Методическая разработка урока по теме: «Этика К. С. Станиславского»

Министерство культуры Пермского края
ГБПОУ «Пермский краевой колледж искусств и культуры»















Методическая разработка «Этика К. С. Станиславского»
по разделу «Этикет» МДК 01.03 «Теоретическая подготовка»
ПМ 01. «Художественно-творческая деятельность»






Составитель:
Югов А. А., преподаватель высшей квалификационной категории
ГБПОУ «Пермский краевой колледж искусств и культуры»


















2015 г.
Этика К. С. Станиславского
Эта тема всегда будет актуальной для театрального мира, а так же для людей других сфер деятельности. Сегодня люди стали все чаще забывать о морали и этическом поведении. В наше время, особенно у молодого поколения, прогрессирует невоспитанность, хамство и эгоизм. Каждый человек должен себя воспитывать, прежде всего, духовно для того, чтобы окружающим было приятно находиться с ним рядом, общаться, работать и жить. Если каждый человек приложит немного усилия к своему воспитанию, то другим не нужно будет прикладывать усердие, для того чтоб мириться с плохим поведение и отношением к себе.
Что касается людей театрального искусства, то все же этические требования к театру должным образом еще не осмыслены и в практике театральной работы в полной мере не учитываются. Вот почему необходимо вернуться к этим, казалось бы, неоспоримым положениям, определить место и значение этических норм в учении Станиславского о театре.
Именно не придерживание этических норм в театре мешает полноценной работе и развитию современного театрального искусства
Доклад включает в себя рассмотрение общей характеристики термина «Этика», общее ознакомление с театральной этикой в целом и краткое изучение отдельных разделов «Этики К. С. Станиславского».
Этика – определение понятия.
Этика – (от др.-греч. этос, «нрав, обычай») – философское исследование морали и нравственности. Первоначально смыслом слова этос было совместное жилище и правила, порождённые совместным общежитием, нормы сплачивающие общество, преодоление индивидуализма и агрессивности. По мере развития общества к этому смыслу добавляется изучение совести, сострадания, дружбы, смысла жизни, самопожертвования и т. д.
Возникновение этики
О возникновении этики, как системы нравственных норм, нельзя говорить в том же смысле, в каком говорят о возникновении наук или философии вообще. Этика не создаётся путём теоретического интереса к той или иной области действительности, как большинство наук она обусловливается самим фактом общественной жизни. Мораль не возникает в человеческом обществе в определённый момент времени, но присуща ему, в той или иной форме, на всех стадиях его развития.
Термин этика иногда употребляется также для обозначения системы моральных и нравственных норм определённой социальной группы. Впервые он был употреблён Аристотелем как обозначение особой области исследования «практической» философии, так как она пытается ответить на вопрос: что мы должны делать? Основной целью этики Аристотель называл счастье деятельность души в полноте добродетели, то есть самореализацию. Самореализация человека это разумные поступки, которые избегают крайностей и держатся золотой середины. Поэтому основная добродетель это умеренность и благоразумие.
Так называемое «золотое правило этики» «не делай другим того, чего не желаешь себе», существовало в том или ином виде независимо в разных культурах. Оно присутствует у Конфуция.
Следует иметь в виду, что исследования этики проводятся, главным образом, умозрительно, исследователем на собственном примере, и потому часто изобилуют генерализацией личных принципов и ограничений на этику в целом.
Одним из основных недостатков современного положения этики как науки является практически полное отсутствие методологически корректных объективных исследований этического мировоззрения.
Краткая характеристика театральной этики.
Этика – наука, относящаяся к философским. К. С. Станиславский ввел этот термин в систему понятий театрального искусства. В «Заметках об артистической этике и дисциплине» он писал: «Конечно, артист должен как член общества подчиняться всем этическим законам, принятым в этом обществе. Но помимо общих устоев нравственности, есть ещё артистическая этика». И далее: это «узкопрофессиональная этика сценических деятелей».
Многие из тех, кто писал о системе Станиславского, его взглядах на театральное искусство, не забывали напоминать своим читателям мысли Станиславского о дисциплине в театре и моральном облике актера. Некоторые высказывания великого учителя сцены стали настолько популярными, что их знают наизусть актеры и режиссеры.
Основы профессиональной этики сценических деятелей те же, что и общественной этики, но она приспособлена к условиям театрального искусства. А условия эти разнообразны и сложны. Главное среди них - коллективность работы в театре. Театральная этика, затрагивающая, прежде всего нравственные основы профессии, не допускает скептического отношения к трудовой дисциплине как к ничтожной, школьной выдумке. Пренебрежение ею приводит к уничтожению самых высоких творческих помыслов и намерений. «Опоздание, лень, каприз, истерия, дурной характер, незнание роли, необходимость дважды повторять одно и то же одинаково вредны для дела и должны быть искореняемы... Железная дисциплина. Она необходима при всяком коллективном творчестве...
Спектакль создают драматург, режиссёр, артисты, художники, музыканты, гримеры, костюмеры и люди многих других профессий. Этика нужна, чтобы урегулировать работу многих самостоятельных творцов в процессе подготовки и выпуска спектакля. Для этого необходимы нравственные правила, создающие уважение к чужому творчеству и атмосферу общей работы. Требования, которые этика театра предъявляет к сценическим деятелям, частью - чисто художественного характера, частью - профессионального или ремесленного. Если говорить о художественных требованиях, их, конечно, очень много, но прежде всего следует упомянуть, что задачей артистической этики является устранение причин, влияющих на охлаждение чувств, страстности, и препятствий, мешающих деятельности творческого таланта, увлечению и стремлению творческой воли каждого из коллективных творцов. Как правило, эти препятствия создают своим поведением сами сценические деятели из-за непонимания физиологии творчества, непонимания задач искусства, а то и просто из эгоизма. Сюда можно отнести и шутки по поводу готовящегося спектакля, остроты в адрес отдельных исполнителей и многое другое. Нарушает коллективное творчество, задерживает работу всех инертность некоторых исполнителей. Причем эта инертность или апатия в работе заразительны. Они могут развиваться с необыкновенной быстротой, разрушая общую работу и отдаляя коллектив от результата. Наоборот, каждый росток творческого желания у каждого из коллективных творцов должен быть поддержан всеми и оберегаться всеми для общей пользы. Коллективность творчества, основанная на сочетании в единое целое усилий всех участвующих в создании произведения искусства, требует препятствовать всякой задержке общей работы по любой причине. Всякая приостановка работы и стремление к личной пользе в ущерб общему делу должны считаться противоречащими артистической этике. Внезапно возникшая у того или иного актера или режиссёра известность, иногда не соответствующая истинным достижениям, необычные условия работы в театре, особенно у артистов, и другие нелицеприятные стороны театрального дела толкают артиста, режиссера по опасному пути соблазнов, что может оказаться губительным для них как для творцов и как людей вообще.
Артистическая этика, ее требования помогают творцу удачно пройти искушения и очиститься от них, оставив себя в пределах чистого искусства. Кроме требований художественного характера, есть ряд чисто профессиональных требований артистической этики для работающих в театре, ибо условия работы в нем отличаются от условий на всяком другом производстве, а театр - это тоже производство. Связаны эти требования с тем, что спектакль должен начаться при любых обстоятельствах в точно назначенное время. Поэтому приход на спектакль и на репетицию, вовремя есть условие творческое - не нарушать атмосферу работы, но и организационное, ведь зритель купил билет на этот спектакль, на это время, иногда именно на этого актёра. Знание текста - одно из условий театральной этики, ибо путающийся в тексте актер мешает и своим партнерам, и зрителю.
Говоря об артистической этике, особо надо отметить необходимость определенных отношений между актёром и режиссёром. Как необходимо строгое подчинение администрации по всем вопросам театрального производства, также необходимо сознательное, для своего же успеха, подчинение воле режиссёра и других художественных руководителей спектакля. Они управляют иногда сотнями лиц, работающими над пьесой. Поэтому важно, как писал К. С. Станиславский, «чтоб каждый сознавал это, подчинялся, поддерживал авторитет художественной власти. Оркестр только тогда может стройно играть, когда он беспрекословно подчиняется мановению палочки капельмейстера». Заканчивает Константин Сергеевич свои «Заметки об этике» следующими словами: «Имея дело с человеческим талантом, и человеческими чистыми стремлениями, и с нервами человека, надо обращаться с ними осторожно». В этом, пожалуй, суть артистической этики.
Темы этики в театре и творчестве артиста сопутствуют буквально каждому шагу жизни в искусстве великого реформатора сцены. Нет ни одного литературного начинания Станиславского, а их было немало, где бы так или иначе не затрагивалась этическая сторона сценического творчества.
Возвращаясь еще и еще раз к этическим проблемам, Станиславский стремится, прежде всего, для самого себя осознать внутреннюю необходимую связь этического и эстетического. При этом для него становится все более очевидным, что этическое начало должно пронизывать все сценическое творчество, всю жизнь театра.
Убедительный материал в этом отношении дают записные книжки Станиславского, которые он вел в течение почти всей жизни. Среди многочисленных деловых и бытовых заметок встречаются мысли о сущности театрального творчества, о драматургии, о природе актерского самочувствия, о режиссере и его месте в театре и т. п.
Таким образом, в само понятие передового театрального искусства, отвечающего высоким общественным и эстетическим требованиям, Станиславский включает этику как решающее условие жизни и развития искусства.
В оценке творчества артиста Станиславский уже в то время также исходил из этических требований. Весьма выразительна одна его запись в упомянутой записной книжке: «Одни актеры и актрисы любят сцену и искусство, как рыба любит воду, они оживают в атмосфере искусства, другие любят не самое искусство, а карьеру актера, успех, они оживают в атмосфере кулис. Первые - прекрасны, вторые – отвратительны».
В этих немногих словах метко очерчены облик актера-творца и актера-ремесленника. Воспитание первых Станиславский считал главной своей целью, а со вторыми вел всю жизнь непримиримую борьбу. Оружие этики было, без преувеличения, главным в этой борьбе. Забота о соблюдении этических норм (от малого до значительного) в созданном К. С. Станиславским Художественном театре являлась для него самой насущной проблемой, о которой он постоянно помнил.
Товстоногов считал, что тот, кто хочет овладеть профессией режиссера и актера, вступает на очень трудный путь: «Посвящение в эти профессии сродни средневековому обряду посвящения в рыцарство или вступлению в какой-то монашеский орден. Вступающий в театральный клан обрекает себя на жизнь беспокойную, тревожную, добровольно отказывается от жизненного благополучия. Тот, кто вступает в театр ради сытой, приятной жизни, ради права командовать людьми, совершает ошибку или преступление. Без мук, страданий, напряжений, иногда просто изматывающей работы не обходится ни один спектакль. Театр это труд. Посвящение в монашеский орден требовало от давшего обет всей жизни, а не какой-то ее части. Так же и эти профессии. Они требуют полной отдачи, всего человека, всей жизни. Если нет одержимости не надо заниматься этим делом.
Ведь театр это самосжигание. Способен человек на самосожжение художник. Не способен ремесленник. Но человек, бросающий свой талант на алтарь искусства, вовсе не ощущает это как жертвоприношение. У подлинного таланта есть потребность отдать его людям, не требуя награды. В театре надо не служить, а совершать служение, как в храме. Служение искусству не происходит от такого-то до такого-то часа, то есть репетиции, спектакли занимают определенные часы, а служение театру всю жизнь».
Театр это гигантская проекция духовных свойств личности творца. Именно высокие нравственные цели будущих режиссеров и актеров определяют и диктуют законы студийной этики.
Краткая характеристика ключевых законов этики К. С. Станиславского.
Придется начать с напоминания о том, какое место в системе Станиславского занимает этика. Рассматривая творчество К. С. Станиславского, и знакомясь с его работами, мы можем встретить такое утверждение, что самое главное в эго системе и учении о театре является именно этика и этические требования к работникам. Это нужно сделать потому, что слишком примелькались слова об этических принципах Станиславского. И слишком часто они произносятся «вообще», вне непосредственных связей с повседневной творческой работой. Этика усилиями некоторых деятелей театра превратилась в некий «миф», в который если и верить, то не обязательно руководствоваться им. Те, кто не склонен придавать этическим принципам системы Станиславского сколько-нибудь важное значение, забывают об ее исторических предпосылках. Станиславский, обращаясь к этическим нормам, выступает не в качестве оригинала и беспочвенного фантазера, а стремится честно и последовательно продолжить традиции передового русского демократического искусства.
Станиславский как художник сложился, опираясь, прежде всего на величайшие традиции реализма XIX века в русском искусстве и литературе, и явился продолжателем этих традиций в новых исторических условиях. Поэтому его реформы в области театрального искусства приобрели всеобщее значение и в обогащенном виде, в новом качестве органически вошли в социалистическую художественную культуру. Если мы обратимся к творчеству К. С. Станиславского, то направленность его художественных, эстетических устремлений представляется совершенно ясной: он был последовательным и убежденным реалистом, и целью его жизни было дальнейшее развитие и углубление принципов реализма в искусстве.
Основные разделы этики, их применение в творческой жизни.
Первым, о чем говориться в этике Станиславского это то, что нужно охранять свой театр от всякой скверны, тогда и создадутся благоприятные условия для творчества и для необходимого вам актёрского самочувствия. Это одно из самых главных правил, которого должны придерживаться актеры и режиссеры так, как моральная поддержка со стороны окружающих вас людей является основой хорошего настроения. А когда у вас хорошее настроение, тогда и работать хочется и вдохновение появляется. А когда у вас и так много проблем в своей личной жизни, финансовой и домашней, и когда вы приходите в свой любимый театр и у вас плохие отношения с коллегами, то вовсе ничем заниматься не хочется. Что же это тогда за искусство.
Конечно, не смотря на все трудности нашей жизни, необходимо помнить и тот факт, что театр требует чистоты и порядка. Только так можно действительно творить и заниматься искусством. Для этого нужно следить, прежде всего, за собой. Не входить в грязной обуви в театр, оставлять все плохое настроение за дверью. Стараться приносить в храм искусства только положительные чувства и хорошее настроение. Нужно оберегать свой театр от всей грязи – как физической, так и душевной. Необходимо помнить, что ты не один и что твое плохое настроение тоже передается окружающим. Зачем всех сковывать плохим настроем. На оборот – нужно стараться заразить окружающих хорошим настроением. Тогда и дело пойдет вверх. Об этом Константин Сергеевич говорит в своей работе и подчеркивает, что надо раз и навсегда отказаться от самооплакивания и самооплёвывания. Нужно настраивать себя, как только ты вышел из двери своего дома. Надо помнить, что ты человек искусства и что в тебе должны быть только возвышенные чувства. Ты должен заражать зрителя положительными эмоциями для того, чтоб после твоей игры им не хотелось плеваться от негативной энергии. Это очень трудно в себе воспитать так, как сразу дает о себе знать человеческая гордость и эгоизм. В наше время это является основной проблемой общества. Все только и говорят, что нужно делать, а сами этого не делают, обосновывая свое поведение тем, что другие не делают, почему тогда я должен делать, вот когда другие будут нормально поступать, тогда и я буду. Это не правильное размышление над проблемой так, как особенно у людей искусства этого вовсе не должно быть. Нужно, прежде всего, смотреть, работать и следить за собой! Если каждый человек будет, прежде всего, делать то, что нужно, а не то, что угодно его душе, то окружающим будет легче с ним находиться и соответственно – работать.
«Первым условием для создания «предрабочего состояния» является выполнение девиза: «Люби искусство в себе, а не себя в искусстве». Поэтому, прежде всего, заботьтесь о том, чтобы вашему искусству было хорошо в театре».
В следующем разделе этики говорится о том, что одним из условий создания порядка и здоровой атмосферы в театре является укрепление авторитета тех лиц, которым, по тем или иным причинам, приходится стоять во главе дела.
Чаще всего в нашем мире, если талантливый человек помимо нас займёт высокий пост или чем-нибудь возвысится над общим уровнем, мы все, общими усилиями, стараемся ударить его по макушке, приговаривая при этом: «Не сметь возвышаться. Не лезь вперёд, выскочка». Сколько талантливых и нужных нам людей погибло таким образом. Немногие, наперекор всему, достигали всеобщего признания и преклонения. Но зато нахалам, которым удаётся забрать нас в руки – лафа. Мы будем ворчать про себя, но будем терпеть, так как у нас нет единодушия, нам трудно и боязно свергнуть того, кто нас запугивает. Когда человек добивается чего-нибудь хорошего, у окружающих появляется зависть, начинается борьба за место под солнцем. Это качество очень мешает общему делу. Нужно уметь руководить своим внутренним миром, воспитывать себя потому, что потом, боясь конкуренции или из мелкой зависти, актёры принимают в штыки всех вновь поступающих в их театральную семью. Все это отравляют атмосферу театра. Это характерно не только для молодых, но и для уже маститых актеров. Начинается соревнование и доходит до того, что начинаются разборки, которые переходят все границы.
Некоторые актеры позволяют даже на сценической площадке обмениваться ругательствами. А как это можно допускать? Некоторые так на друг друга таят зло, что это передается окружающим. Другие позволяют себе такое хамство, что через свои обиды начинают ставить условия режиссеру и часто общаются именно через него. Как в таких условиях можно работать? Это мешает не только самому актеру, окружающим, но и самому режиссеру. Отвлекает его от замысла, к осуществление которого ведется нелегкий и кропотливый труд. Искусство нужно растить на возвышенных чувствах, оберегая его от эгоизма и хамства.
В театре часто наблюдается такое явление: самые большие требования к режиссёрам и к начальствующим лицам предъявляют те из молодёжи, которые меньше всех умеют и знают. Все хотят работать с самыми лучшими и не прощают тем, которые не могут с ними проделать чудес. В этом случае нужно научиться брать только лучшее от того, кто вас окружает. Плохое брать всегда легче - труднее брать хорошее от человека. Потому, что часто предъявляя претензии, мы забываем о хороших качествах человека и о том, что в жизни хорошего он нам сделал, дал и научил. От каждого одаренного талантом и умудренного опытом можно что-то взять и узнать, нужно только научиться брать то, что нужно и важно. Поэтому не привередничайте, отбросьте критиканство и всматривайтесь внимательнее в то, что вам дают более опытные хотя бы они и не были гениями. Надо уметь брать полезное.
В наше время очень развита проблема учителей и учеников. Мы молодые настолько заняты своими амбициями, что совсем порой забываем о простом уважении и дисциплине. Очень часто не прощаем ошибок и требуем понимания и уважения. Но только совсем не заботимся о вопросе «А что мы сделали для этого?» хорошее отношение, понимание и уважение нужно заслужить. И очень часто из-за своей оплошности делаем такие поступки, которые нас не только не оправдывают, но и портят мнение, а его так нелегко заслужить и так просто потерять.
Своих учителей нужно понимать, уважать и прислушиваться. Нужно научиться учиться. Брать только то, что они нам дают хорошего и закрывать глаза на некоторые вещи, которые нам не нравятся. Нужно помнить, что наши педагоги тоже живые люди. И что скорее всего это не нам не повезло с ними, а им с нами. Современную молодежь сложно в чем-то переубедить, если они что-то задумали и решили. Наши педагоги, прежде всего, мучаются с тем, чтоб нам привить какие-то хорошие моральные качества и вопрос об учении часто переходит на второй план.
Так же в этике Константина Сергеевича говориться о том, что некоторые актеры имеют привычку работать в четверть голоса, не подкладывая под текст свой внутренний мир. Этого делать нельзя так, как актер привыкает к ремесленной игре, к простому пробалтыванию текста. Это портит правильную линию действия. Это не помогает ни самому актеру, ни его партнеру. Сами подумайте, зачем простое механическое выбалтывание слов? Неправильная реплика дает рождение неправильного отношения и переживания вашего партнера. Такие репетиции не нужно не актерам, не режиссерам - это называется: «моя совесть чиста, я же репетировал»
«Поэтому знайте, что на каждой репетиции актёр обязан играть в полный тон, давать верные реплики и так же правильно по установленной линии пьесы и роли принимать получаемые реплики. Это правило взаимно обязательно для всех актёров, так как без него репетиция теряет смысл», - говорит нам Константин Сергеевич.
Конечно, никто не отрицает, что это очень сложно и изматывающее дело – каждый раз переживать одно и то же заново. Это не всегда получается. Ведь каждый раз переживать одно и то же – это не означает делать такие же самые интонации и жесты. Да, никто не спорит, что нужно фиксировать некоторые вещи и в случае неправильного их выполнения выстраивается не правильная линия поведение. Говорится о том, что каждый раз нужно подкладывать свои яркие переживания, которые помогают выйти на логику поведения и правду жизни.
В нашей группе очень часто происходит так, что некоторые студенты из-за усталости не могут правильно сделать то, что от них хотят преподаватели. Конечно же, игра актеров зависит не только от них, но и от режиссера. Он должен заводить их свои настроением и энергией. Должен растормошить их, чтоб они правильно выстраивали свою роль. Это можно ярко увидеть у наших преподавателей. Когда они начинают жить вместе с актером одной жизнью. Когда они направляют студента в нужную струю и тогда все получается само собой. Идет правильная подача реплики, правильные мизансцены, правильное поведение и прежде всего переживания. Главное запомнить то, что уже наработали и стараться не забалтывать то, что уже хорошо получается. Ведь театральное искусство, как искусство в целом – очень тонкое дело. Поэтому отношение к нему должно быть таким же тонким и осторожным.
«Однако самое главное в театре – художественная дисциплина. Но так как её никогда не удаётся создать внешними средствами, то организаторы теряют терпение, веру и приписывают неудачу другим, переносят вину на товарищей: «С этими людьми ничего не поделаешь», – говорят в таких случаях».
Попробуйте подойти к решению задачи совсем с другого конца, начните с самого себя, воздействуйте и убеждайте других собственным примером. Прежде чем требовать чего-то от других, нужно, прежде всего, требовать это от себя. Не изменишь мир, не изменив, прежде всего самого себя. Очень часто в нашем мире мы наблюдаем такую картину, что люди требуют всего от других, особенно предъявляют претензии по поводу того, что другому человеку нужно измениться, и совсем не требуют чего-то от себя. Делают фактически тоже самое, а когда ему говорят, что он делает тоже самое, то он отвечает, что вы же не делаете и я значит не буду. Нужно не смотреть на других – нужно смотреть на себя. Оценивать и осмыслять свои поступки и свое поведение. Собственный пример – самое лучшее доказательство не только для других, но главным образом для себя самого. Когда вы требуете от других того, что сами уже провели в жизнь, вы уверены, что ваши требования выполнимы, вы по собственному опыту знаете, трудно оно или легко.
В этом случае не будет того, что всегда бывает, когда человек добивается от другого или совсем невыполнимого или слишком трудного. Он становится не в меру требовательным, нетерпеливым, раздражительным и в подтверждение своей правоты уверяет и божится, что выполнить его требования ничего не стоит. Это – лучший способ подорвать свой авторитет, добиться, что бы о вас говорили: «Сам не знает, чего требует». Если в нашем мире, в трудовом коллективе каждый будет начинать, прежде всего, с самого себя, то другим находиться с ним будет легче потому, что меньше будет человеческого эгоизма, который очень часто мешает нормальной работе. Так и в театре нужно, прежде всего, смотреть на себя и обдумывать поступки и отношение к окружающим. Ведь искусство должно соединять и сближать, а не наоборот. Оно должно приносить положительные эмоции. Это маленький дом, очаг, в который нужно приходить и работать не только для себя, но и для остальных. А согласитесь как страшно, когда домой приходить не хочется. То с тем из-за какой-то глупости поссорился, то тому какую-то гадость сказал. Зачем все это? Зачем себе и другим усложнять жизнь? Разве от этого кому-то станет легче? Нужно ограждать своих друзей и сотрудников от своего же эгоизма и плохого характера. Относитесь к людям так, как хотите, чтоб к вам относились и все будет хорошо и просто. Тогда легче творить - когда все хорошо.
Так же нужно находить к каждому свой подход. Может человек, и стремиться к лучшему, но ему что-то мешает. Ему нужна помощь. И для того, чтобы это понять, не обязательно нужно быть великим психологом, нужно просто быть внимательным к каждому. Для этого необходимо, в первую очередь, хорошо знать то, чего требуешь, ясно сознавать все трудности и то что для их преодоления нужно время. Кроме того надо верить, что каждый человек в глубине души стремится к хорошему, но ему что-то мешает подойти к этому хорошему. Подойдя к хорошему, он уже не расстанется с ним, потому что оно всегда даёт больше удовлетворения, чем плохое. Главная трудность – узнать препятствия, мешающие верному подходу к чужой душе, и устранить их. Тогда увидим ясно ходы в чужую душу, чем эти ходы загромождены и что мешает проводимому делу.
Одним из главных требованием актера и режиссера к самому себе является подготовка самого себя к работе. Как начинают свой день певец, пианист, танцор. Они встают, умываются, одеваются, пьют чай, и в определённый, установленный для этого срок, певец начинает «распеваться», или петь вокализы, музыканты играют гаммы или иные упражнения, поддерживающие и развивающие технику, танцоры спешат в театр к станку. Это производится ежедневно, зимой и летом, а пропущенный день считается потерянным, толкающим искусство артиста назад. Толстой, Чехов и другие подлинные писатели считали до последней степени необходимым ежедневно, в определённое время, писать, если не роман, не повесть, не пьесу, то дневник, записывать свои мысли, наблюдения. Главное, чтобы рука с пером и рука на пишущей машинке не отвыкали ежедневно изощряться непосредственно в тончайшей и точнейшей передаче всех неуловимых изгибов мысли и чувства, воображения, зрительных видений и аффективных воспоминаний и пр. Спросите художника, он скажет вам решительно тоже самое. И только один актёр, по утрам, одевшись и позавтракав, спешит скорее на улицу, к знакомым или в другое место, по своим личным домашним делам, так как это его единственное свободное время. Но ведь и певец не меньше занят, и у танцора – репетиции и театральная жизнь, и у музыканта – репетиции, уроки, концерты. Тем не менее, обычная отговорка всех актёров, не ведущих домашней работы по выработке техники своего искусства, одна: «некогда». Как это печально! Ведь актёру, режиссеру больше чем артистам других специальностей необходима домашняя работа. В то время как певец имеет дело лишь со своим голосом и дыханием, танцор – со своим физическим аппаратом, музыкант – со своим руками, или, как у духовых и медных инструментов, с дыханием, артист имеет дело и с руками, и с ногами, и с глазами, и с лицом, и с пластикой, и с ритмом, и с движением, и со всей большой программой, проходимой в школе, институте. Программа эта не кончается с окончанием учебного заведения, – она проходится в течение всей артистической жизни. И чем ближе к старости, тем нужнее утончённость техники, а следовательно, и систематическая её выработка. Но так как артисту «некогда», то его искусство в лучшем случае – толчётся на одном месте, а в худшем – катится вниз.
В студенческие годы больше ответ не некогда, а лень! С ней нужно бороться. Нужно приучать себя к систематическому занятию. Толи это зарядка с утра, толи разминание в ванне речевого аппарата, то ли упражнения по дороге в академию на внимание. Неважно чем именно заниматься, важно, что это нужно делать и требовать оттого от себя каждый день. Нужно приучить себя, что нужно развиваться и совершенствоваться каждый день, а не тогда когда это будет нужно. В жизни всякое может случиться и нужно быть ко всему готовым, особенно людям с такой профессией как режиссер и актер. Это очень разносторонние профессии. Доктор должен уметь лечить, музыкант играть, певец петь, а режиссер должен уметь делать все. Он не знает, что именно в жизни может с ним произойти. Поэтому нужно ежедневно подготавливать себя к профессии, не зависимо, какой будет день, и что человек будет делать. Режиссер должен хорошо владеть своим речевым аппаратом, так как ему работать и объяснять другим людям свой замысел и свои требования, его должны все понимать и без напряжения. Режиссер должен хорошо владеть своим телом, поэтому ежедневно необходимо проделывать некоторый комплекс упражнений, тем более, что на тело идет большая нагрузка, человек постоянно в движении, его мышцы должны быть в тонусе, а иначе появляются разные проблемы со здоровьем, а в такой профессии это не допустимо. Так же необходимо много читать нужных книжек, которые буду развивать человека, расширять его кругозор и словарный запас. Режиссер, как впрочем, и актер, должен быть интересным, разносторонне развитым человеком, а иначе с ним будет не интересно работать. Режиссер должен быть всегда на шаг вперед, чем его актеры. Тогда они будут его уважать и принимать замечания должным образом, не воспринимать его в штыки. Интересного человека слушать лучше и находиться с ним приятнее. Режиссер, как и певец, тоже должен работать над постановкой своего голоса. Его должно быть видно и слышно. Необходимо, прежде всего, внушить это самому себе и заинтересовать работой над собой, прежде всего самого себя. Необходимо ежедневное воспитание и совершенствование, тогда и учиться и работать будет легче. Нужно приучить так распределять свое время, чтоб хватало его на все. И на работу, и на работу над собой и на отдых потому, что без него тоже нельзя. Но можно придумать себе такое занятие, чтоб оно одновременно и развивало и давало организму отдохнуть. Было бы желание, а придумать и пристроиться можно ко всему.
Театр начинается с вешалки.
Все без исключения работники театра являются сотворцами спектакля. Тот, кто в той или иной мере, портит общую работу и мешает осуществлению основной цели искусства и театра, должен быть признан вредным.
Если в театре холод, грязь, беспорядок, начало задерживается, спектакль идёт без должного воодушевления, – настроение зрителей падает и благодаря этому основная мысль и чувства поэта, композитора, артистов и режиссёров не доходят до них, им не для чего было приходить в театр, спектакль испорчен, и театр теряет своё общественное, художественное, воспитательное значение.
Если по тем или иным причинам репетиция окажется не продуктивной, – те, кто помешали работе, вредят общей, основной цели. Творить можно только в соответственно необходимой обстановке, а тот, кто мешает её созданию, – совершает преступление перед искусством и обществом, которому мы служим. Испорченная репетиция ранит роль, а израненная роль не помогает, а мешает проведению основной мысли поэта, т.е. главной задаче театра.
Нужно ценить каждого человека, не смотря, чем он занимается, и какую должность занимает. Каждый человек хочет к себе должного внимания и отношения. Нужно напоминать людям об их значении и благодарить за их работу и приложенный труд.
Надо, чтобы зритель, актёр и каждый имеющий отношение к театру входил в него с особым чувством благоговения. Надо, чтобы зритель, отворяя двери театра, проникался соответствующим настроением, которое помогает, а не мешает восприятию впечатления. Какое огромное значение для спектакля имеет настроение за кулисами и в зрительном зале.
Самое страшное и непобедимое - это когда зритель шумит, разговаривает, ходит и особенно, кашляет во время действия. Чтобы приучить зрителя к дисциплине, необходимой спектаклю, чтобы заставить его до начала сидеть на местах, быть внимательным, не кашлять, надо прежде всего чтобы театр заслужил уважение, чтобы зритель чувствовал, как ему надлежит себя держать.
Всякий, кто портит нам земной рай – жизнь в театре, должен быть либо удалён, либо обезврежен. А мы сами должны заботиться о том, чтобы сносить в театр со всех сторон только хорошие, бодрящие, радостные чувства. Здесь всё должно улыбаться, так как здесь занимаются любимым делом. Пусть об этом помнят не только актёры, но и администрация, с её конторами, складами и проч. Она должна помнить, что здесь не амбар, не лавки, не банки, где люди из-за наживы готовы перегрызть друг другу горло.
Зритель чувствует всё, что происходит за закрытым занавесом. Беспорядок, шум, крик, стук во время антракта, сутолока на сцене передаются в зрительный зал и тяжелят самый спектакль. Напротив: порядок, стройность, тишина там, за закрытым занавесом, делают спектакль лёгким. Конечно же, интриги, сплетни, которыми славится театр – без них хорошо, нельзя же исключить талантливого человека потому, что у него дурной характер, потому, что он мешает благоденствовать другим. Несомненно, таланту всё прощается, но его недостатки должны быть обезврежены другими артистами. Когда в театре появляется такой, опасный для всего организма микроб, надо сделать всему коллективу прививку, для того, чтобы развить обезвреживающий антитоксин, при котором интрига гения не нарушает общего благополучия жизни театра.
Артистическая этика в творческом коллективе.
Коллективное творчество – это когда творят все, одновременно помогая друг другу, завися друг от друга. Всеми же управляет один - режиссёр. Если есть порядок и правильный строй работы, коллективная работа приятна и плодотворна, так как создаётся взаимная помощь, но если нет порядка, и правильной рабочей атмосферы, то коллективное творчество превращается в муку, и люди толкутся на месте, мешая друг другу. Ясно, что все должны создавать и поддерживать дисциплину. А для того, чтобы её поддерживать нужно прежде всего приходить во время – за полчаса или за четверть часа до начала, чтобы привести свои элементы самочувствия в нужный тонус. Опоздание только одного лица вносит замешательство. Если же все будут опаздывать, то рабочее время уйдёт не на дело, а на ожидание. Это бесит и приводит в дурное состояние, при котором работать нельзя. Если же наоборот все относятся к своим коллективным обязанностям правильно и приходят на репетицию подготовленными, то создаётся прекрасная атмосфера, которая подстёгивает и бодрит. Тогда творческая работа спорится, так как все друг другу помогают.
Следует выработать правильную художественную этику и дисциплину». Они обязывают артиста готовиться дома к каждой репетиции. Пусть считается постыдным и преступным, когда режиссёру приходится повторять несколько раз одно и то же. Забывать режиссёрских замечаний нельзя. Можно их не сразу усвоить, можно возвращаться к ним для их изучения, но нельзя впускать их в одно ухо и тут, же выпускать в другое. Это – провинность перед всеми работниками театра. Для того, чтобы избежать этой ошибки, надо научиться самостоятельно, дома, работать над ролью. Это не лёгкое дело, которое все должны хорошо и до конца усвоить, прежде всего, во время учения в институте или в театральной школе. В театре будут предъявлены совсем другие, несравненно более строгие, требования, чем в учебном заведении. Нужно иметь это ввиду и быть готовым ко всему.
Ещё одной очень распространённая ошибка актёров, о которой говорит К. С. Станиславский, и которая часто встречается в репетиционном процессе. Дело в том, что многие из актеров настолько несознательно относятся к своей работе, что следят на репетиции только за теми замечаниями, которые относятся непосредственно к их ролям. Те сцены и акты, в которых они не участвуют, остаются в полном небрежении. Не следует забывать, что всё касающееся не только роли, но и всей пьесы, должно быть принято в расчёт актёром, должно интересовать его. Кроме того, многое из того, что говорит режиссёр по поводу сущности пьесы, об особенностях каждого автора, о приёмах воплощения пьесы, об её стиле, одинаково относится ко всем исполнителям. Нельзя повторять одно и то же каждому в отдельности. Каждый артист должен следить за всем, что относится ко всей пьесе и изучать, понимать не одну свою роль, а всю пьесу в целом.
Истинного артиста легко узнать по тому, как он относится к костюму и вещам роли, как он их любит и бережёт. Неудивительно, что эти вещи служат ему без конца. Но рядом с этим мы знаем и совсем другое отношение к вещам и костюмам роли. Многие артисты, едва окончив роль, ещё на сцене срывают с себя парик, наклейки, иногда тут же бросают их и выходят раскланиваться со своим измазанным лицом, с остатками грима. Они на ходу в уборную расстёгивают, что можно, а придя к себе, швыряют, куда попало все части своего костюма. Бедные портные и бутафоры рыщут по всему театру, чтобы подбирать и сохранять в порядке то, что в первую очередь нужно не им, а самому артисту. Они охарактеризуют их целым потоком бранных слов. Эти слова вырвутся у них только потому, что костюмер и бутафор, нередко принимающие близкое участие в создании костюма и реквизита, знают их значение и цену в нашем художественном деле. Нужно стараться учится беречь и любить театральные костюмы, платья, парики и вещи, ставшие «реликвией». У каждой такой вещи должно быть своё определённое место в уборной, откуда артист её берёт и куда он её кладёт.
С таким же и ещё большим почтением, вниманием и любовью должен относиться артист к своему гриму. Его надо накладывать на лицо не механически, а так сказать психологически, думая о душе и жизни роли. Тогда ничтожная морщинка получает своё внутренне обоснование от самой жизни, которая наносит на лицо этот след человеческого страдания. Часто актёры тщательно гримируют, костюмируют своё тело, а при этом совершенно забывают о душе, которая требует несравненно более тщательной подготовки к творчеству в спектакле. Артист, прежде всего, должен помнить о своей душе и заготовить для неё как предрабочее состояние, так и самое сценическое самочувствие. Нужно ли говорить, что об этом следует позаботиться в первую очередь, как до, так и после прихода в театр, на спектакль. Подлинный артист, занятый вечером в спектакле, помнит и волнуется этим с самого утра, а нередко и накануне каждого сценического выступления.
Одной проблемой театральной профессии - это не всегда хорошее поведение. Только запершись у себя в дома, в самом тесном кругу, артист может распоясываться. Потому что его роль не кончается с опусканием занавеса, – он обязан и в жизни быть носителем и проводником прекрасного. В противном случае он одной рукой будет творить, а другой разрушать создаваемое. Поймите это с первых же лет вашего служения искусству и готовьтесь к этой миссии. Вырабатывайте в себе необходимую выдержку, дисциплину общественного деятеля, несущего в мир прекрасное, возвышенное и благородное.
Знакомясь с работами К. С. Станиславского, мы можем встретить такое утверждение, что самое главное в его системе и учении о театре является именно этика и этические требования к работникам. Это нужно сделать потому, что слишком примелькались слова об этических принципах Станиславского. Коллективное творчество – это когда творят все, одновременно помогая друг другу, завися друг от друга. Всеми же управляет один - режиссёр. Если есть порядок и правильный строй работы, коллективная работа приятна и плодотворна, так как создаётся взаимная помощь, но если нет порядка, и правильной рабочей атмосферы, то коллективное творчество превращается в муку, и люди толкутся на месте, мешая друг другу. Ясно, что все должны создавать и поддерживать дисциплину.
Все этические требования к театру должным образом еще не осмыслены и в практике театральной работы в полной мере не учитываются. Вот почему необходимо вернуться к этим, казалось бы, неоспоримым положениям, определить место и значение этических норм в учении Станиславского о театре.
Именно не придерживание этических норм в театре мешает полноценной работе и развитию современного театрального искусства.
Многие из тех, кто писал о системе Станиславского, его взглядах на театральное искусство, не забывали напоминать своим читателям мысли Станиславского о дисциплине в театре и моральном облике актера. Некоторые высказывания великого учителя сцены стали настолько популярными, что их знают наизусть актеры и режиссеры.
Задача искусства, а, следовательно, и театра – создание внутренней жизни пьесы и ролей и сценическое воплощение основного зерна и мысли, породивших самое произведение поэта, композитора.
Ознакомившись с основными понятиями этики Станиславского и театральной этики в целом, можно сделать вывод, что этика является основным компонентом нормальной работы в театральном искусстве и в искусстве в целом.
HYPER15Основной шрифт абзаца

Приложенные файлы

  • doc etika_kss
    Составитель: Югов А. А., преподаватель высшей квалификационной категории ГБПОУ «Пермский краевой колледж искусств и культуры»
    Размер файла: 112 kB Загрузок: 1

Добавить комментарий