Княжна Вера Игнатьевна Гедройц (1870—1932): скальпель и перо


Чтобы посмотреть этот PDF файл с форматированием и разметкой, скачайте файл и откройте на своем компьютере.
1 Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение - лицей №18 г. Орла Самарина Марина Ивановна , педагог – организатор, руководитель музея «Зеркало истории» МБОУ – лицея №18 г. Орла, лауреат муниципальной премии лучшим педагогическим работникам муниципальных общеобразовательных учреждений г. Орла (2014 г.), лауреат Всероссийской литературной премии имени генерала М.Д. Скобелева (2015г.) лауреат региональной премии лучшим учителям и иным педагогическим работникам образовательных организаций Орловской области (2016 г.) член Союза журналистов России Княжна Вера Игнатьевна Гедройц (1870 — 1932) : скальпель и перо История России в женских портретах В орловском областном архиве среди документов, посвящѐнных событиям Первой мировой войны, есть фотография доктора медицины, одной из первых в России женщин - хирургов, профессора, Георгиевского кавалера, участницы Русско - японской и Первой мировой войн, поэтессы и прозаика княжны Веры И гнатьевны Гедройц. Хирургия, как и почти вся медицина, издревле была мужским делом. В нашей стране даже в начале ХХ века женщин - хирургов можно было пересчитать по пальцам, хотя все они были отличными специалистами — земский врач А.Г. Архангельская, доктора медицины Н.А. Добровольская и С.Н. Лисовская, врачи Обуховской больницы в Петроград е Г.Ф. Петрашевская и Н.И. Спасокукоцкая, саратовский хирург Н.В. Алмазова… Среди этой плеяды выделялась Вера Игнатьевна Гедройц (1870 — 1932) — одна из первых женщин, ставшая профессором хирургии. Работа, ее приливы и отливы. Трепет операций. Жгучие послеоп ерационные переживания, когда сливаешься в одно с едва мерцающей жизнью оперированного. Не спишь ночь, чтобы облегчить, понять, уяснить. Трудно высказать, как дорог больной, которого оперировали вы, который доверился вам. Ваша энергия, воля — слиты с ним н е только до выхода его из клиники, но и потом, и всегда, забудешь его лицо и никогда не забудешь рубец". Эти слова, по - своему раскрывающие сущность профессии хирурга, принадлежат нашей героине. В мае 1917 года безнадежная окопная тоска чинов 6 - й Сибирской стрелковой дивизии, державших фронт в Галиции, была внезапно развеяна известием о прибытии нового главного врача дивизионного перевязочного 2 отряда. Подобная новость была бы совершенно обыденной (война безжалостно обновляла все кадры доживавшей последние м есяцы армии, в том числе медицинские), если бы не личность нового доктора. Это была женщина – событие само по себе выдающееся в консервативной России начала ХХ века, и, более того, это была знаменитая княжна Вера Игнатьевна Гедройц, известный хирург, герои ня войны 1904 - 05 гг., главврач элитарного Царскосельского лазарета и доверенное лицо недавно свергнутой императорской семьи. Изможденные и озлобленные солдаты, переставшие приветствовать своих офицеров, с искренним уважением вытягивались «во фрунт», встреч ая эту крепко сложенную энергичную женщину с крупными, выразительными чертами лица, облаченную в простую полевую форму с единственным знаком различия – повязкой Красного Kреста. На фото: Вера Гедройц с ранеными в Царскосельском лазарете №3, Первая мировая война Служению этому символу милосердия Вера Гедройц, выдающийся практик и теоретик хирургии, первая женщина - военврач в России, отдала всю жизнь. Принадлежавшая к старинной литовской княжеской фамилии, она родилась в имении Слободище Брянского уе зда Орловской губернии в 1870 году, хотя некоторые биографы настаивают на другой дате – 1876 год. Отец Веры, князь Игнатий Гедройц, в молодости сочувствовавший польско - литовскому освободительному движению, слыл не только успешным предпринимателем, но и че ловеком прогрессивных взглядов. С этим Вере, по меркам еѐ времени, несказанно повезло: ей было предоставлено самой выбирать жизненный путь. Волевая и независимая, она с ранней юности презирала традиционные «женские» занятия, зато страстно тянулась к знания м. Вера училась сначала в Брянской прогимназии, где одним из ее преподавателей был прославившийся впоследствии писатель Василий Розанов, затем — в гимназии в Орле. После исключения из орловской гимназии за сатирическое стихотворение, девушка занялась сам ообразованием. В Санкт - Петербурге в возрасте пятнадцати лет, она посещала медицинские курсы Лесгафта, и, верная вольнолюбивым 3 традициям семьи, сблизилась с революционными кругами. В 1892 году Вера Гедройц была арестована жандармерией вместе с группой един омышленников. Вскоре выяснилось, что ее участие в кружке молодых радикалов (кружок Вейуштока) «не представляло реальной опасности для престола», однако со столицей мятежной княжне все же пришлось расстаться: ее выслали в имение отца под надзор полиции. Каз алось, все пути к медицинскому образованию оказались отрезаны, но решительная барышня не была намерена сдаваться обстоятельствам. Чтобы получить паспорт для выезда за границу, где женщинам доступен диплом врача, в 1894 году Вера вступает в фиктивный брак с поручиком Николаем Белозеровым, образованным молодым офицером из «разночинцев». Биограф Веры Гедройц Т. Хохлова полагает, что в своем автобиографической повести «Отрыв», изданной в 1931 году, она с искренней теплотой вывела образ бывшего мужа – «гиганта с сильной походкой и лучистыми глазами, смешного и милого». Этот брак продержался до 1905 года, когда он был добровольно расторгнут. Итак, благодаря помощи поручика Белозерова, Вера Гедройц сумела выехать в Швейцарию, где поступила на медицинский факультет Лозаннского университета. Талантливая молодая женщина училась под руководством известного профессора Цезаря Ру и в 1898 году с отличием получила диплом «доктора медицины и хирургии». После этого до 1900 года она проработала в Швейцарии, ассистируя професс ору Ру на операциях и читая лекции в университете в качестве приват - доцента. Однако пришедшее из России трагическое известие о смерти сестры от туберкулеза и тяжкой болезни матери заставило Веру бросить все и устремиться на родину. Поддерживая престарелых родителей, неутомимая княжна одновременно отчаянно пыталась добиться медицинской практики в России. В 1902 году она с успехом держит экзамен при Московском университете. Имперские чиновники от медицины нашли восходящей звезде европейской хирургии только место хирурга в захолустной маленькой больнице при Мальцевских цементных заводах в посѐлке Людиново Калужской губернии, и то лишь по «ходатайству» отца - князя. Поначалу условия работы здесь были далеки от того, к чему привыкла Вера в швейцарской клинике. Н о молодой врач, пользуясь поддержкой администрации, сумела расширить и переоборудовать эту небольшую больницу, оснастить ее новым хирургическим инструментарием и оборудованием, в общем, превратила заурядную больничку в образцовую. Уже в ноябре 1900 года он а начинает здесь свою хирургическую деятельность: производит первую операцию по поводу паховой грыжи. Вера Игнатьевна оперирует на органах брюшной полости, производит ортопедические, гинекологические и другие операции. Оценив это, еѐ коллеги из расположенн ых неподалеку Людиновской и Жиздринской земских больниц направляют к ней больных для оперативного лечения. 4 Слава о первой и единственной в России женщине - хирурге из провинции мгновенно достигает императорского дворца. В 1902 году Вера Гедройц получила при глашение на 3 - й всероссийский съезд хирургов, где заслужила признание и уважение. Когда в 1904 году началась Русско - японская война, в помощь военно - медицинской службе Общество Красного Креста России решило послать на фронт санитарные отряды и поезда. Узнав об этом, Вера Игнатьевна подает заявление и вскоре становится врачом - хирургом санитарного поезда. При содействии старшего уполномоченного российского общества Красного Креста Е.Боткина (впоследствии личного врача царской семьи) Вера получила назначение вр ачом «Подвижного передового дворянского отряда» - полевого госпиталя, организованного имевшими медицинское образование представителями аристократии. Госпиталь в составе двух врачей – В.Гедройц и Ф.Фетисова, провизора Н.Комлева и 12 медицинских сестер (впос ледствии – 14) в сентябре 1904 года прибыл на маньчжурский театр боевых действий. Армейское командование придало ему усиление в составе 20 нижних чинов – санитаров и транспорт из 40 повозок с вольнонаемными погонщиками - китайцами. 19 сентября Дворянский отр яд двинулся в расположение действующей армии, а уже 28 сентября развернутый им госпиталь принял первых раненых в ходе сражения на реке Шахэ. Вера Гедройц с присущей ей кипучей энергией включилась в работу полевого госпиталя. Она лично сопровождала гужевые транспорты, доставлявшие раненых с поля сражения, руководила их распределением по потокам («госпиталь должен играть роль фильтра, в котором должны задерживаться два сорта раненых: во 1 - х, легко раненые, которые по истечении 8 - 10 дней лечения могут возврат иться обратно в часть,… во 2 - х, тяжело раненые, для которых самое приспособленное и удобное передвижение может быть гибельным») проводила в полевых условиях серьезные операции. Княжна Вера оперировала в специально оборудованном железнодорожном вагоне, обло женном глиной для защиты от холода. Только за первые 6 дней работы санитарного поезда она сделала 56 сложных операций. Выдающийся хирург - практик, она успешно оперировала легендарного генерала В.И. Гурко и пленного японского наследного принца, который впос ледствии прислал дары русским монархам и назвал ее "княжной милосердия с руками, дарящими жизнь". Газеты писали о необычайной смелости операций, которые княжна делала буквально под огнем противника, но речь в этих репортажах шла не о научной смелости, а о человеческой доблести хирурга — действительно незаурядной. Мировая военная медицина кампании 1904 - 05 гг. обязана ей нововведением, сейчас представляющимся очевидным. Как отмечает британский биограф княжны - хирурга Дж.Беннинг, она впервые начала делать в по левых условиях полостные операции, которые ранее считалось возможным проводить только в условиях стационара, до которого многие 5 тяжелораненые попросту не доезжали живыми. Персонал Дворянского госпиталя (пополненный в ноябре 3 врачами, 1 студентом - медиком и 2 фельдшерами) работал с огромным напряжением сил. За месяц квалифицированную помощь получили 1 255 раненых, в т. ч. 554 «тяжелых». Существует легенда, что среди спасенных Верой Гедройц жизней был пленный японский офицер, оказавшийся одним из младших член ов императорской фамилии. После войны он прислал «русской княжне с милосердными руками» письмо с изысканными изъявлениями благодарности и кимоно из лучшего шелка. В январе Дворянский медицинский отряд был усилен санитарным поездом, составленным из Дворянск ого операционного вагона и пяти теплушек для транспортировки раненых. Главврачом поезда была назначена Вера Гедройц, в помощь которой были преданы фельдшер Зинаида Бибикова и 6 наиболее ослабленных перенесенными испытаниями медсестер, которых таким образом защитили от холода промозглой маньчжурской зимы. На поля сражений Вера Гедройц и еѐ товарищи вернулись 11 января 1905 года, развернув госпиталь в тяжелейших зимних условиях всего за 5 дней. В феврале, в ходе генерального сражения под Мукденом, через опера ционный вагон Веры Гедройц (вместе с ней работали армейские хирурги Г.Горштейн и Л.Фельдман) прошло 1 855 раненых и обмороженных. Дворянский госпиталь, рассчитанный на 2 тысячи мест, принял намного больше, хотя на сей раз не удалось избежать высокой смертн ости – обстоятельства оказались сильнее самоотверженности медиков. Эвакуироваться Дворянскому госпиталю пришлось практически под обстрелом в связи с быстрым отступлением разбитых российских войск, однако и этот сложный маневр был выполнен в образцовом поря дке. Санитарный поезд Веры Гедройц последним покинул место своей дислокации в районе Фушунских копей. Слава щедро ласкала импозантную даму - врача своими лучами: сама императрица Александра Федоровна, курировавшая работу Красного Креста, вручила ей три знака отличия, а военное командование оценило ее заслуги золотой медалью «За усердие» на Анненской ленте и серебряной медалью «За храбрость» на Георгиевской ленте. 