсвечивают отдельные доли. Но с восьмого такта цифры возникает «негатив» Ц.1: секвеция на сегмент Т1 у «глумливых» фаготов и низких струнных в контрапункте со «устрашающей слух» гетерофонией скрипок и альтов. Этот алогизм вступает в контраст с «классицистскими» чертами симфонии (проявляющимися, например, в повторе экспозиции дважды).
В ц.27, когда на туттийных трелях звучит дерзкая Т1 у труб в контрапункте с подголоском остальных медных духовых, «занавес закрывается». Черты, бывшие на виду – мнимый классицизм, мнимая простота и весёлость – оказываются фасадом, за которым скрыта весьма непростая игра света и тьмы.

Приложенные файлы

  • docx File21
    С.В.Надлер, кандидат искусствоведения, преподаватель ПЦК "Теория музыки" ГБПОУ РО "Таганрогский музыкальный колледж"
    Размер файла: 15 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий