Литературные штампы в русских и английских любовных романах

Международный университет природы, общества и человека «Дубна»



Кафедра лингвистики




Курсовая работа на тему:

Литературные штампы в русских и английских любовных романах





Выполнила: Смирнова Е. Н. (ГБОУ Школа № 1287)
Научный руководитель: Шешунова С. В.





Дубна, 2011
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение ...-3-
Глава 1. Проблемы изучения литературных штампов -5-
Глава 2. Литературный штамп как средство создания образов героев (на материале любовных романов) ..-15-
Заключение ....-28-
Библиография ....-30-




















ВВЕДЕНИЕ
Несмотря на многочисленные исследования штампов, в научной литературе нет единого понимания этого явления. В лингвистике основными признаками штампованных слов и выражений считаются снижение выразительности, отсутствие образности, неопределенность семантики, стереотипность. Исследователи обращают внимание на то, что штампы возникают вследствие их частого употребления. Мало исследована способность литературных штампов выполнять экспрессивную функцию, оказывать эстетическое воздействие на читателя. Существуют противоположные оценки экспрессивности штампов и целесообразности их применения в художественной литературе, нет общепринятой типологии штампов.
В данной работе под литературными штампами понимаются как слова, так и неоднословные конструкции, встречающиеся в текстах многократное количество раз [I, 4, с.38].
Актуальность исследования заключается в том, что системно рассматриваются литературные штампы как единицы со стереотипными формой и значением и выясняется их способность или неспособность выполнять экспрессивную и эстетическую функции.
Объектом исследования являются литературные штампы в русской и английской литературе, а также факторы, влияющие на снижение выразительных свойств штампов.
Материалом для исследования послужили примеры литературных штампов и их употребления из художественных произведений последнего десятилетия, в частности, любовных романов.
Цель данной работы заключается в комплексном структурно-семантическом исследовании литературных штампов и особенностей их применения как средства со стертой экспрессивностью в текстах любовных романов.
Поставленная цель предполагает решение следующих задач:
выявить основные категориальные признаки литературных штампов и отграничить их от смежных понятий и явлений;
рассмотреть различные подходы к определению и изучению понятия «литературный штамп»;
определить типологию литературных штампов как единиц, характеризующихся стереотипной сниженной экспрессивностью;
выяснить причины снижения экспрессивности литературных штампов;
сравнить особенности употребления литературных штампов русскоязычных и англоязычных текстов и выявить черты сходства и различия.
Для достижения поставленных целей и задач в работе использовались метод сбора и анализа данных, описательный метод, сравнительный метод и метод семантической идентификации. Значения языковых единиц уточнялись по толковым, энциклопедическим словарям, словарям лингвистических терминов русского и английского языков.
Научная новизна работы состоит в том, что в ней впервые предпринято комплексное исследование литературных штампов как слов и конструкций со сниженными экспрессивными свойствами. Исследование проводится на основе примеров из текстов любовных романов современных русских и английских авторов, язык произведений которых мало изучен. Разработана тематическая классификация литературных штампов с указанием на способ номинации, структуру образования и значения, степень экспрессивности.
Теоретическая значимость заключается в том, что настоящее исследование вносит вклад в разработку проблемы литературных штампов, категории экспрессивности и эстетической функции языка. Проводится разграничение между литературными штампами и смежными явлениями (клише, шаблонами, шаблонными оборотами, универсальными словами, стандартами, беллетризмами). Установлены факторы, влияющие на снижение экспрессивных свойств штампованных слов и выражений.
Практическая ценность исследования состоит в том, что выводы и фактический материал работы могут быть использованы в учебных курсах по культуре речи, стилистике, теории перевода, литературному редактированию, филологическому анализу текста, речевой коммуникации; при создании учебных пособий, составлении словарей.













ГЛАВА 1. Проблемы изучения литературных штампов.
Предметом изучения данной работы являются литературные штампы в русских и английских любовных романах. Однако прежде чем преступить к непосредственному исследованию данного предмета, для начала необходимо выяснить, что представляет собой литературный штамп вообще, какими характерными чертами он обладает и какие функции выполняет в тексте, а также сравнить его с такими лингвистическими терминами, как клише и шаблон, так как данные понятия являются смежными и в некоторых контекстах могут выступать в качестве синонимов.
Целесообразным было бы начать с определения понятия «штамп». В Словаре лингвистических терминов О. С. Ахмановой приводится следующее толкование: «Штамп. То же, что клише. Штамп литературный. Штамп речевой» [II, 1, с.521]. Во избежание неопределенности считаем разумным определить термин «клише». «Клише (штамп) англ. clichй, stereotyped expression, фр. clichй, нем. Klischee, feste Wendung, ucn. clichй, frase estereotipada. Избитое, шаблонное, стереотипное выражение, механически воспроизводимое либо в типичных речевых и бытовых контекстах, либо в данном литературном направлении, диалекте и т. п. Клише фразовое» [II, 1, с.197]. Смежным является также и понятие шаблона, следовательно, считаем уместным привести его определение: «Шаблон англ. stereotyped construction (turn, expression). Твердо установленная (фиксированная) синтаксическая модель, механически воспроизводимая в речи» [II, 1, с.519].
Словарь лингвистических терминов Д. Э. Розенталя и др. определяет понятие штампа следующим образом: «Штамп. Избитое выражение с потускневшим лексическим значением и стертой экспрессивностью. См. клише» [II, 3]. «Клише (франц. cliche). Речевой стереотип, готовый оборот, используемый в качестве легко воспроизводимого в определенных условиях и контекстах стандарта. В отличие от штампа, представляющего собой избитое выражение с потускневшим лексическим значением и стертой экспрессивностью, клише образует конструктивную единицу, сохраняющую свою семантику, а во многих случаях и выразительность. «В системе современного литературного русского языка слова, по большей части, функционируют не как произвольно и неожиданно сталкиваемые и сцепляемые компоненты речи, а занимая устойчивые места в традиционных формулах. Большинство людей говорит и пишет с помощью готовых формул, клише» (В. В. Виноградов). Положительные стороны клише: соответствие психологическим стереотипам как отражению в сознании часто повторяющихся явлений действительности; легкая воспроизводимость готовых речевых формул; автоматизация процесса воспроизведения; облегчение процесса коммуникации; экономия усилий, мыслительной энергии и времени как для говорящего (пишущего), так и для слушающего (читающего)» [II, 3].
И наконец, в Толковом словаре русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова дается такое определение рассматриваемому нами понятию: «Штамп, а, м. [от ит. stampa – печать]. 4. перен. То же, что шаблон во 2 знач. (неодобрит.). Мыслить штампами» [II, 5, с.1367]. Теперь приведем определение понятия «шаблон»: «Шаблон, а, м. [нем. Schablone]. 2. перен. Готовый образец, к-рому слепо подражают; избитая форма выражения мысли (неодобрит.). Шаблоны в работе. Работать по шаблону. Рассказы написаны по определенному шаблону. Выражать свои мысли готовыми шаблонами» [II, 5, с.1310]. А клише в Толковом словаре русского языка определяется следующим образом: «Клише, нескл., ср. [фр. clichй]. 2. перен. Шаблонное выражение, избитая мысль (книжн.) [II, 4, с.1376].
Таким образом, проанализировав настоящие определения, можно сделать вывод о том, что понятие штампа тесно связано с понятиями клише и шаблона. Более того, значения данных лингвистических терминов в большей степени совпадают, следовательно, они являются взаимозаменяемыми и могут выступать в качестве синонимов. Однако необходимо подчеркнуть, что рассматриваемые понятия штампа, клише и шаблона будут использоваться далее как синонимичные понятия только в некоторых случаях. Не следует упускать из вида тот факт, что настоящие понятия не могут быть полностью тождественными, следовательно, между ними существуют определенные различия, поэтому не всегда можно заменить один термин другим.
Итак, мы рассмотрели определения понятий штампа, клише и шаблона в русских словарях. Теперь обратимся к иностранным словарям с целью получения более четкой и полной картины толкования настоящих терминов. В большинстве случаев наиболее подробно в иностранных изданиях рассматривается клише, тогда как штампам и шаблонам до сих пор уделяется сравнительно мало внимания. Поэтому считаем возможным взять за основу определения понятия клише при сравнении и изучении понятий штампа и шаблона, так как они являются взаимозаменяемыми, как отмечалось ранее. Толкования клише будут браться не в отрыве от понятий штампа и шаблона, а будут по праву считаться определениями всех трех изучаемых нами понятий.
Отметим, что самыми распространенными определениями клише являются те, которые представлены в большинстве толковых словарей. Так, в Оксфордском английском словаре говорится, что клише – это «идея или выражение, которое употреблялось многократное количество раз и превратилось в устаревшую стереотипную фразу» [II, 6, с.154]. Ему, в некоторой степени, тождественно определение, данное в словаре Вебстера: «clichй – избитое выражение или идея» [II, 10, с.266]. Longman Dictionary of Contemporary English определяет клише следующим образом: «clichй – выражение, которое употреблялось многократное количество раз и утратило свое значение» [II, 7, с.240-241]. Macmillan English Dictionary дает следующее толкование: «clichй – избитая фраза или идея, утратившая свою оригинальность из-за частого использования» [II, 8, с.252]. Однако такие определения недостаточны, в первую очередь, потому, что они не указывают на специфические черты клише, а свойство стереотипности, как показывают исследования, присуще большинству устойчивых языковых средств.
Следует подчеркнуть, что известные зарубежные лингвисты и ученые также занимались проблемами определения клише. Большой вклад в область исследования клише, в частности в проблему исследования самого понятия, внес видный английский лингвист Э. Партридж. Он предложил свое определение клише, дополняя те, которые имелись в толковых словарях и существенно изменяя их: «клише – это изношенная фраза или короткое предложение, готовое к немедленному потреблению, ставшее настолько избитым, что разборчивые ораторы и скрупулезные писатели избегают его, потому что они понимают, что использование клише вызвало бы неприятную реакцию аудитории» [I, 17, с.62]. Сам Э. Партридж признается, что такое определение очень грубое и недостаточное, и намечает следующую классификацию клише: 1) идиомы, которые стали клише; 2) другие фразы; эти две группы образуют, по крайней мере, четыре пятых в совокупности; 3) устойчивые построения и известные цитаты из иностранных языков; 4) цитаты из английской литературы [I, 17, с.63].
Следует обратить особое внимание на вторую группу. Э. Партридж включает сюда неидиоматические клише, подразделяя их на общие, социологические, экономические, политические и журналистские. Анализируя эту группу, Т. С. Ларина приходит к выводу, что здесь нет четкого различия «штампа» и «клише». Часть этих выражений можно назвать штампами, или шаблонами, поскольку они представляют собой «затасканные», избитые «экспрессемы». Другие же можно отнести к словесным формулам, то есть клише [I, 17, с.63]. Следовательно, можно сделать вывод о том, что рассматриваемые понятия, с одной стороны, являются смежными по своим значениям и характерным чертам, а с другой, обладают некоторыми различиями, так как в определенных контекстах могут проявляться различные оттенки значений. Поэтому следует быть осторожными при выборе того или иного понятия.
Интересно определение «клише», которое дает английский лингвист Р. Епсон: «клише буквально означает стереотипная печатная форма, используемая в типографии. В сфере языка оно означает изношенное или банальное выражение, стершееся из-за постоянного использования. Лучше всего сказать, что клише – это второстепенные выражения, которые следует избегать» [I, 29, с.172]. Р. Епсон выдвигает следующие виды клише: 1) избитые цитаты; 2) избитые метафоры; 3) неизбежное прилагательное; 4) стержневые фразы; 5) пословицы. Обширные списки фразеологических штампов дают и другие зарубежные авторы, не делая различия между клише и штампом, называя то и другое «фразеологическими клише» [I, 28, с.24].
Существенный вклад в проблему исследования клише внесли представители отечественной лингвистической школы. К наиболее ранним работам по проблеме изучения клише относятся труды академика В. В. Виноградова. В 1938 г. он писал: «В системе современного литературного языка слова по большей части функционируют не как произвольно и неожиданно сталкиваемые и сцепляемые отдельные компоненты речи, а занимая устойчивые места в традиционных формулах. Большинство людей говорит и пишет с помощью готовых формул, клише» [I, 6, с.21]. Это же высказывание приводится в Словаре лингвистических терминов Д. Э. Розенталя и др., как было представлено выше. В. В. Виноградов, таким образом, дает общее представление о понятии клише, называя их «готовыми формулами», характеризующимися устойчивостью компонентного состава.
Дальнейшие исследования в области клише отличаются аспектным характером, а клише, как неотъемлемый элемент не только газетно-журнального стиля, но и других функциональных стилей и жанров (в частности, интересующего нас жанра любовный роман), становится объектом многочисленных дискуссий, развертывающихся на страницах журналистских периодических изданий, работ, посвященных стилистическим аспектам языка, и научных трудов выдающихся лингвистов и ученых. Существенно, что именно в этих материалах серьезно начинают исследоваться различия между понятиями «клише» и «штамп». В 1968 году В. Г. Костомаров впервые ввел противопоставление понятий «стандарт» (клише) и «штамп» и обозначил его отдельным вопросом лингвистических исследований. Позже он выработал более полное и четкое определение клише и штампа с учетом их реализации в различных жанрах. «Под стандартом нами понимается любое интеллектуализированное средство выражения – независимо от характера и природы в его противопоставлении средствам с так или иначе выраженной экспрессией», штамп же, по образному определению В. Г. Костомарова, «не столько затасканный и извращенный стандарт, сколько изнасилованная жанром идиома, метафора, фразеологическая единица» [I, 14, с.180]. В данном определении существенным и справедливым является то, что автор характеризует штампы как негативное явление и то, что их следует отличать от устойчивых, сложившихся речевых формул – клише, которые таковыми не являются. Важно отметить, что в некоторых произведениях метафоры используются настолько часто, что утрачивают свою эмоционально-экспрессивную функцию и превращаются в клише: «смотреть на мир сквозь розовые очки» [I, 24, с.201].
Т. Г. Винокур продолжил разработку этой проблемы и попытался обосновать причины перехода образного словоупотребления в штамп. Он считает, что непосредственно в образовании штампов отражается путь развития языка, обусловленный взаимодействием двух тенденций – к экспрессивности и регулярности. Иными словами, в коммуникации происходит совмещение двух сторон стилистического отбора: стремление к уже известному и апробированному и одновременно стремление к наилучшему способу выражения данного содержания. В результате, считает Т. Г. Винокур, достижение цели на первом из названных этапов отбора приводит к потере качества на втором. Таким образом, к появлению штампов приводит безудержное развитие в речевой коммуникации воспроизводимости, повторяемости «таких словесных образов, которые были пущены в обращение как безусловно новые, наиболее яркие и предельно индивидуализированные» [I, 7, с.147].
Можно, таким образом, заключить, что, имея в качестве объединяющего начала свойство стереотипности и устойчивости употребления, понятия «клише» и «штамп», тем не менее, должны быть строго дифференцированы. С одной стороны, мы имеем дело с бездумным и безвкусным использованием стереотипов без учета контекста – штампами, а с другой, с целесообразным применением стереотипов в соответствии с коммуникативными требованиями той или иной речевой сферы, функционального стиля или жанра – клише.
 В свете проанализированных терминологических и понятийных характеристик клише наиболее полным и всеобъемлющим представляется определение клише, данное в Лингвистическом энциклопедическом словаре под редакцией В. Н. Ярцевой: «Клише – стилистически окрашенное средство речи, отложившееся в коллективном сознании носителей языка как устойчивый, «готовый к употреблению» и потому наиболее «удобный» знак выражения определенного языкового содержания, имеющего экспрессивную и образную нагрузку. В основу понятия клише, таким образом, положен функциональный признак: при условии частого и регулярного употребления клише может стать любая структурная и смысловая единица языка (речи) – слово и словосочетание, предложение и высказывание. Клише имеют также информативно-необходимый характер» [II, 3, с.498].
Теперь перейдем к рассмотрению более конкретных понятий, таких как «литературный штамп» и «речевой штамп», а также сравним их с некоторыми другими лингвистическими терминами, для того чтобы выявить черты сходства и различия.
Со структурно-семиотической точки зрения литературные штампы – это «относительно устойчивые повторяющиеся единицы, которые могут быть рассматриваемы в качестве элементов той или иной эстетической системы» [I, 2, с.78-79]. Однако, исходя из данного толкования, следует отметить, что функция отражения явлений и процессов объективной действительности сведена на нет, а на передний план выходит основная функция литературных штампов – замещение данных явлений и процессов, то есть литературный штамп выступает в роли «своеобразного сигнала информации» [I, 2, с.79]. Тенденцию художественной литературы к накоплению «впрок» таких стереотипных средств выражения художественной мысли заметил еще Л. В. Щерба, писавший: «Наш литературный язык заставляет нас отливать наши мысли в формы, им заранее заготовленные, он иногда шаблонизирует нашу мысль» [I, 26, с.113].
Г. Я. Солганик и Т. С. Дроняева в книге «Стилистика современного русского языка и культура речи» рассматривают понятие речевого штампа, так определяя его: «речевой штамп – это слово или выражение, которое в прошлом выступало в роли экспрессивного средства, но из-за неумеренного использования в речи потеряло выразительность и перестало восприниматься как экспрессема» [I, 19, с.103]. Говоря об экспрессии, следует принимать во внимание тот факт, что это понятие неразрывно связано с понятиями функционального стиля и жанра. Языковая единица может являться стандартной для одного функционального стиля или жанра, тогда как в других может реализовываться ее экспрессивная функция. Однако как только экспрессема теряет свою выразительность и эмоциональную окраску, она переходит в разряд речевых штампов. Штампованные выражения являются стилистическими ошибками, что позволяет сделать вывод о том, что автор недостаточно компетентен в отношении стандартных и эмоционально-экспрессивных выражений того функционального стиля или жанра, в рамках которого он пишет.
Вообще говоря, штампы и стандарты можно обнаружить практически во всех жанрах и функциональных стилях речи русского языка. Однако их следует четко разграничивать, так как они не являются тождественными. О. А. Крылова в книге «Лингвистическая стилистика» дает следующие определения этим понятиям: «стандарт – это устойчивое в своем составе и воспроизводимое в готовом виде языковое средство, которое не вызывает негативного отношения, так как, во-первых, обладает четкой семантикой и, во-вторых, помогает выразить мысль быстро и доходчиво, экономя время, что существенно при наличии той цели, которую преследует общение в данной сфере» [I, 15, с.173].
«Штамп – это «стертая», «изношенная» экспрессема, т.е. такое языковое средство, которое первоначально было свежим, оригинальным, служило цели оживить текст, т.е. выполняло экспрессивную функцию, однако постепенно, в силу частого употребления, оно изменилось: во-первых, потеряло свою оригинальность, свежесть, а во-вторых, из-за недифференцированного употребления, когда его сочетаемость неоправданно расширялась, оно лишилось четкой семантики» [I, 15, с.174]. Таким образом, на основе данных определений можно заключить, что штампованные выражения являются своего рода недостатком различного рода текстов, тогда как стандарт выступает как неотъемлемое свойство, необходимая черта практически любого функционального стиля и жанра, наличие которой продиктовано его целями и задачами. Следовательно, для того чтобы придать речи большую выразительность и экспрессивность, нужно не только избавляться от штампов, но и постоянно искать новые, «свежие», оригинальные эмоционально-экспрессивные средства.
Более того, следует обратить особое внимание на то, что качество и богатство литературной речи снижается, если в ней появляются речевые штампы, она теряет свою возвышенность, приобретая свойства и черты сниженной речи. Однако здесь, наряду со штампами, могут встречаться и другие литературные явления. Не следует путать, например, речевые штампы с языковыми стандартами (как уже упоминалось выше), а также с шаблонными оборотами и универсальными словами. Для того чтобы разобраться в значении каждого из этих понятий, обратимся к книге «Практическая стилистика русского языка» Л. В. Шустровой. Как уже известно, языковые стандарты – это «готовые фразы, используемые для точной передачи информации» [I, 25, с.37]. Отметим, что информация, передаваемая с помощью стандартных выражений, является четкой, объективной и чаще всего представлена в непредвзятой форме.
«Шаблонные обороты – это речевые штампы, образованные в результате влияния официально-делового стиля на нейтральную речь» [I, 25, с.37]. Следует обратить внимание на то, что шаблонные выражения не отличаются экспрессивностью и эмоциональным окрасом; они являются готовыми образцами, которым слепо следуют авторы.
«Универсальные слова – слова, которые используются в самых разных, неопределенных значениях» [I, 25, с.37]. Такие языковые единицы могут встречаться в различных жанрах и функциональных стилях. В зависимости от контекста универсальные слова могут использоваться в различных своих значениях, а также выполнять или не выполнять своей эмоционально-экспрессивной функции.
Нельзя не остановиться и на так называемых беллетризмах, которые имеют место и широко используются в речевой художественной форме литературного произведения. «Это устойчивые, стереотипные словосочетания, имеющие художественный по природе, но неяркий, стертый от долгого и частого употребления экспрессивный заряд» [I, 13, с.24]. Следует подчеркнуть, что в литературных произведениях разных жанров и направлений они выполняют функцию фонового речевого материала. Главное эстетическое задание беллетризмов состоит в том, что «они фиксируют и выражают разнообразные и бесконечно повторяющиеся в словесных художественных картинах факты отраженной действительности: черты внешности и характера человека, телесные, коммуникативные, ментальные действия и движения души человека, фрагменты событий, картин, бытовых, психологических и социальных ситуаций, детали вещного художественного мира, фрагменты художественного времени и пространства, стечения обстоятельств и внутренние состояния персонажей» [I, 13, с.24]. Очевидно, что здесь можно провести некоторые параллели с литературными штампами, так как они также используются авторами для описания объективной действительности (описание героя/героини, места действий и разворачивающихся событий, непосредственно самих действий, состояний героев и др.). Строго говоря, в отдельно взятых случаях беллетризмы и литературные штампы могут выполнять идентичные функции и коммуникативные задания, поэтому часто их расценивают как синонимичные понятия. Однако лингвисты и ученые, занимавшиеся изучением данного вопроса, посвятили немало статей и научных работ, дискутируя на тему сходств и различий беллетризмов и литературных штампов.
Надо полагать, первой опубликованной работой, посвященной непосредственно беллетризмам как таковым, является статья Р. Р. Гельгардта [I, 9]. Согласно Р. Р. Гельгардту, «беллетризмы – это заготовленные впрок, клишированные сочетания слов; это словесные формулы, кочующие из текста в текст и обозначающие там одни и те же классы реалий» [I, 13, с.25]. Далее Р. Р. Гельгардт полагает, что в беллетризмах проявляется творческая инертность автора, и дает им с точки зрения художественности резко отрицательную оценку. Отрицательное отношение Р. Р. Гельгардт выражает и к таким синонимичным понятиям, как шаблоны, клише и литературные штампы. «Всякий литературный штамп есть более или менее устойчивое и механически воспроизводимое сочетание слов, бытующее только в текстах художественной литературы, где он механически воспроизводится, подменяя собою то, что могло бы отразить творческую инициативу автора как художника слова» [I, 9, с.148]. Вообще, фонд беллетризмов скопился в литературном языке, по мнению Р. Р. Гельгардта, вследствие « недосмотра и опрометчивости авторов, вольно или невольно воспользовавшихся чьими-то чужими приемами» [I, 9, с.149].
Однако данная концепция, разработанная Р. Р. Гельгардтом, вызвала немало противоречий и возражений среди других видных лингвистов. И действительно, некоторые положения по праву можно подвергнуть сомнению. С нашей точки зрения, неправомерно отождествлять штампы как таковые и беллетризмы, так как они представляют собой разные строевые элементы в структуре речевой формы текстов, которые относятся к различным функциональным стилям и жанрам.
В самом деле, согласно определению В. П. Григорьева, истинный литературный штамп – это «выразительное средство языка и литературы, которое стереотипно воспроизводится в текстах и воспринимается как признак «клишированности» мысли, мнимые «стилистические красоты». Это обычно наборы модных словечек, словосочетаний и фраз, тем и сюжетов, шаблонных образов «готовой художественности» и другие приемы. Шаблоны чаще всего проявляются в так называемых «формулах» художественной речи: «черное золото» Некритическое отношение к шаблону мешает проявлению творческой индивидуальности, делает писателя жертвой «инерции стиля». Чуткий художник всегда находит способ преобразования шаблона» [I, 11, с.503].
Сходные положения и оценки высказаны Т. Г. Винокур: «штамп – стилистически окрашенное средство речи, отложившееся в коллективном сознании носителей данного языка как устойчивый, «готовый к употреблению» и потому наиболее «удобный» знак для выражения определенного языкового содержания, имеющего экспрессивную и образную нагрузку Например: «нехитрые пожитки», «труженики села», «скупая мужская слеза», «городок раскинулся на берегу», «белое, черное и проч. золото», «люди в белых халатах» и т. д. Термины «штамп», «шаблон» («трафарет») имеют негативно-оценочное значение и относятся, главным образом, к бездумному и безвкусному использованию выразительных возможностей языка. В этом состоит отличие штампа от нейтральных понятий «стандарт», «стереотип» («клише»), имеющих информативно-необходимый характер в соответствии с коммуникативными требованиями той или иной речевой сферы Негативные свойства штампа вступают в острое противоречие с принципами языково-стилистического отбора в художественной речи» [I, 8, с.588-589].
Приведенные В. П. Григорьевым и Т. Г. Винокур примеры штампов достаточно редко встречаются в литературных произведениях: они больше характерны для текстов официально-делового и публицистического стилей. «Оказавшись по тем или иным причинам в текстах других функциональных стилей, штампы получают резко отрицательную вкусовую оценку» [I, 13, с.26].
Следует, однако, заметить, что на страницах художественного произведения штампы как таковые могут быть изредка использованы писателями, но только вторично – как средство имитации речи персонажей, для создания комического эффекта и т. д.
Необходимо особо подчеркнуть тот факт, что речевые штампы представляют наибольшую трудность и при рассмотрении вопроса о культуре речи, так как их использование нарушает чистоту речи. Как уже отмечалось, употребление речевых штампов в живой речи или художественной литературе придает оттенок сниженности, лишая живости и своеобразия, так как рассматриваемое языковое средство не выполняет особого стилистического задания. Справедливо, что такая речь не может заинтересовать адресата, привлечь и поддержать его внимание.
Внедрение в речь штампов часто является необоснованным. Когда такие выражения, как, например, «поставить вопрос» или «осветить вопрос» встречаются в речи некоторых ораторов, то справедливо можно считать, что такое употребление уместно и даже (в конкретных случаях) необходимо. Но когда подобные выражения встречаются в разговорной беседе, живой речи, и вместо простого слова «рассказал» люди слышат «осветил вопрос», а вместо «предложил обменяться опытом» – «поставил вопрос об обмене опытом», им становится немножко грустно» [I, 10, с.106]. Штампами, или шаблонами, можно считать и такие словосочетания, как «слепой как крот / холодный как лед / яркий как солнце/ холодный как камень / здоровый как лошадь / слезы ручьями / море лиц» [I, 24, с.204].
Таким образом, можно заключить, что использование речевых штампов является необходимым и естественным только в определенных жанрах и стилях речи, «однако надо постоянно следить за тем, чтобы их использование было уместным, чтобы не возникали стилистические ошибки» [I, 18, §4]. Дж. Н. Фрэй в своей книге “How to write a damn good novel” писал: «Когда раскрываешь чужую книгу, сразу становятся очевидными все ляпы, ошибки, слабые моменты, неудачные образы и метафоры и т. д. Вы никогда не найдете шаблоны и клише в своем произведении, хотя с легкостью обнаружите их в чужом» [I, 24, с.212].



ГЛАВА 2. Литературный штамп как средство создания образов героев (на материале любовных романов).
Анализ как метод исследования различных документов служит измерению ряда качественных и количественных характеристик и их взаимозависимостей. Документом может быть любой источник, содержащий нужные для исследователя факты [I, 5, с.113]. Выбор такого документа определяется логикой исследования, его целями и задачами, тем, какого рода информация нужна, какие актуальные для исследования характеристики должны содержаться в выбранном источнике.
Так как информация, включающая важные для исследователя характеристики, может содержаться в разных документах, точность выбора особенно важна. Это могут быть, прежде всего, различные письменные источники, к которым относятся периодические издания и книги, в том числе и художественная литература [I, 22, с.15]. При исследовании художественных текстов их можно рассматривать как источник значимой, важной для исследователя информации. Чтобы соответствовать критериям достоверности, тексты обычно анализируются в зависимости от жанра произведения, времени написания, тематики, а также того, в какой степени в художественном произведении представлены те или иные аспекты социальной реальности [I, 16, с.65].
В настоящем исследовании речь идет о произведениях популярной литературы, привлекающих внимание читателей, прежде всего, своей тематикой, – предметом рассмотрения является любовный роман. Как пишет Л. Н. Федотова, любой художественный текст представляет интерес именно с точки зрения репрезентации. Идеи, ценности, социальные роли, а также образы людей, характеризующиеся желательными или нежелательными статусами и позициями, моральными качествами, могут воспроизводиться в разных текстах, в том числе и художественных. Объекты и предметы исследования в них не менее разнообразны, чем в реальной жизни [I, 22, с.21, 29].
Традиционно считалось, что в художественных текстах воспроизведены те или иные стороны личной и общественной жизни человека. В художественных текстах в самых разнообразных вариантах представлены не только человеческие характеры, но и нравы, моральные ценности, идеальные представления, бытовые отношения, система социальной иерархии, социальные конфликты и способы их разрешения. В зависимости от задач, которые ставит автор литературного произведения, в нем присутствует подражание разным действиям, существующим в реальности. Подражание или воспроизведение передает возможные действия людей, обладающих разными качествами характера, их душевные состояния, значение их поступков по отношению к себе подобным и в свете общественной морали [I, 1, с.41-45].
На рубеже XIX и XX столетий Г. Тард отмечал, что литература воспроизводит систему взаимоотношений между людьми, столкновения или соглашения, противодействия идей и желаний. В прозаических произведениях – любовных романах, как правило, представлена частная жизнь героев, включающая семейные отношения и любовные истории персонажей [I, 20, с.480-482]. В этой связи социолог Б. Дубин, анализируя причины популярности «феномена индустриальной эпохи» – массовой литературы, отметил преобладание повествовательного жанра; как правило, это – роман. Построение сюжета в таких произведениях вполне соответствует традиционным требованиям завязки, кульминации и развязки, а нередко и критериям единства времени и места действия. Повествования строятся на принципе «жизнеподобия», элементах «реалистического» описания. Герои действуют в узнаваемых ситуациях и типовой обстановке, сталкиваются с проблемами и трудностями, знакомыми и насущными для большинства читателей.
При любом, нередко весьма сложном характере массовых повествований важную роль в них играет активный герой, реализующий себя в напряженном действии. Его предназначение – восстановить нарушенный было смысловой порядок мира. В массовой литературе идеи и ценности во многом репрезентируются в действиях героя, выступающего с важной миссией восстановления «правильного порядка вещей». Поэтому именно образы героев любовного романа, созданные с помощью определенного набора повторяющихся фраз, или штампов, были выбраны в качестве «единицы» исследования. В этом смысле образ героя/героини должен содержать важные социальные характеристики, относящиеся к ролевым и гендерным стереотипам, культурным нормам и, наконец, некоему идеалу личности, репрезентированному в литературном произведении.
Жизненные ситуации или бытующие в социуме представления о героях, в том числе идеальные, распознаются в любом тексте по соответствующим словам, предложениям, в которых имеется интересующая исследователя информация. Наиболее убедительно это проанализировал В. А. Зарецкий. Как он отмечает, описания явлений природы, человеческого характера, которые даны в художественных текстах, несут информацию о том, как выглядит, какое впечатление производит событие или человек на окружающих, о качествах человеческого характера; они создают «эффект сопричастности» событиям. Любой человеческий образ, особенно образ главного героя или героини, преподносится через описание его/ее поступков по отношению к другим персонажам, через восприятие им/ею себя, а также восприятие других персонажей, описание внешности, фактов биографии. Жизненные истории как главных, так и второстепенных персонажей могут быть представлены в текстах по-разному: через авторскую речь, диалоги героев, внутреннюю речь отдельных персонажей, словесные характеристики, данные одним персонажем другому [I, 12, с.189-193].
По свидетельству отечественного социолога литературы И. Н. Тартаковской, среди разных жанров художественной литературы – сентиментальной, романтической – любовному роману особенно присущи эти свойства. В литературных произведениях, посвященных частной жизни людей и любовным историям, рассказано о событиях, которые могут произойти в жизни каждого человека. Важными аспектами образа героини становятся именно события ее частной жизни, связанные с любовными переживаниями [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Личные переживания, связанные с периодом влюбленности, осознание разделенной любви или любви неразделенной, ревность, разные способы добиться взаимности, по наблюдениям Р. Барта, являются важными аспектами образа влюбленного в произведениях данного жанра [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
Таким образом, по мнению многих исследователей, важными чертами образов героев в различных произведениях являются описанные в текстах взаимоотношения, действия по отношению друг к другу и личные переживания. Если рассматривать образ героя или героини как смысловую единицу, то ее признаками в текстах будут соответствующие словесные описания, созданные авторами при помощи литературных штампов.
В соответствии с нашими исследовательскими задачами – выявлением в текстах любовных романов комплекса литературных штампов, с помощью которых описываются и раскрываются образы главных героев, – выбрана методика сбора и анализа данных. Для исследования было отобрано двадцать два любовных романа различных издательств; все это многотиражные, карманного формата книги либо онлайн-тексты. Данные романы представляют интерес для настоящего исследования в качестве «носителей» литературных штампов и как признанные популярными среди читателей.
В настоящем исследовании анализ проводился согласно общим принципам, применимым к любым текстам, содержащим важную для исследования информацию. Предварительно осуществлялся внешний анализ текстов. Оценивались принадлежность романов к изданию и серии, признанных популярными и объединённых общей тематикой. Методика сбора данных, в данном случае литературных штампов, представляла собой их целенаправленный поиск в текстах, оцененных предварительно как содержащих нужную для исследования информацию. После выбора источников информации и нахождения смысловой единицы производилась простая фиксация ее появления в тексте и выбор данной единицы. В нашем случае смысловыми единицами (образов героя и героини) были обстоятельства встречи, описание внешности, любовные отношения, факты биографии до встречи, обстоятельства и место встречи, социальный статус, препятствия или помощь со стороны третьих лиц, внешние обстоятельства.
Анализ и интерпретация полученных данных также проводились в зависимости от целей и задач исследования: значимые факты биографии и любовные отношения главных персонажей разных произведений оценивались как схожие для героев и героинь. Такое сходство позволяло авторам прибегать к использованию схожих, а зачастую и идентичных, литературных штампов.
По завершении аналитического исследования мы пришли к следующим выводам. В современном любовном романе действительно присутствует разветвлённая система литературных штампов, описывающих самые разнообразные стороны личной истории героев, представленной в текстах настоящего жанра. Эта история включает в себя представления о личном и социальном успехе, подразумевая успех в любви, красивую внешность и соединение с избранником/избранницей. Социальный успех, достижения представлены более скромно, чаще можно говорить о социальном благополучии героев. Личный успех человека, прежде всего, означает реализацию желания быть любимым/любимой и благополучной жизни в целом. Несмотря на то, что любовный роман часто трактуется как женская история, образы героев являются взаимодополняющими, личная история героини не существует без личной истории ее возлюбленного.
Переходя к непосредственному подсчету и анализу отобранных нами литературных штампов, важно отметить, что материалом исследования послужили русскоязычные и англоязычные любовные романы, написанные в последнее десятилетие. Были отобраны следующие пятнадцать русскоязычных любовных романов: «P.S. я люблю тебя», «А что дальше?», «Австралийская дикарка», «Битва желаний», «Больше никаких секретов», «Вендетта по-русски», «Жиголо, или 100 мужчин для безупречной блондинки», «Как день и ночь», «Лилия и меч», «Охота на принца», «Первые впечатления», «Подумай о себе», «Пылкая дикарка», «Скандал», «Суровый урок»; и семь англоязычных любовных романов: “A heart to mend”, “A lesson in passion”, “A merry heart”, “Blossomwood”, “Five star affair”, “Moonlight on snow: a love story”, “The trouble with love”.
Проанализировав данные произведения, мы пришли к выводу о том, что авторы прибегали к помощи огромного количества различных штампов. Следовательно, считаем необходимым упорядочить и классифицировать эти штампы.
На наш взгляд, тематическая классификация поможет наиболее полно и ярко отобразить картину штампованности произведений. Проанализировав вышеперечисленные любовные романы, мы пришли к заключению, что наиболее часто встречаются штампы, которые были использованы авторами при описании внешности героев произведений. В большинстве текстов, как уже упоминалось, говорится о внешней привлекательности героев. Например, при создании образа героини в русскоязычных текстах наиболее часто встречаются следующие штампы:
длинные стройные ноги – 35 раз,
голубые/серые глаза – 54 раза,
золотистые/светлые волосы/кудри – 29 раз,
темные круги под глазами – 14 раз,
лицо/щеки порозовели/горели – 11 раз.
А при создании образа идеального мужчины авторы прибегали к помощи таких штампов:
низкий голос – 8 раз,
темные волосы – 21 раз,
темные глаза – 42 раза,
широкие/могучие плечи – 19 раз,
сильные руки – 25 раз.
Как видно из собранных нами литературных штампов, привлекательной внешностью обладают и герой, и героиня, что, естественно, ведет к удачному началу личной истории; это наблюдается в подавляющем большинстве исследованных нами текстов, что делает образы героев сходными с эталоном успешных мужчины и женщины.
Более того, следует обратить внимание на то, что образы героя и героини являются взаимодополняющими, так как прослеживаются параллели в употреблении некоторых штампов: голубые/серые глаза у героини – темные глаза у героя; золотистые/светлые волосы/кудри у героини – темные волосы у героя. Необходимо отметить, что литературные штампы, с помощью которых создается женский образ, более частотны. Это связано с тем, что описание красивой внешности героини является основополагающим для подобного рода произведений: это не только привлекает внимание читателя, но и вызывает восхищение, так как женщина является объектом любования мужчины, который не устает восторгаться ее красотой.
Однако следует подчеркнуть, что даже на страницах любовных романов женщина остается уязвимой и легкоранимой, она испытывает глубокие душевные переживания и страдания, особенно находясь вдали от своего возлюбленного. Это можно проиллюстрировать выражением темные круги под глазами (14 раз), которое употребляется лишь в определенном контексте: будучи разлученной со своим избранником, героиня испытывает внутреннюю тревогу за любимого; часто она не может уснуть, так как все ее мысли обращены к возлюбленному, поэтому «под глазами залегли темные круги» [III, 7].
При анализе англоязычных произведений были отобраны следующие литературные штампы, описывающие внешность героини:
long hair – 12 раз,
blue eyes – 9 раз,
blond hair – 8 раз,
hard(ened) nub/nipple(s) – 7 раз,
long lashes – 5 раз.
Образ героя представлен в вышеперечисленных англоязычных романах такими штампами:
hunk – 24 раза,
blue eyes – 21 раз,
dark hair – 8 раз,
long legs – 5 раз,
deep voice – 4 раза.
Среди английских литературных штампов также можно провести некоторые параллели, например: blue eyes у героини – blue eyes у героя, blond hair у героини – dark hair у героя. Следует обратить внимание на то, что употребление штампованных слов и выражений, описывающих внешность героя, более частотно, в то время как в русскоязычных романах предпочтение отдается женскому образу. Отсюда следует, что мужчина играет одну и ключевых ролей в английских произведениях. Можно также предположить, что отсутствие яркого образа героя является одной из причин меньшей популярности любовных романов.
Вдобавок к этому, считаем целесообразным отметить тот факт, что между английскими и русскими штампами также прослеживаются некоторые параллели, как то: голубые глаза – blue eyes, светлые волосы – blond hair; темные волосы – dark hair, низкий голос – deep voice. Однако не всегда можно провести параллели между отобранными штампованными выражениями. Например, среди русских штампов встречаются только словосочетания, тогда как в англоязычных романах образ идеального мужчины может создаваться с помощью одного слова, например hunk, которое сочетает в себе сразу два значения «разг. сильный и сексуально привлекательный мужчина» [II, 8, p.703].
В добавление к этому, важным является тот факт, что как в русскоязычных, так и в англоязычных произведениях достаточно трудно выявить, описание чьей внешности – героя или героини – встречается чаще, и в каком случае используется большее количество штампованных выражений. Следовательно, можно сделать вывод о том, что в рассмотренных романах создание образов главных героев одинаково значимо и важно, описанию их внешнего облика отводится равное количество литературных штампов.
Вторая группа тематической классификации является наиболее обширной. В нее попадают такие словосочетания и выражения, которые описывают различные действия, совершаемые героями. Воспроизведение традиционных моделей идеального мужского или женского поведения в обществе, преодоление препятствий на пути к соединению любящих сердец составляют основу их межличностных отношений. Многие из таких штампов обозначают действия, направленные на привлечение внимания. Другие же могут выражать различные состояния, например, не/уверенность, усталость; или чувства и эмоции, например, сожаление, удивление, ободрение, гордость. Важную сторону взаимоотношений героев составляет их восхищение друг другом [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Итак, приведем примеры литературных штампов, описывающих действия персонажей:
(не) прийти в голову – 88 раз,
мягко/ласково улыбнуться – 8 раз,
откинуться назад/на спинку чего-либо – 50 раз,
обвить руками шею – 17 раз,
бросить (какой-либо) взгляд – 67 раз,
поднять (какой-либо) взгляд/глаза – 85 раз,
опустить (какой-либо) взгляд/глаза -41 раз,
окинуть взглядом/обвести глазами – 57 раз,
не отводить/не спускать/не отрывать взгляд/глаз – 73 раза,
перевести/отвести взгляд/глаза – 106 раз,
посмотреть/взглянуть (прямо) в глаза – 92 раза,
перевести дух/дыхание – 20 раз,
перехватить дыхание – 18 раз,
пересохнуть в горле – 12 раз,
расправить/распрямить плечи – 11 раз,
пожать плечами – 153 раза,
вскинуть/вздернуть брови – 28 раз,
вскинуть/вздернуть подбородок – 11 раз,
покачать головой – 264 раза,
глубоко вздохнуть – 38 раз,
взять себя в руки – 38 раз.
Ряд английских литературных штампов представлен следующими словами и выражениями, которые составляют наибольшее число от всех отобранных нами штампов на английском языке:
look up – 87 раз,
look up/right/directly into ones’ eyes – 36 раз,
look down – 35 раз,
not take/keep one’s eyes off – 10 раз,
roll one’s eyes – 18 раз,
shake one’s head – 78 раз,
raise/lift eyebrow(s) – 26 раз,
take a deep breath – 77 раз,
calm down/calm one’s nerves – 33 раза,
greet warmly – 14 раз,
smile sweetly – 7 раз,
build – 13 раз,
reach out – 32 раза,
make out – 8 раз,
make love – 19 раз,
make way – 45 раз,
settle back/into a chair – 12 раз,
cup one’s breast – 12 раз.
Данная группа является наиболее обширной, поэтому здесь можно проследить достаточно много параллелей с русскими литературными штампами, например: поднять глаза/взгляд – look up, взглянуть/посмотреть (прямо) в глаза – look up/right/directly into one’s eyes, опустить взгляд/глаза – look down, не отводить/спускать/отрывать глаз/взгляд – not take/keep one’s eyes off, покачать головой – shake one’s head, вскинуть/вздернуть брови – raise/lift eyebrow(s), глубоко вздохнуть – take a deep breath, взять себя в руки – calm down/calm one’s nerves, откинуться назад/на спинку – settle back/into a chair.
Вдобавок к этому, следует отметить, что для англоязычных произведений характерно наличие штампов, являющихся либо обычными, либо фразовыми глаголами, значения которых можно понять, только проанализировав толкование или исходя из контекста. Примерами могут послужить следующие слова: look up – «посмотреть вверх, чтобы увидеть что/кого-либо» [II, 9, p.267]; look down – «посмотреть вниз, особенно в случае стеснения или смущения» [II, 9, p.264]; calm down – «расслабиться и перестать чувствовать напряжение» [II, 9, p.61]; build – «нарастать, повышать(ся)» [II, 8, p.176]; reach out – «протягивать руку, чтобы дотронуться до чего/кого-либо или взять что-либо» [II, 9, p.355]; make out – «амер. разг. вступать в половые отношения, либо целовать или прикасаться к кому-либо» [II, 9, p.270].
Проводя сравнение с русскоязычными произведениями, следует заметить, что единичные глаголы не используются при описании действий героев. Более того, такого языкового явления, как фразовые глаголы, в русском языке не существует, поэтому на страницах русскоязычных произведений авторы прибегают к помощи только выражений и словосочетаний, тогда как в английских любовных романах единичные или фразовые глаголы используются довольно широко.
Еще одним отличием является тот факт, что среди английских штампованных выражений можно встретить словосочетания, в основе которых лежит метафора, то есть такое переносное значение слова, при котором одно явление уподобляется другому по принципу сходства или контраста. Это такие литературные штампы, как: take a deep breath, greet warmly и smile sweetly. Соответственно, прилагательное deep и наречия warmly и sweetly действительно употребляются не в прямом, а в переносном значении, поэтому данные выражения можно по праву считать метафоричными. Для русскоязычных произведений метафорическое использование не характерно, что является одним из основных различий между русскими и английскими любовными романами. Однако, следует заметить, что экспрессивная функция, которую выполняет метафора, в данном случае не может быть реализована в силу того, что рассматриваемые метафорические выражения встречаются в любовных романах многократное количество раз. В связи с частотой употребления они теряют экспрессивный окрас и не оказывают на читателей эмоционального воздействия.
И наконец, следует обратить особое внимание на то, что число штампов, входящих во вторую группу данной классификации, довольно велико. Более того, штампованные слова и выражения также встречаются на страницах романов неоднократное количество раз. Следовательно, можно заключить, что литературные штампы, с помощью которых описываются действия персонажей, наиболее распространены как в русских, так и в английских романах. Отношения между героями, которые строятся путем совершения определенных действий, являются ключевым звеном в рассмотренных произведениях, как было указано выше.
Следующую группу составляют различные словосочетания, которые могут описывать внешний облик или состояние как героя, так и героини, то есть так называемые универсальные выражения, такие как:
плотно/крепко сжатые губы – 14 раз,
холодный/ледяной тон/взгляд – 16 раз,
мягкий/нежный голос – 13 раз,
страстный/нежный поцелуй – 20 раз,
жаркое/теплое дыхание – 7 раз,
вспышка ярости/гнева – 6 раз,
бессонная ночь – 11 раз.
Здесь нужно особо отметить такие выражения, как вспышка гнева/ярости, холодный/ледяной тон/взгляд и жаркое/теплое дыхание. Данные литературные штампы строятся на базе метафоры, так как существительное вспышка и прилагательные холодный/ледяной и жаркое/теплое употребляются в переносном значении. Однако, как было упомянуто выше, настоящие выражения не выполняют эмоционально-экспрессивной функции в связи с частотностью их использования в текстах. Притом, метафоричность штампов не является отличительной особенностью русскоязычных произведений, так как они встречаются в проанализированных романах небольшое количество раз.
Среди английских литературных штампов, попадающих в данную категорию, можно выделить следующие слова и словосочетания:
sweetheart/sweetie – 40 раз,
sweet (прил., о человеке) – 44 раза,
sweet kiss – 5 раз,
deep kiss – 7 раз,
long kiss – 8 раз,
long day – 18 раз,
long night – 9 раз,
deep sleep – 9 раз,
warm smile – 8 раз,
soft voice – 6 раз,
sigh of relief – 16 раз.
В данной группе можно отметить параллельные литературные штампы, например: мягкий/нежный голос – soft voice. Более того, следует заострить внимание на таких штампах, как sweetheart/sweetie (40 раз) и sweet (44 раза), которые по своей структуре являются единичными словами, что, в свою очередь, не присуще русскоязычным романам: в них при создании образов героев авторы прибегали к помощи только штампованных словосочетаний и выражений. Притом, подобного рода штампы встречались непосредственно в повествовательной речи, тогда как английские слова sweetheart/sweetie можно обнаружить преимущественно в диалогах.
Еще одной отличительной особенностью англоязычных романов является тот факт, что им присущи метафорические эпитеты. К ним можно отнести такие определения, как: sweet, deep, soft и warm. Сочетаемость данных слов с различными существительными довольно велика, чего нельзя сказать о русскоязычных романах. В добавление к этому, существительные sweetheart/sweetie также употребляются в переносном значении, следовательно, их тоже можно причислить к группе слов и выражений, в основе которых лежит метафора. В этом и состоит основное отличие русских текстов от английских, так как подобного рода слова широко распространены только на страницах английских романов. Однако, как уже упоминалось, метафора, положенная в основу создания данных литературных штампов, не раскрывает своей эмоционально-экспрессивной функции из-за частого использования данных слов и словосочетаний как в русских, так и в английских текстах.
И наконец, к последней и самой малочисленной группе относятся словосочетания, которые были использованы авторами при описании природы:
легкий ветерок – 4 раза,
свежий воздух – 16 раз,
сладкий аромат – 5 раз,
лунный свет – 12 раз,
полная луна – 5 раз.
А английские литературные штампы, которые также встречаются в романах небольшое количество раз, составляют следующую группу:
fresh air – 13 раз,
full moon – 4 раза,
blue sky – 3 раза,
soft/gentle breeze – 3 раза.
Отобранным словосочетаниям на русском языке соответствуют следующие выражения на английском языке: свежий воздух – fresh air, полная луна – full moon, легкий ветерок – soft/gentle breeze.
Итак, большинство рассмотренных нами слов, словосочетаний и выражений являются литературными штампами в связи с высокой частотностью их употребления. Чтобы доказать это, приведем составленную тематическую классификацию в процентном соотношении и покажем данное соотношение с помощью диаграммы. Напомним, что нижеприведенные данные были собраны на материале пятнадцати русскоязычных и семи англоязычных любовных романов, упомянутых выше.
Русскоязычные любовные романы:
Штампы, описывающие внешность героя/героини – 23%;
Штампы, описывающие действия героев – 49%;
Универсальные выражения, описывающие внешность или состояние как героя, так и героини – 16%;
Штампы, описывающие природу – 12%;
HYPER13 EMBED MSGraph.Chart.8 \s HYPER14HYPER15
Англоязычные любовные романы:
Штампы, описывающие внешность героя/героини – 24%;
Штампы, описывающие действия героев – 40%;
Универсальные выражения, описывающие внешность или состояние как героя, так и героини – 27%;
Штампы, описывающие природу – 9%.
HYPER13 EMBED MSGraph.Chart.8 \s HYPER14HYPER15
Можно сказать, что анализ текстов массовой литературы, в частности любовного романа, позволяет обнаружить большое количество литературных штампов, выявить необходимые характеристики образов героев, их действий, а также различного рода ситуаций и обстоятельств, описанных авторами с помощью штампованных выражений и словосочетаний. Очевидно, что рассмотренные нами штампы переходят из романа в роман и употребляются на страницах произведений многократное количество раз, следовательно, их справедливо можно отнести к разряду литературных штампов. В добавление к этому, слова и выражения, построенные на базе метафоры, отличаются стертой экспрессивностью из-за их частого использования в текстах; следовательно, эмоционально-экспрессивная функция не может быть реализована, что, в свою очередь, ведет к тому, что эмоциональное воздействие на читателя не может быть достигнуто. Между тем именно образы героев и их действия, как показали результаты исследования, лежат в основе использования целого комплекса штампованных слов и выражений, встречающихся на страницах многочисленных любовных романов.





















ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Литературные штампы – это, в большинстве своем, единицы, встречающиеся в текстах многократное количество раз, куда также входят единицы, построенные на базе метафоры, со стертой экспрессивностью. Анализ штампов позволяет выделить у них следующие категориальные признаки:
стереотипная сниженная экспрессивность (однообразие семантики и структуры, серийность конструкций);
в большинстве случаев наличие не менее двух лексических компонентов;
стабильность сочетаний;
чрезмерная употребительность единиц в небольших по объему текстах.
При употреблении штампов «страдает» экспрессивность высказываний, а эмоциональное воздействие на адресата снижается.
Восприятие сочетания как литературного штампа зависит от нескольких факторов:
структуры единиц;
времени создания;
количества употреблений в рассматриваемом тексте, то есть повторяемости.
При определении типов штампованных слов и выражений следует учитывать разные критерии:
способ номинации;
структуру значения;
способность или неспособность выполнять экспрессивную функцию.
По способу номинации штампы дифференцируются на структуры с прямым номинативным употреблением всех слов-компонентов и характеризующиеся переносным использованием конструкций в целом или их отдельных частей. Сочетания первого разряда возникают вследствие использования слов с широким значением. По результатам исследования, большинство отобранных и проанализированных выражений относится к данной группе штампов (например, длинные стройные ноги, сильные руки, расправить/распрямить плечи, бессонная ночь, полная луна; blue eyes, dark hair, shake one’s head, long day, fresh air). Слова и выражения с переносным значением, в основу которых положена метафора, представляют собой штампы, которые потеряли выразительность вследствие частотности их употребления в текстах. Структуры такого типа присущи английским любовным романам, в то время как в русских произведениях подобное явление встречается гораздо реже (например, sweet kiss, deep kiss, warm smile, soft voice).
По характеру структуры значения литературные штампы можно разделить на следующие четыре категории:
конструкции, описывающие внешность героя/героини (например, золотистые/светлые волосы/кудри, низкий голос; blond hair, blue eyes);
конструкции, описывающие различные действия героев (например, перевести дух/дыхание, взять себя в руки; look up, roll one’s eyes);
универсальные выражения, описывающие внешность или состояние как героя, так и героини (например, плотно/крепко сжатые губы, страстный/нежный поцелуй; long kiss, sigh of relief);
конструкции, описывающие природу (например, сладкий аромат, лунный свет; full moon, soft/gentle breeze).
И в русскоязычных, и в англоязычных текстах было выявлено большое количество литературных штампов, относящихся к каждой из этих категорий. Исключение составляет, пожалуй, только группа штампов, описывающих природу: количество входящих в нее серийных конструкций не велико. Помимо этого, как показывают результаты исследования, и отечественные, и зарубежные авторы отдают предпочтение созданию и описанию образов как героя, так и героини, используя при этом примерно равное число штампованных слов и словосочетаний. На основании этого можно заключить, что образы персонажей в любовных романах являются главной составляющей при написании произведений такого жанра. Однако, рассматривая стереотипные конструкции со структурной точки зрения, можно сделать вывод о том, что между русскими и английскими штампами существуют определенные различия. В русскоязычных текстах при создании художественных образов авторы прибегали к помощи только неоднословных конструкций (например, голубые глаза, обвить руками шею, взять себя в руки, свежий воздух), тогда как в английских любовных романах можно встретить отдельные слова (например, hunk, sweetheart/sweetie, sweet).
Экспрессивность литературных штампов – явление динамическое. В большинстве своем, отобранные нами штампованные слова и выражения не являются эмоционально-окрашенными. Однако те литературные штампы, которые были построены на базе метафоры (например, вспышка ярости/гнева, smile sweetly), характеризуются сниженной экспрессивностью вследствие стереотипности семантики и структуры, а также частоты использования их в текстах русских и английских любовных романов.



БИБЛИОГРАФИЯ:
Научная литература:
Аристотель. Поэтика. – М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957. – 184 с.
Барабаш Ю. Я. О повторяющемся и неповторимом / Барабаш Ю. Я. // Современные проблемы литературоведения и языкознания. – М.: Наука, 1974. – С. 65-84.
Барт Р. Фрагменты речи влюблённого. – М.: Гардарика, 2000 . – С. 288.
Бельчиков Ю. А. Стилистика и культура речи. – М.: Изд-во УРАО, 2002. – 160 с.
Бутенко И. А. Прикладная социология. Наука и искусство. – М.: Анкил, 1999. – 186 с.
Виноградов В. В. Современный русский язык. – М.: Учпедгиз, 1938. – 160 с.
Винокур Т. Г. Закономерности использования языковых единиц. – М.: Наука, 1980. – 280 с.
Винокур Т. Г. Штамп // Большой энциклопедический словарь. Языкознание. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. – С. 558-589.
Гельгардт Р. Р. Клишированные сочетания слов (беллетризмы) в литературных текстах // Язык и речь как объекты комплексного филологического исследования. – Калинин: Изд-во Калинин. гос. ун-та, 1980. – С. 146-163.
Головин Б. Н. Как говорить правильно: заметки о культуре русской речи / Б. Н. Головин. – 3-е изд., испр. – М.: Высшая школа, 1988. – 159 с.
Григорьев В. Л. Штамп // Лингвистический энциклопедический словарь. – М.: Сов. энциклопедия, 1987. – С. 501-509.
Зарецкий В. А. Образ как информация // Вопросы литературы. 1963. №2. С. 189 – 193.
Климовская Г. И. Беллетризм как единица художественного (прозаического) текста: сущность и функции // Вестник Том. гос. ун-та. 2007. № 296. – С. 24-27.
Костомаров В. Г. Русский язык на газетной полосе: Некоторые особенности языка современной газетной публицистики. – М.: Издательство МГУ, 1971. – 271 с.
Крылова О. А. Лингвистическая стилистика: Учебное пособие: В 2 кн. Кн. 1: Теория: 2-е изд., стер. / О. А. Крылова. – М.: Высшая школа, 2008. – 319 с.
Куркин В. В. Контент-анализ художественных текстов. // Социологические исследования. 1991. №6. – С. 65.
Ларина Т. С. О некоторых определениях клише зарубежными учеными. Вестник Московского университета / Сер. XI: Журналистика, 1975. – С. 62-67.
Плещенко Т. П. Стилистика и культуры речи: Учебное пособие / Т. П. Плещенко, Н. В. Федотова, Р. Г. Чечет; Под ред. П. П. Шубы. – Мн.: «ТетраСистемс», 2001. – 544 с.
Солганик Г. Я. Стилистика современного русского языка и культура речи: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений / Солганик Григорий Яковлевич, Дроняева Тамара Сергеевна; Рец. В. М. Лейчик, Н. А. Семенова. – 5-е изд., стер. – М.: Академия, 2008. – 256 с.
Тард Габриель. Социальная Логика. – СПб., 1996. – 554 с.
Тартаковская И. Н. Феномен бестселлеров и массовая культура. // Социологический журнал. 1994. №1. – С. 81.
Федотова Л. Н. Анализ средств массовой коммуникации. – М., 2000. – 214 с.
Фридлянд О. А. Социальная мифология любовного романа. Диссертация на соискание учёной степени кандидата культурологии. – М, 2003. – С. 98-106.
Фрэй, Джеймс Н. Как написать гениальный роман / Джеймс Н. Фрэй; [пер. с англ. Н. Буля]. – СПб.: Амфора. ТИД Амфора, 2005. – 239 с. – (Серия «Знаю как»).
Шустрова Л. В. Практическая стилистика русского языка: Учебное пособие для учащихся гимназий, лицеев и школ гуманитарного профиля. – М.: Новая школа, 1994. – 64 с.
Щерба Л. В. Избранные работы по русскому языку. – М.: Учпедгиз, 1957. – 118 с.
Partridge E. Usage and Abusage. A Guide to Good English. – Great Britain: Penguin Books, 1973. – 381 p.
Turner R. P. Technical Wrighter’s and Editor’s Style Book. – London, 1965. – 341 p.
Yepson R. W. The Wrighter’s Craft. – London, 1959. – 335 p.

