Статья «Тень Ребекки, или Роль художественной детали в романе Дафны дю Морье «Ребекка»

студенческая научная статья
науч.рук. Чистякова И.В., МАОУ «Лицей № 1» г. Тула,
2013 год, место создания – ТГПУ им. Л.Н.Толстого


Тень Ребекки, или Роль художественной детали в романе Дафны дю Морье «Ребекка»

Чуфистова Светлана Андреевна,
студентка, 4 курс, специальность «Филологическое образование»,
ТГПУ им. Л.Н.Толстого,
г. Тула
научный руководитель Чистякова Ирина Валерьевна

Роман Дафны дю Морье вошел в историю английской и мировой литературы как один из самых интригующих, захватывающих сюжетов. Роман стал классикой современной литературы, оказав заметное влияние на культуру XX века. В частности, он был неоднократно экранизирован, адаптирован для театральной постановки, мюзикла, к роману было написано несколько продолжений, и он лёг в основу учебной программы по изучению английской литературы и словесности в [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Однако не только в сюжете заключается интерес к изучению данного произведения. Роль художественных деталей в романе представляет огромное поле для деятельности: мрачновато-готический оттенок сюжета «Ребекки» еще перед полным прочтением держит нас в предвкушении изюминки. Еще Л.Н. Толстой говорил о том, что эмоционально-эстетическое воздействие на читателей «только тогда достигается и в той мере, в какой художник находит бесконечно малые моменты, из которых складывается произведение искусства» [4, 56]. Именно благодаря этим «бесконечно малым моментам» роман стал таким известным и вошел в список ста самых лучших детективных романов XX века.
С самых первых строк «Ребекки» читатель находится в напряжении, в ожидании чего-то. По мере того, как развиваются события в романе, предвкушение какого-то самого главного растет с каждой страницей.
Неслучайно роман был назван автором именно «Ребекка», а не «Мандерли», например, или как-нибудь иначе. Всё действие вращается вокруг Ребекки - загадочной, мистической фигуры, которая, в конце концов, оставила след в судьбах каждого персонажа книги. Она как тень следовала за всеми и за всем в поместье Мандерли; подобно призраку, который не виден, но его присутствие ощущается всеми, она держала в напряжении каждого обитателя Мандерли.
Мандерли – фамильное имение де Винтеров, в котором прожило жизнь не одно поколение. Однако именно после появления в нем Ребекки, Мандерли кардинально меняет свое значение для владельца поместья – Максима де Винтера. Это место для Максима очень важное, оно связано с его прошлым, со всей его жизнью. Но, в то же время, после пребывания там Ребекки, Мандерли не дает покоя Максиму в настоящем. Как бы далеко не было прошлое, как бы ни старался Максим забыть его, отвлечься, все теперь в Мандерли будет напоминать ему Ребекку. Теперь и настоящее, и даже будущее Максима и его поместья неразрывно связаны с прошлым, с Ребеккой.
Появление Ребекки в романе происходит постепенно. С каждой страницей Ребекки все больше. Сначала она лишь почерк, книга, платок, но впоследствии она вырастает в настоящего главного героя романа.
В романе практически нет описания Ребекки, её точного портрета, конкретного описания черт её характера. Однако, прочитав роман, читатель прекрасно может представить, какая была Ребекка де Винтер при жизни, читатель знает о ней все. Достигается это именно благодаря огромному количеству самых разнообразных художественных деталей, из которых, как из осколков в калейдоскопе, складывается полная картина.
Художественная деталь   особо значимый, выделенный элемент художественного образа[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ], выразительная подробность в произведении, несущая значительную смысловую и идейно-эмоциональную нагрузку [1, 97-98]. Деталь способна с помощью небольшого текстового объема передать максимальное количество информации, с помощью детали одним или несколькими словами можно получить самое яркое представление о персонаже (его внешности или психологии), интерьере, обстановке. В отличие от подробности, которая действует всегда с другими подробностями, составляя полную и правдоподобную картину мира, деталь всегда самостоятельна.
Понятие детали в литературоведении никогда не обходили стороной. Многие ученые обращались к этому понятию: М.М. Бахтин, Г.Н. Поспелов, В.Е. Хализев, А.П. Чудаков, Л.В. Чернец, Е.А. Добин и других авторов [2, 78].
По работам М.Л. Ремнёва, Л.В. Чернец, Л.А. Маркина и других мы можем сказать, что к художественной детали (от франц. Detail – подробность, мелочь) относят преимущественно предметные подробности в широком понимании: подробности быта, пейзажа, портрета, интерьера, а также жеста, субъективной реакции, действия и речи (так называемая речевая характеристика) [4, 42]. Первоначально художественная деталь осознавалась как средство изображения (описания) объемности, конкретности предметного мира и служила гарантией жизненной достоверности и художественной правды. В дальнейшем эстетические функции детали усложнились.
Будучи элементом художественного целого, деталь сама по себе является мельчайшим образом, микрообразом. В то же время деталь практически всегда составляет часть более крупного образа [3, 267]. 
В романе Дафны дю Морье этот принцип реализовывается не раз. Каждая отдельная деталь – это составляющая целого образа и, в то же время, самобытная сущность.
Героиня, от лица которой идет повествование в книге, на протяжении практически всего романа находится во власти Ребекки, или, если быть точным, во власти деталей, связанных с Ребеккой, во власти её тени. Сначала почерк: «"Maxfrom Rebecca. May 17th," written in a curious, slanting hand. A little blob of ink marred the white page opposite, as though the writer, in impatience, had shaken her pen to make the ink flow freely. And then, as it bubbled through the nib, it came a little thick, so that the name Rebecca stood out black and strong, the tall and sloping R dwarfing the other letters.» Затем её кабинет, где она снова увидела её почерк: «This was a woman's room, graceful, fragile, the room of someone who had chosen every particle of furniture with great care, so that each chair, each vase, each small, infinitesimal thing should be in harmony with one another, and with her own personality There was no intermingling of style, no confusing of period, and the result was perfection in a strange and startling way, not coldly formal like the drawing-room shown to the public, but vividly alive, having something of the same glow how strange it was that this room, so lovely and so rich in colour, should be, at the same time, so business-like and purposeful a room furnished as this was in such exquisite taste,, would be a place of decoration only, languorous and intimate; «each ticket written in that same scrawling pointed hand that I knew already.»
Все эти мелочи дают пусть не полную, но уже довольно ясную часть картины Ребекки, того, что она из себя представляла при жизни, каким человеком была – сильная, строгая, в какой-то степени прямолинейная (об этом можно сказать, глядя на её почерк), обладающая безупречным тонким вкусом (её кабинет говорит сам за себя).
Но не только предметы интерьера и прочие мелочи, детали являли собой тень Ребекки. Воплощением её были даже люди. Главной фигурой, олицетворяющей Ребекку, была миссис Дэнверс, экономка Мандерли. Раньше она была горничной Ребекки, а еще раньше её няней; Ребекка выросла на её глазах и для неё она была дороже жизни. Миссис Дэнверс боготворила Ребекку, и, в буквальном смысле этого слова, была «фанатиком» по отношению ко всему, что было связано с её госпожой. Главной тенью Ребекки была именно миссис Дэнверс.
С самой первой минуты появления главной героини в поместье Мандерли миссис Дэнверс была как призрак, живое воплощение мертвого человека. «Someone advanced from the sea of faces, someone tall and gaunt, dressed in deep black, whose prominent cheek-bones and great, hollow eyes gave her a skull's face, parchment-white, set on a skeleton's frame.»Довольно часто в обращении к миссис Дэнверс автор использует словосочетание «black figure». И здесь, возможно, упоминается не только цвет её одежды, но и в принципе характер, внутренний мир – «темный человек» из «темного» прошлого. Миссис Дэнверс – это воплощение той темной энергии, это призрачная тень, которая преследует Максима де Винтером и его молодую жену.
Иными словами, проанализировав отдельные моменты романа, можно утверждать о том, что художественная деталь присутствует практически в каждом событии. Эти мелочи создают целостную картинку, помогают читателю переместиться в атмосферу романа, почувствовать себя его частью, придают книге неповторимость, загадочность. Каждая художественная деталь – это маленькая тень, которые все вместе составляют одну самую главную – тень Ребекки.
Но, все же, тень не может преследовать вечно, с ней можно бороться. И Максим де Винтер с молодой супругой все-таки смогли избавиться от нее, но досталось им это очень дорогой ценой. Ребекка не смогла уйти просто так, она забрала с собой то дорогое, что было у Максима, практически его жизнь. Она забрала с собой Мандерли, о чем свидетельствует такой неожиданный, трагический и в то же время яркий финал. На мой взгляд, это именно тот финал, который должен был быть. Тень Ребекки исчезла, и Мандерли не мог стать прежним после нее. Поместье сгорело и больше ничего, кроме памяти не сможет напомнить героям о том теперь уже прошлом, которое связывало их с именем Ребекка.

Литература
Галанов Б. Живопись словом: Портрет. Пейзаж. Вещь. – М.: Советский писатель, 1974 . – 343 с. 
Есин А.Б. Принципы и приемы анализа литературного произведения. – М.: Флинта, Наука, 2000 - 248 с.
Литературный энциклопедический словарь / Под ред. В. М. Кожевникова, П. А. Николаева. - М.: Советская энциклопедия, 1987. - 751 с.
Хализев, В.Е. Теория литературы. – М. Высшая школа, 2002 – 110 с.
HYPER15Основной шрифт абзаца

Приложенные файлы

  • doc article1
    Размер файла: 47 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий