Проблема возможностей эмпатического познания в системе «человек-техника»


Проблема возможностей эмпатического познания в системе «человек-техника»// Современные научные исследования. Выпуск 3 / Под ред. П. М. Горева и В. В. Утёмова. - Концепт. - 2015. - Приложение № 13. - URL: http://e-koncept.ru/ext/143. - Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. - ISSN 2304-120X. URL: https://e-koncept.ru/2015/85013.htm
Бочкарёва Светлана Владимировна, кандидат философских наук, учитель английского языка МБОУ «Гимназия №19» г.Кургана

Аннотация. В статье рассматривается аспект «взаимоотношений» человека и техники. Анализируются особенности эмпатического познания в системе «человек-техника» на субъект-субъектном уровне взаимодействия. Показаны перспективы и ограниченности эмпатического способа познания в этой сфере.
Ключевые слова: техника, эмпатия, субъект-субъектные отношения, роботы.
Техника не простое средство. Техника – вид раскрытия потаенности. Если мы будем иметь это в виду, то в существе техники нам откроется совсем другая область. Это – область выведения из потаенности, осуществления истины.
М. Хайдеггер
Эмпатическое познание –это исходный познавательный механизм, который позволяет зафиксировать Другого в качестве субъекта. Данная способность полностью отсутствует в сенсорном познании, в рациональное познании она присутствует в снятом виде, поскольку в данном способе познания сохраняется эмпатическое начало. В качестве инвариантов эмпатического познания, помимо эмпатии (как процесса вчувствования), могут быть названы понимание Другого, субъект-субъектные отношения, любовь, единство (но не слияние) познающего и познаваемого, воображение, вера, фантазия, интуиция и некоторые другие иррациональные компоненты.Суть данной модели можно выразить в стихотворных строчках: «И в сопространственность внедрясь, и сомотивом отражаясь, создать ЕГО понятий связь, соврЕменность прожить пытаясь… Соинтуицией скользя, предугадать витийство логик. И став на время тем «неЯ», предсказывать «неЯ» итоги. И по ступенькам этих вех мы вчувствуемся в ИНОсмыслы, и понимаем –человек Другой –портрет для меры истин… И пониманием дозрев, находим новые решенья. Уходит праведности гнев, поняв ТЕ ценностные тренья, систему ТУ внутри как часть… И затаившись «ЗДЕСЬ» на время, мы чувствуем её «СЕЙЧАС», чтоб разгадать дилемм «ЗДЕСЬ» бремя… Призвав на помощь множеств «Я», в «неЯ» тропинки пролагая, откроем Другость бытия, поднявшись «ИЗ» до «Понимаю!»[1].Особенности эмпатического познания в системе «человек-техника» необходимо проследить на субъект-субъектном уровне взаимодействия, причём стоит рассмотреть возможность (или её отсутствие) диалогического режима эмпатического познания в данных взаимоотношениях и определить перспективы и ограниченности эмпатического способа познания в этой сфере. Известный поэт М. Волошин, обозначая возможные плюсы и минусы техники, отмечал: «Машина научила человека пристойно мыслить, здраво рассуждать. Она ему наглядно доказала, что духа нет, а есть лишь вещество, что человек – такая же машина, что звёздный космос –только механизм для производства времени, что мысль –простой продукт пищеваренья мозга»[2].Получается, что машина (т.е. техника) –это то, что заставляет человека понять и принять некую изначально предопределённую рациональность Вселенной (без духа). Сей постулат, конечно, спорен по многим параметрам. Но, поскольку современный мир –есть мир соприсутствия техники в жизни человека, то стоит, обратив внимание на разницу человеческого и технического факторов, всё же, найти и точки соприкосновения между ними. Понятно, что техника –наше вторичное бытие, и её создание зависит от человека, который её изобретает и «заставляет» служить человечеству. Он может передать ей многие функции своего бытия, он может даже «наделить» её подобием разумности (или, скорее, рациональности как рассудочности), но способен ли он сделать её подобием человека, который также может творить? То есть, способна ли техника стать сотворцом человеческих идей или понимающим человека субъектом, и способен ли человек понять Технику не как объект, а как равный ему субъект? М. Хайдеггер не приемлет примелькавшееся представление о технике как средстве и как воплощении человеческой деятельности, инструментальный и антропологический подходы к технике. Техника, по Хайдеггеру, выражает в себе новое отношение человека к миру, новый способ раскрытия бытия. В этом техника родственна искусству и сопряжена с истинным познанием. «Пока мы будем представлять себе технику как инструмент и орудие, мы застрянем на желании овладеть ею. Нас пронесет мимо существа техники»[3]. Далее, Хайдеггер рассуждает о том, что, подобно искусству, техника –творчество, отлагающееся в произведении, а поскольку всякое произведение выводит из потаенности в открытость, техника относится к той же области, где сбывается истина[4].Но, вероятно, сущность техники следует усматривать, в первую очередь, во взаимоотношениях техники и человека. А поскольку всё, как известно, познаётся в сравнении, интересным было бы сравнить «спектр» взаимодействий в системах «человек-человек» и «человек-техника» с точки зрения субъект-субъектных взаимоотношений (или, точнее возможности существования таковых взаимоотношений). Иначе говоря, вопрос следует ставить следующим образом: «Возможно ли «почувствовать» сущность техники, раскрыть её потаённые «мысли»? О. Шпенглер считает: «Чтобы понять сущность техники, нужно исходить не из машинной техники, по крайней мере, не поддаваться искушению видеть цель техники в создании машин и инструментов. В действительности техника принадлежит древнейшим временам…..Значение техники установимо только исходя из души(выделено С.Б.)»[5]. Правда, многие философы и учёные оспаривают этот факт, поскольку техника –это область рациональности, а там, где «проживает» рациональность, душе места нет. «Техника покоится на деятельности рассудка, на исчислении в сочетании с предвидением возможностей и с догадками. Техника оперирует механизмами, превращает свои данные в количества и отношения. Она является частью общей рационализации как таковой»[6].
Говоря о взаимоотношениях человека и техники, мы подразумеваем «событие человека и техники». Создавая, человек наделяет техническое устройство теми или иными характеристиками, придают им особые свойства, и учит «мыслить» почеловечьи. Но что есть событие человека и техники как двух миров, сосуществующих в одном? Стоит ли говорить об их взаимодействии на «человеческом» уровне? Что создаёт Человек, вторгаясь в глубины познания? Механизмы? «Техно» –как мёртвая природа и только? Но, в отличие от Природы как таковой, техническое устройство является новым «мироустройством».
Далее, многие исследователи отмечали, что техника позволяет мыслить мир исключительно как «Мы», но не как «Я», создавая единое восприятие всех вещей. Средства массовой информации настолько сократили расстояния и время, что у нас возникает чувство единства с жителями всей планеты. Но это же является и ограниченностью технического освоения мира. Зная всё, мы сопереживаем всему, но так как это практически невозможно, то наши сопереживания становятся бездушными, формальными. «Техника не только объединяет нас, она еще унифицирует наши мысли и чувства, распространяя и навязывая всем нам одни и те же стандарты и критерии, оценки и подходы»[7]. Если природа первична по отношению к человеку и является его создателем, то техника вторична по отношению к человеку, который является её создателем. Конечно, техника мертва с антропологической точки зрения. А можно ли и нужно ли человеку относиться к своему творению как к себе подобному? Могут ли взаимоотношения человека и техники быть построенными на субъектсубъектной основе? И что это даст на самом деле? Понятно, что познание пронизано творчеством (иначе и быть не может), и, конечно, процесс создания технических новинок –как вид творчества, также «подчиняется» законам творчества, которые предполагают вклад человеческой души в создаваемое. В.Ю. Пузыревский, размышляя над этой проблемой, приходит к неожиданным, казалось бы, выводам: «Техника компенсирует вынужденную неспособность человека быть сопричастным миру так, чтобы не вредить ни ему, ни себе. Техника началась с инструментализации тела, с его опредмечивания. Однако, благодаря этому, стала возможна и осознаваемая эмпатия»[8]. Эмпатия на основе персонификации используется в практике научного и технического фантазирования. Так, один из методов генерирования новых идей в синектике В. Гордона называется «личная аналогия»: идентификация субъекта с рассматриваемым объектом. Например, автор технического проекта задает себе такие вопросы: «как бы я себя чувствовал, если бы был пружиной в этом механизме?», «какие действия в этом случае –внешние или внутренние –создавали бы мне наибольшие неудобства»?[9].В основе эмпатии в техническом творчестве лежит принцип отождествления себя с рассматриваемым или представляемым объектом. Решающий задачу человек вживается в образ объекта, пытаясь выяснить возникающие при этом чувства, ощущения, то есть, представляя данный предмет неким субъектом. Главный смысл эмпатии –войти в роль кого-либо или чего-либо. Для того чтобы изменить, улучшить что-то, необходимо понять данный предмет и его взаимоотношения с окружающими предметами. Проектировщик отождествляет себя с разрабатываемым объектом, процессом, деталью. Применение приема заключается в том, чтобы человек, посмотрел с позиции детали (с «её точки зрения»), что можно сделать для устранения недостатков или для выполнения новых функций. Причём, способы решения данной задачи могут быть различными. Один из приёмов изобретательства: учёным предлагается представить себя ядром грецкого ореха, находящегося внутри скорлупы. Там темно и хочется выбраться наружу, не правда ли? Вспомним, как традиционно колют грецкий орех. Обычно орех колют щипцами или молотком, создавая усилия снаружи, направленные к ядру. Понравится ли Вам (ядру) такой способ? В лучшем случае Вас травмируют. Мы действовали на орех снаружи. А значит, усилия необходимо создавать не снаружи, а изнутри. И для этого у учёных существуют различные технические способы. Например, один из них был использован конструктором авиадвигателей Бережковым – героем книги Александра Бека «Жизнь Бережкова»: «Я придумал особую насечку жернова, насечку по принципу архимедовой спирали. Терпеливо выбирая на камне рисунок замысловатой спирали, я вообразил себя зерном, попадал в ручеек спирали, с наслаждением чувствовал, как меня прихватывают, раздавливают, перетирают жернова, и, довольный, вываливался струйкой замечательной муки»[10]. Таким образом, примеры учёных показывают, что эмпатическая интенциоанальность изобретательства наталкивает их на новые и продуктивные идеи, способствующие созданию новых технических устройств на основе вчувствования в их суть. Но, интересно, что некоторые философы, размышляя о гносеотерапевтической функции эмпатии, считают, что она заключается в том, чтобы произвести растехнизацию «все еще доминирующих в постиндустриальную эпоху преобразующих, покоряющих мир способов жизни. Это растехнизация всей перепротезированной и перелогизированной жизни человека и культуры. Эмпатия в этом случае выступает как антитехника, антиметод, как первоначальный и единственно экологический метод познания»[11]. Свидетельствует ли данное заявление против техники или просто показывает её рациональное бытие, разграничив возможности технической составляющей и эмпатии? В.Ю. Пузыревский уточняет, что в эмпатическом действии «техники ровно столько, чтобы быть принятой в качестве игры. Энергии, импульсивности же ровно столько, чтобы не заиграться до самозабвения. Условие продуцирования эмпатии – не умение её применять, а сформированная опытом самопонимания особая внутриличностная позиция»[12]. Вероятно, исследователь имеет в виду, что эмпатическое действие, будучи противоположным по сути техническому действию, содержит в себе «технику» в качестве особого метода исследования («принятой в качестве игры»). Но та самая «особая внутриличностная позиция» (как условие продуцирование эмпатии) может сформироваться и в процессе изобретательства. Сегодня учёные предлагают новые идеи.Производительность вычислительных устройств выросла в миллиарды раз, однако в сфере понимания и производства речи успехи компьютеров более чем скромны. Новая концепция, основанная на «эффекте сопереживания», представляется неплохим выходом из технологического тупика. Профессор Роджер Мур предложил альтернативную концепцию языкового интерфейса, предполагающую активное использование эмпатии для анализа и генерации речи. Суть подхода заключается в том, что машина как бы ставит себя на место говорящего с ней человека, дабы попытаться реконструировать его желания, ощущения, мотивы и текущие задачи – весь контекст, в котором происходит высказывание. Смысл получаемого сообщения (и наиболее адекватный ответ самого компьютера), выводится, исходя из особенностей ситуации, в которую погружен говорящий. Концепция получила название PRESENCE («Присутствие»), она базируется на последних достижениях в области нейробиологии –таких, как описание коммуникативных стратегий, общих для любых живых систем, и выделении когнитивных способностей, свойственных лишь человеку и никому больше. «Ключевым положением PRESENCE, —комментирует профессор Мур, — является тот факт, что в основе поведения лежат скрытые убеждения, желания и намерения. Отсюда следует, что если одна система интерпретирует поведение другой, ключевым фактором является то, как именно первая система понимает убеждения, желания и намерения второй. Другими словами, смысл выводится из контекста. Одна особь может составить вполне адекватное представление о действии другой особи благодаря тому, что сама способна совершить нечто подобное. В этом и заключается суть эмпатических или зеркальных отношений, возникающих между представителями одного биологического вида»[13]. Как поясняет Роджер Мур, речь идет не сколько о распознавании речи, сколько о новом методе взаимодействия машины и человека. Говоря о взаимоотношениях человека и техники, стоит сделать акцент на взаимоотношениях человека и неких устройств, обладающих искусственным интеллектом, поскольку данные изобретения стараются приблизиться к человеку и пытаются порой «стать» им. Но ведомы ли им человеческие качества, такие как способность к состраданию, любовь, сопереживание? Способен ли человек создать когото (или чтото) по своему образу и подобию? Гениальное предсказание Гёте: «С годами мозг мыслителя искусный Мыслителя искусственно создаст»[14]вплотную подвинуло человечество к вопросу о создании роботов. Карел Чапек впервые употребил термин «робот». Это понятие получило дальнейшее развитие в среде фантастов. Например, писатель и учёный Айзек Азимов много размышлял о проблемах взаимоотношения роботов и человека. «Следует также заметить, что нам свойственно находить или воображать человеческие качества в существах и предметах, не имеющих никакого отношения к классу людей. Мы даём человеческие характеристики домашним животным и даже автомобилям»[15]. Многие исследователи в области робототехники отмечают, что люди всегда одухотворяли свои игрушки, от тряпичных кукол до виртуальных Тамагочи. Современные работы, как оказалось, являются замечательными имитаторами. Специальные программы, заложенные в них, позволяют имитировать почти всё: интеллект, профессиональный опыт, радушие, заинтересованность и т.д. И люди –охотно дарят свою любовь и заинтересованность бездушным созданиям, неспособным ответить взаимностью (в отличие от «неразумных» домашних животных). Так, например, робот, разработанный в рамках проекта Sixth Framework Programme, учится жить на одной волне с человеком, меняя вслед за ним свое поведение и имитируя различные эмоции, в том числе и сочувствие. Разработчики отмечают, что ранее люди принимали сочувствие только от самых близких людей. А сегодня многие готовы удовлетворяться суррогатом сопереживания[16]. Но, справедливости ради стоит отметить, что уже созданы роботы, которые могут добиваться сочувствия[17].
Некоторые исследователи считают, что людям не следует увлекаться созданием роботов «по образу и подобию своему.«Пусть роботы всегда остаются непохожими на нас хотя бы внешне. Может, тогда мы будем помнить о различиях между набором запрограммированных функций и свободным полетом мысли»[18], –считает Ю. Смирнов. Таким образом, исследователь пытается определить некие «границы» во взаимоотношениях робота и человека. Похожесть роботов на человека «подталкивает» сопереживать «себе подобным», а ведь внешняя непохожесть как раз может «стимулировать» человеческий разум попытаться понять нечто запредельное и непонятное. Но тогда как может происходить процесс вчувствования? Ведь никакого общего опыта у нас с данным «существом» не имеется (правда, опять-таки, для процесса вчувствования это и не требуется, как уже было сказано ранее). Робот не является человеком, он ему просто подражает. И, видимо, мы не можем сопереживать роботу, работающему вместо человека, например, в радиоактивной зоне, поскольку хорошо понимаем, что, во-первых, это его «конёк», а во-вторых, это не принесёт ему вреда. Мы также не можем и порадоваться за него. То есть, эмпатия по отношению к роботу, как к субъекту, вероятно, может заключаться лишь в следующих принципах 1) наиболее верного конструирования данного механизма с точки зрения его полезной (для людей) ценности через «проигрывание» роли создаваемого предмета; 2) бережного отношения к данному механизму для стимулирования дальнейшего процесса его работы. Отношение к роботам, как к субъектам, также возможно, поскольку они созданы людьми, вложившими в них свои знания и навыки, а потому являющимися как бы«собратьями». Здесь вопрос соприкасается с другой плоскостью –возможностью обратного действия. Если то, что создал разум человека, не способно понять своего создателя на уровне чувствования, то способно ли оно реагировать на его эмоции и т.