Открытый урок по краеведению в 9 классе


Открытый урок по курсу «История Владимирского края»
в 9 классе.
Тема: « Дети села Урванова в годы Великой Отечественной войны»
Цель: формирование представлений о жизни детей села Урванова в годы Великой Отечественной войны.
Задачи:
Развитие исследовательских умений и навыков, умения ставить цель и проводить диагностику, представлять полученные результаты в виде мультимедийных презентаций, развитие коммуникативных способностей.
Воспитание патриотизма, любви к малой Родине.
Оборудование: мультимедийный проектор, ноутбук, экран, Книга воспоминаний, песня В.Лебедева-Кумача « Священная война».
Ход урока:
Вступительное слово учителя.
Есть такая пословица: “На войне детей не бывает”. Что ж, верно, ибо противоестественно сближение самих этих понятий. Те, что попали в войну, должны были расстаться с детством – в обычном, мирном смысле этого слова. Ну а те, что выросли в послевоенном мире, – надо ли учить их памяти о войне, нарушать безмятежность их юных лет? Я убеждена: необходимо. Память – наша история. Каким будет взгляд на неё ребёнка, таким будет наш завтрашний день. Стерев прошлое, мы стираем будущее. Конечно, история войны писалась кровью, и, чем дальше уходит время, тем спокойнее будут воспринимать люди, в том числе дети, жесточайшие её факты. Но никогда не должны они перестать волноваться, узнавая о них.
Великая Отечественная война не должна быть забыта не только для того, чтобы не случилось более страшного, но и чтобы люди помнили, что человек способен на многое, и никогда не теряли бы веру в себя…
Кто может лучше всего рассказать о том, что пережили дети села Урванова, какие страдания выпали на их долю как не сами дети устами своих сверстников, переживших войну? Поэтому урок сегодня будут проводить сами дети, учащиеся 9 класса.
В роли учителя: учащаяся 9 класса Цыганкова Дарья.
«Изучая на уроках истории тему Великой Отечественной войны, мы узнали о трагических страницах в жизни нашего народа, о беспримерном мужестве и героизме советских воинов на фронтах войны, о самоотверженном труде рабочих и колхозников в тылу, о женщинах, подростках и детях, вынесших на своих хрупких плечах все тяготы военного времени. Нас данная тема заинтересовала в связи с тем, что захотелось больше узнать о военном времени, о людях, внесших свой бесценный вклад в Победу над фашизмом. О людях, которые живут рядом с нами, об их судьбах, о жизни в довоенные и военные годы мы почти ничего не знали. А ведь их детство пришлось на годы войны. Им было столько же лет, сколько и нам сейчас и даже меньше. Этим было продиктовано наше желание узнать от живых свидетелей того времени о жизни детей села Урванова в годы Великой Отечественной войны, познакомить с проведенными исследованиями как можно больше людей.
Результаты исследования представлены в презентации.
Для того, чтобы выяснить, а что же известно учащимся нашей школы о жизни детей села в годы Великой отечественной войны, мы провели социологический опрос среди учащихся 7-10 классов. Им предстояло ответить на 4 вопроса:
1.Знаете ли вы в каких условиях жили дети во время Великой
Отечественной войны?
2 .Какую помощь школьники оказывали колхозу во время войны?
3. Приведите примеры помощи детьми фронту.
4. Знаете ли вы имена сверстников – участников Великой Отечественной
войны?
В опросе приняли участие 19 человек.
Данные опроса мы отразили на графике.
Из составленного нами графика видно: 89% опрашиваемых ответили, что знают, в каких условиях жили дети во время Великой Отечественной войны.
Эти же 89% указали, какую помощь школьники оказывали колхозу во время войны.
56% учащихся привели примеры помощи детьми фронту.
На 4-ый вопрос все ответили, что не знают сверстников – героев войны.
Проанализировав результаты опроса, мы пришли к определенному выводу.
Полной картины о том, как жили наши сверстники в годы войны, у ребят нет.
Ответы многих учащихся были односложными и однообразными. Поэтому поднятая нами тема действительно актуальна.
Нам и самим захотелось побольше узнать и составить цельное впечатление о детях военной поры. Поэтому мы поставили перед собой цель: выяснить как жили дети села Урванова в годы Великой Отечественной войны.
Для этого определили пути достижения поставленной цели.
Работа с документами и фотографиями
Встреча с очевидцами
Работа с литературой.
