Евич Е.М. Индивидуально-личностный подход в процессе эмоционально-эстетического развития старшеклассников на уроках русской литературы

Евич Е.М.
Индивидуально-личностный подход в процессе
эмоционально-эстетического развития старшеклассников
на уроках русской литературы

На современном этапе развития общества знаниевая парадигма образования не соответствует характеру формирующейся культуры личности и человеческой деятельности. Наблюдается тенденция перехода к гуманистическому подходу в образовании, в основе которого лежат накопление, сохранение и передача духовных личностных ценностей. В контексте гуманизации образования сутью современного обучения должны стать бережное отношение к внутреннему миру школьника, обогащение его духовного потенциала, реализация его потребностей, интересов, развитие способностей, укрепление гуманных отношений. Последовательная реализация гуманистического принципа создает предпосылки к построению личностно-ориентированного образовательного процесса, в центре внимания которого находится формирующаяся личность ребенка.
Для эстетического воспитания и такого его компонента как эмоционально-эстетическое развитие важным является учет эмоциональной направленности личности, характера эмоциональных представлений и предпочтений, лежащих в основе эстетических потребностей и являющихся детерминантом эстетической деятельности и эстетического восприятия как одного из ее видов.
Б.И. Додонов в своем исследовании приходит к выводу, что определенные эмоции могут стать ценными для личности и составлять основу ее потребности в эмоциональном насыщении. В процессе накопления опыта переживаний у человека формируется «особое психологически обусловленное тяготение к определенным эмоциональным явлениям, наряду с целевыми установками формируются установки на определенные комплексы эмоций и чувств» [1, c. 96]. Любая деятельность, которую человек выполняет не только по необходимости, ценна для него тем, что удовлетворяет его влечение к определенным переживаниям. Стремление человека к определенным переживаниям своих отношений к действительности «становится одним из важных факторов, определяющих направленность личности» [1, c. 103], названную исследователем общей эмоциональной направленностью (ОЭН). Ниже мы приводим классификацию «ценных» эмоциональный переживаний и типов эмоциональной направленности, разработанную Б.И. Додоновым.
Альтруистические эмоции, возникающие на основе потребности в содействии, помощи, покровительстве другим людям.
Коммуникативные эмоции, возникающие на основе потребности в общении.
Глорические эмоции, связанные с потребностью в самоутверждении, в славе.
Праксические эмоции, вызываемые деятельностью, ее успешностью, трудностями ее осуществления, ее завершением.
Пугнические эмоции, происходящие от потребности в преодолении опасности.
Романтические эмоции, связанные со стремлением к необычайному, таинственному.
Гностические эмоции, связанные с потребностью получения новой информации, обладающей свойствами «когнитивной гармонии».
Гедонистические эмоции, связанные с удовлетворением потребности в телесном и душевном комфорте.
Акизитивные эмоции, связанные с интересом к накоплению вещей, выходящему за пределы практической нужды.
Эстетические эмоции, отражающие потребности человека в гармонии, красоте.
Лирические эмоции, определенные Б.И. Додоновым как модификация эстетических, мы считаем целесообразным выделить в отдельный вид эмоциональных переживаний. В этих переживаниях «очень значителен компонент светлой, опоэтизированной печали» [1, c. 120].
В соответствие с тем, какой вид эмоций доминирует в эмоциональных предпочтениях личности, Б.И. Додонов определяет основные типы общей эмоциональной личности. В эмоциональном содержании интереса он выделяет три состава эмоций: константные, вариативно-групповые и индивидуально-специфичные составы. Первые переживаются при функционировании данного интереса всеми лицами, у которых он сформировался; вторые различаются у достаточно больших групп людей; третьи отмечаются лишь отдельными субъектами. Вследствие возможности дополнения вариативных и индивидуальных дополнений к основному составу изучение эмоциональной направленности личности на эстетическую и художественную деятельность способно подсказать учителю специальные пути формирования художественного интереса в каждом конкретном случае.
Как показало исследование особенностей восприятия искусства старшеклассниками, состав эмоций и чувств, возникающих у школьников в процессе их общения с художественными произведениями, значительно отличается от состава ОЭН. Результаты статистической обработки данных позволяют предположить наряду с общей эмоциональной направленностью личности существование художественной эмоциональной направленности (ХЭН).
Эстетическое развитие учащихся представляется возможным осуществить с опорой на специфику эмоциональной направленности личности, а не простым развитием всех возможных свойств, потребностей, «сторон». По мысли Б.И. Додонова, «истинно гармоничной является лишь личность, у которой всесторонность сформировалась на основе ярко выраженной направленности – эмоциональной и мировоззренческой» [1, c. 203]. Таким образом, многосторонность личности необходимо развивать не преодолением односторонних увлечений и эмоциональных приверженностей, а на основе закрепления этих приверженностей, распространяя их на другие виды деятельности, перенося на них формально сходную эмоциональную структуру.
Мы предполагаем, что, формируя интерес к искусству у «гностиков», следует широко ознакомить их с проблемными вопросами и парадоксами мира искусства. Для «пугнистов» будет целесообразным раскрыть азартную и рисковую стороны жизни и творчества художников-новаторов. «Альтруисты» заинтересуются предназначенностью художественных произведений приносить людям радость и счастье, облагораживать мир. Учащиеся с коммуникативной направленностью охотно вступят в диалог с автором.
Состав ХЭН личности учащихся мы определяли при помощи специально разработанного теста, в основу которого легла модифицированная тест-анкета Б.И. Додонова (Приложение 1.).
Направленность личности во многом определяется характером эмоциональных предпочтений, которые Л.Я. Дорфман определяет как «область значащих переживаний, которые обращены в будущее и связаны с «Я» человека» [2, c.295]. Состав эмоциональных переживаний исследователь определяет через такие структурообразующие параметры как модальность (радость, печаль, страх, гнев), энергия (активность - пассивность, напряжение - расслабление), направленность (объектная - субъектная).
Эмоциональные предпочтения как одна из форм эмоциональных представлений связана со свойствами личности и инициирует выбор художественного предмета с эмоциогенными качествами, соответствующими эмоциональным предпочтениям. Иначе говоря, «эмоциональные предпочтения есть некоторая устойчивая связь эмоциональных образов с их материальной моделью в художественном предмете, возникшая в результате актов личного выбора» [2, c. 295]. Эмоциональные предпочтения существуют потенциально, в форме эмоциональных образов, обращенных в некоторое отдаленное будущее, и влияют на выбор художественных объектов. Структура эмоциональных предпочтений индивидуальна и находится в связи с экстраверсией - интроверсией.
При разработки тем сочинений по роману М. Булгакова «Мастер и Маргарита» мы учли ХЭН всех учащихся экспериментального 11 класса и предложили им написать сочинения по следующим темам:
Эстетическая направленность:
Стилистический анализ эпизода.
Система символов в романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита».
Прекрасное и безобразное в романе «Мастер и Маргарита».
Символическое значение цвета в романе «Мастер и Маргарита».
Альтруистическая направленность:
Всепобеждающая сила любви и творчества.
Взаимоотношения добра и зла в романе «Мастер и Маргарита».
Истинные и мнимы ценности в романе «Мастер и Маргарита».
Проблема нравственного выбора и личной ответственности в романе «Мастер и Маргарита».

Жертвенность и подвиг духа в романе «Мастер и Маргарита» (пугническая направленность).
Проблема труда и творчества в романе «Мастер и Маргарита» (праксическая направленность.
Тайны булгаковского мира (романтическая направленность).
Духовные драмы героев (коммуникативная направленность).
Я хочу рассказать о романе (коммуникативная направленность)
Философская система романа «Мастер и Маргарита» (гностическая направленность).
Христианская проблематика романа «Мастер и Маргарита».
Учащимся контрольного класса было предложено написать сочинения по типовым темам:
Художественное своеобразие романа М. Булгакова «Мастер и Маргарита».
Основные темы и проблемы романа «Мастер и Маргарита».
Лирическое и трагическое в романе М. Булгакова.
История и современность в романе «Мастер и Маргарита».
Нетрудно заметить, что все темы направлены на гностическую ХЭН, первая и третья могут заинтересовать «эстетиков».
В процессе изучения поэзии в 11 классе нами был реализован принцип опоры на эмоциональные предпочтения личности, предварительно исследованные с использованием специально разработанного теста (Приложение 2.).
Дополнительно каждому испытуемому предлагалось ранжировать 12 произведений музыки, живописи, поэзии в порядке предпочтения и определить их эмоциональный тон по модальности (радостно, печально, выражая страх, гневно), активности (активно, пассивно, напряженно, расслабленно), и направленности (объектно, субъектно).
Учащимся было предложено написать сочинения-миниатюры по творчеству М. Цветаевой:
Я жажду чуда / Теперь, сейчас, в начале дня!
Воспоминанье слишком давит плечи
Сколько темной и грозной тоски / В голове моей светловолосой.
И безудержно – мой конь / Любит бешеную скачку! – / Я метала бы в огонь / Прошлого за пачкой пачку
Ум – отрезвленней, грудь свободней, / Опять умиротворена.
Я столько раз хотела жить / И столько – умереть!
С большою нежностью – потому
Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес
Счастие или грусть
Возношу тебя, бремя лучшее

Индивидуально-личностная направленность учащихся была также учтена нами при разработке заданий к практической работе по роману М. Шолохова «Поднятая целина». Учащимся было предложено выбрать один из вариантов выполнения работы, а также образ героя и фрагмент художественного текста. В распоряжение учеников была предоставлена обширная фонотека.
Практическая работа

Тема: Анализ и построение художественной модели образа литературного героя по мотивам романа М.А.Шолохова «Поднятая целина»
Цель работы: декодировать образ героя, проанализировав фрагмент лирического пейзажного описания; художественно трансформировать образ героя средствами кинематографа, художественной фотографии или анимации (по выбору учащегося).

Введение

Лирическое пейзажное описание является одним из художественных средств создания образа персонажа. В основе пейзажа Шолохова лежит психологический параллелизм (соответствие) внутреннего мира героя и внешнего мира, мира природы. Человеческий мир уподобляется природному, раскрывается через него.
Описание природы составляется автором как бы сквозь призму восприятия героем и поэтому служит выражением настроения душевного состояния, мироощущения, характера, личности персонажа в целом. Эмоциональный тон, пафос художественного описания несёт в себе авторское отношение к герою, художественную оценку изображаемой действительности.
Задача тонкого читателя – декодировать, расшифровать художественную информацию, закодированную в сложной и гармоничной системе художественных деталей, составляющих пейзаж.
Терминология

Деталь – выразительная подробность в произведении, несущая значительную смысловую и психологическую нагрузку.
Эпитет – один из тропов, образное определение предметов, выраженное преимущественно прилагательным, но также наречием, именем существительным, числительным, глаголом.
Метафора – вид тропа, построенный на перенесении свойств одного предмета или явления на другой по принципу их сходства, вид иносказания.
Сравнение – образное словесное выражение, в котором изображаемое явление сравнивается с другим.
Олицетворение – перенесение черт одушевленных предметов на неодушевленные.
Символ – иносказательный образ, предполагающий множество смысловых интерпретаций, в том числе глобальных.
Ход работы

Iвариант. Прочитайте лирико-пейзажное описание из произведения Шолохова «Поднятая целина»; проанализируйте его художественные детали и тропы; основываясь на результатах анализа, опишите настроение, мироощущение, психологический портрет-характеристику героя. Дайте эмоционально-эстетическую оценку художественного решения образа героя.
Для удобства выполнения задания Вы можете воспользоваться любым из предложенных планов:
План 1.
Настроение, эмоциональное состояние, мироощущение героя.
Характер, особенности личности героя.
Авторское эмоционально-художественное отношение и оценка героя.
Зрительные и слуховые образы и средства их создания.
Художественные детали и их смысловое и психологическое значение.
Эпитеты и их эмоционально-смысловое значение.
Метафоры, сравнения, олицетворения, символы и их значение.
Особенности художественной речи и ее эмоционально-образного содержания.
Ваша эстетическая оценка художественного решения образа героя.

План 2.
Какими природными образами любуется герой? О чем это может свидетельствовать?
Опишите образ-переживание природы, актуальный для героя. Какие художественные средства использует писатель для выражения состояния природы и переживаний героя (эпитеты, сравнения, метафоры, символы)?
Какие цвета и краски доминируют в образе природы, возникающем в сознании героя?
Какое место в художественном образе природы занимает сам герой? С чем отождествляет себя герой? С чем сравнивает?
Какие звуки характеризуют образ природы, возникающий в сознании героя?
Какие чувства и переживания испытывает герой? Проследите развитие чувств.
Исходя из анализа образа-переживания природы сделайте вывод о том, что ценит в жизни
герой, какие черты присущи его личности? Чем красив и своеобразен его внутренний мир?
Каково отношение автора к герою?

II вариант. Отобразите Ваше восприятие образа героя, его мироощущение в форме серии художественной фотографии, анимационного или кинофрагмента, выразите свою эмоционально-художественную оценку образа героя.
Выберите художественную форму работы с фрагментом, обоснуйте Ваш выбор.
Составьте подробное описание Вашего творческого проекта: художественные и технические средства, колорит, композицию, светотеневые решения, чередование крупного, среднего и общего планов, темп и характер движения камеры, характер монтажа и т.д.
Подберите музыкальное сопровождение видеоряда, обоснуйте Ваш выбор кратким сопоставительным анализом.
Сравните Вашу художественную модель образа героя с авторской и скажите, в чем они соответствуют, что Вы привнесли в образ, что осталось «за кадром»?

После написания сочинений и выполнения практической работы старшеклассникам было предложено ответить на вопросы о том, удовлетворены ли они своей деятельностью, удалось ли им самовыразиться. Результаты опроса и анализа работ представлены в таблице:



класс
Удовлетворенность выбором
Содержание полностью раскрывает тему и основную мысль
Содержание в целом раскрывает тему и основную мысль
Содержание частично раскрывает тему и основную мысль
Содержание работы не связано с темой


Чел.
%
Чел.
%
Чел.
%
Чел.
%
Чел.
%

Экспериментальный класс

26

81,25%

22

68,75 %

7

21,86%

3

9,4 %

0

0 %

Контрольный класс


12

37,5 %

6

18,75 %

8

25 %

12

37,5 %

6

18,75 %



Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что самореализация, самовыражение учащихся, формирование художественного интереса, эмоционально-эстетическое развитие старшеклассников возможно при условии учитывания их общей эмоциональной направленности, художественной эмоциональной направленности и эмоциональных предпочтений как составляющих индивидуально-личностной направленности.


Литература

Додонов Б.И. Эмоция как ценность. – М., 1978.
Дорфман Л.Я. Эмоции в искусстве. – М., 1997.
Рожина Л.Н. Развитие эмоционального мира личности. – Мн., 1999.

Приложение 1.
Тест художественной эмоциональной направленности личности

Вспомните, какие произведения художественной литературы, музыки, живописи, киноискусства вызвали у Вас приятные чувства, переживания. Назовите их.
Опишите Ваши переживания, вызванные этими произведениями.
Из списка предложенных чувств выберите те, которые наиболее соответствуют Вашим переживаниям, вызванным этими произведениями, и расположите их номера в порядке убывания их значимости. Образец: 4, 12, 24, 3, 8 и т.д.
Если Вы уверены, что на первое место поставили действительно самое важное для Вас чувство, заключите его номер в кружок.

Чувство беспокойства за судьбу героя.
Желание общаться, делиться мыслями, переживаниями по поводу художественного произведения.
Чувство удовлетворения тем, что как бы вырос в собственных глазах, повысил, ощутил ценность своей личности.
Приятное удовлетворение, что дело сделано, что день прошел не зря.
Жажда острых ощущений.
Стремление к необычному, неизведанному.
Стремление нечто понять, проникнуть в сущность явления.
Жажда красоты, гармонии.
Чувство светлой грусти и задумчивости.
Чувство беззаботности, безмятежности.
Сопереживание удачи и радости за героя, автора.
Чувство симпатии.
Ожидание чего-то необыкновенного и очень хорошего, какого-то светлого чуда.
Ощущение ясности или смутности мысли.
Наслаждение красотой.
Поэтическо-созерцательное состояние.
Чувство неги, сладкой лени.
Чувство нежности или умиления.
Манящее чувство дали.
Неудержимое стремление преодолеть противоречия в собственных рассуждениях, привести все в систему.
Чувство изящного, грациозного.
Чувство душевной мягкости, растроганности.
Чувство веселья, беззаботности.
Чувство участия, жалости.
Волнующее чувство странно преображенного восприятия окружающего: все кажется иным, необыкновенным, полным значительности и тайны.
Ощущение догадки, близости решения.
Чувство возвышенного и величественного.
Чувство родного, милого, близкого.
Приятная, беззаботная возбужденность.
Чувство благодарности.
Ощущение особой значимости происходящего.
Чувство удивления или недоумения.
Наслаждение звуками, цветом, грацией.
Сладость воспоминания о давнем.
Ощущение чего-то зловеще-таинственного.
Радость открытия истины.
Ощущение волнующего драматизма («Сладкая боль»).
Горьковато- приятное чувство одиночества.
Ключ

Альтруистические эмоции: 1, 11, 18, 24.
Коммуникативные эмоции: 2, 12, 30.
Глорические эмоции: 3.
Праксические эмоции: 4.
Пугнические эмоции: 5.
Романтические эмоции: 6, 13, 19, 25, 31, 35.
Гностические эмоции: 7, 14, 20, 26, 32, 36.
Эстетические эмоции: 8, 15, 21, 27, 33, 37.
Лирические эмоции: 9, 16, 22, 28, 34, 38.
Гедонистические эмоции: 10, 17, 23, 29.

Приложение 2.
Тест эмоциональных предпочтений

Вспомните, во время восприятия каких произведений искусства у Вас возникали подобные переживания, сочувствие к героям каких произведений вызывало подобные чувства, эмоциональные состояния. Какие чувства в связи с восприятием музыки, литературы, кино Вы хотели бы пережить в ближайшем будущем?

Чувство безнадежности, безысходности, состояние душевной боли, горечи, грусти, отчаяния, ощущение бессилия.

Чувство благоговения, влюбленности, волнения, восторга, восхищение, очарованность, увлеченность.

Чувство безразличия, состояние дремоты, опустошенности, ощущение пустоты, равнодушие.

Состояние блаженства, истомы, неги, спокойствия, покоя, умиротворение.

Чувство душевной боли, горечи утраты, скорби, печали, разочарования, душевное страдание.

Борьба чувств, возмущение, напряженность, неудовлетворенность, ощущение неясности, сумбурности, непонятности жизни, смущение, смятение.

Радость, веселье, ликование, ощущение прилива сил и внутреннего подъема, упоение.

Состояние влюбленности, взволнованности, восхищения, предощущения счастья, нежность, томление, умиление.

Чувство гнева, досады, злость, недовольство другими или собой, неприятие, отвращение, презрение, ощущение несправедливости, ярость.

Грусть, печаль, ностальгия, покорность, состояние хандры, задумчивость.

Надежда, жажда счастья, ожидание чуда, предощущение чего-то доброго.

Интерес, изумление, удивление, состояние сконцентрированности внимания, любопытство, наслаждение «игрой ума».

Чувство страха, опасение, боязнь, испуг, предвидение чего-то пугающего.

Состояние одиночества, оторванности, отчужденности, уныния.

Ощущение прекрасного, чувство гармонии, очарование, умиротворение, эстетическое наслаждение.

Приложение 3.
Тексты к практической работе

1. Километров шесть от хутора до отножины Червленой балки дед Щукарь ехал шагом, сладко дремал, изредка клевал носом и, окончательно разморенный полуденным зноем, один раз за малым не свалился с линейки. «Этак недолго и на бровях пройтиться», опасливо подумал Щукарь, сворачивая в балку.
В теклине Червленой по пояс стояла пряно благоухающая нескошенная трава. Откуда-то с верховьев балки по глинистому ложу ее струился родниковый ручеек. Вода в нем была прозрачна и до того холодна, что даже жеребцы пили ее маленькими и редкими глотками, осторожно цедя сквозь зубы. Возле ручья стояла густая прохлада, и высоко поднявшееся солнце было не в силах прогреть ее наскрозь. «Благодать-то какая!» прошептал Щукарь, распрягая жеребцов. Он стреножил их, пустил на попас, а сам расстелил в тени тернового куста старенький зипунишко, лег на спину и, глядя в обесцвеченное жарою, бледно-голубое небо такими же, как и небо, бесцветно-голубыми старческими глазками, предался житейским мечтаниям:
«Из этакой роскошности меня до вечера и шилом не выковыряешь. Отосплюсь всласть, погрею на солнышке свои древние косточки, а потом к Дубцову на гости, кашку хлебать. Скажу, что не успел дома позавтракать, и непременнейше меня покормят, уж это я как в воду гляжу! А почему, собственно говоря, в бригаде обязательно должны есть пустую кашу или какую-нибудь паршивую затирку ложками по котлу гонять? Не таковский он парень, этот Дубцов, чтобы на покосе говеть. Такая рябая шельма, небось, и дня без мясца не проживет. Он овцу где-нибудь в чужом гурте украдет, а косарей накормит!.. А неплохо бы к обеду кусок баранинки, этак фунта на четыре, смолотить! Особливо жареной, с жирком, или, на худой конец, яишни с салом, только вволю... Вареники со сметаной тоже святая еда, лучше любого причастия, особливо когда их, милушек моих, положат тебе в тарелку побольше, да ишо раз побольше, этак горкой, да опосля нежно потрясут эту тарелку, чтобы сметана до дна прошла, чтобы каждый вареник в ней с ног до головы обвалялся. А ишо милее, когда тебе не в тарелку будут эти варенички класть, а в какую-нибудь глубокую посудину, чтобы было где ложке разгуляться!»
Дед Щукарь никогда не отличался чревоугодием, он просто .- был голоден. За свою долгую и безрадостную жизнь он редко ел досыта и только во сне объедался разными вкусными, на его взгляд, кушаньями. То снилось ему, будто ест он вареную баранью требушку, то сворачивает трубкой и, обмакнув в каймак, отправляет в рот огромный ноздреватый блин, то спеша и обжигаясь, без устали хлебает он наваристую лапшу с гусиными потрохами... Да мало ли что ни снилось ему длинными, как у всякого голодного, ночами, но просыпался он после таких снов неизменно грустным, иногда даже злым, говорил про себя: «Приснится же такая скоромина ни к селу ни к городу! Одна надсмешка, а не жизня: во сне, изволь радоваться, такую лапшу наворачиваешь, что ешь не уешься, а въяве старуха тюрю тебе под нос сует, будь она трижды, анафема, проклята, эта тюря!»
Лежа под кустом, Щукарь еще долго думал о том, что может быть в бригаде подано на обед, а потом некстати вспомнил, как он наелся на поминках по матери Якова Лукича, и, окончательно растравив себя воспоминаниями о съеденной пище, вдруг снова ощутил такой острый приступ голода, что дремоту с него как рукой сняло, и он остервенело плюнул, вытер бороденку и стал ощупывать ввалившийся живот, а потом вслух заговорил:
Кусочек хлеба и кружка кислого молока да разве же это еда для настоящего мужчины-производителя? Одна воздушность, а не еда! Час назад живот у меня был тугой, как цыганский бубен, а зараз? А зараз он к хребтине прирос. Господи боже ты мой! И всею-то жизню об куске хлеба насучного думаешь, о том, чем бы чрево набить, а жизня протекает, как вода скрозь пальцев, и не приметишь, как она к концу подберется... Давно ли проезжал я по этой Червленой балке! Тогда терны цвели во всю ивановскую, белой кипенью; вся балка взялась! Дунет тогда, бывало, ветер, и белый духовитый цвет летит по балке, кружится, как снег в сильную метель. Вся дорога внизу была укрытая белым, и пахло лучше любой бабьей помады, а зараз почернел этот вешний цвет, исчезнул, сгинул окончательно и неповоротно! Вот так и моя никудышная жизня под старость взялась чернотой, и вскорости уже придется бедному Щукарю стоптанные копыта откидывать на сторону, тут уж ни хрена не поделаешь...
На этом философски-лирические размышления деда Щукаря закончились. Жалость к самому себе обуяла Щукаря, он немного всплакнул, высморкался, вытер рукавом рубахи покрасневшие
глаза и стал дремать. От печальных дум его всегда тянуло на сон.

2. Где-то позади остался, скрылся за изволоком Гремячий Лог, и широкая глазом не окинешь степь поглотила Давыдова. Всей грудью вдыхая хмельные запахи травы и непросохшего чернозема, Давыдов долго смотрел на далекую гряду могильных курганов. Чем-то напомнили ему эти синеющие вдали курганы вздыбленные штормом волны Балтики, и он, не в силах побороть внезапно нахлынувшую на сердце сладкую грусть, тяжело вздохнул и отвел вдруг увлажнившиеся глаза... Потом рассеянно блуждающий взгляд его поймал в небе еле приметную точку. Черный степной орел житель могильных курганов царственно величавый в своем одиночестве, парил в холодном поднебесье, медленно, почти незаметно теряя на кругах высоту. Широкие, тупые на концах, неподвижно распростертые крылья легко несли его там, в подоблачной вышине, а встречный ветер жадно облизывал и прижимал к могучему костистому телу черное, тускло блистающее оперенье. Когда он, слегка кренясь на разворотах, устремлялся на восток, солнечные лучи светили ему снизу и навстречу, и тогда Давыдову казалось, что по белесому подбою орлиных крыльев мечутся белые искры, то мгновенно вспыхивая, то угасая.
...Степь без конца и края. Древние курганы в голубой дымке. Черный орел в небе. Мягкий шелест стелющейся под ветром травы... Маленьким и затерянным в этих огромных просторах почувствовал себя Давыдов, тоскливо оглядывая томящую своей бесконечностью степь. Мелкими и ничтожными показались ему в эти минуты и его любовь к Лушке, и горечь разлуки, и несбывшееся желание повидаться с ней... Чувство одиночества и оторванности от всего живого мира тяжко овладело им. Нечто похожее испытывал он давным-давно, когда приходилось по ночам стоять на корабле «впередсмотрящим». Как страшно давно это было! Как в старом, полузабытом сне...
Ощутимее пригревало солнце. Сильнее дул мягкий южный ветер. Незаметно для самого себя Давыдов склонил голову и задремал, тихо раскачиваясь на ухабах и неровностях заброшенной степной дороги.
Лошаденки попались ему захудалые, возница пожилой колхозник Иван Аржанов молчаливый и, по общему мнению в хуторе, слегка придурковатый. Он сильно прижеливал недавно порученных ему лошадей, а потому почти всю дорогу до полевого стана бригады они тащились таким нудным и тихим шагом, что на полпути Давыдов, очнувшись от дремоты, не выдержал, сурово спросил:
-- Ты что, дядя Иван, горшки на ярмарку везешь? Боишься побить? Почему все время шагом едешь?
//
...Солнце село, а они всё еще устало шагали к стану. Сумерки ложились над степью. Терновая балка окуталась туманом. Темно-синие, почти черные тучи на западе медленно меняли окраску: вначале нижний подбой их покрылся тусклым багрянцем, затем кроваво-красное зарево пронизало их насквозь, стремительно поползло вверх и широким полудужьем охватило небо. «Не полюбит он меня...» с тоскою думала Варя, скорбно сжимая полные губы. «Завтра будет сильный ветер, земля просохнет за день, вот тогда быкам придется круто»,с неудовольствием думал Давыдов, глядя на пылающий закат.
//
С давыдовской полосатой рубахой в руках ей было неудобно являться на стан: это вызвало бы множество разговоров и вольных шуток по ее адресу... Она искоса, воровато взглянула на Давыдова и, прикрываясь плечом, сунула маленький теплый комочек за лифчик.
Странное, незнакомое и волнующее чувство испытала она в тот момент, когда запыленная давыдовская тельняшка легла ей на голую грудь: будто все горячее тепло сильного мужского тела вошло в нее и заполнило всю, до отказа... У нее мгновенно пересохли губы, на узком белом лбу росинками выступила испарина, и даже походка вдруг стала какой-то осторожной и неуверенной.
А Давыдов ничего не замечал, ничего не видел. Через минуту он уже забыл о том, что сунул ей в руки свою грязную тельняшку, и, обращаясь к ней, весело воскликнул:
Смотри, Варюха, как чествуют победителей! Это ведь учетчик нам машет фуражкой. Стало быть, мы поработали с тобой на совесть, факт!

3. В начале июня часто шли необычные для лета дожди: тихие, по-осеннему смирные, без гроз, без ветра. По утрам с запада, из-за дальних бугров, выползала пепельно-сизая туча. Она росла, ширилась, занимая полнеба, зловеще белели ее темные подкрылки, а потом снижалась так, что прозрачные, как кисея, нижние хлопья ее цеплялись за крышу стоявшей в степи, на кургане, ветряной мельницы; где-то высоко и добродушно, еле слышной октавой разговаривал гром и спускался благодатный дождь.
Теплые, словно брызги парного молока, капли отвесно падали на затаившуюся в туманной тишине землю, белыми пузырями вспухали на непросохших, пенистых лужах; и так тих и мирен был этот летний негустой дождь, что даже цветы не склоняли головок, даже куры по дворам не искали от него укрытия. С деловитой озабоченностью они. рылись возле сараев и влажных, почерневших плетней в поисках корма, а мокрые и слегка утратившие свою величественную осанку петухи, невзирая на дождь, кричали врастяжку и по очереди, и бодрые голоса их сливались с чириканьем беззастенчиво купавшихся в лужах воробьев и писком ласточек, как бы припадавших в стремительном полете к пахнущей дождем и пылью, ласково манящей земле.
Все петухи в Гремячем Логу были на редкость, прямо-таки на удивление разноголосы. Начиная с полуночи, перекличку открывал раньше всех просыпавшийся петух Любишкиных. Он голосил веселым, заливистым тенором, как молодой и старательный по службе командир роты; ему солидным, полковничьим баритоном отзывался петух со двора Агафона Дубцова; затем минут пять над хутором висел сплошной, непрекращающийся крик, а уж после всех, громко бормоча спросонок и мощно хлопая на насесте крыльями, генеральским сиплым бесом, с командной хрипотцой и надсадцем в голосе оглушительно ревел самый старый в хуторе, рыжий и дебелый петух Майданниковых.
//
Тускло горела пятилинейная лампа, в абажур, сделанный из газетной бумаги, бились ночные бабочки, за стеной смиренно похрапывала старуха хозяйка, а Макар слово за словом одолевал ужасно трудный и чертовски нужный ему язык... Как-то около полуночи он, отдыхая, сел на подоконник покурить и тут впервые по-настоящему услышал петушиный хорал. Внимательно прислушавшись, пораженный Макар в восторге воскликнул: «Да это же прямо как на параде, как на смотру дивизии! Чудеса, да и только!..»
С той поры он стал каждую ночь ожидать петушиной побудки и с наслаждением вслушивался в командные голоса ночных певцов, презирая в душе соловьиные лирические выщелки и трели. Особенно нравился ему генеральский бас майданниковского петуха, служивший в общем петушином хоре как бы заключительным аккордом. Но однажды порядок переклички, к которому он уже привык и который внутренне одобрял, был нарушен самым неожиданным и хулиганским образом: после могучего петушиного баса вдруг где-то совсем рядом, за сараем, во дворе жившего по соседству Аркашки Менка, мальчишеским залихватским альтом проголосил какой-то паршивый, как видно из молоденьких, петушок и после долго по-куриному вскудахтывал и давился какой-то гнусной отрыжкой. В наступившей затем тишине Макар отчетливо слышал, как возился в курятнике, умащиваясь и хлопая крыльями, дрянной петушишка, очевидно боясь свалиться от собственного крика с насеста.
Эта выходка была явным нарушением дисциплины и полным пренебрежением к субординации. Это было в представлении Макара до некоторой степени похожим на то, как если бы после доподлинного генерала, поправляя его, вдруг заговорил какой-нибудь захудалый отделенный командир, к тому же еще заика. Возмущенный до глубины души, Макар не мог стерпеть такого безобразия, он крикнул в темноту: «Отставить!..» и с яростью захлопнул окошко, вполголоса ругаясь.
4. Февраль...
Жмут, корежат землю холода. В белом морозном накале встает солнце. Там, где ветры слизали снег, земля по ночам гулко лопается. Курганы в степи как переспелые арбузы в змеистых трещинах. За хутором возле зяблевой пахоты снежные наносы слепяще, нестерпимо блещут. Тополя над речкой все серебряного чекана. Из труб куреней по утрам строевым лесом высятся прямые оранжевые стволы дыма. А на гумнах от мороза пшеничная солома духовитей пахнет лазоревым августом, горячим дыханьем суховея, летним небом...
На холодных базах до утра скитаются быки и коровы. К заре в яслях не найдешь ни одной бурьянной былки объедьев. Ягнят и козлят зимнего окота уже не оставляют на базах. Сонные бабы по ночам выносят их к матерям, а потом опять несут в подолах в угарное тепло куреней, и от козлят, от курчавой их шерсти первозданно, нежнейше пахнет морозным воздухом, разнотравьем сена, сладким козьим молоком. Снег под настом ядреная, зернистая, хрупающая соль. Полночь так тиха, так выморочно студеное небо в зыбкой россыпи многозвездья, что кажется мир покинут живым. В голубой степи снежной целиной пройдет волк. На снегу не лягут отпечатки лапных подушек, а там, где когти вырвут обледеневший комочек наста, останется искрящаяся царапина жемчужный след.
Ночью, если тихо заржет сжеребая кобыла, чувствуя, как в черном атласном вымени ее приливает молоко, ржанье слышно окрест за много верст.
Февраль...
Предрассветная синяя тишина.
Меркнет пустынный Млечный Путь.
В темных окнах хат багрово полыхающие зарева огней: отсвет топящихся печек.
На речке под пешней хрупко позванивает лед. Февраль...
* * *
Еще до света Яков Лукич разбудил сына и баб. Затопили печь. Сын Якова Лукича Семен на бруске отточил ножи. Есаул Половцев старательно обвернул портянками шерстяные чулки на ногах, надел валенки. Вместе с Семеном пошли на овечий баз. У Якова Лукича семнадцать овец и две козы. Семен знает, какая овца окотная, у какой уже есть ягнята. Он ловит, на ощупь выбирает валухов, баранов, ярок, вталкивает в теплый катух. Половцев, сдвинув на лоб белую папаху, хватает валуха за холодную рубчатую извилину закрученного рога, валит на землю и, ложась грудью на распластанного валуха, задирает, ему голову, ножом режет горло, отворяет черную ручьистую кровь.
* * *
По гумну, перевалившись через плетень, заходил, хозяйствуя, ветер. Он принес к скирду рассыпанную возле калитки солому, забил ее в лазы, устроенные собаками, очесал взлохмаченные углы скирда, где солома не так плотно слеглась, смел с вершины прикладка сухой снежок. Ветер был большой, сильный, холодный. Яков Лукич долго пытался понять, с какой стороны он дует, и не мог. Казалось, что ветер топчется вокруг скирда и дует по очереди со всех четырех сторон. В соломе потревоженные ветром завозились мыши. Попискивая, бегали они своими потайными тропами, иногда совсем близко от спины Якова Лукича, привалившегося к стенистому скирду. Вслушиваясь в ветер, в шорох соломы, в мышиный писк и скрип колодезного журавля, Яков Лукич словно бы придремал: все ночные звуки стали казаться ему похожими на отдаленную диковинную и грустную музыку. Полузакрытыми слезящимися глазами он смотрел на звездное небо, вдыхал запах соломы и степного ветра; все окружающее казалось ему прекрасным и простым...
 Способ определения эмоциональных предпочтений является модификацией методики Л.Я. Дорфмана.
 При разработке теста использована модифицированная субстантивная шкала эмоциональных состояний Л.Н. Рожиной [3, c 81].









HYPER13PAGE HYPER141HYPER15


HYPER13PAGE HYPER141HYPER15




Заголовок 1 Заголовок 2HYPER15Основной шрифт абзаца

Добавить комментарий