Воспитание похвалой

Воспитание похвалой

Не бойтесь хвалить детей – на похвалах они растут, словно на дрожжах. Как правило, мы испытываем дефицит одобрения. В три года нас хвалят каждую минуту, в пять лет – каждый день, в двадцать – хорошо, если раз в году. Грудного ребёнка мама хвалит беспрестанно: он и сосёт хорошо, и спит хорошо – вот молодец, вот хороший мальчик! Малыш не понимает слов, но то, что его хвалят, – это он наверняка чувствует! Познание морали начинается с того, «что такое хорошо», а не с того, «что такое плохо». Цель похвалы одна: побуждение к нужному действию. Поэтому лучше не хвалить ребёнка вообще: «Какой хороший мальчик!» Всегда стоит прибавить и объяснение, отчего же хороший: «Всё съел, сам лёг спать, тихонько играет, сам положил кубик на кубик...» Даже когда ребёнок делает что-то не так, мать находит, за что можно похвалить, и именно на это обращает внимание. Сын застегнул пальто, перепутал все пуговицы и петли, одна пола ниже другой, но мать не говорит ему: «Неряха», а говорит: «Молодец! Сам застегнулся! Всё так хорошо получилось, только одна пуговка не в ту петлю попала!»
А если ребёнок хвастается, напрашивается на похвалу? Нас сразу охватывает страх: не вырастет ли хвастун? Не вырастет! Хвастунами становятся как раз те, кто недополучил положенную каждому человеку порцию поощрения. Ребёнок зовёт: «Мама, посмотри, что я построил! Что я нарисовал! Как я научился кувыркаться!» Молодец! Молодец! Молодец! И конечно, мы произносим это главное слово воспитателя не между прочим, не небрежно, а самым компетентным тоном, со знанием дела говорим, с радостью. Мы никогда не устаём радоваться достижениям ребёнка!
Другое опасение: вот я его хвалю, он к этому привыкнет, а пойдёт в школу, и там окажется... Тяжело ему будет. И ради будущей способности обходиться без похвал мы сегодня стараемся не замечать успехи ребёнка – чтобы потом ему не было трудно. Но он придёт в школу, встретится с детьми, уверенными в себе, выросшими на похвалах, – и действительно будет проигрывать рядом с ними.

Обычно ставят в одну строку поощрение и наказание. Но сила их неравная. Наказание действует сильнее, когда речь идёт о людях взрослых. Если же мы только начинаем воспитывать, поощрение во сто раз действеннее. Особенно если оно исходит от авторитетного человека. Словом, не бойтесь хвалить детей...
У хорошего воспитателя даже порицание начинается с похвалы. И если он хочет сказать о недостатке, он говорит о нём как об исчезающем недостатке – мол, всё хорошо, все идёт в правильном направлении, ещё немного усилий!
Но вот ребёнок пошёл в школу, и вдруг выясняется, что он не может хорошо учиться, что он медлителен в работе. Его бранят, ему внушают тем самым, что он хуже других, неспособный, и здесь главная наша задача – сохранить у человека хорошее представление о себе самом.
Если ребёнок учится хорошо, единственное, что мы должны делать, – интересоваться его успехами, сдержанно хвалить. Если же учится плохо – надо помочь ему. Сухомлинский считал, что маленьким детям обязательно надо помогать дома, сидеть с ними, потому что у них слаба ещё собственная воля.
В идеале так и должно быть. Но что подчас при этом творится в доме! Какие крики! Какие оскорбления! Какие слёзы! Война, а не уроки. Учение с первого дня превращается в мучение, и ребёнок не знает, чего же ему больше бояться: школы, где на него кричат, или дома, где на него кричат ещё больше?
Если мы не можем пересилить себя, если срываемся на брань и крик, лучше оставить ребёнка в покое, не помогать ему вовсе, потому что не так страшны двойка и все плохие отметки, вместе взятые, как эти ссоры, брань и крик.
Ведь очень может быть, что первоклассник пошёл учиться слишком рано. Дети не созревают одновременно. Значит, надо потерпеть, не ждать от ребёнка немедленных успехов. Наша заинтересованность, тревога и затаённая надежда непременно сделают своё дело. Если сохранится чувство уверенности в себе – всё будет в порядке!

Конечно, в воспитательных целях (особенно среди взрослых) иногда приходится сбивать слишком высокое мнение человека о себе, если он зазнался. Но ведь и в этом случае наша главная забота – не разрушить человека до конца, потому что иначе он пропал и никакая критика ему не поможет. Обратите внимание – осуждаем поступки, а личность не трогаем. Никто не скажет: «Ты вообще такой», и никто не скажет: «Да он просто дурак». Личность во всех случаях остаётся неприкосновенной!
Во всех случаях, кроме одного: когда перед нами дети. Вот детей можно называть как угодно и обсуждать их личные качества – не поступки и проступки, а именно глубинные личные качества.
1 сентября девочка несёт в школу букет гладиолусов. Ветер рвёт бумагу, вот-вот сломает цветы.
Мама идёт рядом:
– Да неси же, с цветами не может управиться! Бестолковая!
Цветы девочка принесёт в школу, с этим всё будет хорошо. Но когда её вызовут к доске, она будет молчать, потому что дома ей уже семь лет твердят: ты бестолковая. И учительница тоже рассердится – «Садись, какая бестолковая!»
И что тогда? Как девочке после этого учиться? Как, выросши, не бежать от матери и от школы в любую компанию, в самую дурную – она же бестолковая, никудышная, ненужная! И тогда мама скажет: «Дочь от рук отбилась! Вот вернётся – я ей все косы повыдергаю!»
Воспитание продолжается, хотя и кос давно уже нет.
Самые умные ребята порой теряются, если почему-либо попадают в отстающие. Их душа замирает, способности угасают. Неопытный учитель, оставляя ученика после урока, делает это нередко столь бестактно, что вред от сознания: «Я – отстающий» в сто раз превышает пользу от дополнительных занятий. Ребёнок должен всегда думать о себе как о хорошем, достойном, способном человеке, которому всё под силу – и хорошее поведение, и приличная успеваемость. Вот возьмусь за дело – и всё получится! Если он так будет думать о себе – он выплывет. Внушат ему обратное – пропадёт.
Что же бывает, если у ребёнка вырабатывается дурное, низкое представление о себе? Если ему с детства упреками, замечаниями, порицаниями и наказаниями внушают, что он хуже других, что он «ничто»?
Возможно, он смирится с этой мыслью, будет плохо учиться. А зачем? Всё равно он неспособный! В дальнейшем он может вести себя по-разному, но никогда не сделает попыток улучшить свою судьбу. У него сложится психология неудачника. Да его и вправду всю жизнь будут преследовать неудачи – именно потому, что он невнимателен к самому себе, к своей судьбе. Часто человек так не ценит себя, что становится опасен для окружающих, становится хулиганом, не знающим удержу.
Но возможен и второй вариант, пожалуй, не менее опасный. Ребёнок, не получивший в детстве достаточно любви, внимания и поощрения, который постоянно слышит, что он хуже других, из чувства самосохранения вырабатывает самые высокие самооценки: нет, я не хуже других, я, может быть, даже лучше! Лучше, лучше! И всю жизнь он пытается доказывать это. Такие ребята стараются верховодить чуть ли не с пяти лет – и для этого нередко подличают, хитрят, ведут себя нагло и хищно. Став взрослыми, они считают себя умнее, талантливее других. Люди не уважают меня, потому что я хуже их? Ничего, я заставлю уважать себя! И так как такие люди способны пожертвовать многим ради своего успеха, окружающим приходится плохо.

«Представление о себе самом как о достойном человеке» – выражение длинное и, пожалуй, неуклюжее. А нет ли синонима? Нет ли слов попроще?
Чувство собственного достоинства? Это важное, но довольно узкое понятие; притом чувством собственного достоинства, и даже преувеличенным, обладают иногда отъявленные мерзавцы. Они просто преисполнены достоинства – не подступись!
Так, может, речь идёт о самой обыкновенной чести? Ну конечно! Именно честь, чувство чести, представление о чести и удерживает человека от дурных поступков. Чтобы люди обо мне не подумали плохо – вот честь. Чтобы я о себе не думал плохо – и это честь.
Представление о себе самом как о честном, незапятнанном человеке... Если бы удалось создать это представление в нашем ребёнке! Создать, сохранить, поддержать, утвердить! Тогда мы могли бы опираться на душевные силы самого ребёнка, знали бы, что он ведёт себя в наше отсутствие точно так же, как и при нас, потому что не мы удерживаем его от дурного. Не мы, а честь.
«Ты хороший, ты честный, ты не можешь поступить нечестно, я никогда и ни за что не поверю, что ты поступил дурно», – будем внушать это ребёнку с первых дней его жизни.
Говорят: береги честь смолоду. Но ребёнок ещё мал: он не может сам охранять свою честь, как не может сам прокормить себя, одеть. Это именно наша обязанность, взрослых, – охранять честь ребёнка и в его собственных (это главное!), и в чужих глазах. Ребёнок слаб, он неминуемо совершает дурные поступки. А мы, взрослые, порой действуем по простейшему методу: оступился – осуди. Но ведь если мы хоть однажды лишим ребёнка чести, нам будет трудно дальше воспитывать его, все наши усилия окажутся бесполезными, и нам останется только повторять: «Ты бесчестный, бессовестный».
Мы часто стараемся внушить ребёнку страх перед проступком, страх перед наказанием. Главное, что мы можем, что мы должны внушить ему, – страх потерять честь. Надо лишь отдавать себе отчёт: чью честь мы охраняем так упорно – честь маленького ребёнка или свою? Мальчишку растили в страхе, наказывали, били, оскорбляли; он вырос подлецом, связался с хулиганами, стал грабителем, попал на скамью подсудимых – и на суде мать с пафосом объявляет: «Нет, никогда не поверю! Моё дитя не может быть грабителем». А восемнадцатилетнее дитя только усмехается.
Ах, если бы нам вырастить ребёнка, которого за всю его жизнь никто ни разу не оскорбил, ни разу не тронул пальцем, ни разу не заподозрил ни в чём дурном, ни разу не унизил! Который не боится никого и ничего. Боится лишь потерять честь.

Два первых, два основных условия воспитания – душевная связь с ребёнком и строительство его души, укрепление его представления о себе самом как о достойном человеке. Найти человека в человеке! Если нет контакта, воспитания нет вообще; если мы не поддерживаем представление ребёнка о себе самом как о хорошем человеке – он, ребёнок, сопротивляется нам, бежит от нас. Но где взять силы обыкновенному человеку для столь изнурительной работы воспитания? Где взять терпения? Мудрости, наконец?
...Мать и отец приходят с работы усталые, а ребёнок у них не ангел, он надоедает вопросами, он шумит и шалит, на него жалуются со всех сторон; родители чувствуют, что они должны как-то реагировать, принимать меры, – до тонкостей ли им!
С другой стороны, тысячи и миллионы родителей воспитали прекрасных людей, ни разу в жизни не задумавшись ни о каких тонкостях, поступали, как знали...
Любовь матери и отца к ребёнку делает их мудрыми, учит понимать ребёнка, учит прощать. Любовь заставляет нас видеть в ребёнке лучшее, надеяться на лучшее, поддерживать его слабые силы. Пока ребёнок чувствует нашу любовь к нему, он уверен в себе, он не одинок, он знает, что он хороший и достойный человек. Любящая мать и не воспитывает вовсе, она любит – а следовательно, строит... Для любящего любимый – будь то взрослый или ребёнок – никогда не помеха. Любящий не скажет: «Уйди, ты мне мешаешь». Он говорит: «Иди ко мне, ты мне нужен, мне с тобой всегда хорошо».
...Главные педагогические книги нашего века называются: «Как любить ребёнка», «Сердце отдаю детям», «Педагогическая поэма».
Вдумайтесь: поэма, сердце, любовь...


















Похвала как наука
Как не надо хвалить ребёнка

Похвала обладает свойством наркотика: еще и еще! И если было много, а стало меньше или совсем не стало - возникает состояние лишения, жестокое страдание до депрессии, до нежелания жить. Причина страдания, как правило, не сознается. Это может случиться и с вашим ребенком, если:
- родился второй ребенок и все внимание и восторги, принадлежавшие раньше ему одному, направляются на новоприбывшего;
- он перестал быть отличником;
- вы внезапно решили: хватит ублажать, пора воспитывать...

Ребенок может тут же забыть, что его хвалили, но сам факт похвалы никогда не проходит бесследно: наркотик уже попробован. Будет искать ситуации, где можно себя показать только с похвальной, выгодной стороны; начнет подстраиваться под мнения и оценки, будет их вымогать; может развиться кокетство, неискренность, лживость.

"Какой у тебя красивый бантик!" "Замечательное платье!" - может быть, и вполне безобидно. А может быть, и первое подталкивание: стать тряпичницей, внушение не самой высокой ориентации.

"Какая прелесть, какая умница! Все понимает, исключительные способности! Ну, прочти еще стишок!.." Если вы восторгаетесь рисунками, стихами ребенка или его игрой на музыкальном инструменте, то он может всерьез возмечтать стать художником, поэтом или музыкантом только потому, что его хвалят за это больше, чем за другое.

Если хотите навредить человеку, почаще его хвалите в присутствии других. Восторгайтесь, превозносите, ставьте в пример.

Так рождается ревность между братьями и сестрами, неприязнь между друзьями. Так и чистейшего достает зависть, сплетня и клевета...

Похвали: главные "НЕ"

Не хвалить за то, что достигнуто не своим трудом. Не подлежат похвале красота ребенка, сила, ловкость, здоровье, смекалка, сообразительность, ум, талант - все природные способности как таковые; и добрый нрав; легко дающиеся хорошие отметки; игрушки, вещи, одежда, случайная находка, выигрыш в лотерее, везение всяческое. Не хвалить за прирожденное бесстрашие, хвалить только за отвагу-преодоление страха.

Внимание: сложный момент! Это правило имеет множество исключений - такое множество, что его, впрочем, как и остальные, нужно рассматривать не как правило, а только как пожелание при прочих равных условиях.

Да, что не заработано, что не достигнуто собственными усилиями, за то не хвалить! Но ведь не все могут заработать, и не все зарабатывается. Мама и папа тоже не заработаны, но их хвалить можно. Они имеют полное право хвалить и друг друга, и в присутствии, и в отсутствие ребенка, и сообщить ему наедине о взаимных достоинствах - эффект превосходный.

Если есть сомнение: хвалить или нет - хвалить! Но в любом случае, не хвалить больше двух раз за одно и то же, из жалости (тоже сложный момент...), из желания понравиться.

Похвала из желания понравиться может оказаться и вполне заслуженной, но примесь корысти внесет неизбежное искажение. Вам необходимо понравиться ребенку, чтобы внушить ему доверие, войти в дружеские отношения? Для пробуждения доверия достаточно интереса, достаточно улыбки, достаточно доброты.

Нечего и говорить, сколь низко хвалить ребенка с целью понравиться его маме или папе. "Вот, Васенька у нас молодец. И игрушки убирает, и зубы чистит, и горшок за собой выносит, да, Васенька? А ты, бестолочь, даже пуговицы пришить не можешь..." Похвала за счет другого - это уже психологический разбой.
...И вот, после всего сказанного, утверждаем: похвала крайне необходима, похвала крайне нужна. Похвала - витамин души.

Кого и когда хвалить больше?

В похвале нуждается каждый человек, каждый ребенок. Но у каждого - своя норма похвалы, своя степень потребности в одобрении. И эта норма - всегда в движении, в изменении.
Соблюдать закон неприкосновенности личности
Ругая ребенка (равно и взрослого!) то есть более чем решительно и убежденно утверждая, что он (она): лентяй, трус, тупица, урод, негодяй, подлец и т. д., и т. д., до Источника Мирового Зла включительно, ему тем самым и внушают, что он именно таков. Поймем, наконец, самое простое и самое страшное. Ом этому верит. Ведь ему и говорят это затем, чтобы поверил. разве не так? А зачем же еще?.. И зачем вообще говорят?
Слова для ребенка очень долго значат лишь то самое, что они значат, ни больше, ни меньше. Всякое утверждение, и особенно убежденное, ярко-эмоциональное, воспринимается буквально и однозначно, никаких переносных смыслов. Взрослая игра " Понимай-Наоборот” усваивается далеко не сразу, а подсознанием и вообще никогда не усваивается. Если:
- нет, ничего из тебя никогда не выйдет!
- ты неисправим!
- ты ненормальный!
- ты самый настоящий предатель, тебе одна дорога (в тюрьму, под забор, в больницу, к чертовой матери),

то не удивляйтесь, если так оно и окажется! Ведь это самое настоящее прямое внушение, и оно работает, оно действует еще и спустя долгие годы, даже если, казалось бы, напрочь забыто... Или:
- ты меня не любишь,
- ты нарочно меня изводишь,
- я для тебя злейший враг,
- ты меня в гроб загоняешь,
- ты хочешь, чтобы я сошла с ума,
- ты хочешь моей смерти,
если повторить раз, и другой. И третий то и в это можно поверить, со всеми вытекающими последствиями. И не обязательно для этого даже быть ребенком... Но он (она), конечно же, не хочет этому верить!.. Нет, не хочет, не может!!!

Счастье ребенка, что процентов на 80 он еще просто не понимает значения этих слов. Счастье, что душа его так подвижна, так упруго-жизнерадостна, так умеет пользоваться забвением. Но уже посеяны семена тягчайшего внутреннего разлада разлада с самим собой, конфликта самооценки. Уже он потрясен, надломлен в самой хрупкой душевной основев чувстве собственного достоинства, в ощущении своей Человеческой ценности.

"Да ведь с него же как с гуся вода, как об стенку горох! Забывает через секунду! И опять за свое...”

Нет! Неправда, Преступная слепота. Ничто не забывается. Никогда.
Не воспринимает, все равно, все до лампочки? Защищается. Грубит в ответ, делает назло, издевается? Защищается. Обещает исправиться, а продолжает?..
Защищается. Беззащитен. Что же ему остается?.. Либо выбор слабого поверить. Рано или поздно, смириться с тем, что он слышит, иначе говоря, принять навязанную роль и вести себя соответственно. Либо выбор сильного не поверить, не принять, не смириться, Бороться! Но как?.. Как угодно но уж не так, как этого хочется вам, будьте уверены. Пойдет на все, чтобы доказать не вам, что все-таки Стоит жизни на этом свете. И в лучшем случае сохранит на всю жизнь глубинную неуверенность в себе и психическую ущербность. А в худшем...
Может быть, именно это сгоряча вырвавшееся "подлец-негодяй-тупица” и окажется' той самой каплей, которая переполнит чашу, лет через десять или минут через пять... И будет непоправимо поздно.
Соблюдать закон неприкосновенности личности. Усвоим же это простое ограничение; ругая ребенка (и взрослого!), выражая свое неодобрение любым способом. Никогда не определять его при этом как человека. Не трогать, не прикасаться к его личности! Определять только поступки, только конкретные действия. Не "ты плохой”, а "ты сделал плохо”. Не "ты жестокий”, а "ты поступил жестоко”. Не негодяй, не предатель, а лишь поступил, повел себя как.
Давать только положительные авансы. Даже если несомненны самые дурные побуждения, самые черные мотивы совершенного поступка трусость, злоба, жестокость, месть, зависть, жадность, неблагодарность, никогда об этом не говорить. Рискуем не только ошибиться, но и авансом внушить то, чего нет, или укрепить в имеющемся. Не забудем, что и взрослый человек очень часто не сознает истинных побуждений своих действий, что у всякого есть своя система самооправдания, своя защитная внутренняя правота и внутренняя слепота, что одно и то же. Пусть осознает свои побуждения сам, если сможет, а если не сможет, то наши определения все равно ничему не помогут, но лишь укрепят в этой слепоте.
Есть одна принципиальная разница в подходе к человеку воспитателя и судьи. Если судья обязан быть беспристрастным и в этой беспристрастности беспощадным, то воспитатель никогда психологически не ошибется, намеренно приписав ребенку (и взрослому!) мотивы и побуждения лучшие, чем на самом деле. Он дерется из мести и зависти вы, твердо устанавливая и запрещая, вместе с тем утверждаете, что он погорячился, вспылил, что в следующий раз он постарается удержаться, потому что он добрый. Он украл вы, твердо глядя в глаза, утверждаете, что он взял по ошибке, по недоразумению, что он и сам хочет, чтобы этого больше не повторилось. Он солгал, обманул из трусости или ради какой-то выгоды вы, обнаружив обман, спокойно заявляете, что любая ложь рано или поздно разоблачается, и объясняете его поведение недомыслием, недоверием Прежде Всего к самому себе. Вы уверены, для вас само собой разумеется, что ему хочется быть правдивым, что он вполне способен всегда действовать открыто и честно. Вы внушаете ему это.
Пускай все это и на 99 процентов совсем не так! но своим внушением и выражением доверия к лучшему в его натуре вы' добьетесь наилучшего из возможного.
- Осторожно с насмешкой. Острое и опасное оружие. В руках доброго и умелого человека способно творить чудеса, действовать, как хирургический скальпель; в руках злого и глупого как гильотина. Применимо только к детям и взрослым со здоровой психикой и развитым чувством юмора, то есть только к тем, кто способен ответить тем же, и только с Такими по-настоящему действенно.
Не возбраняется применять и по отношению к страдающим тем или иным физическим или умственным недостатком, однако лишь при условии, что этого недостатка не касаются или касаются только положительно, с плюсом для самооценки. При обостренном самолюбии (переходный возраст, натура) можно применять только в гомеопатических дозах и только наедине.
Правила АБВГД и Закон Неприкосновенности Личности в полной силе. Лучше недошутить, чем перешутить.
Мягкое, добродушное подтрунивание, беззлобная шутка, веселая ирония как постоянный фон отношений один из лучших методов воспитания и перевоспитания для всех возрастов; однако без таланта к нему лучше не подступаться.
Косвенное неодобрение. Очень сильный, тонкий и разнообразный метод. Может быть, в десятки раз действеннее, чем прямое.
Один из вариантов, часто употребляющийся стихийно, простое игнорирование. Не высказывать никаких оценок поставить нуль. Демонстративно не заметить поступка. Он-то ждет, что вы сейчас опять за свое... "Эффект неожиданности. Нельзя применять постоянно, но от случая к случаю может действовать очень сильно.

Уточнение: одно дело не замечать поведения, и другое не замечать человека. Не играть в молчанку и угадайку, не демонстрировать своего плохого настроения в связи с чем-то, о чем ребенок должен сам догадаться. Это непосильно и для психики взрослого
Рассказать о ком-то, кто поступил так же скверно, как ваш ребенок, или подобно, рассказать ему самому или кому-либо в его присутствии. Для маленьких можно в виде сказки. При этом допустима и повышенная красочность, и некоторая утрировка, чтобы все было ясно, а если к тому же и смешно, то еще лучше! Речь не о нем, нет! о ком-то другом, но таком... Даже если не подаст вида, дойдет, хорошие шансы...
Рассказать, к случаю, о каком-то своем прошлом поступке, о котором вы теперь сожалеете, объяснив, почему, но не упоминая о поведении ребенка, которое имеется в виду. Один из лучших методов, для' всех' возрастов.
Опасаться двойственности. Есть мамы и папы, слишком внутренне противоречивые. (Бабушки и дедушки, случается, тоже.) Ругает 'на чем свет держится, а в интонациях, а в глазах: ты же знаешь, как я тебя обожаю, свинью единственную, ты же знаешь, что ты у меня один свет в оконце, что в конце концов все тебе позволю...
Как бы хвалит, как бы проявляет внимание и заботу, как бы любовь, а в глазах, а в жестах... Одна рука гладит, другая бьет...
Осторожно с демонстративными похвалами в адрес других! Это тоже косвенное неодобрение, но не лучшее.
Ироническая похвала. Начиная лет с десяти, а иногда и раньше может стать очень хорошим подсобным методом выражения неодобрения и избавить вас от необходимости кричать, ругаться, читать нотации и т. п. по множеству поводов.

Крутил чашку, наконец, докрутился, разбил. "Молодец, всегда так делай. Бей чашки, бей, из чайника пить удобнее. И чайник тоже бей, умник, будем пить из ведра. Собери осколки”. Экономнее и сильнее, чем: "Ну сколько же раз говорить тебе!.. Что ж ты делаешь, такой-сякой... Пора уже...”
Особенно сильно действует на самолюбивых подростков, одновременно смягчая болезненность критики.
Встретил вчера во дворе горько плачущего мальчишку, лет восьми, "В чем дело?” "Мама будет ругать”. "За что?” "Потерял пистолет. Она купила, а я потерял”. "Что, хороший пистолет?” "Не, не очень. За пятьдесят копеек. Раньше был еще хуже, за три рубля. Я его сразу потерял”, "И она ругала тебя?” "Ага. Лучше бы я сам деревянный сделал...”

Самое страшное наказание для ребенка это ожидание наказания. И не наказания даже, а того, что ему предшествует: нашего недовольства, нашего огорчения, гнева, непонимания...

Забывая о своем детстве, то есть переставая понимать и себя, и ребенка, мы не догадываемся, сколько драгоценных минут и часов, сколько месяцев, лет, сколько жизней отравляются этим вот ожиданием, этой постоянно стерегущей угрозой...

По-настоящему мы наказываем ребенка только своими чувствами. Не естественно ли, что те, для кого это наказание непосильно, вырабатывают защиту, имеющую вид душевной тупости, глухоты к чужим чувствам, каким бы то ни было?

Идеален, наверное, тот воспитатель, которому никогда не приходится применять наказание, но для этого нужен еще идеальный воспитанник... Хотим мы этого или нет, и наказание, и поощрение неизбежно, как цвета радуги входят в наше общение с ребенке Не забудем же слова, сказанные давно и по другому поводу: "Все есть яд и все есть лекарство. Тем или другим делает только доза”.




Памятка для родителей всех возрастов

Похвала крайне необходима, похвала крайне нужна. Похвала - витамин души.
У хорошего воспитателя даже порицание начинается с похвалы. И если он хочет сказать о недостатке, он говорит о нём как об исчезающем недостатке – мол, всё хорошо, все идёт в правильном направлении, ещё немного усилий!
Обычно ставят в одну строку поощрение и наказание. Но сила их неравная. Наказание действует сильнее, когда речь идёт о людях взрослых. Если же мы только начинаем воспитывать, поощрение во сто раз действеннее. Особенно если оно исходит от авторитетного человека. Словом, не бойтесь хвалить детей...
Цель похвалы одна: побуждение к нужному действию.

Кого и когда хвалить больше?

- В похвале нуждается каждый человек, каждый ребенок. Но у каждого - своя норма похвалы, своя степень потребности в одобрении. И эта норма - всегда в движении, в изменении. Очень важно ее чувствовать.
- Соблюдать закон неприкосновенности личности
Ругая ребенка помните, что он этому верит. Называя его «лентяй, трус, тупица», ему тем самым и внушают, что он именно таков. Ведь ему и говорят это затем, чтобы поверил. разве не так? А зачем же еще?.. И зачем вообще говорят?
Слова для ребенка очень долго значат лишь то самое, что они значат, ни больше, ни меньше. Всякое утверждение, и особенно убежденное, ярко-эмоциональное, воспринимается буквально и однозначно, никаких переносных смыслов. Взрослая игра " Понимай-Наоборот” усваивается далеко не сразу, а подсознанием и вообще никогда не усваивается. Если:
- нет, ничего из тебя никогда не выйдет!
- ты неисправим!
- ты ненормальный!
- ты самый настоящий предатель, тебе одна дорога (в тюрьму, под забор)
то не удивляйтесь, если так оно и окажется! Ведь это самое настоящее прямое внушение, и оно работает, оно действует еще и спустя долгие годы, даже если, казалось бы, напрочь забыто... Или:
- ты меня не любишь,
- ты нарочно меня изводишь,
- я для тебя злейший враг,
- ты меня в гроб загоняешь,
- ты хочешь, чтобы я сошла с ума,
- ты хочешь моей смерти,
если повторить раз, и другой. И третий то и в это можно поверить, со всеми вытекающими последствиями. И не обязательно для этого даже быть ребенком... Но он (она), конечно же, не хочет этому верить! Но уже посеяны семена тягчайшего внутреннего разлада разлада с самим собой, конфликта самооценки

Соблюдать закон неприкосновенности личности. Усвоим же это простое ограничение; ругая ребенка (и взрослого!), выражая свое неодобрение любым способом. Никогда не определять его при этом как человека. Не трогать, не прикасаться к его личности! Определять только поступки, только конкретные действия. Не "ты плохой”, а "ты сделал плохо”. Не "ты жестокий”, а "ты поступил жестоко”.

- Осторожно с насмешкой. Острое и опасное оружие. В руках доброго и умелого человека способно творить чудеса, действовать, как хирургический скальпель; в руках злого и глупого как гильотина. Применимо только к детям и взрослым со здоровой психикой и развитым чувством юмора, то есть только к тем, кто способен ответить тем же, и только с Такими по-настоящему действенно.
Лучше недошутить, чем перешутить. Мягкое, добродушное подтрунивание, беззлобная шутка, веселая ирония как постоянный фон отношений один из лучших методов воспитания и перевоспитания для всех возрастов; однако без таланта к нему лучше не подступаться.

- Косвенное неодобрение. Очень сильный, тонкий и разнообразный метод. Может быть, в десятки раз действеннее, чем прямое.

- Один из вариантов, часто употребляющийся стихийно, простое игнорирование. Не высказывать никаких оценок поставить нуль. Демонстративно не заметить поступка. Он-то ждет, что вы сейчас опять за свое... "Эффект неожиданности. Нельзя применять постоянно, но от случая к случаю может действовать очень сильно. Уточнение: одно дело не замечать поведения, и другое не замечать человека. Это непосильно и для психики взрослого

- Рассказать о ком-то, кто поступил так же скверно, как ваш ребенок, или подобно, рассказать ему самому или кому-либо в его присутствии. Для маленьких можно в виде сказки. При этом допустима и повышенная красочность, и некоторая утрировка, чтобы все было ясно, а если к тому же и смешно, то еще лучше! Речь не о нем, нет! о ком-то другом, но таком... Даже если не подаст вида, поймет.

- Рассказать, к случаю, о каком-то своем прошлом поступке, о котором вы теперь сожалеете, объяснив, почему, но не упоминая о поведении ребенка, которое имеется в виду. Один из лучших методов, для' всех' возрастов.

- Опасаться двойственности. Есть мамы и папы, слишком внутренне противоречивые. Ругает «на чем свет держится» а в интонациях, а в глазах: «ты же знаешь, как я тебя обожаю, паразитку такую, ты же знаешь, что ты у меня один свет в оконце, что в конце концов все тебе позволю...» Как бы хвалит, как бы проявляет внимание и заботу, как бы любовь, а в глазах, а в жестах... Одна рука гладит, другая бьет...

- Осторожно с демонстративными похвалами в адрес других! Это тоже косвенное неодобрение, но не лучшее.

- Ироническая похвала. Начиная лет с десяти, а иногда и раньше может стать очень хорошим подсобным методом выражения неодобрения и избавить вас от необходимости кричать, ругаться, читать нотации и т. п. по множеству поводов. Крутил чашку, наконец, докрутился, разбил. "Молодец, всегда так делай. Бей чашки, бей, из чайника пить удобнее. И чайник тоже бей, умник, будем пить из ведра. Собери осколки”. Экономнее и сильнее, чем: "Ну сколько же раз говорить тебе!.. Что ж ты делаешь, такой-сякой... Пора уже...”Особенно сильно действует на самолюбивых подростков, одновременно смягчая болезненность критики.

- Самое страшное наказание для ребенка это ожидание наказания. И не наказания даже, а того, что ему предшествует: нашего недовольства, нашего огорчения, гнева, непонимания... Забывая о своем детстве, то есть переставая понимать и себя, и ребенка, мы не догадываемся, сколько драгоценных минут и часов, сколько месяцев, лет, сколько жизней отравляются этим вот ожиданием, этой постоянно стерегущей угрозой...

По-настоящему мы наказываем ребенка только своими чувствами. Не естественно ли, что те, для кого это наказание непосильно, вырабатывают защиту, имеющую вид душевной черствости, глухоты к чужим чувствам, каким бы то ни было?


Как не надо хвалить ребёнка

- Не хвалить за то, что достигнуто не своим трудом. Не подлежат похвале красота ребенка, сила, ловкость, здоровье, смекалка, сообразительность, ум, талант - все природные способности как таковые; и добрый нрав; легко дающиеся хорошие отметки; игрушки, вещи, одежда, случайная находка, выигрыш в лотерее, везение всяческое. Не хвалить за прирожденное бесстрашие, хвалить только за отвагу-преодоление страха. Внимание: сложный момент! Это правило имеет множество исключений - такое множество, что его, впрочем, как и остальные, нужно рассматривать не как правило, а только как пожелание при прочих равных условиях.

- Да, что не заработано, что не достигнуто собственными усилиями, за то не хвалить! Но ведь не все могут заработать, и не все зарабатывается. Мама и папа тоже не заработаны, но их хвалить можно. Они имеют полное право хвалить и друг друга, и в присутствии, и в отсутствие ребенка, и сообщить ему наедине о взаимных достоинствах - эффект превосходный.

- Если есть сомнение: хвалить или нет - хвалить! Но в любом случае, не хвалить больше двух раз за одно и то же.

- Похвала из желания понравиться может оказаться и вполне заслуженной, но примесь корысти внесет неизбежное искажение. Вам необходимо понравиться ребенку, чтобы внушить ему доверие, войти в дружеские отношения? Для пробуждения доверия достаточно интереса, достаточно улыбки, достаточно доброты.

- "Вот, Васенька у нас молодец. И игрушки убирает, и зубы чистит, и горшок за собой выносит, да, Васенька? А ты, бестолочь, даже пуговицы пришить не можешь..." Похвала за счет другого - это уже психологический разбой.

Идеален, наверное, тот воспитатель, которому никогда не приходится применять наказание, но для этого нужен еще идеальный воспитанник... Хотим мы этого или нет, и наказание, и поощрение неизбежно, как цвета радуги входят в наше общение с ребенке Не забудем же слова, сказанные давно и по другому поводу:
"Все есть яд и все есть лекарство. Тем или другим делает только доза”.

15

Приложенные файлы


Добавить комментарий