Война как предчувствие и реальность в поэзии Михаила Кульчицкого. Литературный вечер памяти М. Кульчицкого

Автор: Агакова Алла Владимировна,
учитель литературы
МБОУ «Гимназия №1» г. Ядрин

Методическая разработка внеклассного мероприятия, посвященного 70-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне
«Война как предчувствие и реальность в поэзии Михаила Кульчицкого».
Дата проведения: 15 марта 2015 года
Формат мероприятия: литературный вечер памяти М. Кульчицкого
Участники: 9а класс МБОУ «Гимназия№1» г. Ядрин
Цель мероприятия: формирование патриотического самосознания на ярких образцах биографии и литературного творчества поэта Михаила Кульчицкого
Задачи: знакомство обучающихся с биографией поэта М. Кульчицкого и его предвоенными и военными стихами.
Воспитание на примере поэта М. Кульчицкого чувства патриотизма и гордости за свою Родину.
Воспитание интереса к истории нашей Родины на примере поэта и его современников.
Оборудование: аудиозаписи с песнями довоенного и военного периодов жизни нашей страны.(Нас утро встречает прохладой», «Вставай, страна огромная» «Землянка», «Журали», «Гренада»), презентация, сопрвождающая выступления групп..
Ход мероприятия:
Вступительное слово ведушего
Выступление группы «Биографы»
Выступление группы «До войны»
Выступление группы «На войне»
Заключительное слово ведущего
Рефлексия.

Ведущий литературной гостиной:
Звучит фонограмма песни «Журавли» в исполнении М. Бернеса
Семьдесят лет, как закончилась Великая Отечественная война, но мы ее помним. Наш народ слишком многое пережил, чтобы мы имели право не помнить о подвиге миллионов советских людей. Среди них, погибших, было много талантливой молодежи, так и не сумевшей реализовать свой творческий потенциал.
Речь идёт о таких поэтах, как Николай Майоров /1919-1943/, Михаил Кульчицкий /1919-1943/, Павел Коган /1918-1942/, Борис Богатков /1922-1943/, Алексей Лебедев /1912-1941/, Борис Смоленский /1921-1941/, Елена Ширман /1908-1942/, Василий Кубанёв /1921-1942/..(слайды с портретами поэтов)
Мы остановились на творчестве одного из них - Михаила Кульчицкого. Тот жизненный опыт, который отразился в его стихах, позволил нам лучше понять образ мыслей молодежи военных и предвоенных лет, этапы взросления, приблизиться к ним духовно.
Мы попытаемся понять, откуда в творчестве молодого поэта появляются стихи с военной тематикой, как и почему меняется взгляд на войну на протяжении последних лет жизни Кульчицкого. Мы хотим: рассказать о молодом поэте, чьи лучшие стихи, вероятно, так и остались ненаписанными или неопубликованными, но даже то, что сохранилось, то немногое, что он успел опубликовать до войны и в 2 военных года, осталось в памяти людей, разошлось на цитаты и вызывает неподдельное восхищение степенью таланта, данного ему природой.
Сегодняшнему вечеру предшествовала большая исследовательская работа, в ходе которой мы разделились на три группы.
Первая группа собрала воедино биографический материал о юных годах М. Кульчицкого, связанных с Харьковом. В стихах 30-40 годов найти и проанализировать мотивы предчувствия войны, героическую тематику, свойственную молодому предвоенному поколению.
Вторая группа работала со стихами поэта довоенного времени.
Третьей группой была предпринята попытка осмыслить этапы развития военной тематики в творчестве молодого поэта-романтика, в то время как в изученных и проанализированных нами исследованиях его творчество рассматривается в контексте с другими поэтами военного поколения либо в романтическом аспекте.
Слово предоставляется нашим исследователям

Выступление 1 исследовательской группы
Звучит фонограмма песни «Москва майская»
.Истоки
Михаил Кульчицкий родился в городе Харькове. Он очень сильно любил эту малую родину. Одно только упоминание о нём придавало ему множество сил и энергии
. «В Филях мы взяли лодку и решили на ней покататься. Миша Кульчицкий грести не умел и быстро натёр на ладонях мозоли. «Давай я тебя сменю», – сказал я ему. Но Миша продолжал грести и при этом повторял: «Мы из Харькова». Подобно тому, как легендарный Антей, прикасаясь к своей матери – земле, обретал новые силы, Миша Кульчицкий обретал новые силы при одном упоминании родного города Харькова», – так пишет в своих воспоминания друг Миши по Литинституту Николай Глазков[10].
Да, в трудных случаях жизни фраза и даже мысль «Мы из Харькова» была для него лучшим допингом.
Михаил вырос на Москалёве, в старом доме на углу Грековской и Ващенковского переулка.
Воспитанный в духе революционного интернационализма, Кульчицкий гордился «интернациональным составом» своей крови. А записной книжке поэта за 1939 год есть запись:
Мне дали:
Русские – сердце
Немцы – ум
Грузины – огонь
Украинцы – душу
Поляки – хитрость
Казаки – силу.
Кульчицкие знали свои корни вплоть до 17 века. По семейной легенде, одним из предков был игумен киевского Кирилловского монастыря Иннокентий.
Предком действительно был Иннокентий, но другой – происходивший из дворянского рода Кульчицких - епископ православной российской церкви, причисленный к лику святых.
В главе «Дословная родословная» поэмы «Самое такое» Кульчицкий пишет : «Я темнейший грузинский князь».
Прабабушка Михаила была грузинской княжной, на которой женился прадед Василий, киевский казак, принимавший участие в войне с горцами. В той же поэме Кульчицкий признаётся, что он «актрисою–бабушкой – немец».
Действительно, мать отца – Евгения Фёдоровна Кульчицкая ( Цвейге ) – прибалтийская немка, окончила Одесскую консерваторию по классу вокала, была певицей и актрисой. В Харькове играла в театре Сарматова, после революции – в Народном театре (Театре Дома рабочих – металлистов). Дальним её родственником был не кто иной, как Афанасий Фет, с которым бабушка была знакома, изредка наведывалась в его имение Новосёлки Мценского уезда Орловской губернии.
Отец Михаила – Валентин Михайлович, уроженец Одессы, был ротмистром, прошедшим японскую и германскую войны, награждённым многими орденами, но больше всего ценившим солдатские « Георгии». Его брошюра «Советы молодому офицеру» с 1915 по1917 выдержала шесть изданий. Ряд положений этой книги ( в частности, об офицерской чести) вошли в устав гвардейских дивизий, сформированных в 1943-м году.
Окончив после революции юридический факультет Харьковского института народного хозяйства, Валентин Михайлович работал юристом до 1933 года, когда был арестован «за сокрытие социального происхождения» и отправлен на Беломорско – Балтийский канал, а затем в ссылку в Харьков. В период оккупации, в декабре 1942 года, Кульчицкий-старший был схвачен во время облавы и забит до смерти полицаем Василенко.
Мать, Дарья Андреевна, родилась в Славянске девятнадцатым ребёнком в небогатой семье. Рано оставшись сиротой, переехала в Харьков, где окончила гимназию и стала работать кассиром в кинотеатре «Ампир». Жить к себе взяла знакомая – Е.Ф.Кульчицкая.
Приехавший в 1914 году с фронта на побывку Валентин влюбился в девушку, и они поженились. Кроме сына, у них родилась дочь Ольга, ставшая впоследствии преподавателем музыки. Учился Кульчицкий до 7 класса в средней школе №1 им. В.И. Ленина. Интереснейшие подробности рассказал об этом периоде его жизни одноклассник Марк Векслер. «Русский и украинский языки и литературу Миша знал отлично, но никогда не спешил выделиться. Скромность и такт пронизывал всё его существо».
Знаменательная такая школьная привычка Михаила: «Принято считать, что на задних партах, да ещё по углам, сиживали нарушители дисциплины и лентяи. Миша сидел именно там – в последнем ряду, помнится, в углу, но ни к одной из этих категорий его никто никогда не относил. Он был хорошим учеником и уже личностью. Похоже, он успевал впитывать всё учёбное и, может быть, украдкой на бумажные обрывки заносил мысли, наблюдения и стихотворные рифмы».
И позже, в Харьковском университете по воспоминаниям сокурсницы Михаила Веры Карапетовны Мазманьянц: «Миша неизменно сидел на «галёрке», в углу, и всё время что-то писал, и тоже был не из «активных», хотя участвовал в университетской литературной студии».

Выступление 2 исследовательской группы
Пророчество довоенных стихов
Звучит фонограммы песни на стихи М. Светлова «Гренада»
Ранняя юность «родоначальников нового поколения» пришлась на годы сложные и трагические: уже зажигалось пламя войны
В древности поэтов считали прорицателями, верили, что они могут предсказывать будущее. Многие стихи молодого поэта кажутся пророческими: он угадал свою судьбу, судьбу своей Родины.
Вобщем-то ничего удивительного в том, что юноша предчувствовал войну, не было. Война была в конце 30-х годов уже не предчувствием, реальностью:
1938год – Хасан
1939год – Халкингол
1939-1940 – русско-финская война.

Военный год стучится в двери
Моей страны. Он входит в дверь.
Какие беды и потери
Несёт в зубах косматый зверь?
(«Бессмертие 1939)
Военная тема, как хмель бродит в головах юных романтиков, отсылая их в лучших традициях юношеского романтизма к легендарным сюжетам гражданской войны.
Шашкой Щорса
Врубиться в твой далёкий век
Хочу. Чтоб, раскрошивши череп
Врагу последнему и череп
Его перешагнув, рубя
(«Бессмертие» 1939)
В поэме «Белошицы» он вновь обращается к образу Щорса –красного командира. Символично, что изображает он героя в момент гибели:
Дыма горькая отрава,
Ветер опаленный
Щорс лежит на красных травах,
Будто на знаменах
Момент гибели интересует юного поэта не случайно. Эти мальчики 40-х годов с детства учились не столько жить, сколько умирать за Отчизну, этого требовала весьма талантливо организованная партийная и комсомольская пропаганда, и юношеский максимализм, и поэзия старших по цеху поэтов:
Нас водила молодость
В сабельный поход.
Нас бросала молодость
На крондштатский лед
Как писал знаменитый комсомольский поэт 30-х годов Н. Багрицкий. Его влияние, несомненно, испытывал Кульчицкий в своем довоенном творчестве.
Близка ему поэзия и Михаила Светлова с его балладным эпическим размахом и романтико-героическими образами:
Мы ехали шагом.
Мы мчались в боях
И яблочко-песню
Держали в зубах.
Ах, песенку эту
доныне хранит
Трава молодая –
степной малахит
Герои-красногвардейцы Кульчицкого, подобно героям Михаила Светлова, всегда в пути, в битве:
И пошли бойцы за песней,
Щорсовы герои,
Шли, смыкаясь строем тесным,
В пулеметныом вое.
При всем сходстве мотивов и образов, у Кульчицкого восприятие гражданоской войны свое собственное, неповторимое, пропущенное через призму предчувствий и пророчеств будущего участника грядущих военных событий:
Пулемётный огонь
Песню пробовать будет,
Конь в намёте
Над бездной Европу разбудит.
(«Самое такое»).
Итак, приближалась война, и для каждого, кто это понимал, кто об этом думал, вставал вопрос о том, как он будет себя чувствовать, если придётся взглянуть в лицо смерти. И в каждом своём пророческом стихотворении он даёт ответ:

Наперевес железом сизым
И я на проволку пойду.
(«Бессмертие» 1939)
Конечно, по – другому и быть не могло. Ведь нужно было спасать Родину, родной город Харьков, который Кульчицкий так любил:
Я люблю родной
Мой город Харьков –
Сильный,
Как пожатие руки, -
И когда повеет
В даль ночную
От границы
Орудийный дым –
За него и за страну родную
Жизнь, коль надо будет,
Отдадим.
(«Мой город» 1939).

Выступление 3 исследовательской группы
Война как реальность
Звучит фонограмма песни «Землянка»
«Когда грохочут пушки, музы молчат» - принято было утверждать до Великой Отечественной войны. Но война показала, что поэтическое слово не смолкло. Рожденное в огне сражений, оно по силе своей было непревзойденным и становилось достоянием сражающегося против захватчиков народа. На войне погибло целое поколение поэтов. Они погибли, а стихи их до сих пор звучат, поражая своей чистотой и искренностью. В рядах сражающихся поэты шли на бой, не надеясь на бессмертье и на посмертное признание, для них важно было иное. Они защищали Родину.
Каким же Михаил Кульчицкий вступил в эту войну?
С первых дней Великой Отечественной войны Кульчицкий в армии. В декабре 1942 года он окончил пулеметно-минометное училище и в звании младшего лейтенанта отбыл на фронт.
Итак, мы подошли к самому главному, на наш взгляд, в жизни и творчестве М. Кульчицкого стихотворения «Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник!»
Это стихотворение четко распадается на лирического героя «до» и лирического героя «после». Автор как бы иронизирует над собой вчерашним, довоенным:
Что? Пули в каску безопасней капель?
И всадники проносятся со свистом
вертящихся пропеллерами сабель.
Я раньше думал: "лейтенант"
звучит вот так: "Налейте нам!"
И, зная топографию,
он топает по гравию.
Здесь, в этой части, идет как бы усиление иронии от строчки к строчке: если сначала это очень мягкие эпитеты Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник! В них звучит ностальгия по вчерашним мирным дням, таким далеким и блаженным. Весь мир героических мечтаний и стихов о герое гражданской войны Щорсе представлен строчками:
И всадники проносятся со свистом
вертящихся пропеллерами сабель.
И следующими четырьмя строчками он от мягкой иронии переходит к сарказму, рифмуя нарочито "лейтенант" и "Налейте нам!" «топографию» и «топает по гравию». Такие лейтенанты до войны ухаживали за девушками, танцевали на загородных танцплощадках фокстрот «Риорита» - музыкальный хит июня 41 года, а июле и августе целыми ротами гибли, не успев приобрести военного опыта и сноровки.
Сноровка приходит потом:
когда,
черна от пота,
вверх
скользит по пахоте пехота.
Марш!
И глина в чавкающем топоте
до мозга костей промерзших ног
наворачивается на чeботы.
И, к сожалению, только к тем, кто выжил. Вторая часть стихотворения, это его знаменитое:
Война совсем не фейерверк,
а просто трудная работа.
И уже, конечно же, «не до ордена». . В рядах сражающихся поэты шли на бой, не надеясь на бессмертье и на посмертное признание, для них важно было иное. Они защищали Родину.
Михаил Кульчицкий погиб под Сталинградом в январе 1943 года. Все, кто знали Михаила, поверить в его смерть не могли: он был слишком живым. Все, кто любят его поэзию, согласятся с Глазковым:

А имя Кульчицкого
крутится-вертится,
Стихи сочиняет
и водку пьёт,
А не умирает
и мне не верится,
По-моему, пляшет он
и поёт.

Заключительное слово ведущего

Так сложилось, что молодые поэты, которые за свою короткую жизнь не успели войти в настоящую литературу, донесли до нас в своих стихах тот первозданный круг мыслей, вопросов, представлений, которые были характерны для всего предвоенного поколения молодых поэтов.
Когда заходит речь о поэтическом поколении начала 1940-х, мы привычно повторяем: "ушли, не долюбив, не докурив последней сигареты" (Н.Майоров), "умирали, не дописав неровных строчек, не долюбив, не досказав, не доделав" (Б.Смоленский).
Но так ли уж безошибочно верны все эти определения по отношению к "лобастым мальчикам невиданной революции"? Да, они погибли, "красивые, двадцатидвухлетние"; да, их при жизни почти не печатали; да, мало кому из них довелось вкусить тихих семейных радостей и, тем не менее, перечитывая даже то немногое, что опубликовано в посмертных коллективных сборниках и немногочисленных отдельных изданиях их произведений, видишь, что, вопреки всему, это было одно из самых высказавшихся, выразивших себя поэтических поколений.
Рефлексия
Наш литературный вечер памяти подошел к концу, мы много сегодня узнали и поняли, стали умнее и взрослее. Предлагаю поразмышлять о том, какие мысли и чувство вызывало знакомство с жизнью этого молодого поэта, не вернувшегося с войны. Свои мысли можно будет оформит в виде зарисовок, эссе, стихов и миниатюр любого жанра.


Библиографический список

Ворованный воздух. Вестник. – Москва,1998.– С. 87.
А. Гуркова. Гражданская лирика советских поэтов. Детская литература.-Москва,1982.-С.230.
Л.Лазарев. Это наша судьба. Советский писатель.-Москва,1983.-С.150.
О.В. Кульчицкая, М.М. Красиков. Я взял себе большое счастье.– Харьков, 1991. – С.260.
Михаил Кульчицкий. В кругу времен. – 1998.– С.148.
Строка, оборванная пулей. Рус. язык и лит. в шк. Украины.- Киев,2003.– С.256.
Н.Чернова. Костры памяти. Молодая гвардия.-Москва,1989,-С.73.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]














Приложенные файлы

  • doc Kulchitsky1
    Размер файла: 75 kB Загрузок: 4