Работа багадасарян


МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
ЛИЦЕЙ № 6 ВОРОШИЛОВСКОГО РАЙОНА Г.ВОЛГОГРАДА
Секция: ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ
Нравственная проблематика рассказов Александра Костюнина

Выполнила: Багдасарян Сусанна, ученица 8 класса
МОУ лицея № 6 г.Волгограда Научный руководитель: Селезнева Анна Александровна,
кандидат филологических наук,
учитель русского языка и литературы
МОУ лицея № 6 г.Волгограда
Волгоград - 2012
Оглавление
Введение 3 – 4
Глава 1. Жизненный и творческий путь А.Костюнина 5 - 9
Глава 2. Нравственные проблемы в рассказах А.Костюнина 10 - 25
2.1. Проблема ответственности взрослых перед воспитываемыми ими детьми в рассказе «Рукавичка» 10 - 14
2.2. Испытание на человечность в рассказе «Совенок» 14 - 19
2.3. Прощание с детством в рассказе « Двор на Тринадцатом» 19 - 23
2.4. Вера в себя в рассказе «Вальс под гитару» 23 - 25
Заключение 26-27
Литература 28
Приложение 29 - 32
Введение
Мы часто употребляем словосочетания «нравственная проблематика», «нравственное поведение». В последние годы эти высказывания становятся весьма популярны, но мало кто задумывается над содержанием этих понятий. В словаре С.И.Ожегова нравственность трактуется как «набор правил, определяющих поведение, духовные и душевные качества, необходимые человеку в обществе, а также выполнение этих правил». Так ли часто человек пользуется этими правилами? Данную проблему пытаются решить многие специалисты: учителя, чиновники и, конечно же, писатели.
В.Астафьев, В. Шукшин, В. Домбровский, В. Распутин и многие другие затрагивали в своих повестях и рассказах нравственную проблематику, воспитывали читателя, помогали ему выбирать правильное решение. Именно к этому ряду авторов хочется отнести и карельского писателя Александра Костюнина, чьи произведения пропитаны нравственностью и могут научить юных читателей, живущих в сегодняшнем жестоком мире, добру, справедливости, состраданию.
В 2007 году книга Александра Костюнина «В купели белой ночи» была признана лучшей книгой года в номинации «Повести и рассказы (малая проза)» на Ежегодной Международной Литературной премии «Облака». Нас заинтересовало, чем так привлекательны современному читателю (которого трудно чем удивить) рассказы этого молодого, малоизвестного автора и почему именно его произведение было удостоено такой высокой награды. Мы обратились к творчеству Александра Костюнина и открыли для себя целый мир.
«В купели белой ночи» — на редкость мастеровитая, исповедально честная, ладная книга, светлая и звонкая, несмотря на безоглядно смелую, вплоть до элементов натурализма, манеру делиться с читателем не только драматическими, но и трагическими жизненными коллизиями в социуме малочисленного карельского народа, брошенного в пекло революционных потрясений, гражданской и Второй мировой войны, репрессий, ссылок и гонений. Читать ее равнодушно нельзя.
Изучать именно такие произведения, воспитывать именно на героях таких произведений — вот задача не только для исследователей, но и для учителей, психологов.
Актуальность исследования обусловлена возрастающим интересом к творчеству Александра Костюнина и недостаточной изученностью его произведений.
Объектом нашего исследования являются рассказы «Рукавичка», «Совенок», «Двор на тринадцатом», «Вальс под гитару», в которых наиболее остро ставятся нравственные проблемы общества. Все эти произведения повествуют о судьбах детей, об их становлении в этой сложной жизни, о людях, которые их окружают и влияют на формирование хрупкой детской психики.
Предметом исследования стали средства и способы раскрытия той или иной проблемы в каждом из рассказов.
Цель нашего исследования — раскрыть нравственную проблематику рассказов А. Костюнина, выявить средства и способы раскрытия той или иной проблемы в каждом из рассказов.
Для достижения поставленной цели в нашей работе решаются следующие задачи:
характеризуется жизненный и творческий путь писателя;
выявляются основные проблемы в вышеназванных рассказах;
определяются основные средства, помогающие актуализировать проблему, решающуюся в рассказе.
Методы исследования: метод контекстологического анализа, описательный.
Практическая значимость работы заключается в применимости её результатов при изучении современной литературы в рамках школьной программы.
Структура работы определяется целью и задачами, характером практического материала и состоит из введения, двух глав, заключения, списка используемой литературы и приложения.
Глава 1. Жизненный и творческий путь А.Костюнина
О жизни Александра Костюнина (см. Приложение 1) мы узнали не так много, как хотелось. Имеются скудные записи о его биографии на личном сайте писателя — HYPERLINK "http://kostjunin.ru/" http://kostjunin.ru/. Родился А.Костюнин 25 августа 1964 года в Карелии, с.Паданы Медвежьегорского района. Окончил художественную школу в г.Медвежьегорске. Детство и юность прошли там же. Получил высшее образование в Петрозаводском государственном университете (факультеты сельскохозяйственный и экономический). Женат, имеет двоих детей. Вот уже много лет он работает на стратегическом предприятии России ОАО «Судостроительный завод «Авангард» в г.Петрозаводске. Основная продукция предприятия: базовые тральщики типа «Яхонт», задача которых — обеспечение развёртывания стратегических ядерных сил морского базирования. На данное время Александр Костюнин — председатель Совета директоров, член экспертного совета по обороне при Председателе Совета Федерации.
 Казалось бы, как человек, всю свою жизнь посвятивший оборонной промышленности, «технарь», мог написать такие проникновенные рассказы о детях, об афганской войне, о своем родном Карельском крае?!
Александр Костюнин — творческий человек, и творчество его разносторонне: он увлекается фотографией, рисует, устраивает художественные выставки, организовывает встречи с читателями. Вот как сам писатель характеризует свою деятельность фотохудожника:
«Фотография для меня — это ответная реакция на открывшуюся внезапно способность не просто смотреть, но и видеть.
Фотография для меня — это видимый результат вечной борьбы того зла и того добра, что заложены в человеке.
Фотография для меня — это попытка «зажечь свою свечу вместо того, чтобы клясть темноту»; это попытка придать своей жизни смысл.
Фотография для меня — это одна из форм Хлеба небесного.
Фотография для меня — это универсальный образный язык международного общения. Язык — над речевыми барьерами, язык — над разными укладами жизни и национальностями, язык — над временем и пространством.
Фотография для меня — это мировоззрение, это моя философия.
Фотография для меня — это символы, ставшие святыми: Родительский дом, Бог своих отцов, красота Природы; это, в итоге, активный поиск людей, близких по духу, людей, для которых перечисленные символы являются своими» [http://kostjunin.ru/].
Когда читаешь эти слова, то понимаешь, что они не только о фотографиях, это целая философия, а его рассказы — это своеобразные застывшие фотоснимки. Так, рассматривая фотоснимок «Грусть», невольно проводишь ассоциацию с судьбой Совенка из одноименного рассказа, а плачущий мальчик, сидящий за роялем, напоминает мечущегося героя из рассказа «Вальс под гитару» (см. Приложение 4).
Первые пробы пера Александра Костюнина относятся к публицистике. А начиналось всё так: в конце 90-х годов в городе Ростов-на-Дону проходила общероссийская конференция «О состоянии и мерах по повышению качества вооружения и военной техники». Костюнин тоже принимал в ней участие. Два дня выступающие сменяли друг друга, обсуждая отраслевые проблемы и пути их решения. Вопросы поднимались острые. Когда всё закончилось, участники разъехались по домам: по министерствам, институтам, оборонным предприятиям.
Вернулся на завод и Александр Костюнин, приступил к исполнению своих служебных обязанностей, но вдруг почувствовал, что возвратился из командировки, после всего увиденного, какой-то другой. Долго не мог найти себе места и однажды случайно присел к компьютеру. Просто так. Просто набрать пару тезисов, из тех, что обсуждались на форуме. И уже не смог оторваться. Как он сам вспоминает: «Пальцы сами бежали по клавиатуре, пытаясь догнать мысли, которые созрели, забродили и наверняка разорвали бы мою сущность изнутри, не дай я им выхода на бумаге. Два часа пролетели, как один миг. Нажата кнопка «печать», и передо мной на листах белой бумаги появилась статья: «Своим оборонка «плечи не тянет»!
Ещё какое-то время сидел в истоме, испытывая облегчение от сброшенной тяжести. Наслаждение чисто физическое, только потом моральное.
Выговорился. Отпустило!
Неделя редакторской правки. Отправил статью в журнал. Всё. Нормальный человек. Можно плодотворно работать, пока опять не прихватило» [http://kostjunin.ru/].
За два года были написаны статьи: «Российская оборонка против «контрольного выстрела», «Партизанские методы исполнения Государственного оборонного заказа», «Карелия финская и наша», «Жив ли русский медведь?», «Где находится выключатель у русского Чудо-оружия?» и другие.
Лишь после проб пера в так называемой «технической» прозе Александр Костюнин направил свою потребность писать в мирное, гражданское русло. «Рукавичка», «Орфей и Прима», «Офицер запаса» — его первые рассказы. А.М.Горький начинающим писателям рекомендовал идти «в люди», изучать жизнь. У Александра Костюнина получается процесс обратный: впечатлений хватает, нужно только положить их на бумагу.
31 июля 2007 года Председатель Союза писателей России Валерий Ганичев на заседании секретариата Союза Писателей России торжественно вручил А.В.Костюнину членский билет СП России. Многое говорят об этом человеке и писателе те рекомендации, которые он получил. Так, главный редактор АНО "Редакция журнала «Москва», член Общественной палаты РФ Л.И.Бородин отметил, что «Александр Костюнин мастерски владеет русским языком. У него несколько подзабытая, но так сегодня необходимая, трогательная интонация в языке. Нравственные проблемы, которые поднимает автор, помогут каждому очистить свою душу» [http://kostjunin.ru/].
Член Высшего творческого Совета Союза писателей России, Заслуженный работник культуры России Н.М.Сергованцев обозначил А.Костюнина «как одарённого новеллиста. Прежде всего отмечаешь качество и достоинства стиля прозы автора, своеобразного, живописного и — что особенно хочется подчеркнуть — вышедшего из родного лона русской классической словесности. И в этом значении он безупречен. Герои, люди простонародные, но манерой жить, действовать и говорить они живут в рассказах Костюнина как персонажи своеобразные, остающиеся в памяти своей особинкой, своей оригинальностью. (В этом смысле индивидуальный и ярко окрашенный словарь их речений — разговорный, народный, отвечающий характеру героя).
Но всё написанное Костюниным утверждает: первое — из него выпишется заметный для современной литературы новеллист; второе — он, в силу житейского опыта, раздвинет рамки рассказа, и мы не удивимся, когда познакомимся, например, с его повестью и даже романом.
Всё это дает основание мне рекомендовать А.В.Костюнина в члены Союза писателей России как литератора, имеющего будущее» [http://kostjunin.ru/].
Главный редактор газет «День литератора» В.Г.Бондаренко рекомендовал в Союз писателей России «весьма интересного и своеобразного прозаика из Карелии Костюнина Александра Викторовича, автора книги «В купели белой ночи» и рассказов, вышедших в журнале «Север», газете «День литературы» и др.
Проза Александра Костюнина, несмотря на всю его нынешнюю техническую судьбу, глубоко лирична, природна, она продолжает линию М.Пришвина, Аксакова и Соколова-Микитова» [http://kostjunin.ru/].
Писательская деятельность А.Костюнина высоко оценена его коллегами. Так, в 2006 году издательский дом «Русский переплет» наградил писателя дипломом за лучшее произведение в номинации «Документальная проза» — повесть «Земное притяжение».
В 2007 году высоко была оценена книга «В купели белой ночи» в областном литературном конкурсе на соискание премии имени М.М.Пришвина. В этом же году Союз писателей наградил Дипломом 1-ой степени Александра Костюнина за книгу «В купели белой ночи» с присвоением ему звания лауреата премии им.А.И.Куприна и вручением памятного знака «За вклад в русскую литературу» (см. Приложение 2).
Издательский дом «Кислер компании» совместно с Международным сообществом писательских союзов учредил литературную премию «Облака» (по названию одного из стихотворений С.В.Михалкова). А 18 марта в Москве, в конференц-зале МСПС, состоялась торжественная церемония награждения лауреатов 2007 года.
В номинации «Лучшая книга года. Крупная проза» премия присуждена С.В.Михалкову за книгу «Что такое счастье?». В номинации «Лучшая книга года. Повести и рассказы (малая проза)» — карельскому писателю Александру Костюнину, больше известному «в миру» как Председатель совета директоров оборонного завода «Авангард», за книгу «В купели белой ночи». Это было высшей похвалой для начинающего писателя. Вот как вспоминает Александр Костюнин об этом дне: «Получив высокую награду, я, волнуясь, поблагодарил председателя жюри:
— Сергей Владимирович, спасибо вам за признание моей книги, за высокую оценку начинающего писателя!
— Вы писатель не начинающий. Вы своего читателя уже завоевали. Вы хороший рассказчик. Я желаю вам того, чего и всем: долгой творческой жизни!» [http://kostjunin.ru/].
Книга рассказов «В купели белой ночи» была принята читателями всех возрастов. Об этом свидетельствуют многочисленные отзывы на различных сайтах, блогах, чатах. Книгу обсуждают, восхищаются ею или, наоборот, высказывают недовольство, но равнодушной она не оставила никого. Приведем в подтверждение наших слов некоторые высказывания поклонников таланта А.Костюнина, произнесенных ими 18 ноября 2008 года в МГУ на творческом вечере писателя, которая проходила на филологическом факультете в «Пушкинской гостиной».
Академик РАЕН, доктор филологических, кандидат исторических наук, профессор факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова и Литературного института им. А.М. Горького Игорь Леонидович Волгин, руководитель литературной студии «Луч», определил, что «пришёл прозаик, для которого литература не единственный способ самореализации. Не случайно Александр Викторович в послесловии к своей книге определяет себя как «действующий писатель». Перед нами человек состоявшийся. Его основная деятельность связана с производством, с оборонным комплексом. И это очень важно для творческого созидания: из пустого не нальёшь…
Когда берёшь в руки его книгу, видишь то, что мы называем духом места или гением места. Русский Север обладает магической силой. Мы знаем: оттуда вышел Ломоносов… Это край России наименее тронутый избытками, излишками цивилизации. Край коренной, первозданный, не вовлечённый в культурный оборот нового времени, со всеми его плюсами и минусами. Стержневая часть России! Как мощно «В купели…» передано ощущение русского Севера, Карелии, царство природы, колорит местной жизни… Чрезвычайно интересна и семейная хроника, автобиографическая проза, если можно так выразиться, написанная от лица отца и матери. Мы сейчас вступаем в полосу забвения, начинаем терять свои корни. Пушкин говорил, что «первый признак культуры – это уважение к предкам», а мы не знаем даже, как звали наших дедушек и бабушек. Восстановление этой генеалогической цепочки через художественные образы – очень важно» [http://kostjunin.ru/].
Николай Михайлович Сергованцев – член Высшего творческого Совета Союза писателей России, Заслуженный работник культуры России, отметил: «Во времена, когда творчество писателей оценивали придирчиво, он вошёл бы в десятку лучших писателей наравне с Беловым и Распутиным. Его глубина завораживает. И, как тут не крути, его творчество хочется вставить в контекст всей русской литературы» [http://kostjunin.ru/].
Анатолий Николаевич Самарин – Шеф-редактор сайта «Движение за возрождение отечественной науки», доцент МГИМО, особо подчеркнул, что «только на одном из моих сайтов, где за год бывает до полумиллиона посетителей, ознакомились с творчеством Александра Викторовича десятки тысяч человек. Пишут слова благодарности. Я знаю отзывы. У него есть тексты, которые трогают всех, потому что в них нечто непередаваемое… ощущение и малой, и большой Родины» [http://kostjunin.ru/].
Александр Костюнин и по сей день живет и трудится в Петрозаводске, продолжая создавать уникальные произведения, встречается со многими интересными людьми. Его рассказ «Рукавичка» заинтересовал Народного артиста СССР Вячеслава Тихонова, который собирается экранизировать это произведение.
Во второй главе нашего исследования мы попытаемся разобраться, как и какими средствами удалось А.Костюнину так мастерски создать образы неповторимых, неоднозначных героев. Хочется понять, почему его рассказы о детских судьбах, самых обычных, не оставляют равнодушными никого, как удается писателю удерживать внимание читателя на протяжении всего повествования.
Глава 2. Нравственные проблемы в рассказах А.Костюнина
Перед нами книга карельского писателя Александра Костюнина «В купели белой ночи». С обложки доверчиво, открыто смотрит маленький мальчик, будто просит: «Открой книжку!» (см. Приложение 3). И разве можно тут отказать? Желание ребёнка — закон. Книга построена со счастливой моцартовской лёгкостью, кажущейся импровизационностью структуры, за которой выстраданная авторская гражданская позиция.
2.1. Проблема ответственности взрослых перед воспитываемыми ими детьми в рассказе «Рукавичка»
Сборник открывает рассказ «Рукавичка». Это малое произведение о вопросах нравственности, об ответственности человека за свои поступки, о непоправимости и невозвратности допущенных ошибок; это произведение, подобно камертону, задаёт стилистический тон всему последующему изложению авторских мыслей и дум.  «Рукавичка» — пронзительный, щемящий душу короткий рассказ с глубоким психологическим, нравственным подтекстом, это, на наш взгляд, классика самоучителя нравственности в безнравственную эпоху всеобщего одичания!
Сразу же обращаешь внимание на название рассказа — «Рукавичка» — словоформа с уменьшительно-ласкательным суффиксом, соответственно ждешь от повествования чего-то теплого, красивого. Но тут мы видим эпиграф, взятый из Евангелия от Матфея: «…Когда же настало утро, все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти; и, связав Его, отвели и предали Его Понтию Пилату, правителю.
Тогда Иуда, предавший Его, увидев, что Он осуждён, и, раскаявшись, возвратил тридцать сребреников первосвященникам и старейшинам, говоря: согрешил я, предав кровь невинную. Они же сказали ему: что нам до того? Смотри сам.
И, бросив сребреники в храме, он вышел, пошёл и удавился».
Невольно задаешься вопросом: причем здесь Иуда? О каком предательстве пойдет речь в рассказе с таким удивительным названием? Контраст, заложенный в названии и эпиграфе, Костюнин сделал основным приемом повествования.
«Рукавичка» - очень прямой, честный и жизненный рассказ, сюжет которого обыден и прост: после урока труда в самой обыкновенной школе в самом обыкновенном классе пропадает маленькая вязаная рукавичка, которую учительница показывала детям. Казалось бы, житейская ситуация. Кому-то из маленьких детей приглянулась аккуратненькая теплая вещичка. Но за обыденностью этой ситуации вдруг открывается ужасная картина советской школы. Чтобы выяснить, кто взял рукавичку, учительница устраивает настоящий обыск и допрос с пристрастием, как будто перед нею не маленькие ученики, а заматерелые уголовники. Давайте сравним, как чувствуют и ведут себя дети и взрослые в сцене обыска.
ПОВЕДЕНИЕ ВЗРОСЛЫХ ПОВЕДЕНИЕ ДЕТЕЙ
Повисла недобрая пауза. Алла Ивановна цепким взглядом прошлась по каждому и стала по очереди опрашивать.
– Кондроева?
– Гусев?
– Ретукина?
– Яковлев?
Очередь дошла до меня... Двинулась дальше.
Ребята, робея, вставали из-за парты и, понурив голову, выдавливали одно и то же: «Я не брал, Алла Ивановна».
– Так, хорошо, – зло процедила наша учительница, – мы всё равно найдём. Идите сюда, по одному. Кондроева! С портфелем, с портфелем… Светка Кондроева, вернувшись к парте, подняла с пола свой ранец. Цепляясь лямками за выступы, не мигая уставившись на учительницу, она безвольно стала к ней приближаться.
– Живей давай! Как совершать преступление, так вы герои. Умейте отвечать.
Алла Ивановна взяла из рук Светки портфель, резко перевернула его, подняла вверх и сильно тряхнула. На учительский стол посыпались тетрадки, учебники. Резкими щелчками застрекотали соскользнувшие на пол карандаши. А цепкие пальцы Аллы Ивановны портфель всё трясли и трясли.
Выпала кукла. Уткнувшись носом в груду учебников, она застыла в неловкой позе.
– Ха, вот дура! – засмеялся Лёха Силин. – Ляльку в школу притащила.
Кондроева, опустив голову, молча плакала.
Учительница по домоводству брезгливо перебрала нехитрый скарб. Ничего не нашла.
– Раздевайся! – хлёстко скомандовала Алла Ивановна.
Светка безропотно начала стягивать штопаную кофтёнку. Слёзы крупными непослушными каплями скатывались из её опухших глаз. Поминутно всхлипывая, она откидывала с лица косички. Присев на корточки, развязала шнурки башмачков и, поднявшись, по очереди стащила их. Бежевые трикотажные колготки оказались с дыркой. Розовый Светкин пальчик непослушно торчал, выставив себя напоказ всему, казалось, миру. Вот уже снята и юбчонка. Спущены колготки. Белая майка с отвисшими лямками.
Светка стояла босая на затоптанном школьном полу перед всем классом и, не в силах успокоить свои руки, теребила в смущении байковые панталончики.
Нательный алюминиевый крестик на холщовой нитке маятником покачивался на её детской шейке.
Это что ещё такое? – тыкая пальцем в крест, возмутилась классная. – Чтобы не смела в школу носить. Одевайся. Следующий!
Кондроева, шлёпая босыми ножками, собрала рассыпанные карандаши, торопливо сложила в портфель учебники, скомкала одежонку и, прижав к груди куклу, пошла на цыпочках к своей парте.
Ребят раздевали до трусов одного за другим. По очереди обыскивали. Больше никто не плакал. Все затравленно молчали, исполняя отрывистые команды.
Замечательно показан образ учительницы. Это тот тип учителей, которые своим отношением к детям больше всего напоминают надсмотрщиков в тюрьме. А.Костюнин использует не так много слов для характеристики Аллы Ивановны, но какие это слова: «Цепким взглядом прошлась, зло процедила, резко перевернула его, сильно тряхнула, цепкие пальцы Аллы Ивановны портфель всё трясли и трясли, учительница брезгливо перебрала, хлёстко скомандовала, тыкая пальцем в крест, возмутилась классная».
А теперь посмотрим, как описаны действия и состояния детей, которых выставили напоказ, унизили, растерзали: «Ребята, робея понурив голову, выдавливали; цепляясь лямками за выступы; не мигая уставившись безвольно стала к ней приближаться; она застыла в неловкой позе; опустив голову, молча плакала; безропотно начала стягивать штопаную кофтёнку; слёзы скатывались из её опухших глаз; теребила в смущении байковые панталончики; пошла на цыпочках к своей парте; ребят раздевали до трусов, по очереди обыскивали; все затравленно молчали, исполняя отрывистые команды». Читаешь эти строки, и невольно в воображении рисуются картины концентрационного лагеря. Таким, как Алла Ивановна, вряд ли знакомо понятие уважительного отношения к человеку, пусть даже к такому маленькому, знание психологии ребенка, подростковой жестокости, которая во взрослой жизни может привести к самосудам.
Своего апогея достигает эта безобразная сцена, когда к столу подходит Юрка Гуров. «Юрка был из большой семьи, кроме него ещё три брата и две младшие сестры. Отец у него крепко пил, и Юрка частенько, по-соседски, спасался у нас». Читатель заранее проникся жалостью к этому беззащитному ребенку, у которого и так непростая жизнь: «Портфель у него был без ручки, и он нёс его к учительскому столу, зажав под мышкой. Неопрятные тетрадки и всего один учебник – вылетели на учительский стол. Юрка стал раздеваться. Снял свитер, не развязывая шнурков, стащил стоптанные ботинки, затем носки и, неожиданно остановившись, разревелся в голос». Всем стало понятно, что именно Юрка взял эту маленькую рукавичку, этот кусочек маленького счастья, семейного уюта, тепла, которого ему так недоставало. И что же мы видим дальше? Сострадание, сочувствие, понимание, прощение? Увы, нет… «Аллавановна стала насильно вытряхивать его из майки, и тут на пол выпала маленькая синяя рукавичка.
– Как она у тебя оказалась? Как?!! – зло допытывалась Алла Ивановна, наклонившись прямо к Юркиному лицу. – Как?! Отвечай!..
– Миня эн тийе! Миня эн тийе! Миня эн тийе… – лепетал запуганный Юрка, от волнения перейдя на карельский язык.
– А, не знаешь?!! Ты не знаешь?!! Ну, так я знаю! Ты украл её. Вор!
Юркины губы мелко дрожали. Он старался не смотреть на нас».
Одно слово, одно хлесткое слово — и жизнь мальчика изменилась; его не поняли, не простили: «Мы вместе учились до восьмого класса. Больше Юрка в школе никогда ничего не крал, но это уже не имело значения. «Вор» – раскалённым тавром было навеки поставлено деревней на нём и на всей его семье. Можно смело сказать, что восемь школьных лет обернулись для него тюремным сроком.
Он стал изгоем… Его по-человечески унижали».
Писатель задает вопрос: можно ли было считать Юрку предателем? Да, из-за него многие дети пережили шок от ужасного обыска и, возможно, запомнили его навсегда. Но не Юрка тот самый Иуда. На наш взгляд, им вполне можно считать Аллу Ивановну, которая предала веру детей в лучшее, в справедливость. Она поселила в их душах страх, гнев, обиду – те чувства, которых не должно быть в хрупкой детской душе. Вот одна такая душа и не выдержала.
Ужасен финал этой истории: Юра повесился. Чаша была переполнена. Все детали в рассказе настолько раскрыты, что мы невольно ощутили себя тем беззащитным, голодным и раздетым посреди класса мальчиком, почувствовали его унижение, как его нервы напрягаются, как берёт он руками верёвку и делает последний шаг, пробуждающий совесть виновных.
Человек должен быть человеком в любое время, в какое он живёт, — вот основная мысль этого рассказа. Не зря вставлены библейские мотивы в конце этого произведения: «…На небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии». Нужно было всё простить этому мальчику Юрке Гурову, ведь он сам немногословно просит этого прощения. Показательно то, что герой, став взрослым, осознает это и просит прощения сам у своего бывшего одноклассника: «Юрка, Юрка… твоя судьба для меня – укор… И чувство вины растёт. Что-то провернулось в моей душе. Заныло. Но заглушать эту боль я почему-то не хочу…».
2.2. Испытание на человечность в рассказе «Совенок»
Как яркий мазок на полотне художника. Как просвет на сером небе. Это рассказ «Совёнок» Александра Костюнина. Он предлагает задуматься об искренности, чистоте чувств, о разных проявлениях любви. Жизнь ребёнка – это целый мир, который рисует автор с такой подробностью, с такими мелочами, что трудно не проникнуться чувствами к девочке по прозвищу Совёнок.
В своих произведениях Александр Костюнин открывает читателям мир человеческих взаимоотношений, порой далёких от идеала. Так, в основе рассказа «Совёнок» лежит печальная история о том, как одна легкомысленная женщина, продавщица Раиса, устраивая личную жизнь, забывает о своей маленькой дочери.
И вновь Костюнин применяет свой излюбленный прием — контраст. Название «Совенок» наталкивает читателя на красивый сюжет со счастливым концом, но уже в самом начале рассказа видишь несоответствие: приусадебный участок, лес-сад, «словно оазис», «жизнерадостный жёлтый домик-одуванчик» - это то, что видно снаружи, а внутри – огромные серые крысы, которые хозяйничают в доме, построенном на месте бывшей помойки.
Внешняя сторона дома
Дом изнутри
«Во дворе – уголок чарующего леса-сада. В центре – плечистые сосны. Рядами – кусты черной смородины, сирени. Выйдешь летом на улицу – благодать! Идешь по центральной улице, сделаешь шаг в сторону, юркнешь под широкий навес тополиных листьев, проберешься сквозь заросли черемухи и сразу окажешься на тихой заповедной полянке перед домом, словно на далеком оазисе.
Снаружи наш жизнерадостный желтый домик-одуванчик казался сказочно-солнечным»
«Ведь в жизни как: если с одной стороны светит солнце, с другой – обязательно мрак. Что именно скрывалось за нарядным фасадом, хорошо знали жильцы.
Уютная обитель была возведена… на месте бывшей помойки. При спешном строительстве нижние кирпичи укладывались прямо на сырую землю, они служили фундаментом. Поэтому лом на глазах врастал в землю. Между полом и стенами появились щели. Это обстоятельство устраивало большинство исконных обитателей… Огромные серые крысы. Свалка, где они раньше безраздельно хозяйничали, стараниями горожан обрела крышу в виде нашего дома. Серые полчища пищали под полом, устраивали оргии»
Именно в такой обстановке растут дети. Такие разные дети. Один - опекаемый и любимый, другая растет, как трава в поле. «На дикой яблоне ничего не может вырасти, кроме дички». Безотцовщина… Наташа-Совёнок растёт на улице, потому что каждый вечер приходит новый папа, и, чтобы не мешала развлекаться, Раиса выставляет дочку за дверь. Писатель точно подбирает детали, показывающие отношение к этой девочке взрослых и мальчика-соседа. Сравним это отношение.
Отношение взрослых к Совенку и ее реакция на них Отношение мальчика к Совенку и ее реакция на Сережку
«Мать заплетала ей[Совенку] косички раз в неделю. Очень туго, чтоб не растрепались».
«Совенок пошла в первый класс. Мать проводила ее до школы один раз, на этом провожания закончились».
«Раиса отдала Совенка в продленную группу, забирала последней».
« В темноте двора – прерывистое металлическое повизгивание: Совенок качается на качелях. Этот одинокий скрип в черной тишине щемит душу».
Или отправляла на кухню:
«- Марш на кухню! Дай с матерью поговорить!
Раиса согласно прыснула. Наташка спросонья захныкала, послушно поплелась. Я тихо метнулся к настенному выключателю. Только там, где щербатая стена не достигла до пола, пробивалась полоса света. Черные тени Наташкиных ног протянулись через щель до плинтуса, стали подрагивать. Наташка безутешно, горько плакала».
Через щели в доме ребята общались: «вначале передавали совочек, зеркальце, яркие фантики, пупсиков. Когда Совенок научилась писать, в оборот пошли записочки»
«Мой Сережка каждое утро дожидался Совенка во дворе, заботливо брал за руку, и они торжественно шествовали в храм науки. А то еще тетрадки с домашним заданием посмотрит. Сын опекал ее без понуждения, охотно. Совенок благодарно молчала в ответ. Я был уверен: с возрастом у Сережки прихоть нянькаться пройдет. Но время шло, а ничего не менялось»
Сын автора пытается помочь своей маленькой подруге пережить недетские беды. «Наутро Сережа, как всегда, дождался Совенка во дворе, взял у нее из рук портфель, и они потянулись к школе. Заметил: сынишка вернулся с уроков встревоженный, потерянный. О причине догадывался, потому не расспрашивал. Забудется со временем…»

Совенок могла бы стать несчастнейшим ребенком: нелюбимая матерью, которую больше волновали свои ухажеры, одинокая (обратите внимание: числительное «один» в тексте появляется только при описании судьбы Совенка), выброшенная на улицу, как ненужная вещь на помойку. Невольно задаешься вопросом: «Чем руководствуется мать, выгоняя дочь погулять на улицу или спать на кухню?!» Животными инстинктами? Если так, то почему маленькая девочка должна от этого страдать? Кто знает, что было бы с этим ребенком, если бы не Сережка, сам по сути ребенок. Но именно он взял на себя ответственную функцию и отца, и матери этой маленькой запуганной девочки. Это он провожает ее в школу, проверяет уроки, играет и гуляет с ней, переживает за ее боли и обиды. Сережа упорно ведет свою маленькую подругу по пути, ведущему к новой светлой жизни. Он опекает и заботится о ней.
Вроде бы жизнь у Совенка с появлением нового друга стала налаживаться, но… один из «постояльцев» матери вдруг решает остаться навсегда: «Совёнок сиротливо встала у двери, вид потерянный. Молчит. В безвольно опущенных руках — портфель. Какая она первоклашка? Совсем кнопка.
Мой Серёжка встревоженно:
— Ты чего?!
Совёнок, не поднимая головы, выдавила:
— Мамка сказала, что завтра к нам дядя Жора переедет. Насовсем…»
Казалось бы, девочке, наоборот, нужно радоваться: у нее теперь появится полноценная семья — мама и папа. Но автор вновь возвращает нас в страшный реальный мир событий всего несколькими словами: «Жорку Захлыстина знали все. Тщедушный такой и занозистый… Несколько судимостей за плечами. Недавно освободился».
Писатель не стал подробно описывать, как живется Совенку с новым «папой». Он включает в повествование всего одну сцену — сцену наказания, которая показывает жестокость одних взрослых и трусость и нежелание вмешиваться других.
«Дядя» Жора ставит провинившуюся малышку на колени на горох, оставляя ее в холодном углу на всю ночь: «За стеной захлопали дверки кухонных шкафчиков, зашуршала бумага, и на пол что-то посыпалось, словно бусы порвали.
— …Дядя Жора, я больше не буду! — умоляла Наташка.
— На колени вставай! Сбежишь — убью!
Послышалась возня. Стараясь сдерживаться, девочка приглушённо мычала».
Показательно, что рассказчик, находившийся в тот момент за стенкой, ничего не предпринял. Он, возможно, испытал угрызения совести, однако у него не хватило мужества вступиться за ребенка: «Истерический плач Наташки грубо ворвался ко мне через брешь. Я старался не дышать, чтобы ничем не выдать своего присутствия. Как чарами опутанный, я уставился на желтую полоску света и вдруг увидел: из щели выскочила… крупная… сухая горошина… Покатилась по полу, уткнулась в мой тапок.
Пытаясь избавиться от некомфортного состояния, я поднялся и на цыпочках, чтоб не скрипнули половицы, пошел спать».
Читаешь эти строки и не понимаешь, что больше возмущает: жестокое обращение с ребенком или бездействие человека, оказавшегося невольным свидетелем этой драмы.
А как же поступает ребенок? Совенок не отгораживается от мира полностью, но, словно уходит в себя, посвящая в свои тайны соседского мальчишке, разделяющему с ней ее печали и радости.
Вечерами через стенку они ведут разговоры. После наказания Совенок придумывает свою собственную сказку, которая помогает ей защититься от жестокости и пошлости мира и создать свой собственный мирок, в котором она обязательно найдет то, чего у нее никогда не было: отца, а вместе с ним семейное счастье — мама, папа, Совенок и юноша из сказки. Функция сказки в рассказе очень велика. Сказка олицетворяет жизнь Совенка, такую, о которой та мечтает. Это как решение всех проблем и обретение такого хрупкого, но уже надежного счастья: «За стеной, будто за кулисами театра, детский голос таинственно произнёс:
— Жила-была… на свете… маленькая девочка…
Сказительница вздохнула и продолжила:
— Была она очень красивая. Длинные волосы её были цвета солнца. Ходила она всегда в красных башмачках и белых чулочках. Жила девочка за тридевять земель в сказочной долине, в маленьком белом домике с мамой. А повсюду хозяйничали огромные злые крысы. Никто не мог с ними справиться. Папы у них не было… и потому она очень боялась крыс. Ты не подумай, это я не про себя рассказываю».
В сказке Совенка ее мать Раиса оборачивается большой рыжей кошкой:
— А ты не знаешь, почему мою маму во дворе называют «Кошка»?
— Не-ет…
— Потому что она самая-самая ласковая. Вот!
Именно мама помогает девочке в сказке найти своего отца и прекрасного юношу.
Сказка заканчивается…
«— А дальше я не придумала. Но всё кончится обязательно хорошо. Не может быть дальше нехорошо, ведь Айгу нашла своего отца. Главное, теперь они вместе: мама, папа, Айгу и… юноша».
Вскоре семья рассказчика покидает убогий домик. После отъезда соседей Совенок подобрала на улице котенка, который теперь заменяет ей друга. Но тот однажды нагадил в Жоркины кеды. На глазах у ребенка сожитель убивает животное, бьет Раису… Нервное потрясение было настолько велико, что Совенок навсегда теряет дар речи. Немота Наташки теперь символизирует беспомощность и бессилие света в этом жестоком мире.
Зачем нужен Совенку голос, если ее никто не хочет слышать и слушать? Она замкнулась в себе вновь, как после ночи на горохе в углу, но вновь обрела того друга, который когда-то уже помог ей.
Через несколько лет Наташа выходит замуж за Сергея.
Чем же закончилась сказка про Айгу?
«Совёнок всем телом подалась вперёд, попробовала ответить сама, но лишь некрасиво замыкала… Страдающее усилие исказило её лицо. Щёки запылали огнём. Стала что-то торопливо, взволнованно объяснять Серёжке жестами и мимикой.