16 мая 1905 года ей также присуждена серебряная медаль Красного Креста. Возв ра тив шись из дейст вующей армии, в июле 1905 года Вера Игнать - евна выступает с отчѐтом о работе Подвижного передового дворянского отряда в Брянском обществе врачей, обобщив полученный опыт и сделав ряд важных выводов по военной медицине. Опубликованный княжной отчет, снабженный фотоматериалами, рисунками и схемами, вызвал огромный интерес в медицинских и военных кругах Российской империи. Еѐ имя как женщины - хирурга, как героя войны стало известным на всю страну. Долгие годы забытая и гони мая, княжна Вера Гедройц начинает стремительное восхождение по карьерной лестнице. 6 В 1905 году Веру Игнатьевну назначили главным хирургом Жиздринского уезда. Вскоре она становится главным хирургом заводов Калужской и Орловской губерний, затем в феврале 1 906 года главным хирургом Мальцовских заводов , возглавляет Людиновскую больницу, впервые в провинциальной России превращая еѐ в многопрофильный хирургический центр. Беззаветно преданная любимому делу, она по - прежнему много опе - рирует, передавая свой богатый опыт молодым врачам. Активно продол жает научную деятель ность. Являясь действи тель ным членом Брянского общества врачей и Жизд рин ско го врачебно - санитарного комитета, постоянно выступает с докладами и сообщениями. С 1902 по 1909 г. семнадцать научных работ В. И. Гедройц опуб ли кова ны в оте чест вен ной и зарубежной печати. Круп ные специалисты отмечали их большое значение для развития медицины. Гедройц разрабатывала вопросы производственного травматизма, грыж брюшной стенки, хирургии щитовидной желез ы, опухолей различных органов, туберкулѐза костей, акушерства. Вера Игнатьевна печатала статьи в медицинских журналах, проводила с земскими врачами обсуждения диагностики и лечения различных заболеваний. Помимо практической хирургии и организаторской деяте льности, она не оставила занятий наукой, собирала материал для диссертации, задумывалась над написанием учебника. Зимой 1909 года Вера Гедройц получила приглашение в Петербург на открытие детской клиники. Приехав в столицу, она встретилась с фронтовым дру гом Е. С. Боткиным , который к тому времени был приват - доцентом Военно - медицинской академии и личным врачом царской семьи. Он пригласил Веру Игнатьевну к себе в помощницы, поскольку в императорской семье из семи человек пять были женщины, а он знал еѐ как п ервоклассного специалиста, в том числе по женским болезням. По личному приглашению императрицы она становится старшим ординатором Царскосельского Придворного госпиталя, «с жалованием 2100 рублей при казенной квартире». Тогда же она начинает лечить детей ро ссийского императорского семейства и его приближенных, что открывает для нее новое поле профессиональной деятельности – детскую хирургию. Нужно сказать, что склонная к эпатажу княжна воспользовалась переменами в своем положении для самовыражения, как гово рится, «по полной программе». Она ходила почти исключительно в мужской одежде (особенно шокируя ретроградов костюмом с брюками, бобровой шапкой и соболиной шубой «а - ля Шаляпин»), говорила низким голосом, много курила. Однако не только внешними проявлениям и общественного вызова жила в те годы еѐ душа. Вера Игнатьевна была талантливым, разносторонне образованным человеком. 7 В Царском Селе и Петербурге она познакомились с поэтами и литераторами Н.С. Гумилевым, А.А. Ахматовой, М.И. Цветаевой, О.Э. Мандельштамом и другими, позднее с С.А. Есениным. Общение с творческими людьми возродило в ней тягу к литературной деятельности, она начала писать стихи, баллады, пьесы, рассказы, сказки. Активно помогая молодым литераторам материально, Вера Гедройц заслуж ила всеобщую благодарность и уважение, однако ее первое произведения («Стихи и сказки», 1910, под псевдонимом Сергей Гедройц – имя ее покойного брата) вызвало отнюдь не восторженные отклики. Вышедший в 1913 году под эгидой возглавляемого Н. Гумилевым творч еского объединения «Цех поэтов» сборник стихов «Вег», в котором поэтесса отдала дань модному в то время мистицизму, российская богема приняла более благосклонно. В профессиональном плане период между Русско - японской и Первой мировой войнами также был для княжны Гедройц довольно плодотворным: сакраментальные слова «особа, приближенная к императорскому семейству» сами по себе имели в России начала ХХ века магическое действие, а если приложить к ним подлинный талант и огромную работоспособность... В 1912 году она защитила в Московском университете докторскую диссертацию. В 1914 году она издает книгу "Беседы о хирургии для сестер и врачей", где обобщает свой опыт, полученный во время русско - японской войны . Изданный Верой Гедройц учебник и сейчас не потерял свое го значения и читается с большим интересом. С началом Первой мировой войны В.И. Гедройц в должности главного врача Царскосельского Дворцового госпиталя работает над его переоборудованием, подготавливает этот и другие госпиталя к приему раненых, и приступа ет к многочисленным операциям раненых, которые доставлялись в Царское Село с фронта с помощью сети санитарных поездов. Еѐ милосердные руки спасли жизнь множеству раненых российских солдат и офицеров. "Эти дни точно в чаду. Работы всегда было много, а тепе рь, когда в короткий срок нужно открыть большое количество госпиталей, хотелось бы, чтобы день был вдвое. У меня ежедневно не менее пяти полостных операций в Дворцовом госпитале, где я состою исполняющей обязанности главного врача" - пишет Вера Игнатьевна в дневнике 1914 года. Работая в Царскосельском госпитале (Царскосельский лазарет №3), оказывая помощь раненым офицерам и солдатам, она так же являлась наставницей императрицы Александры Федоровны и ее дочерей Ольги и Татьяны при их обучении на курсах сестер милосердия. Получив дипломы, императрица и ее дочери работали без всяких скидок на августейшую кровь, асси стировали Вере Игнатьевне при операциях, помогали при перевязках. Стоя с хирургом, государыня, как каждая операционная сестра, подавала стерилизованные инструменты, вату и 8 бинты, уносила ампутированные руки и ноги, перевязывала гангренозные раны, и стойко вынося ужасные картины военного госпиталя во время войны. После Февральской революции на неѐ, как на приближѐнную царской семьи начинается давление и ей приходится покинуть Царское Село. В мае 1917 года, В.И. Гедройц едет на фронт и становится корпусным х ирургом 6 - й Сибирской стрелковой дивизии. Фронт встретил нового главного врача предчувствием скорой катастрофы и ужасным состоянием исчерпавших за время войны свои ресурсы военно - медицинских подразделений. Чтобы навести порядок у себя в «хозяйстве», княжне потребовалась поистине железная твердость и умение увлечь смертельно уставших и ожесточившихся подчиненных. Тем не менее, фронтовая работа Веры Гедройц (в том числе во время разразившейся в июне - июле 1917 года так называемой «пятой Галицийской битвы», ког да счет раненым, прошедшим через ее перевязочный отряд, шел на многие сотни) была настолько результативной, что вскоре последовало назначение с повышением - корпусным хирургом V Сибирского корпуса. Это была должность, соответствовавшая, как минимум, армейс кому подполковнику – небывалый карьерный рост для женщины в России тех лет. На новом посту княжна - хирург встретила вторую революцию – Октябрьскую, последовавший развал и «самодемобилизацию» армии. В условиях хаоса, охватившего армию накануне и после заключ ения большевиками сепаратного Брестского мира, о том, что происходило с Верой Гедройц в конце 1917 - начале 1918 года известно очень немного. Существует версия, что она, хорошо говорившая по - украински, недолгое время прослужила военным медиком в вооруженных силах созданной Центральной радой Украинской Народной республики (УНР), пока в январе 1918 года не получила ранение при невыясненных обстоятельствах. Для лечения бывшая княжна была эвакуирована в Киев, где и поселилась в доме своей подруги Марии Нирод, то же бывшей аристократки и сестры милосердия Царскосельского лазарета, с которой не расставалась до конца жизни. Политика, война и слава более не занимали эту женщину, прошедшую долгий и нелегкий путь. Все силы отныне она отдала двум главным делам в своей ж изни – медицине и литературе. В 1919 году, едва оправившись от ран, Вера Гедройц организовала в украинской столице клинику челюстно - лицевой хирургии, в 1921 году была приглашена на работу в клинику Киевского медицинского института, где, в частности, в каче стве приват - доцента читала курс детской хирургии. В 1923 году она была избрана профессором медицины, в 1929 - м – заведующей кафедрой хирургии. Она много публиковалась в различных научных изданиях, работала над учебником по детской хирургии. В 1920 - е годы и з - под пера Веры Гедройц вышел цикл стихов, проникнутых чувством глубокой теплоты к людям, окружавшим ее на разных этапах пути (в частности, к расстрелянному большевиками Н.Гумилеву и к трагически погибшему Сергею Есенину), светлой ностальгией по прошлому и уважением кбылымдрузьям. Разумеется, в советской литературе этим стихам места не нашлось. Успешнее проложил 9 себе дорогу ряд автобиографических повестей под общим названием «Жизнь» («Кафтанчик», «Лях», «Отрыв») который был напечатан в Ленинграде в 1931 год у. В 1929 году профессор Черняховский вынужден был оставить руководство клиникой факультетской хирургии: своим преемником он назвал В.И.Гедройц. Вера Игнатьевна стала первой женщиной - профессором хирургии в нашей стране — и в течение двух лет с успехом воз главляла эту ведущую клинику Киевского медицинского института. Вера Игнатьевна продолжает работу практического хирурга: в области эндокринной хирургии, при врожденных пороках сердца, в случаях онкологических поражений. Теперь в городе она широко известна. Когда в клинику по поводу осложненного аппендицита поступила Надежда Хазина - жена поэта Осипа Мандельштама, еѐ спасла княжна Гедройц. Продолжает Вера Игнатьевна и свой литературный труд, пишет стихи, а, приблизительно, с 1926 года — мемуарную прозу на материале своих обширных дневников. Прокатившаяся по стране первая волна сталинских репрессий не обошла стороной и известную женщину - хирурга, которая имела мужество не открещиваться от своего прошлого. В 1930 году она была уволена из университета без пр ава на пенсию, однако арестовать ее у киевских чекистов не поднялась рука: слишком многие вокруг были обязаны ей жизнью и здоровьем. Вера Игнатьевна купила дом в пригороде Киева, почти оставила хирургическую деятельность и стала заниматься писательской, задумав издание цикла полу автобиографических повестей под общим названием «Жизнь». Издательство выпустило три из них: «Кафтанчик» (Л., 1930), «Лях» (Л., 1931), «Отрыв» (Л., б.г.). Незадолго до смерти Вера Игнатьевна вручила одному из друзей письмо своего у чителя, профессора Цезаря Ру, в котором тот завещал ей, российскому хирургу, кафедру хирургии Женевского университета. В 1937 году на основании этого письма ее друг был обвинен в шпионаже и репрессирован. Та же судьба, несомненно, ожидала и саму Веру Игнат ьевну, если бы она вовремя не умерла своей смертью в марте 1932 года. Княжна Вера Игнатьевна Гедройц кончалась от рака в 1932 году и была похоронена на Спасо - 10 Преображенском (ныне Корчеватском) кладбище в Киеве. Над ее могилой был поставлен скромный крест с жестяной табличкой. Внутри ограды находится еще одна могила – архиепископа Ермогена. Некогда, будучи молодым священником, он смертельно заболел, вторая жизнь была дарована ему руками чудесной женщины - хирурга Веры Игнатьевны Гедройц. После ее кончины он п реданно ухаживал за ее могилой и завещал похоронить себя рядом с ней. Такова история жизни этой неординарной женщины, жизни - достойной описания в энциклопедии ЖЗЛ, жизни - посвященной служению людям и Отчизне. Княжна и девочка из глубокой провинции, тала нтливый хирург, проявившая свой дар, спасая раненых в Русско - японскую и Первую мировую войнах, писательница, публиковавшая свои произведения в петербургских журналах вместе с поэтами Серебряного века – столь противоречивые сплетения судьбы трудно поддаются стандартным описаниям. В честь первой в России женщины, получившей звание профессора хирургии Веры Игнатьевны Гедройц, на территории бывшего Дворцового госпиталя (ныне городская больница № 38 им. Н. А. Семашко), в центральной районной больнице города Людиново Калужской области установлены мемориальные доски. В городе Фокино Брянской области еѐ именем названа больница, в которой Вера Гедройц начинала свой врачебный путь. Такова история жизни княжны Веры Игнатьев ны Гедройц, этой неординарной женщины, жизни - достойной описания в энциклопедии ЖЗЛ, жизни - посвященной служению людям и Отчизне. Княжна и девочка из глубокой провинции, первая в России женщина - военврач, талантливый хирург, проявившая свой дар, спасая ран еных в Русско - японскую и Первую мировую войнах, писательница, публиковавшая свои произведения в петербургских журналах вместе с поэтами Серебряного века – столь противоречивые сплетения судьбы трудно поддаются стандартным описаниям. 11 Еѐ имя на многие годы было забыто, чтобы вновь засиять в наши дни как символ красоты духа и самоотверженного служения жизни. ИСТОЧНИКИ Карохин Л. Ф. В доме на Колпинской. – Санкт - Петербург: Серебряный век, 2008. - 144с. Карохин Л. Я тебя помню в голубой рубашке (Гедройц и Есенин) // Царскосельская газета. - №38. – 29 сентября 2005г. Козлова М. Княжна милосердия // Царскосельская газета. - №24. – 04 апреля 1996г. Конасова Н.Ю. Через века и годы. История и современность городов Пуш кина и Павловска. – СПб.: Тускарора, 2005. – 208 Семѐнова Г. Царское Село: знакомое и незнакомое. - М.: Центрполиграф, 2009. – 638 с. Сорокина Т.С. История медицины: в 2 - х т. - М.: Изд - во РУДН, 1992. - Т.1. - 213с. Чернявская О. Обладательница рук исцеляющих. Гедройц // Санкт - Петербургские ведомости. – 20.04.1995г. Хохлов В. Г. Цвет жизни белой. — Брянск: Брянское СРП ВОГ, 2011. — 216 с. Шмелев Ю. Два века истории. К 190 - летию царского госпиталя // Царскосельская газета. - №25 - 26. – 25 апреля и 8 мая 2003г. Шмелев Ю. Доктор медицины княжна Вера Игнатьевна Гедройц // Царскосельская газета. - №13 - 14. – 07 апреля и 14 апреля 2005г. Cтраница Кирилла Финкельштейна/Княжна Вера Гедройц: скальпель и перо. http://kfinkelshteyn.narod.ru/Tzarskoye_Selo/Gedroitz2.htm Вера Гедройц: http://kfinkelshteyn.narod.ru/Tzarskoye_Selo/Gedr_stoya.jpg Могила Веры Гедройц: http://kfinkelshteyn.narod.ru/Tzarskoye_Selo/Mogila1.jpg ПРИЛОЖЕНИЕ СТИХИ ВЕРЫ ГЕДРОЙЦ Госпиталь Квадрат холодный и печальный Среди раскинутых аллей, Куда восток и север дальний Слал с поля битв куски людей. Где крики, стоны и проклятья Наркоз спокойный прекращал, И непонятные заклятья Сестер улыбкой освещал. Мельканье фонарей неясных, 12 Борьба любви и духов тьмы, Где трѐх сестѐр, сестѐр прекрасных Всегда привыкли видеть мы. Молчат таинственные своды, Внутри, как прежде, стон и кровь, Но выжгли огненные годы — Любовь. Вера Гедройц. 29.12.1925. Царское Село В прошлое чудное, прошлое милое Часто душой уношусь. К дням, улетевшим с безумною силою, Сердцем усталым стремлюсь. Много в нѐм разлито счастья могучего, Всѐ так полно красотой. Время ушедшее. Ноченьки жгучие, Дразнят восторгов мечтой. Их не вернуть мне, часов упоения, Снова тебя не обнять. Ревности муки, порывы сомнения, Прочь от себя не прогнать. Не для тебя, моя доля унылая, Вспыхнет надежд светлый рой. Только лишь пр ошлое чудное, милое, Всюду и вечно со мной.

Приложенные файлы

  • pdf file1. Dok29
    Княжна Вера Игнатьевна Гедройц (1870—1932): скальпель и перо
    Размер файла: 907 kB Загрузок: 1