п. И нужен ли этот компонент для технического устройства? Да, конечно, неплохо бы «почувствовать», что происходит, например, в компьютерном процессоре при решении какойто задачи, как всё это происходит, и какие операции необходимы для создания искусственного интеллекта. Техническое устройство может «откликаться» на какие-то эмоции человека, но не потому, что сопереживает ему или понимает его, а в силу действия неких «рефлекторных» изменений. Роботоимитация не является пониманием, хотя роботов пытаются конструировать потому же принципу «зеркальных нейтронов», которые есть у человека, но у человека имитация сопровождается пониманием на физиологическим уровне, а у роботов она – лишь автоматический «отзыв» на определённые эмоции человека, заложенный на уровне их программирования. Она не служит пониманию (как проникновению в суть), «автоматическая зеркальность» (если её можно так назвать) пытается что-то «уловить» на уровне, вероятно, некоего сенсорного датчика, позволяющего как бы «считывать» эмоциональное настроение человека, но не более того. Проблемы взаимоотношений человека и техники подталкивают исследователей к решению этого вопроса на новом уровне. В начале 2004 года в Сан-Ремо собрались инженеры, учёные, философы, социологи, антропологи и литераторы из разных стран. По замыслу организаторов, целью симпозиума было создание условий для диалога между специалистами из разных областей знаний. Они обсудили воздействие роботов на наше будущее общество. Это было мероприятие под названием «Первый Международный симпозиум по робоэтике». Многие проблемы, поднятые его участниками, могут быть актуальными и даже не сегодня, а в недалёком будущем. На обсуждение был выдвинут ряд пока далёких от повседневной жизни вопросов. Вот лишь некоторые из них: «Обладают ли интеллектуальные роботы сознанием?»; «Они испытывают эмоции, любовь, боль?»; «Может ли робот представлять опасность для человечества?». Эти проблемы уже не кажутся фантастикой, поскольку речь идёт не столько о роботах, сколько о людях[19]. И потому следующей основной проблемой является взаимоотношения человека и робота на новой основе. «Оба этих вида интеллекта имеют свои преимущества, и в сочетании мозг человека и компьютера –дополняя и компенсируя недостатки друг друга –смогут продвигаться вперед гораздо быстрее, чем по одиночке. Соперничество или замена будут тут совершенно ни причём, два разума станут работать вместе; добиваясь более значительных результатов, чем если бы они действовали каждый сам по себе в соответствии со своей природой»[20].
Искусство порой идёт впереди науки. На сцене университетского театра в Осаке (Япония) поставлен первый экспериментальный спектакль, в котором на сцену выходят люди и роботы. Пара молодоженов приобретает двух механических помощников по хозяйству, один из которых утрачивает мотивацию к труду, жалуется хозяевам на однообразную и бессмысленную работу и вступает с людьми в дискуссии о смысле жизни. Драматург Оризо Хирата говорит, что его пьеса посвящена проблемам будущих взаимоотношений между людьми и искусственным разумом[21]. Как бы там ни было, сегодня уже появляется возможность говорить о социологии объектов с искусственным интеллектом. Одним из важнейших качеств, необходимых искусственному интеллекту, является способность к диалогу, и не только как к обмену информацией, но и как к процессу реального понимания участниками диалога друг друга. Но мнения машины и человека будут различаться хотя бы потому, что роботу может быть доступен лишь ход логических размышлений, и не более того, у них отсутствует присущая человеку способность к творчеству, а, значит, и к пониманию сути Другого на некоем нерациональном уровне.«Человеческая природа никогда не может быть рационализирована. Всегда остаётся иррациональный остаток, и в нём –источник жизни….И в обществе всегда остаётся и действует иррациональное начало»[22],чуждое технике вообще. И одно из главных направлений, видимо, не столько выяснить вопрос о перспективах развития робототехники, сколько в постановке проблемы о наличии у устройств, обладающих искусственным интеллектом реальной возможности понять человека вообще. Ответ очевиден: возможен лишь диалог на уровне законов логики (да и то с известным ограничением), но в данный вид диалога не включены эмоции и переживания, а потому он не может считаться истинным диалогом. Некоторые исследователи видят реализацию данной возможности в феномене имитации и создании на этой основе не только искусственного интеллекта, но и искусственных эмоций. Вероятно поэтому в произведениях писателейфантастов появляется термин «робопсихология»: «Разумность робота и человека могут настолько отличаться друг от друга, что на свет, вполне возможно, появится новая наука –«робопсихология». Эта область знаний может оказаться самой важной во всей роботехнике, поскольку, если мы сумеем детально изучить два совершенно разных интеллекта, возможно, мы научимся понимать, что такое интеллект в гораздо более фундаментальном и широком смысле, чем это возможно сейчас. И что самое главное, мы сумеем лучше понять, что представляет собой интеллект человека, а это практически невозможно сделать, изучая только его(выделено С.Б.)»[23]. В технологии применены исследования в области робототехники, адаптивных систем, развивающейся и сравнительной психологии, нейронауки и этологии, всех аспектов человеческого поведения. Основная идея, научить робота быть на одной волне с человеком, улавливая его эмоции и производя впечатление сочувствия –такой робот с большим желанием будет воспринят людьми, которым однажды будет служить. Роман Филипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» рассказывает о том, что люди создали совершенную модель роботаслуги «Нексус 6», практически совершенную копию человека с огромными интеллектуальными способностями. Единственное, что позволяло отличить андроида от человека, это –т ест на эмпатию [24]. Можно создать каких угодно роботов как мыслящих объектов, и даже наделить их некими возможностями человеческого тела (как органического соединения). Но возможно ли заставить их чувствовать человеческие боль, страх, любовь и т.п.? Ответ однозначен: «Нет!». Эмпатия –это не просто зеркальное «отражение», это, скорее «понимающее отражение», «зеркальные нейроны» у человека (и животных) –это то, что позволяет, отображая «форму» (в данном случае телесные движения другого) лишь имитировать эту «форму», подражая ей. Но проникновение в суть, начинаясь порой с телесной имитации, её не ограничивается. Можно сказать, что имитация лишь «подталкивает» к вчувствованию, но не раскрывает его. Что касается мира технопрореальности, эмпатия может присутствовать как часть «внедрённого человеческого фактора» на этапе создания данной структуры, но она не может быть сохранена внутри созданного мира, в силу специфики его существования –«псевдообщения» друг с другом и со своим создателем, в том числе.Но сам создатель может (и должен) испытывать эмпатию по отношению к миру им созданному, стимулируя тем самым процесс эмпатического познания и совершенствование собственного «Я». «Эмпатия по отношению к искусственно созданной структуре» – звучит странно. Возможно ли это? Ведь сопереживать можно лишь чувствам, но технические структуры не обладают таковыми (в отличие от объектов природного мира, например). Правда, процесс эмпатического познания включает в себя и своеобразное «чтение» чувств и мыслей Другого. И, значит, вероятно, предположить и составить представление о том, что та или иная структура могла бы почувствовать в тех или иных условиях. То есть, стремление «очеловечить» машину, чтобы понять смысл действия(ий), которые она производит с её (машинной) «точки зрения» могло бы максимально приблизить технику к человеку (что, в конечном, счёте, и является целью создания технопрореальности). А это, в свою очередь, позволит совершенствовать эти самые искусственные структуры в дальнейшем, всё более приближая спектр их действия к органической природе, соединённой с колоссальными техническими характеристиками для поддержания её существования. Но, думается, что процесс этот никогда не может быть завершённым, поскольку создать машину, равную человеку, то есть, например, превосходящую его по «техническим» параметрам возможно, а заставить её переживать человеческие эмоции автономно –нереально. Допустимо лишь программирование определённого вида эмоций как своего рода искусственный рефлекс на определённые внешние раздражители. В этом и заключается проблема возможностей эмпатического познания в системе «человек-техника». В данной системе действует не диалогический режим эмпатического познания. Познание техники (как субъекта человеческой деятельности) может помочь лишь в плане проектирования технологических новинок, прогнозирования их вероятного «поведения», просматривания потенциальных взаимоотношений человека и техники. Специфика и возможности эмпатического познания «вращаются» вокруг лишь одной оси – «человека», которому дан дар познания как творчества. Можно создать машину, способную мыслить логически, но невозможно наделить её эмпатическим даром познания. В этом отличие системы «человек-техника» от системы «человек-человек».Хотя, конечно, если попытаться очеловечить «взаимоотношения» человека и техники, можно увидеть необычный вектор данной фантастической возможности.«И когда они с компьютером соединили руки, их мысли слились воедино. Он увидел четко и ясно комнату –не только в том направлении, в котором смотрел, а все вокруг, даже то, что находилось вверху и внизу…. Он знал, что если он захочет поднять корабль, или повернуть его, или придать ему ускорение, или воспользоваться другими его возможностями, это будет все равно как проделать то же самое со своим телом. Нужно только захотеть»[25].Это, конечно, фантастика, но рациональное зерно есть в подобном «взаимодействии». И возможности эмпатического познания, несмотря на их ограниченность в данной системе, могут сыграть решающую роль на этом пути.