Сын несмело перевёл:
— Наташа говорит, что своего принца она нашла и хотела бы… называть папой… тебя. Потому что ты добрый, хороший.… Если ты, конечно, не против…
Мне словно душу оголили… Я почувствовал, как из неё с болью… выкатилась… крупная сухая горошина.
— Я... что я?.. Лишь бы вам было хорошо… — неожиданно сорвалось у меня.
И будто тяжёлый гнёт свалился».
Сухая горошина — это застывшая метафора… Автор до сих пор чувствует свою причастность к горю маленького Совенка. Он не сумел найти в себе силы, чтобы противостоять произволу дяди Жоры, тогда когда его сын смог помочь девочке найти себя в жизни, не сбиться с пути и не пойти по дороге ее матери.
Рассказ А.Костюнина — это нравственная антитеза, в нем показано столкновение чистоты ребёнка, любви к матери, к окружающему миру и безответственности, пошлости, равнодушия, распущенности и жестокости. Результат – сильнейшее эмоциональное потрясение Наташи, потеря речи. Эта история намного глубже и труднее, чем кажется на первый взгляд, но ее герой смогли обрести счастье, несмотря ни на что. Поражают заключительные строки рассказа: «Своей искренностью, любовью, верой в чистое, светлое Совёнок покорила меня. Да, эта девчонка — волшебница!». Автор призывает читателя верить в чудеса, которые часто мы можем сделать своими руками, надо только оглянуться и разглядеть: а не нужна ли кому твоя помощь, особенно маленькому ребенку, живущему по соседству?
2.3. Прощание с детством в рассказе « Двор на Тринадцатом»
«Двор на Тринадцатом» - один из тех рассказов, в которых А.Костюнин использует свой излюбленный прием: воспоминание. Известно, что писатель увлекается фотографией. Этот рассказ напоминает серию фотоснимков, аккуратно вложенных в альбом человеческой памяти.
В основу повествования положены воспоминания автора, тогда еще подростка, не избравшего свой жизненный путь. Они дороги ему как память о самом счастливом, самом искреннем периоде его жизни – о детстве. Основной темой произведения являются взаимоотношения и взаимопонимание детей, принадлежащих одному кругу общества. Автор описывает приключения ребят из Тринадцатого двора, их порядки, законы, общие идеи, желания и их влияние в округе. Все герои являются членами одной семьи, которая называется общий двор. Двор в этом рассказе не просто общее место жительства — это объединяющее звено. Главных героев в произведении два — это сам рассказчик и «неформальный лидер» двора Кочкарь.
Как и большинство рассказов Костюнина, «Двор на Тринадцатом» начинается с эпиграфа, представленного детской считалочкой. Считалочка здесь – символ детской дворовой игры. А может быть, это символ неотвратимой судьбы: когда дети считают, из их общего круга непременно кто-нибудь выпадает. В этом случае непроизвольно вспоминается Сикося, выбывший из дружного круга Тринадцатого Кочкаревского двора и ставшего впоследствии уголовником. С другой стороны, последний вопрос в считалочке: «Кто ты будешь таков?» – вопрос выбора жизненного пути. Для себя лирический герой давно нашел на него ответ: он непременно хочет стать похожим на своего кумира – Кочкаря, к тому моменту уже старшего сержанта воздушно-десантных войск Сергея Кочкарева.
Кем же был Кочкарь для мальчишек Тринадцатого двора? Итак, открываем фотоальбом и видим фотографию Сергея Кочкарева: высокого роста, сильный, с доброй, открытой улыбкой на светлом лице, с гитарой, всегда дающий защиту тем, кто в ней нуждался, Кочкарь был авторитетом для всего Тринадцатого, оберегом и верой. Он был воплощением всех тех качеств, которые были и остаются главными для большинства ребят: смелости, бесстрашия, защиты и опоры для друзей, силы, обаяния, верности идеалам. Недавно демобилизовавшийся из романтически-притягательных парашютно-десантных войск, он сразу же собрал вокруг себя старых друзей, готовый поделиться впечатлениями и опытом. Один только вид человека, прошедшего через все трудности армейской службы, заставляет ребят восхищаться им: «Кочкаря я заметил сразу. Мы давно, ещё по письмам, знали предполагаемую дату приезда. Он шёл из-под солнца прямо ко мне. В проёме двух домов. Неспешно, уверенно. И родной двор казался тесен ему в плечах. Заломленный на затылок голубой берет. Солдатский ремень с бляхой из квадратика солнца. На груди парадным строем - значки, широкая поперечная лычка на погонах. В открытом вороте кителя - десантная тельняшка с чередующимися полосками: голубыми - указывающими, что обладатель сего спустился прямо с небес, и белыми - символизирующими чистоту помыслов».
Костюнин использует прием кольцевого повествования. Рассказ начинается со встречи Кочкаря с родным двором, а заканчивается прощанием с ним. Между этими событиями автор дает нам возможность поближе познакомиться с обитателями двора на Тринадцатом, представляя нам «фотоальбом» своей памяти, где каждый снимок – отдельная история, запомнившаяся автору не только своими событиями, но и отдельными образами, звуками, запахами: «Двор для меня – прежде всего характерные запахи»: запах близкой махаловки, запах курева, терпкий аромат наструганных досок, дух сгоревшего угля.
Все эти ароматы автор бережно хранит в своей памяти.
Вот перед нами веселая фотография-воспоминание — «запашина» новогодних каникул. На ней мы видим героя со своей семьей, но в очень «пикантной» ситуации:
«Новый год – король всех праздников. Но я почему-то наступления Нового года в детстве побаивался... К его приходу морозы крепчали, и наш благоустроенный туалет замерзал. Батя привычно бежал на второй этаж, умолял не пользоваться канализацией и вызывал ремонтную службу…
Прибывает машина, в кузове – печь с паровым котлом. В топку, рады стараться, закидывают дрова, поддерживают устойчивый огонь. От парового котла протягивают к нам в квартиру шланг, и горячий пар под давлением подают прямо в унитаз. Квартира заполняется воньким, тёплым, густым туманом. Нечистоты весело разбрызгиваются далеко за пределы туалета. С улицы, через открытую входную дверь, заползает лютый мороз. Мои младшие брат и сестрёнка при этом безутешно громко плачут, упорно не желая разделять праздничного настроения всей советской страны.
Мать к бою кремлёвских курантов еле успевала всё убрать и намыть. Вселившись, вонь неохотно покидала наше жилище. Возможно, поэтому формула запаха Нового года для меня никогда не была простой: только мандаринов, шампанского и бенгальских огней. Это всегда был целый букет…». По-доброму и с иронией воспринимаешь эту историю.
Кто из нас в детстве не озорничал? Вот и рассказчик вспоминает детские подвиги своей дворовой ватаги. Ему дорога память о набеге на кондитерский склад, когда ребята перетаскали половину всех сладких запасов и потом месяц купались в конфетах. «Для нас это не кража вовсе - приключение. Мы не лакомство «спионерили» - партизаним так!»
Конечно, ребят наказали родители и детская комната милиции. Но, что показательно, это наказание повлияло на всех по-разному. Кочкарь и его компания никогда больше не связывались с подобными мероприятиями, а Сикося, напротив, увлекся разного рода преступлениями и погряз в бесконечных судимостях.
Так по-разному складывались судьбы ребят из одного двора: Сергей Кочкарев из армии вернулся «бравым воякой», защитником родины, в то время как Сикорин совершал свои «подвиги» на уголовном поприще. Их судьбы были соединены с раннего детства, они выросли в одном дворе, вращались в одной компании, но отношение к жизни сложилось разное. Да и ребята по-разному к ним относились: если Кочкарь снискал любовь и уважение и взрослого, и детского населения двора, то Сикорина ребята недолюбливали: «Сикося обычно не дружился с нами, а подваливал к нашей компании, когда считал: выгодно. Мы к нему тоже не тянулись. Он ушлый какой-то. Наглый».
Его поведение и манера общения прекрасно характеризовали его как личность: «Наевшись до отвала арбуза, мы смущались или хотя бы старались не выставлять напоказ свою физиологию. Сикося же лыбился, обнажал редкие гнилые зубы, потряхивал своим музыкальным задом и философски приговаривал:
- Писыки без пердыки, как свадьба без музыки»
Эта манера полностью подтверждала, что Сикося – подрастающая смена своего отца-уголовника: «Встаём в круг. Вместе с девчонками нас человек пятнадцать. Выбираем водящего. На него сама считалочка укажет: «На… златом… крыльце… сидели… царь… царевич… король… королевич… сапожник… портной… кто… ты…будешь… такой».
А у Сикоси свой репертуар. Он тыкает грязным указательным пальцем на каждого по очереди и радостно выкрикивает:
- Шишел… мышел… пёрнул… вышел… - на последнем слове грубо выталкивая из круга водящего: - Саня, ты вада!».
Сопоставляя этих двух людей, Костюнин использует свой любимый прием антитезы: Кочкарев на протяжении всего повествования своими поступками, рассуждениями противопоставляется Сикорину. Пересекаются их пути и в конце рассказа. Вполне логично, но необьяснимо-трагично для всего двора заканчивается роль Сикоси: он убивает Кочкаря за то, что тот спьяну, по-дружески, пытался залезть в сарай матери Сикорина. Но только ли из-за детской неприязни он совершает это преступление? Нет. Сикорин, говоря милицейским языком, «твердо встал на путь уголовника», и преступление является для него вполне логичным выходом из сложившейся ситуации.
Трагично заканчивается рассказ: число тринадцать, счастливое для героя («Судите сами: родился тринадцатого декабря; номер на мотоцикле «13-13»; детство и юность прошли в Кочкаревском дворе на Тринадцатом...»),сыграло свою роковую роль. Именно у сарая № 13 убивают Кочкаря. Смерть Сергея тяжело воспринимают обитатели двора. Заключительные строки рассказа пронзительно-искренни: «Мне было жалко Сергея, жалко его маму, отца. Горько за Нину. Мне было жалко всех… Но жальче всего мне было себя. Я чувствовал, что сейчас вместе с Кочкарём мы закапываем в мёртвую землю не только этот сосновый гроб, обитый красным ситцем.
Я непослушными пальцами бросил в могилу горсть медных монет… налёг на лопату, сталкивая гулкие комья жёлтого песка… опуская в бездушную глубокую яму, предавая земле… своё собственное… детство...
Погребая его безвозвратно. Навсегда!»
Перевернув последнюю страницу рассказа, еще долгое время находишься под его впечатлением. Ты не сразу возвращаешься из «Кочкаревского двора» в ту жизнь, которая окружает тебя. Этот рассказ заставляет переосмыслить ценности, понять, что самое главное — это жизнь, и она дороже всего. 
2.4. Вера в себя в рассказе «Вальс под гитару»
Рассказ «Вальс под гитару» — это исповедь-откровение. В жизни каждого человека наступает такая минута, когда хочется выплеснуть наружу всё то, что скопилось в глубинах души, что тяготит и требует выхода. И в такой момент важно, чтобы рядом оказался понимающий и, может быть, сочувствующий слушатель. Как правило, это незнакомый, посторонний человек, случайный попутчик, который просто выслушает, не перебивая, не давая оценок, и просто исчезнет из жизни, потому что «незнакомец». Именно таким слушателем стал автор для героя рассказа «Вальс под гитару».
Незамысловатый, на первый взгляд, сюжет рассказа открывает читателю образ обычного, рядового четырнадцатилетнего мальчишки с неприглядной внешностью, в чёрном, слегка мешковатом пуховике на вырост да в шерстяной вязаной шапочке по самые глаза. В рассказе у него нет ни имени, ни фамилии, просто мальчишка. Но разве это обычный, рядовой мальчишка? Конечно же, нет! Как правило, сегодняшний четырнадцатилетний подросток – это ещё ребёнок, опекаемый родителями, не умеющий самостоятельно анализировать окружающую действительность и находить правильные пути и решения, не умеющий, да и не желающий ставить перед собой конкретные цели и добиваться их.
Герой рассказа А. Костюнина – это состоявшаяся личность, человек, осознанно определивший своё место в жизни, выбравший дело, которому хочет посвятить жизнь. Нелегко далось ему это решение. Мальчишку окружали непонимание взрослых, проблемы в школе, требовательность и строгость учителя музыки. В какой-то момент ребёнок не выдержал тяжести, рухнувшей на его детские плечи, почти сдался, не боясь последствий, принял конкретное решение и написал заявление в музыкальную школу, чтобы вычеркнули его из третьего класса: «Ни от лица мамы, ни от кого-то ещё, от себя. Поставил месяц, число, год, расписался. И сразу, как только решение принял, успокоился. Подумал: «Ну, всё!». Оказалось, что не всё.
Не случайно автор вводит в повествование эпизод с берёзками. По пути в музыкальную школу мальчишка-баянист загадал: «Вот подниму сейчас голову, сколько берёз увижу перед собой, такую и отметку на уроке получу». Берёзок оказалось четыре. Не то, чтобы он был уверен в такой оценке, просто стал сильно желать её. Берёзы, издавна растущие вдоль тропинки, на которые мальчишка никогда не обращал внимания, поддержали, придали сил и уверенности в себе, не позволили совершить опрометчивого поступка.
Пропала у мальчишки дрожь перед учителем, взял он в руки инструмент: «И музыка полилась совсем другая», похожая на бег муравья. Автор использует сравнение — «Мои пальцы – будто его лапки. Они с такой же скоростью бегают, как у него. Если он быстрее бежит, и ты быстрее пальцами перебираешь». Незамысловатое на первый взгляд, на самом деле оно полно глубокого смысла. Человек, выросший в окружении красоты русской природы, наблюдавший жизнь её представителей, изначально талантлив и непоколебим. Не может он сдаться, спасовать перед трудностями, отказаться от мечты, от любимого дела. И герой рассказа не сдался, вернулась к нему уверенность в своих силах. Одним словом назвал он всё происходящее — «волшебство какое-то». И стал мальчишка музыку во всём слышать: «А музыка – она везде. Машина гудит – музыка. Мы с вами говорим – музыка. Да вот, – он два раза озорно притопнул ногой, – и это музыка». 
Поведал герой своему случайному слушателю ещё одну тайну, которая помогла ему побороть страх во время первого концерта, придала уверенности. Это образ погибшего отца: «Я вдруг увидел вдали папу. Он смотрел прямо на меня. Я стал играть для него… Лица всех людей сделались расплывчатыми, незаметными. Всё вокруг исчезло. Только я и он». Понимает мальчишка, что музыкальность ему от отца передалась, поэтому и старается не подвести, доказать и себе, и окружающим, что он — достойный продолжатель дела отцовского.
Появление в рассказе образа отца далеко не случайно. Писатель поднимает достаточно актуальную сегодня проблему безотцовщины. К сожалению, реальность наших дней такова, что огромное количество детей воспитывается в неполных семьях. У героя рассказа есть только мать. Может быть, именно поэтому совершенно незнакомому мужчине мальчишка стал откровенно рассказывать о своем самом большом достижении – победе над собой, над житейскими трудностями, которые казались ему глобальными. Но теперь жизнь «с закрытыми глазами» осталась позади, впереди — конкретная цель, ежедневный труд, доставляющий приятные ощущения, и чувство гордости за себя самого.
Кроме музыкальных способностей в наследство от родителя досталась ему гитара, старая, с оборванными струнами, но такая дорогая и любимая, потому что помнит ещё прикосновения отца. Именно её возил мальчишка в город, просил отремонтировать. Ремонтировать гитару никто не взялся, потому что «гриф треснул, так что новые струны не помогут. Чудес не бывает!». Завершая монолог героя рассказа фразой, что чудес не бывает, писатель как будто подчёркивает прозаичность окружающей мальчишку жизни. Подчёркивает, но не соглашается, не смиряется с этим.
На следующий день в клубе состоялся концерт, все слушатели отметили какое-то особенно хорошее выступление баяниста. После концерта женщина-вахтёр вынесла мальчишке неожиданный подарок — «упакованную в полиэтилен новую акустическую гитару» — и сказала: «Это тебе просили передать. Кто – не знаю».
Завершается рассказ словами: «Ошиблись мастера. Чудеса случаются! Был день Светлого Христова Воскресения». Такой финал рассказа достаточно точно передаёт позицию автора. Писатель опровергает всеобщее мнение, что чудес на свете не бывает. Четырнадцатилетний мальчишка, сумевший преодолеть жизненные неурядицы, целеустремлённый, с твёрдым характером и сильной волей и есть чудо, существующее рядом. Да и день Светлого Святого Воскресенья выбран не случайно. Прочитав рассказ, невольно вспоминаешь последние строки поэмы Александра Блока «Двенадцать»: «В белом венчике из роз впереди Иисус Христос», то есть всё в этом мире происходит с благословления Господа.

Заключение
В нашей работе мы рассмотрели лишь несколько рассказов карельского писателя Александра Костюнина: «Рукавичка», «Совенок», «Двор на Тринадцатом», «Вальс под гитару», но уже по этим произведениям можно судить о серьезности подхода писателя к насущным проблемам нашего общества. Главная из них — это воспитание здоровых детей, со здоровой психикой. Роль учителя в жизни ребенка, ответственность за воспитание личности, безотцовщина, проблема выбора правильного пути в жизни — вот основные проблемы, затрагиваемые автором в проанализированных рассказах. Сведений о самом авторе не так много, но о его мировоззрении, мироощущении мы имеем полное представление благодаря его небольшим произведениям.
Выбранные нами рассказы А.Костюнина, повествуют о детстве, о детских впечатлениях, воспоминаниях, переживаниях и недетских проблемах. Каждый из героев проходит сложный путь взросления и вступления во взрослую жизнь. Это не абстрактные, созданные воображением писателя образы, а реальные люди, живущие рядом, с которыми судьба сводила автора в различные моменты его жизни. И сюжеты рассказов – это истории из повседневной жизни.
В каждом произведении нравственная проблематика раскрывается по-своему: в рассказе «Рукавичка» автор приводит нас к главной мысли: необходимо всегда оставаться человеком, а не Иудой, предавшим веру в самое святое. В данном произведении это вера в справедливость, тем более, когда речь идет о маленьком мальчике, еще только начинающим жить. Этим рассказом, повествующим о трагической судьбе Юрки, автор хочет показать нам простую истину: не спешите вешать «ярлыки», не судите да не судимы будете. Проблема обозначается им в эпиграфе, а образ учительницы дан как антигероический, качества которой актуализируются в контрастной сцене обыска.
В рассказе «Совенок» показана жизнь ребёнка в неблагополучной семье. Это целый мир, который рисует автор с такой подробностью, с такими мелочами, что трудно не проникнуться чувствами к девочке по прозвищу Совёнок. Используя противопоставление, автор показывает, насколько дети, порою, более чуткие, отзывчивые к чужой беде, чем взрослые, поражающие своим равнодушием и жестокостью.
В рассказе «Двор на Тринадцатом» автор предлагает читателю новую форму — рассказ-фотоснимок, который отличается необычным построением сюжета. Запечатлевая события и героев двора на Тринадцатом, Костюнин с помощью антитезы показывает разные судьбы людей, выросших в одной обстановке. Символично название рассказа, которое предопределяет исход поведанной истории о детстве.
Рассказ «Вальс под гитару» учит тому, что не стоит опускать руки даже в самых трудных и, казалось бы, безвыходных ситуациях, когда весь мир против тебя, когда не хочется никого ни видеть, ни слышать, лишь бы поскорей прошёл день. Писатель замечает, что достаточно доброй улыбки незнакомого человека и, словно провели смычком по струнам позабытой скрипки, отогрелась душа человека, отодвинулось в сторону одиночество, проступили из тьмы контуры такого знакомого, но уже в чём-то другого, более доброго мира. 
Литературный талант Александра Костюнина заключается в умении доносить до читателя в понятной любому и доступной каждому форме проблемы современности, личное видение этих проблем. Для этого писатель использует в своих рассказах повторяющиеся способы и литературные приемы: проблема закладывается уже в названии произведения, в его эпиграфе (если он есть), сцены, диалоги построены по принципу контраста, финал рассказа, как правило, открыт. По-настоящему внимательному, думающему читателю остаётся просто сделать свои собственные выводы.
Творчество А. Костюнина обязательно должно быть по достоинству оценено, а его произведения, столь актуальные в наши дни бессердечия, жестокости, непонимания, помогут молодым читателям сделать правильный выбор в жизни.
Литература
Костюнин А. В купели белой ночи // http://kostjunin.ru/
Журнал "Молодая гвардия", Александр Костюнин. Рукавичка. (Рассказ)г.Москва, 2007 г., №1-2;
Литературный журнал Союза писателей России "Роман журнал ХХI век", Александр Костюнин. Рукавичка. (Рассказ) г.Москва, 2007 г.;
Литературно-художественный журнал "Новая литература". Александр Костюнин. Рукавичка. (Рассказ) Отмечен в номинации "Лучший рассказ 2006 года", 2007г.;
Литературный журнал "Север", г.Петрозаводск, Александр Костюнин. Рукавичка. (Рассказ) 2006 г., №11-12;
Международный литературный журнал "ИнтерЛит", г. Минск, Александр Костюнин. Рукавичка. (Рассказ) 2006 г.;
Альманах "Litera",2006 г. Александр Костюнин. Рукавичка. (Рассказ);
Литературно-художественный журнал "Заповедник", Александр Костюнин. Рукавичка. (Рассказ) №80, 2006 г.;
Журнал Санкт-Петербургский университет, г.Санкт-Петербург, №22, Александр Костюнин. Рукавичка. (Рассказ) 2006 г.;
Русский литературный журнал "Острова" №1, весна 2007 г., г.Воронеж; Александр Костюнин. Рукавичка. (Рассказ)
Журнал московских писателей "Проза", №3(25) 2007 Александр Костюнин. Рукавичка. (Рассказ)
"Русский переплет" Александр Костюнин. Рукавичка. (Рассказ)www.pereplet.ru/Discussion - 103k
Приложение 1

Александр КостюнинПриложение 2


Приложение 3

Приложение 4

«Бабочки» цикл «Детство» «Одуванчики» цикл «Детство»

«Гаммы для мам-м-мы» цикл «Детство» «Хочу быть капитаном» цикл «Детство»

«Морской волк» цикл «Детство» «Грусть»

Приложенные файлы

Добавить комментарий