Давайте посмотрим на детей села Урванова. Они смотрят на нас с довоенных фотографий. (Показ слайдов – фотографий детей).
( слайд «Война»)
Война и дети... Трудно представить что-то более несовместимое. Какое сердце не обожжет память огненных лет, ставших суровым испытанием для миллионов советских ребят, которым нынче уже за восемьдесят!
( слайд «В первые месяцы войны»)
Каждый человек хранит в памяти какой-то момент своей жизни, который кажется ему вторым рождением, переломом во всей дальнейшей судьбе. С этими воспоминаниями всегда связаны открытия в самом себе и других людях. Война живёт в душе, переживших её, такими воспоминаниями, и они никогда не смогут забыть её, как не смогут забыть, что родились когда-то».
Далее учащиеся озвучивают слова своих сверстников, переживших войну и делившихся своими воспоминаниями об этом трудном для всей страны времени. Их рассказ сопровождается показом слайдов.
По окончании презентации учитель просит учащихся высказать свое отношение к увиденному и услышанному на уроке, поделиться своими впечатлениями о судьбах детей села в годы Великой Отечественной войны.
Вот некоторые высказывания учащихся:
Пчелина Кристина: «Тогда невыносимо трудно было всем – и старым, и малым, и солдатам, и их близким. Но особенно страдали дети. Страдали от голода и холода, от невозможности вернуться в детство, и страшной тишины сиротства…Невозможно спокойно смотреть кадры военной хроники, потому что мальчишки и девчонки на своих неокрепших плечах вынесли все тяготы войны, выстояли, отдали свои жизни ради победы и они так похожи на нас».
Моисеева Аня: «Я считаю, несмотря на тяжелые условия, в которых жили дети: голод, холод им приходилось вставать чуть свет, идти помогать своим мамам, сестрам, бабушкам, дедушкам, они, дети, понимали, что без их помощи в тылу просто не обойтись. Я не могу себе представить, что дети такие же, как я, совершили такой подвиг. Я просто удивляюсь, откуда у женщин брались силы работать в голод и холод, ухаживать за своими детьми, отправлять письма и посылки на фронт».
Демиденок Даша: «Наше поколение о войне знает в основном из уроков истории, литературы. Все меньше остается ветеранов Великой Отечественной войны и тружеников тыла. Мы с уважением относимся к этим людям, к их прошлому и настоящему, преклоняемся перед ними. Нам есть чему у них поучиться. Их самоотверженный труд - прекрасный пример для молодежи».
В завершении урока учитель просит учащихся ответить на следующие вопросы:
Какие трудности испытали при проведении исследовательской работы?
С какими трудностями столкнулись при оформлении результатов
исследования?
Чему научились при подготовке данного урока?
Довольны ли вы результатами проделанной работы?
Из отдельных воспоминаний детей – свидетелей войны составилась Книга воспоминаний, по сути коллективный исследовательский проект на тему:
« Дети села Урванова в годы Великой Отечественной войны», авторами которого стали учащиеся 9-го класса.
Вот эта Книга воспоминаний.
ДЕТИ
села Урванова
в годы Великой
Отечественной
войны.
КНИГА
ВОСПОМИНАНИЙ
Многие дети войны отчетливо помнят день 22 июня 1941 года, как будто это было только вчера. День был солнечный, все радовались теплому выходному дню. В колхозе закончились весенне-посевные работы, а сенокос еще не скоро.
Для ребятишек день 22 июня предвещал новый радостный день летних каникул. Было на душе светло и беззаботно, отовсюду слышны были песни. И вдруг все вокруг помрачнело, как будто огромная туча закрыла солнце. Народ стал собираться группами, женщины плакали. Все чувствовали тревогу. Это настроение передалось и детям. Бригадир Миронов Василий Константинович сказал, что сейчас по радио было передано важное правительственное сообщение, объявили, что началась война.
Началась мобилизация на фронт мужчин. В день приносили по 40 – 50 повесток. Уходили на фронт отцы, старшие братья. Вскоре в селе остались только женщины, старики и дети. От мирных, привычных забот не осталось и следа. Срочно перестраивали свою работу колхоз, все учреждения. «Все для фронта! Все для победы!» - этот лозунг военного времени требовал огромной работы, полной отдачи сил от каждого.
Тузова Антонина Ивановна, 1925 года рождения вспоминает, что в 1941 году после окончания Урвановской 7-летней школы, поступила в 8-ой класс Усадской средней школы. Весь их класс послали на рытье противотанковых рвов к селу Панфилову. Окопы были огромные, высотой в дом. Каждый день туда и обратно ходили пешком. Прислали туда еще парней из Меленок. Все низенького роста, в тулупах и лаптях, не сравнить с нашими ребятами – высокими, красивыми. Вечером после работы они отплясывали под гармонь. Молодость брала верх над усталостью. Затем школьников послали рыть окопы к Старому Ратову. Теперь жили в старой школе на Вербовском. Спали на полу. Окопы рыли до декабря. В тот год он был очень холодным. В школу вернулись только к Новому году.
В начале войны через село на большой высоте пролетали фашистские самолеты по направлению к городу Горькому. Они бомбили важный стратегический объект - Горьковский автозавод. Пытались фашистские самолеты разбомбить и железнодорожный мост через Оку, но его очень охраняли и советские зенитчики их туда не подпустили.
Пармеева Нина Григорьевна, 1929 года рождения помнит, как в начале войны над селом кружил немецкий самолет, разбрасывая листовки. Одну листовку кто-то из ребят принес в школу. Учительница поставила двоих ребят караулить у двери, чтобы не вошел директор, и стали ее читать. Она была на русском языке. Немцы писали, что вы как плохо живете, сдавайтесь.
Еще она вспоминала, как в начале войны в селе стали размещать эвакуированных. Линия фронта к осени 1941 года приблизилась к Москве настолько близко, что из столицы стали эвакуировать население вглубь страны. Эвакуированных было много, их размещали в домах тех колхозников, у которых было по две избы. Приезжали женщины с детьми налегке, ничего у них, кроме немногих вещичек не было. Поэтому приходилось их кормить, поить тем, у кого они стояли на постое. Колхоз, правда, помогал, но все равно женщинам было тяжело с такой оравой своих и чужих детей. Некоторые эвакуированные выходили на работу в колхоз, но работали они плохо, так как не были приучены к крестьянскому труду. Жили эвакуированные полгода, потом постепенно уезжали к себе на родину. Но некоторые из них остались.
Дырова Валентина Александровна, 1930 года рождения помнит осень 1941 года, когда школьники вновь собрались на учебу ( они учились в барском прогале). Учителя выстраивали их в коридоре и разучивали с ними песню Лебедева-Кумача « Священная война».
В войну количество классов стало сокращаться, т. к. многие ученики бросали школу. Отцы были на фронте, надо было помогать матерям поднимать младших братьев и сестер. Многие дети войны начинали свою трудовую деятельность рано: с 10 – 12 лет.
Фильков Владимир Ильич, 1932 года рождения работать в колхозе начал с 10 лет на быках. Для этого пришлось оставить школу. Жить было нечем, ведь у матери было семеро детей. Владимир Ильич вспоминает как учителя Троицкие – Варвара Александровна и Сергей Иванович пришли на весы к Чуднову Алексею Ивановичу, председателю колхоза. Мол, нужно мальчику в школу, дальше учиться. А он спрашивает Володю: «Ты сколько классов кончил? «Пять», - отвечает тот. «А я – 3», - сказал Алексей Иванович, - и работаю председателем. На этом учеба мальчика и закончилась.
Кузину Александру Васильевичу, 1930 г. р. было 11 лет, когда началась война. К этому времени он отучился 4 класса. Школу пришлось бросить, ведь на его детские плечи легла забота о своей матери, сестрах и младшем брате т.к. прадед ушел на войну. Подросток стал кормильцем семьи, начав свою трудовую деятельность в 11 лет. Сначала работал на быке, затем на лошади. Учиться больше не пришлось. В 1942 году его отец пропал без вести. И такая судьба была у многих ребят военной поры.
Зубанова Мария Ефимовна, 1930 года рождения начала работать с 11 лет: как только началась война. Тогда все ученики не ходили в школу целый месяц до октября, пока не был убран с поля последний картофель. И так каждый год.
С 1-го по 4-ый класс учила Блохина Прасковья Ивановна. Уроки учили дома с «мигушкой». Это керосиновая лампа без стекла. Учебники давали в школе один на двоих-троих. «Не успеешь сесть за уроки как уже бегут, - говорит Мария Ефимовна». Тетради делали из бумажных крафт-мешков. Никаких поблажек, скидок на военное время от учителей не было. Спрашивали уроки строго. Сдавали выпускные экзамены за 4-ый класс. Был выпускной – повар тетя Катя Чубарова пекла пироги.