Ссылки на источники
1.Бочкарёва,С.В. Размышления об эмпатическом познании [Текст]: монография / С. В. Бочкарева: под ред. докт. филос. наук. Б. С. Шалютина. —Челябинск: Цицеро, 2011. –С.63.
2.Волошин, М.М. Из цикла «путями Каина». VIII. Машина//Волошин М.М. Стихотворения. –М., 2000. –С.201.
3.Мартин Хайдеггер. Вопрос о технике. Хайдеггер М. Время и бытие. –М., 1993. –С.9.
4.Там же.
5.Шпенглер, О. Человек и техника.//Культурология XX век. М., 1995. –С.455.
6.Ясперс, К. Смысл и назначение истории. М., 1994. –С. 117.
7.Проблема человека в современной философии.–URL: http://www.gumfak.ru/filos_html/lecture/lec12.shtml(дата обращения 01.01.2010).
8.Пузыревский, В.Ю. Образовательные перспективы эмпатии и техники//Философия образования. Сборник материалов конференции, выпуск 23. – СПб., 2002. –С.115.
9.Басин, Е.Я. Художественное творчество и фантазия: философскоэстетический аспект: Антология: В 2х ч. Ч. 2. Художественное творчество и эмпатия. –М., 2007. –С. 5 –44.
10.Эмпатия//Учебник ТРИЗ/Простейшие приемы изобретательства. –URL: http://ru.wikibooks.org/wiki/(дата обращения 03.11.2009).
11.Пузыревский,В.Ю. Образовательные перспективы эмпатии и техники//Философия образования. Сборник материалов конференции, выпуск 23. –СПб., 2002. –С.118.
12.Там же.
13.Развязать язык роботам: Чувственный метод.–URL: http://www.popmech.ru/science/6860razvyazatyazykrobotamchuvstvennyymetod/ (дата обращения 13.03.2009).
14.Гёте, И. Фауст. М., 1953. –С.185.
15.Азимов, Айзек. Эссе No 4. Наши друзья.//Айзек Азимов. Эссе о роботах.– М., 2002.–URL: http://lib.ru/FOUNDATION/mechty_robotow.txt.(дата обращения 05.10.2010).
17.Роботыуже имитируют сочувствие. –URL: http://infuture.ru/news.php?news_id=899(дата обращения 18.10.2009).
18.Роботыдобиваются сочувствия.–URL: http://www.membrana.ru/articles/imagination/2009/04/14/124100.html(дата обращения 18.10.2009).
19.Смирнов, Ю. Из рубрики «Как управлять переменами». [Электронный ресурс]. URL:http://ideas4future.info/category/lab/manag/ (дата обращения 18.10.2009).
20.Взаимоотношения людей и роботов. –URL: http://www.membrana.ru/articles/global/2004/05/18/211700.html(дата обращения 27.03.2011).
21.Азимов, Айзек. Эссе No 11. Разумы, действующие совместно.//Айзек Азимов. Эссе о роботах.– М., 2002.–URL: http://lib.ru/FOUNDATION/mechty_robotow.txt (дата обращения 05.10.2010).
22.Вяпонском театре играют люди и роботы. –URL: http://news.bbc.co.uk/hi/russian/sci/tech/newsid_7750000/7750404.stm(дата обращения 05.10.2010.)
23.Бердяев Н.А. Смысл творчества. Опыт оправдания человека. –М., 2011. –С. 80.
24.Азимов, Айзек. Эссе No 9. Новая профессия//Айзек Азимов. Эссе о роботах.–М.; 2002.–URL: http://lib.ru/FOUNDATION/mechty_robotow.txt(дата обращения 05.10.2010).
25.Дик Ф. К. Мечтают ли андроиды об электроовцах? –М., 1968. –URL: http://petrosavodsk.narod.ru/sheep.htm(дата обращения 02.01.2010).
26.Азимов, Айзек. Эссе No 16. Взаимодействие роботов.//Айзек Азимов. Эссе о роботах.–М., 2002.–URL: http://lib.ru/FOUNDATION/mechty_robotow.txt(дата обращения 05.10.2010).

Приложенные файлы

  • docx file24
    Размер файла: 37 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий