Евич Елена Михайловна, Кирсанова Елизавета Сергеевна. За веру пострадавшие… (опыт взаимодействия школы и Православной церкви в поисково-исследовательской деятельности)


Евич Елена Михайловна,
Кирсанова Елизавета Сергеевна, За веру пострадавшие… (опыт взаимодействия школы и Белорусской Православной церкви
в поисково-исследовательской деятельности)
Мы знаем о тысячах священнослужителей, прошедших через лагеря ГУЛага. Немало их погибло и в годы Второй Мировой войны, защищая своё Отечество. Но всех ли жертв репрессий ХХ века мы знаем по именам? Мы, педагоги и учащиеся, занялись сбором сведений о пострадавших священно- и церковнослужителях в первой половине ХХ века на территории современного Солигорского района, потому что считаем это своим долгом. Долгом перед Белорусской Православной Церковью, перед своим народом.
В процессе тесного сотрудничества со священнослужителями Солигорского благочиния, с воскресной школой Свято-Покровской церкви д. Чижевичи, нам удалось создать мультимедийный путеводитель «Православные храмы Солигорского благочинного округа Минской епархии» и веб-сайт «Православные святыни Солигорщины» http://sol-churches.ucoz.org. Основные материалы сайта переведены на английский, немецкий и испанский языкы. Мультимедийный путеводитель используется педагогами воскресной школы Христорождественского собора. Проект «Православные святыни Солигорщины» получил Диплом Первой степени на Республиканском конкурсе мультимедийных проектов «Православные святыни белорусского народа», проводимом под эгидой Министерства образования Республики Беларусь и Белорусского Экзархата в январе 2011 года. Материалы данного исследования используются в ГУК «Солигорский краеведческий музей» в лекционно-экскурсионной работе, а также в экспозициях.
В ходе исследовательско-поисковой работы мы собрали сведения о 28 священно- и церковнослужителях, которые имели определенную причастность к территории, относящейся сегодня к Солигорскому району Минской области: родились здесь или служили. Эти священники были арестованы и осуждены в 20-е – 40-е годы ХХ столетия. Дальнейшая судьба многих из них не известна, а личные дела хранятся в архиве КГБ Беларуси. По собранным данным, более 670 человек (священников и мирян) подверглись репрессиям на территории современного Солигорского района с 1930 по 1943 годы за инакомыслие и религиозную позицию. 18 церквей и часовен было разрушено, Покровская церковь в д. Чижевичи была закрыта. Лишь 9 из них восстановлены либо восстанавливаются.Нами найдены сведения о судьбах троих священнослужителей Белорусской автономной православной церкви (обновленческий раскол), которые в 1930-е гг. были осуждены по обвинению в антисоветской агитации и в организации контрреволюционной деятельности, приговорены к ссылке или отбыванию срока в исправительно-трудовом лагере ГУЛага. Коллегия НКВД не различала, перед ними стоит священник обновленческой, раскольной церкви или приверженец канонической православной церкви. Часто по одному делу шли священно- и церковнослужители и автономной церкви, и Московского Патриархата. Из мест наказания ни один из них не вернулся.
Самые массовые репрессии в отношении верующих в Беларуси, как и вообще в СССР, начались с 1929 года и совпали с коллективизацией. Незадолго до нее все храмы Минской епархии были тщательно осмотрены и из них изъяты церковно-приходские архивы, нахождение которых до сих пор неизвестно. Сотни священников и многие тысячи мирян были высланы за пределы БССР, заключены в концлагеря, расстреляны. Власти старались использовать любую зацепку, чтобы избавиться от неугодных священников. Основной формулировкой обвинения было «антисоветская агитация» и «участие в контрреволюционной организации».
Нами были найдены имена сосланных в этот исторический период (имеют отношение к Солигорщине): протоиерей Павел Гахович с активными прихожанами, псаломщик Сергий Давыдович, протоиерей Иоанн Кульчицкий с активными прихожанами, иерей Алексей Мелиоров, иерей Михаил Сулковский, архимандрит Феофан Шеметилло (с ним около 80 человек), староста Иоанн Кернажицкий. Не все священники попали в лагеря или же были отправлены в ссылку. Некоторые, отличавшиеся особым пастырским рвением, были приговорены к «высшей мере наказания». Так был расстрелян священник Николай Струковский.
Массовые аресты духовенства и мирян начались в 1933 году. Весной этого года были лишены свободы видные церковные иерархи Беларуси, православные епископы. Их аресты ознаменовали собой начало т.н. «первой безбожной пятилетки», для чего власти активизировали деятельность новой общественной организации под названием «Союз воинственных безбожников». Арестованные в 1933 году не только приговаривались к различным срокам заключения, но все чаще расстреливались без суда и следствия. Но самые страшные гонения выпали на 1937 год. Почти никто из священников, арестованных в этом году, не остался в живых. Редко кому выносился приговор о заключении в концлагерь, а если и выносился, то, как правило, сроком на 10 лет в лагерь особого назначения, из которого выйти живым было почти невозможно. Люди погибали там от болезней, голода и холода, либо их убивали под любым предлогом в течение 2 - 3 лет.
Их судьбу разделили очень многие священники, имевшие отношение к нынешнему Солигорскому району: обновленческий иеромонах Антоний Адамович, псаломщик Павел Будилович, иерей Василий Буйчиков, иерей Николай Вериго, обновленческий священник Федор Вишняков, протоиерей Иустин Гахович, священник Василий Кернажицкий, иерей Федор Короткий, дьякон Василий Лелявский, протоиерей Никон Лешкевич, игумен Паисий (Янукович), священномученик протоиерей Иоанн Панкратович, священномученик епископ Иоанн Пашин, иерей Владимир Пинкевич, дьякон Корчевский Павел, протоиерей Владимир Рубанович, обновленческий епископ Савватий Зосимович, протоиерей Михаил Савицкий.
Война 1941—1945 годов. Начало партизанского движения поставило перед священниками трудную проблему: поддерживать или не поддерживать партизан и подполье. В этот период были примеры сотрудничества священников с немцами. Но многие представители духовенства оказывали действенную помощь, сотрудничали с партизанами, поддерживали патриотические настроения среди мирян. И это было весьма распространенным явлением. За годы оккупации партизанами были убиты 42 православных священника. Духовенство принимало мученическую смерть от рук солдат Армии Крайовой. Любая связь с партизанами жестоко каралась гитлеровцами. Они не только давали разрешения на открытие церквей, но и безжалостно сжигали их, если была замечена связь с партизанами. В 1943 году в Минской области в ходе карательной операции было сожжено около 70 деревень, 14 православных церквей. Если оккупационные власти считали необходимым, то церкви использовались под здания тюрем и концентрационных лагерей.
Нам известны имена двух священников, пострадавших в годы войны: священник Жибуртович Антоний (приговорен к пяти годам ИТЛ в 1945 году), священник Иоанн Лойко (заживо сожжен немцами в 1943 году вместе с 300 прихожанами). Сведения об Иоанне Лойко, настоятеле Покровского храма д. Хоростово Старобинского уезда Минской губернии (теперь Солигорский район), предоставлены о. Николаем Розовым, благочинным церквей Солигорского округа.
Настоятель церкви во имя Покрова Богоматери в селе Хоростово Старобинского района Минской области священник Иоанн Семенович Лойко принародно благословил трех своих сыновей идти в партизаны. В феврале 1943 г. Хоростово было окружено карательными отрядами фашистов. Штабом партизанского командования было принято решение без боя оставить этот край и с большей частью населения выйти из окружения, но отец Иоанн остался с теми, кто не имел возможности отступать, чтобы помогать больным, калекам, беспомощным старикам. Он был сожжен фашистами 15 февраля вместе с 300 прихожанами в храме, где совершал Божественную литургию. Из объятой пламенем церкви каратели слышали всенародное пение молитв.
Прихожанин этой же церкви Иван Цуба на требование фашистского офицера показать, куда ушли партизаны, завел карателей в трясину непроходимого болота. Из них спасся только один переводчик, полуживым попавший в руки партизан. Он и поведал о подвиге Ивана Цубы. Тело героя было погребено по православному чину с воинскими почестями рядом с церковью, прихожанином которой он был всю жизнь.
Одним из тех, кто остался с больными, калеками, старикам, и был о. Иоанн Лойко. Священник Иоанн Семенович Лойко был настоятелем церкви во имя Покрова Богоматери в с. Хоростово, ныне Солигорского р-на, Минской обл. В ночь на 15 февраля, перед Сретением Господним, оставшиеся в селе слышали пулеметные очереди, одиночные выстрелы, разноцветные вспышки ракет. Никто не знал, что ждет их. Богослужение началось, как принято здесь, около шести часов утра. Через некоторое время послышались близкие выстрелы. Всем стало понятно, что немцы окружили село. После утрени началась исповедь. А народ все шел и шел. О. Иоанну передали, что фашисты приказывают всему населению деревни идти в церковь на молитву. Вскоре храм был переполнен, но из храма никого не выпускали. Почувствовав недоброе, о. Иоанн в кратком слове призвал всех присутствующих усердно помолиться и всем причаститься Святых Таин. Во время народного пения "Верую” в храм ворвались вооруженные фашисты и стали силой выводить из церкви женщин. О. Иоанн обратился с просьбой к офицеру дать возможность окончить богослужение.
В это время фашист, выталкивавщий с клироса молодых певчих, сзади схватил о. Иоанна и бросил его на царские врата. Они открылись, и священник упал перед Божиим престолом. Стоящие вокруг видели, как в двери храма вбивали гвозди, а к погосту подъезжало несколько саней, груженных соломой. Из показаний местных полицейских, принимавших участие в этой расправе и судимых военным трибуналом Белорусского военного округа после войны, известно, что из объятой пламенем церкви они слышали всенародное пение молитв: «Тело Христово приимите, источника бессмертного вкусите....» Это значит, что все, находившиеся в сжигаемой церкви, причащались.
В подпольной газете «Полесская Правда» за 1943 г. рассказывалось: «Более 300 обугленных трупов зарыто в сожженном селе Хоростово. В одной из могил – заживо сожженный немцами хоростовский священник И. С. Лойко, крестьянка Анастасия Корж вместе с тремя малыми детьми, из которых один грудной. Там же похоронена семья Константина Козловского из пяти душ, 90-летний дед Данилевич, 80-летний Степан Корж и много других невинных стариков, женщин и детей... Много таких могил в Белоруссии». О. Иоанн по долгу пастырской совести разделил до конца со своими пасомыми их земную юдоль.
Русская Православная Церковь чтит память пострадавших за веру Христову. 28 октября 1999 г. Иоанн Панкратович был канонизирован Святым Синодом Белорусской Православной Церкви как местночтимый святой Белорусской Православной Церкви. В 2000 году, на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви, Иоанн Панкратович был прославлен в лике святых. В августе 2000 года епископ Иоанн (Пашин) Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви был причислен к лику святых новомучеников и исповедников.


Рис. 1. Протоиерей Иоанн Лешкевич, проиерей Иоанн Панкратович (Чижевичский) (священномученик), епископ Иоанн Пашин (Рыльский) (священномученик), протоиерей Иустин Гахович, образы св. новомучеников и исповедников Ионна Чижевичского и Иоанна Рыльского.
Список литературы
Белорусский «Мемориал» [Электронный ресурс].– 2007. – Режим доступа: http://lists.memo.ru/ - Дата доступа: 02.02.2011.
Иванова, Л. Уроки высшей любви / Л. Иванова // «Беларусь сегодня». – Режим доступа: http://pda.sb.by/post/52372/. – Дата доступа: 02.04.2011
Кривонос, Феодор, свящ. Синодик за веру и Церковь Христову пострадавших в Минской епархии (1918-1951 гг.) / Ф. Кривонос. – Киевец, 1996.
Маракоў, Л. Рэпрэсаваныя праваслаўныя свяшчэнна- і царкоўнаслужыцелі Беларусі 1917—1967. Энцыклапедычны даведнік у 2-х тамах. / Л. Маракоў. - Т. 1. - Мн., 2007. - Режим доступа: http://www.marakou.by/by/davedniki/represavanyya-pravaslaynyya.html - Дата доступа: 25.09.2011
Силова, С.В. Крестный путь: Белорусская православная церковь в период немецкой оккупации 1941 – 1944 гг. / С.В. Силова. – Минск: Белорусский Экзархат, 2005.

Приложенные файлы

Добавить комментарий