Словари:
Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. Изд. 2-е, стереотипное. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 576 с.
Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. – М.: Советская энциклопедия, 1990. – 685 с.
Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. – Изд. 2-е, испр. и доп. – М.: Просвещение, 1976. – 543 с.
Толковый словарь русского языка: в 4 т. / Сост. В. В. Виноградов, Г. О. Винокур, Б. А. Ларин и др.; Под ред. Д. Н. Ушакова. – М.: Русские словари, 1994. Т. 1: 844 с.
Толковый словарь русского языка: в 4 т. / Сост. В. В. Виноградов, Г. О. Винокур, Б. А. Ларин и др.; Под ред. Д. Н. Ушакова. – М.: Русские словари, 1994. Т. 4: 754 с.
Hornby A. S. Oxford Advanced Learner’s Dictionary of Current English. – London: Oxford University Press, 1977. – 1054 p.
Longman: Longman dictionary of contemporary English. – Longman Group Ltd, 1995. – 1680 p.
Macmillan: Macmillan English Dictionary for Advanced Learners. – Macmillan Publishers Ltd, 2004. – 1692 p.
Macmillan: Macmillan Phrasal Verbs Plus. – Macmillan Publishers Ltd, 2005. – 523 p.
Webster’s New World Dictionary. – N.Y., 1982. – 256 p.

Источники:
Беннет, С. Лилия и меч: роман / Сара Беннет; пер. с англ. Т. Н. Замиловой. – М.: АСТ: АСТ МОСКВА: ХРАНИТЕЛЬ, 2007. – 318, [2] с. – (Очарование).
Деверо, Дж. Первые впечатления: роман / Джуд Деверо; пер. с англ. Е. Э. Кожарской. – М.: АСТ: АСИ МОСКВА, 2008. – 318 [2] с.
Картер, Розмари. Больше никаких секретов: Рома / Пер. с англ. Л. Были. – М.: ОАО Издательство «Радуга», 2002. – 176 с. – (Серия «Любовный роман»)
Макколи, Барбара. Как день и ночь: Роман/Пер. с англ. Д. Прошуниной. – М.: ОАО Издательство «Радуга», 2002. – 160 с. – (Серия «Искушение»)
Нильсен Вирджиния. Пылкая дикарка. Роман. В двух частях. Часть 1. / Пер. с англ. Л. Каневского. – М.: «ЦЕНТР-2000», 1995. – 236 с.
Королева, М. М. Жиголо, или 100 мужчин для безупречной блондинки: [роман] / Маша Королева. – М.: Олимп: Фолио, 2005. – 315, [5] с. – (Жить красиво).
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Аманда Плейтелл. Скандал.
Джордан Пенни. Суровый урок.
Джудит Макнот. Битва желаний.
Диля Еникеева. Вендетта по-русски.
Миранда Ли. Австралийская дикарка.
Наташа Колесникова. Охота на принца.
Рэй Морган. Подумай о себе.
Сесилия Ахерн. P. S. Я люблю тебя.
Эйлин Колдер. А что дальше?
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Eleanor Spencer. A Merry Heart
Jennifer Connors. A Lesson In Passion
Mary Edna Asselstine. Blossomwood
Myne Whitman. A Heart to Mend
Payton Lee. A Five Star Affair
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
Joan Reeves. A Moonlight On Snow: A Love Story
Joan Reeves. The Trouble With Love

 Виноградов В. В. Современный русский язык. – М.: Учпедгиз, 1938. – С. 21.
 Экспрессема – это слово, фразеологический оборот, морфологическая форма или синтаксическая конструкция, которые выступают как экспрессивное, выразительное средство в тексте определенного жанра, принадлежащего к тому или иному функциональному стилю [I, 19, с.103-104].









HYPER13PAGE HYPER15


HYPER13PAGE HYPER142HYPER15




Root EntryTimes New Roman_-* #,##0_р_._-;\-* #,##0_р_._-;_-* "-"_р_._-;_-@_-О{,;
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·_-* #,##0.00_р_._-;\-* #,##0.00_р_._-;_-* "-"??_р_._-;_-@_-1" 
·
·Arial Cyr1"d
·
·Arial Cyr1"Г
·
·Arial Cyr1"Т
·
·Arial Cyr1"Т
·
·Arial Cyr1.Т
·
·Times New Roman1"И
·
·Arial Cyr=
·
·
·
·2 кв4 квHYPER15Times New Roman. . _-* #,##0_р_._-;\-* #,##0_р_._-;_-* "-"_р_._-;_-@_-О{,;
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·_-* #,##0.00_р_._-;\-* #,##0.00_р_._-;_-* "-"??_р_._-;_-@_-1" 
·
·Arial Cyr1" 
·
·Arial Cyr1"Г
·
·Arial Cyr1"Т
·
·Arial Cyr1"Т
·
·Arial Cyr1.р
·
·Times New Roman1"И
·
·Arial Cyr=
·
·
·
·2 кв4 квHYPER15

Приложенные файлы

  • doc file6.doc
    Размер файла: 274 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий