Вов в моей семе


Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждение
«Красногвардейская средняя общеобразовательная школа имени Героя Российской Федерации Марченко Антона Александровича»
Бузулукский район
Оренбургская область
Я горжусь подвигом своего прадедушки.



Подготовила работу: ученица 6 «а» класса
Танеева Татьяна Владимировна
Руководитель работы: учитель русского языка
и литературы Танеева Ирина Викторовна,
Я горжусь подвигом своего прадедушки.
Война — печальней нету слова.
Война — святее нету слова. В тоске и славе этих лет. И на устах у нас иного Еще не может быть и нет.
(А.Т.Твардовский)
Великая Отечественная Война... Она оставила свой след в каждой семье, людская память до сих пор хранит тяжесть потерь, трудности испытаний, напряженное состояние тех суровых дней, когда вся страна жила одним порывом -победить! Все дальше уходят в прошлое огненные годы войны, все меньше остается живых свидетелей тех лет. Но подвиг наших дедов будет всегда жить в наших сердцах. Я живу в Оренбургской области и много слышала рассказов о войне, и сама хочу рассказать о моих родных, которые воевали.
Еще до начала Великой Отечественной войны у моей семьи была славная боевая история. Глава семьи –Николай Никонорович Бессонов(это мой прапрадедушка) – участник «первой империалистической» дерзко и умно партизанил в царицынском Заволжье против белоказачества. А его старший сын Иван, командовал в ту же пору и в тех же местах пулеметной ротой в красноармейской части, сражавшейся с атаманом Дутовым.
Вместе с товарищами Иван Бессонов был расстрелян и сброшен дутовцами в песчаный карьер. На другой же день все село Александрово ходило смотреть, как дышит, приподнимается земля. Откопать, спасти ещё живых, но не подпускали белые.
Тремя годами позже в этой семье родился ещё один мальчик. В память о его геройски павшем брате новорожденного нарекли тоже Иваном. Он был в семье уже девятым ребенком.
Так семья Бессоновых проживала большую трудовую жизнь, которая привела их к началу сороковых годов. Многим из людей война показалась неожиданной. Не ждали её и в семье Бессоновых. Но уже на другой день шестидесятипятилетний Николай Никонорович стоял перед сотнями мобилизованных ленинградцев Дзержинского района и от имени всех Бессоновых держал речь о том, что они, шестеро братьев, две сестры и сам отец, добровольно вступают в ряды бойцов Красной Армии и просят немедленно послать их на фронт.

(Этот снимок сделан в конце июня 1941 года на мобилизационном пункте Дзержинского района. Н.Н.Бессонов (справа) беседует с добровольцами, отправляющимися на фронт).Патриотическая просьба была удовлетворена, с той только маленькой поправкой, что по старости лет сам Николай Никонорович был направлен не на передовую, а на возведение оборонительных рубежей в ближайшем ленинградском тылу. Там Николай Никонорович заслужил своим самоотверженным трудом орден, там же навсегда выпустил из своих обессиливших рук лопату.
Пятеро его сыновей –Семен, Александр, Михаил, Николай и Анатолий воевали на различных фронтах вдали от Ленинграда. Две дочери, Анастасия и Клавдия, были лучшими медицинскими сестрами в военно-морском госпитале №3 на Петроградской стороне. И только младший сын, Иван, девятый ребенок этой прославленной семьи, ждал особого задания. В декабре 1941 года, в числе десяти ленинградских комсомольцев, был выброшен на парашюте в районе партизанских действий, между Ленинградом и Псковом. Приземление моего прадедушки не было удачным. Он угодил на замерзшее озеро. И ветер, надув, как парус, его парашют, легко и неудержимо потащил в сторону прибрежной деревни, где стояли немцы. Только ночная тьма спасла его от полной беды. На берегу парашют «погас». Прадед зарыл его в снег и, сориентировавшись, соединился вскоре с товарищами.
Партизанский отряд Германа, в который они прибыли, только еще создавался, он насчитывал пока не более 50 человек. Пополнение его велось главным образом за счет местных жителей. И к концу 1942 года, выросший до 2000 активных бойцов, отряд этот был преобразован в Третью партизанскую бригаду. Она успешно громила мелкие тыловые гарнизоны врага, вела «рельсовую» войну, взрывая поезда и железнодорожное полотно. Мой прадедушка был бесстрашным подрывником и разведчиком.
Незадолго до разгрома фашистов под Ленинградом Третья партизанская бригада получила задание взорвать железнодорожный мост в районе Плюссы. Для осуществления этой сложной и рискованной операции были выделены 5 человек во главе с моим прадедом Иваном Бессоновым. Их вооружили стапятьюдесятью килограммами взрывчатки, которую они распределили между собой поровну и таким образом доставили её в укрытие, неподалеку от моста.
Важный объект на главной магистрали между Псковом и Ленинградом охранялся фашистами со всей тщательностью. С каждой стороны моста имелось по два дзота. А на некотором расстоянии от них находились крупнокалиберные пулеметы и минометы противника. Задача наших подрывников заключалась в том, чтобы как можно ближе подобраться к мосту и подготовиться к взрыву. Две взрывчатки удалось установить. А на одной из опор моста , в секрете, прятался немецкий автоматчик. Он попытался помешать действиям партизан. Выстрелом гитлеровец убил одного из наших подрывников. К счастью, Ивану Бессонову удалось определить по выстрелу местонахождение снова затаившегося автоматчика. Иван стал пробираться к немцу с необозреваемой для него стороны. Помогла в этом и перестрелка нашего полка. За её шумом вражеский автоматчик не слышал как к нему подбираются. И в следующую минуту он был снят безошибочным выстрелом. Затем подрывники слезли с моста, подожгли бикфордов шнур и подали всем своим сигнал к отходу. Когда партизаны были на безопасном удалении, у моста раздался огромный мощный взрыв.
Мне известна еще одна история о моем прадедушке. Это произошло вскоре после начала боев по снятию блокады, когда фашисты начали уже попятное движение. Группа партизанских разведчиков во главе с Иваном Бессоновым получила задание установить основные маршруты отступающего от Ленинграда противника. При вылазке партизаны обнаружили обезлюдевшую деревню. Оказалось, что её жители, спасаясь от террора немцев, укрываются в окрестных лесах. В один из лагерей молва и привела разведчиков.
Здесь они узнали, что неподалеку на старой лесной дороге ночами слышится какой-то шум. В ожидании вечера разведчики решили отдохнуть и уснули.
Разбудил их старик. Он рассказал, что к нему в землянку заглянул какой-то ошалелый немец и скрылся. При нем была винтовка. Иван Бессонов узнал у старика куда он пошел. Фриц и в самом деле был странным, вроде совсем на себя непохожим. От одного неожиданного окрика «Хэнде- хох!» встал покорно на колени. Прадед привел этого немца в ближайшую землянку. Там они узнали от пленного, что в полдень, по проселочной лесной дороге начнут проезжать немецкие подводы.
Разведчики поспешили туда и залегли у реки Плюссы. Вскоре на дороге показались сани, нагруженные двенадцатью седоками, их ранцами, катушками провода и многим другим, что каким-то чудом уместилось на одной подводе. Тем временем партизаны быстрыми перебежками рассредоточились таким образом, чтобы в нужный момент немецкая повозка оказалась в окружении. Задача – взять «свежего языка». Перекрестный огонь на, казалось бы, пустынной тропе ошеломил немцев. Среди раненых оказался один офицер. На нем и сосредоточил свое внимание Иван Бессонов.
При допросе «языка» разведчик не ограничился допросом, он осмотрел все его вещи, планшет и обнаружил аккуратненький карманный календарь и обратил внимание на обведенное красным карандашом число: «21 января 1944 г.» На допросе гитлеровец рассказал, что этого числа немцы рассчитывали войти в Ленинград. Пленный рассказал где и как создается оборона. Через несколько часов разведывательная группа Ивана Бессонова находилась в заброшенном сарае на лесной опушке, откуда открывался вид на создаваемую противником линию обороны. В течение суток разведчики составили подробный план местности и расположения на ней огневых средств противника, вплоть до разместившихся на деревьях наблюдателей и снайперов-кукушек.
На другой день этот план и как «вещественное» доказательство к нему –целая группа пленных были отправлены под надежным конвоем в штаб партизанской бригады. Сам прадед остался в крестьянском лагере близ деревни Сеглицы. После Иван встретил нашу регулярную пехоту и вывел её по знакомым только им тропкам в тыл врага. Однако одна из групп, блуждающих в лесу немцев, случайно набрела на крестьянский лагерь у деревни Сеглицы и весь его вырезала. Узнав об этом, наши бойцы поклялись отомстить за Сеглицы врагу.
Вот и вернулся прадед в освобожденный от блокады Ленинград.
В штабе партизанского движения его встретили с почестями, но узнав о смерти своего отца, он вновь просится на фронт. И просьбу его удовлетворяют.
После освобождения Риги и Таллина наши войска натолкнулись на сильно укрепленный рубеж врага, проходивший по берегу реки перед городом Валка.
Позарез нужен был «язык», чтобы установить характер построения и мощь вражеской обороны. В поиски ходили армейские корпусные разведчики. Но все было тщетно. Было решено произвести разведку боем силами батальона, с приданными ему минометами и легкой артиллерией.
Под прикрытием всех этих огневых средств в 11 часов ночи к переднему краю противника двинулась группа захвата во главе с Бессоновым. Но эта его роль была временной и не главной. Обеспечив ход группы в расположение противника, сам Иван должен был «пропасть без вести». А на самом деле – незаметно уйти с рацией в ближайший тыл противника.
Первая половина этого рискованного рейда была осуществлена так, как задумывалась. Короткий артминометный налет на передний край противника. Группа захвата тем временем совершает бросок через нейтральную полосу по очищенным от мин проходам. Затем ночную тьму рассекают две красные ракеты: сигнал к прекращению огня с нашей стороны и к броску группы захвата непосредственно в траншею противника. Там за считанные минуты берется «язык». Огонь с нашей стороны возобновляется. Группа захвата, сделав свое, возвращается обратно, а Иван Бессонов с радистом и автоматчиком уходят под огнем наших пушек и минометов во вражеский тыл.
На рассвете разведчики добрались до дороги, по которой двигались вражеские войска. Отыскав укрытие, радист и автоматчик, как могли, отдыхали. А Иван Бессонов, взобравшись на дерево, вел счет проходившим к переднему краю немецким танкам, автомашинам, пушкам. Так он просидел часов пять. Потом слез на землю, разбудил радиста и передал первую шифровку в свою часть.
Едва разведчики отошли от дороги вглубь леса, как начался мощный артобстрел вражеского тыла. Найдя воронку, Бессонов устроился отдохнуть. Его разбудил радист и сообщил, что обнаружил подозрительный сарайчик. Иван влез на высочайшую сосну. Сарайчик оказался во всех отношениях не простым: с каменным основанием, под которое нет-нет да и прошмыгнет фрицевская пилотка, то фуражка с высокой тульей. Он пишет ещё шифровку и бросает её радисту, приказывая срочно передать в часть, а сам остается на своем наблюдательном пункте. Вскоре плотный огонь нашей артиллерии накрыл сравнительно широкую площадь, и штаб противника был смешан с землей. Но пострадал, вызвавший на себя огонь и мой прадед, Иван Бессонов. Контуженный и оглушенный, он упал с дерева и потерял сознание. Очнулся на руках своих друзей. Выбиваясь из сил, они бережно выносили своего бесстрашного командира из огненного ада, в который был ввергнут ненавистный враг.
Войну мой прадед Иван Бессонов закончил в звании лейтенанта.
Так как мой прадедушка служил разведчиком, очень многие документы носят печать «Совершенно секретно». Но моей маме удалось найти на сайте «Мемориал» наградной лист на имя Бессонов Иван Николаевич и приказ о награждении прадеда. Мы в семье были рады найти частичку родного человека.
Клавдия Николаевна Бессонова служила сандружинницей в батальоне морской пехоты.
Хорошо знали в осажденном Ленинграде «сестричку Асю», как звали Анастасию Бессонову. Она не знала покоя, ухаживая за ранеными. После снятия блокады Анастасия прошла с советскими войсками всю Прибалтику.

(Анастасия Николаевна)
Братья Александр и Михаил служили в пехоте, Семен был военным шофером, Николай – стрелком-радистом на бомбардировщике, Анатолий –танкистом.
256603511493500
(справа-Николай, слева-Михаил)
После войны Бессоновы вернулись к мирному труду. Братья разъехались по стране. Михаил уехал в тогда ещё не обжитые казахские степи, потом перетянул туда Ивана и Николая, они встречали первых новоселов, участвовали в организации совхозов, возили зерно первого целинного урожая. Семен Николаевич Бессонов был ранен на фронте, много лет болел, хотя продолжал работать мотористом в колхозе, а в 1955 году умер.
Великая Отечественная Война - это огромная душевная рана в человеческих сердцах. Это была самая величайшая война за всю историю человечества. Огромное количество людей погибло в этой войне. Люди отдавали свои жизни за судьбу своей Родины, за своих товарищей. Мы всегда будем помнить, какие качества нашего народа помогли одолеть врага. Терпенье, мужество. Величайшая стойкость, любовь к Отечеству. Великая Отечественная война захватила в свою орбиту не только людей, непосредственно воевавших, но и самым прямым образом отразилась на жизни всей страны, каждого человека, и в исторической памяти народа должна жить величайшая признательность тем, кто выдержал тяжелейшие испытания первых дней войны. Перед этими подвигами мы должны, обязаны склонить голову.
Мой прадед, так счастливо вернувшийся с войны, был глубоко уверен, что его внуки и правнуки уже никогда не услышат взрывов орудий и свиста пуль. Наша страна заплатила за Победу страшную цену , она настигла каждую семью, так или иначе она отразилась на судьбе каждого человека. И хотя на Парад Победы с каждым годом выходит все меньше и меньше ветеранов, память об этом великом подвиге никогда не угаснет, как не угаснет Вечный огонь у московского Кремля. Очень страшно, что сейчас война полыхает вновь, и вновь уносит жизни уже моих современников. Отгремели взрывы в Афганистане, Югославии, идут военные действия на Украина. Моё поколение достойно памяти павших в Великой Отечественной войне. И вчерашние мальчишки с бесстрашием прадедов совершили подвиги в Чечне, Дагестане, защищая целостность нашей Родины. Рядом с Героями Великой Отечественной войны стоят Герои России, Герои сегодняшних дней.
И все - таки в своих мечтах я вижу мир, наверное, таким же как видели его мои прадедушки и прабабушки: в нем светит яркое солнце, слышен смех детей и в нем такое мирное небо!

-15557526733500
31178517081500

Приложенные файлы


Добавить комментарий