Воспоминания купцовыкх


Из воспоминаний детей Купцова Ильи Федоровича:
Полиекта Ильича и Нины Ильиничны.
Купцов Полиект Ильич.
Своего отца почти не помню. Мне было 5 лет, когда он уходил на фронт. Проводили мы его до конца деревни, попрощались и вернулись домой. Я, забравшись на печку, говорю бабушке «Все равно его вернут, ведь у него грыжа». А бабушка держала в руках лучину, ей и погрозила мне. Отец уходя потрепал по вихру, наказал мамку слушаться.
Жизнь моя сложилась не просто. В школу проходил 6 лет (школа находилась в Аксенове), окончить не довелось, надо было работать. Ведь в семье было четверо детей, после призыва отца маме такую ораву прокормить было трудно. Работала она в полеводстве, где все работы проводились вручную. Еда была скудной. Ели мужжавеловые (автор) ягоды, черемуху, щавель, песты, в общем, все то, что можно было найти в лесу и на лугах. Хотя в хозяйстве была корова, молока мы, дети, видели мало. Его нужно было сдавать государству (365 литров в год). А кроме молока сдавали еще яйца, мясо. Поэтому, чтобы как-то помочь семье, стал пасти скот, а как исполнилось 14 лет, меня взяли в прицепщики, потом закончил курсы трактористов, и до ухода в армию работал на тракторе. После возвращения со службы некоторое время продолжал работать трактористом, потом получил права водителя и работал на машине в совхозе «Маяк» до самой пенсии. Воспитал одну дочку, двух внучат. Они живут в г. Заволжье.
От отца дома сохранилась фотография. Они с мамой фотографировались перед уходом отца на фронт. Помню, что домой приходили от тяти письма-треугольники, а потом пришло извещение о том, что он погиб. Но, к сожалению, эти письма и похоронка не сохранились.
Мама замуж больше не вышла, прожила 90 лет.
Когда узнал о том, где похоронен отец, испытал необъяснимую радость. Вот ведь, как много и долго мы жили безе него, но как мамынька нам наказывала - помнить отца и беречь память о нем. Теперь вот знаю, где его могилка. Спасибо всем, кто за это дело старался для нас.
Купцова Нина Ильинична. Когда уходил тятя на фронт, мне уже было 17 лет. В деревне Аксеново все мужчины ушли на фронт. В деревне остались только трое стариков, женщины и дети. От папы пришло письмо, что он находится в Кинешме, там будущие воины проходили подготовку. И тогда вместе с двумя соседками я пошла пешком в Кинешму, чтобы увидать отца. Их разместили на фабрике «Бедный Демьян» (ткацкая это фабрика была или швейная, теперь и не помню). Когда мы пришли в город, то на фабрике солдат не обнаружили, они находились на учении, готовились к боям. Наконец они пришли. Замерзшие, они отправились обедать. Тятя свой обед не съел, отдал мне, и дал еще гостинец – грязноватый, растаявший кусочек сахара. До сих пор помню его вкус, табаком припахивал. Потом мы пошли на квартиру, где он жил. Поели сухарей, которые я принесла из деревни. А на утро я пошла домой.
Была зима, на мне было плохонькое пальтишко, я очень замерзла, пока шла. Воспоминания об этой встрече храню в своей памяти уже более 70 лет.
В семье я была самая старшая. Мне надо было помогать матери поднимать других детей. Вот я и пошла работать на ферму, где проработала 33 года без выходных и отпусков. Некогда было думать о гулянии и праздности.
После войны жили плохо. Мама вила веревки - вожжи. Из этих веревок делали еще и сбрую для коней. В деревне была конюшня. Тяжелая работа, да деваться некуда было, детей – то было четверо. Личная жизнь моя сложилась непросто. Парней не было. Только одни девки жили в деревне. Все красивые. А я такая вот как сейчас есть «неудака» (немного заикается). Потому и замуж вышла только в 50 лет за вдовца на семеро детьми. Брат отговаривал, да я не послушала. Жили семьей дружно. До сих пор, приемные дети навещают ее. Приезжали весной, мыли избу на Пасху. И так, заходят, когда бывают в семье у одного из приемных сыновей – Смирнова Леонида Леонидовича.
Сейчас живу в старом родительском доме. Отсюда в 1941 году на фронт провожали тятю. Дом маленький, «о три окна». Всего одна комната, да «заупечь», где располагаются многочисленная деревенская утварь: ухваты, чугуны, горшки, посуда. В горнице – передней комнате: красный угол с иконами, множество семейных фотографий «по старинному» вделанных в рамки и расположенных над окнами. Нет телевизора. Одна кровать и стол. Трудно представить современному человеку образ жизни в такой обстановке. Но, именно эта обстановка сохраняет ту самую старину, воплощение того времени, когда жили ее родители. Для нее ничего не менялось с тех дней.
Нина Ильинична живет по - стариковски неприхотливо, ни на что не жалуется. Только на здоровье, парализовало ее недавно. Рука дрожит и ноги болят. Улыбчивая, степенная бабушка каждый день слушает радио, там есть православная передача. Звучат проповеди и песнопения. Она по передачам и молиться за всех своих родных – ныне живущих и давно уже умерших. Хранит отцовский дом. Здесь чисто и тепло, много цветов. Посетившим ее гостям она подарила несколько горшков со цветочной рассадой.
Татьяна Васильевна. Татьяна Полуэктовна.
Примечание.
Брат и сестра Купцовы встретили городских гостей очень радушно. Натопили печь. Напекли «кокурок» с яблоками. Беседа лилась неторопливо. Не стеснялись они рассказывать о тяготах военной и послевоенной поры. С горечью вспоминали все трудности, которые им удалось преодолеть. Работали много. Все перенесли. Удивительные люди: они сохранили чистоту мыслей, радость к жизни, доброту, приветливость, радушие. До сих пор такие трудолюбивые. У Полиекта Ильича построен новый дом, ведется крепкое хозяйство. Есть трактор, которым он обрабатывает свой приусадебный участок. А Нина Ильинична, несмотря на преклонный возраст до сих пор держит двух коз и сено для них сама заготавливает.
С удовольствием, энтузиазмом, радостью, оптимизмом мы, учителя и представители редакции «Сельская новь» возвращались из поездки в д. Аксеново. Дорога там непроходимая и непроезжая. Добраться – то проблема. А тут старики одни живут. И какие молодцы они! Не посрамили память отца. Прожили достойную жизнь! Есть что показать и рассказать!
Смирнова Т. В., Кучина Т. П. д. Аксеново, 15 ноября 2012 г.

Приложенные файлы


Добавить комментарий