Внеклассное мероприятие «Гайдар шагает впереди»

МКОУ Веретьевская СОШ


HYPER13 SHAPE \* MERGEFORMAT HYPER14HYPER15



Внеклассное мероприятие
«Гайдар шагает впереди»





Разработала:
Оплачко Марина Юрьевна –
учитель
МКОУ Веретьевская СОШ.





2014
Праздник «Гайдар шагает впереди»

Цель: воспитание у детей благородства, отзывчивости, душевной доблести, стремление приносить людям радость.

22 января день рождения А. П. Гайдара. Этому событию и были посвящены торжественные сборы, которые прошли в пионерских отрядах и дружинах, вечера, читательские конференции, конкурсы на лучший рисунок к произведениям Гайдара, на лучшее исполнение песни о Гайдаре и тимуровцах.
Готовясь к знаменательной дате, можно провести гайдаровский десант трудовую операцию по оказанию помощи ветеранам ВОВ, оказать помощь строительным организациям в уборке территории, помещений и т. д.
В дни юбилея в школе можно провести театрализованный праздник «Гайдар шагает впереди».
На сцене портрет А. П. Гайдара, под которым даты: 19041984.
Медленно гаснет свет. В луче света фигура Мальчиша-Кибальчиша. Он бьет тревожную барабанную дробь.
Под звуки марша (это может быть песня А. Пахмутовой
«Гайдар шагает впереди») места на сцене занимают все участники театрализованного представления герои произведений А. П. Гайдара, дети в буденовках и шинелях, пионеры, тимуровцы. Все поют:

Видишь, из книжек, в колонны построены,
Вышли герои и стали героями.
Там, где труднее и круче пути,
Гайдар шагает впереди!
Пионер:
Гайдар... Ты Гайдар
Так звали когда-то
Того, кто в отряде скакал впереди,
Кто страха не знал, у кого, ребята,
Беспокойное сердце билось в груди!
Пионерка:
Ты всадник, несущийся вскачь,
Нелегкую выбрал дорогу,
Труби нам тревогу, трубач,
Труби нам тревогу, трубач,
Труби боевую тревогу!
Свидетель промчавшихся лет,
Знававший успех и невзгоды,
Откройся, походный планшет,
Откройся, походный планшет,
Напомни нам давние годы!
Ведущий. Аркадий Голиков, он же Гайдар, в четырнадцать лет пошел в Красную Армию добровольцем, в шестнадцать командовал полком. В двадцать четвертом году после тяжелых ранений сменил винтовку на перо писателя. Но он, по собственному его признанию, только из хитрости называл себя детским писателем, а на самом деле помогал ребятам стать краснозвездной Красной Гвардией!
Группа горнистов трубит сигнал «Слушайте все!».
Вслед за ним звучит музыкальное вступление к песне
Е. Крылатова на стихи М. Пляцковского «Гайдару салют».
На сцене опушка леса, костер. У костра мальчуган по кличке Жиган.
Он поет:
Та-ваа-рищи,
Та-ваа-рищи,
Сказал он им в ответ,
Да здра-вству-ит
Ра-сия!
Да здрав-вству-ит
Совет!
Не опушку леса выходит Димка. Мальчуган оборвал песню и с опаской посмотрел на, Димку.
Жиган Ты чего?
Димка. Ничего... Так!
Жига н. А-а! Драться, значит, не будешь?
Димка. Чего-о?
Жига н. Драться, говорю..., а то смотри! Я даром что маленький, а так отошью...
Димка Это ты пел?
Жиган. Я.
Димка. А ты кто?
Жиган. Я Жиган из города... Прозвище у меня такое.
Димка. Барахло ты, а не жиган... Разве такие жиганы бывают? А вот песни поешь здорово.
Жиган. Я, брат, всякие знаю. На станциях по эшелонам завсегда пел. Все разно хоть красным, хоть петлюровцам, хоть кому. Ежели товарищам, скажем, тогда «Алеша-ша» либо про буржуев. Белым так тут надо другое: «Раньше были денежки, были и бумажки», «Погибла Расея», ну а потом «Яблочко» его, конечно, на обе стороны петь можно, слова только переставлять надо,
Димка. А ты зачем сюда пришел?
Жиган. Крестная у меня тут, бабка Онуфриха. Я думал хоть с месяц отожраться. Куды там! Чтоб, говорит, тебя через неделю, через две здесь не было!
Димка. А потом куда?
Жиган. Куда-нибудь. Где лучше.
Димка. А где?
Жиган. Где? Кабы знать, тогда что! Найти надо.
Димка. Убежим, Жиган! Закатимся куда-нибудь подальше отсюда, право!
Жиган. А тебя мать пустит?
Димка. Ты дурак. Жиган! Когда убегают, то ни у кого не спрашивают. Головень злой, дерется. Из-за меня мамку и Топа гонит.
Жиган. Какого Топа?
Димка. Братишку маленького, Топает он чудно, когда ходит, ну вот и прозвали так.
Жиган. Убежим! Мне что не бежать? Я хоть сейчас. По эшелонам собирать будем.
Димка. Как собирать?
Жиган. А так: спою я что-нибудь, а потом скажу: «Всем товарищам нижайшее почтение, чтобы был вам не фронт, а одно развлечение. Получать хлеба по два фунта, табаку по осьмушке, не попадаться на дороге ни пулемету, ни пушке». Тут, как начнут смеяться, снять шапку сей же момент и сказать: «Граждане! Будьте добры, оплатите детский труд».
Димка Жиган, а ты не знаешь, отчего вчера... С кем это?
Жиган. О, брат! Было у нас вчера дело...
Димка. Ты не ври только! Я ведь видел, как ты сразу тоже за огороды припустился.
Жига н. А почем ты знаешь, может я кругом? Машина вчера езжала, а ей в Ольховке починка была. Она только оттуда, а Гаврила-дьякон в колокол: бум! сигнал, значит.
Димка. Ну?
Жига н. Ну, вот и ну... Подъехала к деревне, а по ней из ружей. Она было назад, глядь ограда уже заперта.
Димка. И поймали кого?
Жига н. Нет... Оттуда такую стрельбу подняли, что и не подступиться. А потом видят дело плохо, и врассыпную... Тут их и постреляли. А один убег. Бомбу бросил
ря-адышком, у Онуфрихиной хаты все стекла полопались. По нем из ружей кроют, за ним гонятся, а он через плетень, через огороды, да и утек.
Димка. А машина?
Жиган. Машина и сейчас тут... Только негодная, потому что, как убегать, один гранатой запустил. Всю искорежил... Я уж бегал... Федька Марьин допрежь меня еще поспел. Гудок стащил. Нажмешь резину, а он как завоет!
Димка. В лесу ночевать возле костра... хорошо!
Жиган. Темно ночью только.
Димка. А что темно? У нас ружья будут, мы и сами...
Жиган. Вот если поубивают... Я, брат, не люблю, чтоб меня убивали.
Димка. Я тоже. А то что, в яме-то... бон как эти.
Жиган. Да, брат... Домой надо идти, Димка.
Димка. Пойдем...
Ребята уходят.
Ведущий. Как и эти ребята герои рассказа А. Гейдара «Р. В. С», Аркадий четырнадцатилетним подростком ушел сражаться «за лучшую долю, за счастье, за братство народов, за Советскую власть.
Группа детей поет:
Видишь, товарищ, заря поднимается...
Вновь за работу народ принимается.
Там, где труднее и круче пути,
Гайдар шагает впереди!
Ведущий. Шесть лет пробыл Аркадий Петрович в Красной Армии. Он полюбил армию всем своим существом, сроднился с военной семьей и думал остаться в ней на всю жизнь. Но в 1923 г. Гейдар серьезно заболел сказалась старая контузия. Двадцати лет он был зачислен в запас.
Пионер (читает отрывок из книги Б. Камова «Гайдар»): «Утром собрался. Засунул в картонную папку (с трудом ее завязал) все свои тетради. И отправился в издательство, которое помещалось в доме с глобусом, на углу Невского и канала Грибоедова.
...Выждал час и толкнул показанную ему дверь. В комнате только что кончилось заседание. Одни закуривали и выходили. Другие стоя продолжали разговор. Трое или четверо сидели за столами.
Я Аркадий ГоликовЭто... мой роман, твердо и отрывисто произнес он. Я хочу, чтобы вы его напечатали.
Один из присутствующих спросил его:
Вы писали что-нибудь прежде?
Хотел ответить: «Да, конечно писал. И даже печатался в «Авангарде»...
Но вопрос был задан хорошо, участливо. И он сказал:
Нет... это мой первый роман... Но я решил стать писателем.
Кем же вы были раньше и кто вы теперь? снова спросил высокий.
Теперь уволенный из Красной Армии по болезни. А был командиром полка.
Долго командовали полком?
Полком год... А вообще, командовал три.
Сколько же вам сейчас?
Двадцать...
В каких же местах вам довелось воевать? это уже спрашивал человек в командирском френче с накладными карманами, с худым монгольского типа лицом и веселыми маленькими глазами.
Под Киевом, Полоцком, на Кубани, на Тамбовщине, в Сибири...
А где а Сибири?! встрепенулся человек во френче.
Ачинско-Минусинский район. Белопартизанщина.
И вы про Сибирь пишете?
Пока только про Киев.
Костя, сказал человек во френче, я возьму это почитать. А вы, обратился человек во френче к нему, зайдите через несколько дней.
...Стойко выждал неделю, потом еще день. И толкнул ту же дверь.
С ним поздоровались. Попросили подождать. Он терпеливо и печально сидел в уголке на стуле, когда все трое, внезапно прервав разговор, вдруг, улыбаясь, повернулись к нему, пригласили подсесть поближе, и высокий встал, предложил:
Давайте знакомиться Константин Федин.
Тот, что во френче, был Сергей Семенов, а застенчивый и тихий, с большим внимательными глазами Михаил Слонимский.
Я прочитал вашу рукопись, произнес Семенов. И скажу то, что уже говорил товарищам. Это, конечно, никакой не роман (у него внутри все остановилось), а повесть. Но я не мог оторваться. Здесь все настоящее: люди, подробности, поражения, победы.
Мы тоже с Мишей прочли, подтвердил Федин. Действительно трудно оторваться, хотя и немало в рукописи оплошностей неумелого пера... Писать вы не умеете, но писать вы можете и писать вы будете...»

Пионерка. Работая газетчиком, журналистом, корреспондентом радио, исколесив всю страну из края в край, неутомимо ищет он то новое, что создает своим творческим трудом советский человек. И везде безошибочно находит и изображает черты этого нового, с особенной теплотой выписывая роль детей в этой славной, поистине увлекательной жизни.
Пионер. Однажды Аркадия Петровича пригласили побывать в пионерском лагере, в селе Коломенское, что на окраине Москвы. Стоял прежаркий денек. В шалашах, поставленных на краю парка, душно. Ребята бултыхались в Москве-реке и видят: идет по-над берегом Гайдар в своей полувоенной форме. Подошел он к ребятам, спрашивает:
Что вы там делаете, люди?
Купаемся, дяденька. Не бойтесь, мы плавать умеем!
Плавать каждая собачка умеет, усмехнулся Гайдар, а вот умеете вы тонуть?
Ребята озадачены:
Как-то не приходилось, не пробовали.
Вообще-то человек не должен тонуть, он легче воды, а многие тонут, особенно в детском возрасте, с испугу, по неумению, продолжал Гайдар. Так вот, сказал он наставительно, если придется кому-нибудь из вас тонуть, главное, не пугайся, если утонешь, иди смело до дна! Только не дыши, конечно, ты не рыба. Дошел до дна, сожмись, оттолкнись ногами и выскочишь на поверхность, как пробка.
Ребятам это понравилось, они сразу затеяли веселую игру, как тонуть не утонуть. И здорово наловчились. Плавали отменно.
Вот так подходил к ребятам Гайдар необыкновенно, по-своему, чем сразу и покорял их.
Пионерка. Гайдар успел написать не очень много. Но все его книги, такие, как «Тимур и его команда», «Р.В.С.», «Школа», «Четвертый блиндаж», «Дальние страны», «Военная тайна», «Голубая чашка», «Судьба барабанщика», «Дым в лесу», «Чук и Гек», повести «Бумбараш» и «Синие звезды», сценарий «Комендант снежной крепости», фронтовые очерки, сказки всегда будут любимыми для тех, кто жадными глазами смотрит на мир, хочет поскорее разглядеть и понять его, чтобы найти своим молодым силам верное применение.
Группа детей снова исполняет песню «Гайдар шагает впереди»:
Если вновь тучи надвинутся грозные,
Выйдут Тимуры ребята и взрослые.
Каждый готов до победы идти.
Гайдар шагает впереди.
Ведущий. Почему во все века ребята неизменно играли в разбойников? Ведь разбой всегда считался делом плохим и наказывался. Раздумывая над этим, Аркадий Петрович пришел к такому выводу. «Ребята чуткий народ, они зря играть не будут. Тут дело в другом, в том, что, играя в разбойников, ребята играют в «свободу». Разбойники чаще всего выражали протест несвободному обществу. Советские дети живут в иных условиях, в иное время, не похожее ни на какие другие времена, и поэтому игры у них должны быть другими. Они будут играть не в разбойников, которые сражаются с королевскими стрелками, а в такую игру, которая поможет советским солдатам сражаться с разбойниками». Так в 1940 г. появилась книга «Тимур и его команда». Произошло одно из замечательных чудес, которые когда-либо знала мировая литература. Вместо одного Тимура, казавшегося кое-кому присочиненным, надуманным, на призыв писателя откликнулись миллионы пионеров, немедленно начавших действовать по образу и подобию гайдаровского Тимура.
Звучит мелодия песни Ю. Чичкова «Тимуровцы».
На сцене часть чердака с вмонтированным в окно штурвальным колесом и тянущимися от него связками консервных банок. У штурвала тимуровцы, они поют песню:
Идем по нашей улице,
Веселые тимуровцы,
Шагаем с песней в лад.
Шагаем с песней в лад,
Не горбимся, не хмуримся,
И нет на нашей улице
Надежнее, надежнее, надежнее ребят!
Раз-два все в отряд!
Идет отряд!
Из зала на сцену выбегают тимуровцы представители разных классов. Они рассказывают о работе тимуровских отрядов.
Все покинули сцену. Декорация убирается, звучит мелодия песни
И. Лученка на слова С. Маршака «Наш Гайдар».
Пионер. В холодное, туманное утро 26 октября 1941 г. штаб партизанского отряда, вырвавшись из окружения, пытался перейти линию железной дороги, чтобы уйти из малых лесов в большие и продолжать сражаться с немецкими захватчиками. Впереди шел пулеметчик отряда Аркадий Гайдар. Он первым заметил фашистскую засаду, притаившуюся за насыпью, и крикнув товарищам; «Ребята, фашисты!» схватился за гранаты. Но гитлеровцы дали залп первыми, И он упал замертво на землю Украины...
Пионерка. Украина отдала ему самые высокие почести он похоронен на высоком днепровском берегу рядом со священной могилой Тараса Шевченко в г. Каневе.
Пионер. В Москве на Ленинских горах у входа во Дворец пионеров и школьников есть замечательный памятник, отлитый из бронзы. Самоотверженно стремится обрушиться на врага мальчик в крылатой буденовке с саблей в руке. Это Мальчиш-Кибальчиш из сказки Гайдара про военную тайну, олицетворяющий подвиги всех мальчишек бывшей Советской страны, не жалевших самой жизни в боях за Родину.
Пионерка. А ту землю, что впитала кровь Гайдара, бережно, по щепотке собрали украинские пионеры и привезли в Москву. Захоронили эту горстку священной земли у подножия Мальчиша-Кибальчиша.
Пионер. Каждый год двадцать шестого октября бронзовый Мальчиш принимает парад. С приспущенными знаменами под звуки фанфар и рокот барабанов проходят перед ним ряд за рядом пионеры Москвы.
Группа детей исполняет песню И. Лученка на слова С. Маршака
«Наш Тимур»:
На косогоре у Днепра
Могила тихая Гайдара.
А он у каждого костра
Сидит, зажмурившись от жара.
Он никогда не будет стар.
В глаза читателя с портрета
Глядит смеющийся Гайдар,
В шинель походную одетый,
Когда несется звук фанфар
И флаг на мачте ждет подъема,
Нам вспоминается Гайдар,
Мы слышим шаг его знакомый.

Пионер. Недолгую жизнь прожил Гайдар, но какую! Юрий Гагарин, первый человек, поднявшийся над землей и увидевший черное небо космоса, в качестве подарка в день рождения своей дочери выбрал том избранных произведений Гайдара и написал: «Моей дорогой Леночке. Будь такой же нужной людям, как Аркадий Петрович Гайдар».
Пионерка. Вырвавшийся из застенков фашистской чилийской хунты сын Луиса Корвалана Альберте на встрече с комсомольцами Москвы сказал: «Однажды в нашем домике появился кусочек вашей обетованной земли отец принес книгу «Чук и Гек» на испанском языке и начал учить меня по ней читать».
Пионер. Чехословацкий воин, прошедший с боями всю войну, явился в свое издательство и сказал: «На развалинах гитлеровского логова я видел надпись, сделанную штыками: «Гайдар убит, тимуровцы в Берлине!» Надо издать книгу писателя, у которого такие читатели». Первой советской книгой, изданной в бывшей Чехословакии после освобождения, была повесть «Тимур и его команда». В стране появились свои тимуровцы. Так же появились они и в освобожденном от фашистской чумы Берлине. И во многих-многих городах и странах. От голубого Дуная до знойной Африки...
Группа детей поет песню Е. Крылатова на слова М. Пляцковского
«Гайдару салют».
Ведущий. Пусть потом, когда-нибудь люди подумают, что вот жили такие люди, которые из хитрости назывались детскими писателями. На самом же деле они готовили краснозвездную крепкую гвардию.
Все участники праздника поют:
Видишь, товарищ, заря поднимается...
Вновь за работу народ принимается.
Там, где труднее и круче пути,
Гайдар шагает впереди!
Если вновь тучи надвинутся грозные,
Выйдут Тимуры ребята и взрослые.
Каждый готов до победы идти.
Гайдар шагает впереди.










HYPER13PAGE HYPER15


HYPER13PAGE HYPER149HYPER15





Приложенные файлы

  • doc Gajdar
    Размер файла: 105 kB Загрузок: 5