В других классах каждый год были переводные экзамены почти по всем предметам. Оставление учеников на 2- ой год и даже 3-ий год не было такой уж редкостью. На Новый год в школе ставили елку, наряжали ее игрушками, сделанными своими руками. Пакеты под новогодние подарки шили дома на машинке и подписывали их. Повар для этого случая пекла печенье, вырезая его рюмкой. Леденцы или «подушечки» и приготовленное печенье раскладывали по пакетам всем ученикам.
Школу закончила в 1945 году.
Питание в школе было от колхоза. Поваром в школе работала Чубарова т. Катя, потом Цыганкова Домна Алексеевна. Столовой в школе не было, просто была кухня, где стояли два котла, в которых варили похлебку( пшено, картошка, лук, вода - вот ее стандартный рецепт ). Каждый ученик приносил из дома алюминиевую миску, в которую ему наливали суп, кому пожиже, кому погуще. Миска была очень горячей и ее с трудом удерживали в руках.
Похлебка бесплатно, а за кусок хлеба надо было платить 5 копеек.
Распиловка дров для отопления школы целиком легла на ребячьи плечи. Вязанками носили дрова на 2-ой этаж школы.
В школу дети ходили в одежде, перешитой из взрослой, иногда залатанной. Купить новую одежду не было возможности. Кадулина Валентина Тимофеевна вспоминает, что во время войны дед сшил ей пальто из шинели. Потом, чтоб пальто покрасить, его долго варили в котле с краской. Пальто было длинным и зимой, пробираясь по снегу, Валя то и дело падала.
Несмотря на огромные трудности, которые пришлось преодолевать сельским труженикам, все годы войны фронт и тыл обеспечивались сельскохозяйственными продуктами и необходимым сырьём. А обстановка сложилась тяжелейшая уже в первые месяцы войны. После ухода мужского населения деревни в действующую армию в основном все работы приходилось выполнять женщинам.
Поэтому рядом с дедами, матерями, старшими братьями и сёстрами трудились и самые юные граждане нашей страны – пионеры и школьники сёла. Их можно было видеть в поле на посадке картофеля и прополке, на животноводческой ферме, на заготовке кормов. После уроков ходили всем классом собирать колоски на колхозном поле.
Работали дети и на мельнице, мешки приходилось таскать весом по 70 кг.
Работали с 7 часов утра до 6 часов вечера, а записывали им только по пять часов. Дети должны были выработать минимум трудодней – 150, взрослые более 200 выходов. Кто не вырабатывал положенное количество трудодней – правление колхоза налагало штраф. У кого по многу выходов не хватало, должен был заплатить большой штраф, у кого немного - и штраф соответственно был меньше. Иногда даже описывали имущество, но дальше этого дело не шло, скорее это была угроза. Даже если не хватало одного трудодня, все равно штрафовали.
Бачина Нина Михайловна, 1932 года рождения вспоминает, как в 10 лет мать привела ее на колхозное поле, показала делянку и как жать серпом хлеб, как правильно ставить снопы и ушла на работу, она работала дояркой. В это время на поле находились двое мужчин, они что-то осматривали. Подошли и к ней, постояли, посмотрели. Один из них и говорит: «Маленькая, а как хорошо жнет». Нина была в семье старшая. Дома у нее были младшая сестра и два брата.
Сенюшин Вячеслав Иванович, 1930 года рождения вспоминал, как он в войну 13-летним подростком косил в лугах вместе с такими же рано повзрослевшими мальчишками. После отца, ушедшего на фронт, у него остался разборный шалаш на винтах. В бригаде №4 только у него такой был. Остальные в луга везли с собой колья и сооружали шалаши на месте. Везли с собой постельное белье, сундучки деревянные под продукты. Ведь предстояло прожить в лугах целый месяц. У каждой бригады были свои луга, своя кухня, где людей кормили завтраком, обедом и ужином. Место для лагеря всегда выбирали рядом с водой, чтоб удобнее было для кухни. « В лугах у костра просидишь допоздна, а утром холодно, роса, вставать не хочется. Старичок у нас был один, косы пробивал. Утром ходил нас будить. Раза 2-3 проходил по шалашам, будил. Окашивали каждый кустик, каждую кочку. Тогда луга еще не осушенные были, между кочками была вода. Трава высокая. Прыгаешь с кочки на кочку и бултых в воду! Носили тогда лапти. Онучи наматывали на ноги, а сверху лапти. Женщины вытаскивали траву из болота на носилках на высокие места для просушки. Сена требовалось много. Ведь из прифронтовых областей эвакуировали не только людей, но и скот. Эвакуированного скота было много. Весь скот размещали на фермах. А хозяйство было огромным. Не только крупный рогатый скот был в колхозе, но и лошади, свиньи, птица в большом количестве ( гуси, утки, куры). За всеми нужен был большой уход, нужно было много кормов. Справляться со всем большим хозяйством помогали подростки.
Хоть и трудно было во время войны, но все же колхоз был богатый благодаря необыкновенному трудолюбию всех от мала до велика. В это время председателем колхоза был Чуднов Алексей Иванович. Сеяли сортовую пшеницу, урожай был большим. Выполняли не только свой план, но и сдавали пшеницу государству за отстающие хозяйства, да еще давали пшеницу на трудодни колхозникам. Колхозники из Дмитриевых Гор тогда по сравнению с урвановскими колхозниками считались лапотниками. Насколько колхоз «Луч коммунизма» был богаче! На трудодни в войну давали еще картофель, сено.
Только денег на трудодни не давали.
Сенюшин Вячеслав Иванович рассказывал, что во время войны в колхозе работала картофелесушилка. Это были две избы на краю села, в «речке». Работали там женщины и девушки. Чистили картофель, резали его на кружки, подсаливали и сажали в печь сушить. Получались настоящие чипсы. Сушили в этом «цеху» также морковь, лук для фронта. Их сдавали в колхоз, а колхоз – государству. Это все было для фронта. Сушеные овощи отправляли в ящиках на лошадях в Муром.
На каких только работах не выручали подростки. На току перед жатвой ребятишкам давали в руки лопаты и заставляли подрезать траву, выросшую за лето, чтоб ни одной травинки не было! И вот они на коленках уничтожали эту траву. С полей свозили снопы на лошадях, да смотрел бригадир: была ли на телеге какая подстилка ( брезент или другое что), чтоб не дай бог зерно дорогой просыпалось! За этим очень строго смотрели. Снопы складывали в скирды колосьями внутрь, чтобы в случае дождя не замочило. Потом эти снопы пропускали через молотилку, предварительно развязав сноп, растеребив его. У каждого, кто стоял у молотилки были свои функции. Внимательно следили за тем, чтобы не переборщить с загрузкой, иначе молотилка глохла. С другого конца молотилки под готовое зерно подставляли мешки, которые относили на готовую площадку и высыпали в кучу. Зерно сушили, перелопачивая его, тут же и веяли. Затем готовое его убирали в склады.
А Цыганкова Зоя Дмитриевна. 1933 года рождения, ныне пенсионерка вспоминает, как во время войны колхоз посылал учащихся за Выксу сажать ёлки. Жили там на квартире. За эту работу колхоз начислял трудодни. Еще учащихся посылали работать на дорогу к деревням Улановка и Новенькая. Грунтовую дорогу очищали от поросли и травы, чтобы она не зарастала. Скоблили откосы, рыли дренажные канавы вдоль дороги. За эту работу тоже начисляли трудодни.
« Многим приходилось нелегко, особенно семьям с детьми,- продолжает она свой рассказ, - то, что выращивали в личном хозяйстве, сдавали государству в качестве налога за земельный участок. Ежегодно каждая семья должна была сдать 40 килограммов мяса, несколько сотен яиц, молоко. В каждом дворе были куры, но дети яиц не видели. Зоя Дмитриевна вспоминает, как она, 12-летняя девочка и ее 9-летний брат, в конце войны ходили пешком на Вербовский ( а это 16 километров) 2 раза в неделю продавать молоко и картошку. Вставали в четыре часа утра и шли с молоком в четвертях через плечо. Продавали его на улице около магазина или носили по квартирам. На вырученные деньги покупали хлеб и несли его домой пешком тем же путем. В то время ни пекарни не было в селе, ни в магазине его не продавали. Ведь семье так нужны были деньги!
Сорокова Мария Ивановна, 1928 г. рождения вспоминает, что в войну, кроме работы в колхозе, подростки зимой еще и подрабатывали: возили на санках крахмал с Репинского крахмало – паточного завода в Усадский паточный. Нагружали на сани до 120 кг, так что с места сдвигали с трудом. Деньгами за труд не платили, выдавали патокой. Ее потом продавали в Выксе на рынке. Туда же ради заработка возили зимой на санках продавать картошку. Везли картошку через озеро, через Оку до пристани, оттуда поездом. Сани с картошкой нужно было сдавать в багажное отделение, за это платили 20 копеек. Вечером возвращались на поезде обратно, а до дому добирались уже поздно вечером. Зимой и летом также ходили пешком на Вербовский продавать молоко и сметану. Зимой впрягались в санки и тащили их за собой. Шли от Урванова до Репина полями напрямки. Чтоб не потерять дорогу, в снег втыкали кусты – вешки, а в пургу звонили в колокол для ориентации путников. Летом поклажу тащили на себе. Через речку в Репине был мост деревянный, а на Вербовском через Илевну моста не было. Переходили ее по жердочкам. Было страшно.
Зубанова Мария Ефимовна продолжает: «Не видали ни детства, ни юности, ни молодости. Ни попили, ни поели, ни погуляли, недолюбили. Нечего было надеть ни на руки, ни на ноги. Хоть и были свои овцы и валенки катали из шерсти, но были они большого размера, в таких и в клуб ходили, пряча ноги в валенках под лавку, а хотелось потанцевать. Придешь из школы, а мать уже ведро картофеля приготовила истереть. И так каждый день. Все руки вечно были ободранными. Картошка была основным продуктом питания. Ели картошку и на завтрак, и на обед, и на ужин.
С круглой картошкой ели щи, когда не было хлеба. Хлеб пекли сами из ржаной муки, добавляя туда тертый картофель.
Самым распространенным блюдом были так называемые топанки. Картофель чистили и протирали через терку, затем эту массу промывали, отделялся крахмал. Его клали в холщевую сумку и под пресс, а в почерневшие от воздуха выжимки добавляли соль, лепили лепешки, обваливали их в муке и пекли в печи. Вот этим и питались. Выжили за счет коров, но они были не у всех».
Конечно не всем детям жилось относительно сытно во время войны. Некоторые дети голодали и даже готовы были пойти на воровство, чтобы утолить чувство голода. Старожилы вспоминают о таком случае. На Центральной улице рядом с Сухотиной Антониной Григорьевной жила Рощина Наталья Матвеевна. У нее были три дочери и 12-летний сын. Во время войны он залез в дом к соседям и украл что-то из еды. На него донесли. За ним приехали работники НКВД, арестовали его и увезли в город Ковров. В то время действовал закон Сталина о равной ответственности детей и взрослых. 7 апреля 1935 года советское правительство опубликовало этот закон, небывалый в истории цивилизованного мира. Этим законом провозглашалась равная со взрослыми ответственность, вплоть до смертной казни, для детей от двенадцати лет и старше за различные преступления, начиная с воровства. Из Коврова вскоре сообщили, что мальчик умер. Мать поехала туда только для того, чтобы привезти обратно тело сына.
Базина Мария Степановна, 1924 года рождения закончила 8 классов Усадской средней школы в 1942 году. Из ее класса всех юношей, которым едва исполнилось 18 лет, забрали на фронт, не дав им доучиться. Их, необученных, сразу отправили на передовую и все они там погибли. Вернулся только один человек из всего класса по ранению - Смыслов Виктор Петрович.
Когда же развернулось движение за сбор теплых вещей, пионеры и школьники так же активно приняли участие. Учителя и школьники приносили из дома вещи: полотенца, носки, варежки, шили кисеты, писали письма фронтовикам.
Всей школой дети собирали подарки для бойцов и отправляли на фронт. .В инвентарных книгах Муромского музея есть записи образцов Новогодних подарков для бойцов Красной Армии. Среди этих подарков числится такой: «Кисет с вышитой на нем надписью: « От ученицы Урвановской школы Саветиной Тамары. Передан в музей от Райкома ВКПб».Трудно было всем: и детям и взрослым, но руки никто не опускал, так как и учеба и труд были подчинены единой цели: скорейшей победе над врагом.
Закончилась война. После ее окончания вся жизнь пошла по-другому. Ушло детство с войной. Некогда было играть, учиться. Нужно было помогать матери растить младших детей, помогать ей на трудной колхозной работе. Не стало отца, мужчины в доме. Все, как и в войну легло на плечи матери и детей. У многих с фронта никто не вернулся.
С фронта в село не вернулись 375 человек. Из них: погибли в бою или умерли от ран 118 человек, пропали без вести – 257 человек. Сколько сирот осталось в нашем селе.



Приложенные файлы


Добавить комментарий