Война беда


Война, беда, любовь и юность
Мероприятие начинается с вальса (Выпускной вечер у школьников).
21 июня 1941 года во многих средних школах и училищах страны состоялись выпускные вечера. Играл духовой оркестр, сияли лица, слышались восторженные возгласы, а еще - танцы, танцы допоздна. Более миллиона юношей и девушек Советского Союза готовились к новой, счастливой, "взрослой" жизни.
На фоне песни «Священная война» (слова В.И. Лебедева – Кумача, музыка А.В.Александрова) звучит запись голоса диктора: «Внимание, внимание! Говорит Москва! Передаем важное правительственное сообщение. Сегодня 22 июня, в 4 часа утра немецкое войска перешли границу Советского Союза…)После вальса девушки «провожают» своих ребят на войну.
Стихотворение Б. Окуджавы «До свидания, мальчики! (Хафизова ИАх, война,
Что ж ты сделала, подлая;
Стали тихими наши дворы,
Наши мальчики головы подняли-
Повзрослели они до поры,
На пороге едва помаячили и ушли,
За солдатом – солдат…
До, свидания, мальчики!
Мальчики, постарайтесь вернуться назад.
Нет, не прячьтесь вы,
Будьте высокими,
Не жалейте ни пуль, ни гранат
И себя не щадите,
И все- таки
Постарайтесь вернуться назад.
В первый же день войны писатели и поэты Москвы собрались на митинг. Выступая А.Фадеев заявил: « Писатели Советской страны знают свое место в этой решительной схватке. Многие из нас будут сражаться с оружием в руках, многие будут сражаться пером». Более тысячи писателей и поэтов ушли на фронт (свыше четырехсот не вернулись назад). Поэзия надела военную шинель с первых дней войны. Уже на третий день по всей стране, как призыв, зазвучала песня на стихи Лебедева Кумача «Священная война»
(Слушаем песню «Священная война»).
Поэзия выражала всю гамму чувств, которые переживали люди, их мироощущение, боль, горе, надежду в этот час испытаний. Она поддерживала, помогала, вдохновляла. Поэты поднимали боевой дух солдат, звали на бой с фашистами.
У каждого солдата была заветная тетрадка - там были переписаны стихи. В то страшное время взволновать человека стихотворным словом было не сложно, так натянуты были нервы, так обострено было чувство жизни, так сильна была тоска по близким, по их любви… Один из наиболее ярких поэтов этой поры – Константин Симонов. Когда началась война, Симонову было 26 лет, но он уже был известным поэтом. Он сразу же отправился на фронт и в течение всей войны работал в качестве корреспондента газеты «Красная звезда». О войне Константин Михайлович писал всю свою жизнь. Он видел её собственными глазами, бывал в окопах вместе с солдатами, дружил с офицерами, очень хорошо знал людей, которые командовали полками и дивизиями.
Наиболее яркими и сильными являются стихотворения Симонова «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины» и «Жди меня»
Эти стихотворения глубоко затронули души воинов.
Стихотворение « Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины»
Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди.
Как слезы они вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали: «Господь вас спаси!»
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на великой Руси.
Слезами измеренный чаще, чем верстами,
Шел тракт, на пригорках скрываясь из глаз:
Деревни, деревни, деревни с погостами,
Как будто на них вся Россия сошлась,
Как будто за каждою русской околицей,
Крестом своих рук ограждая живых,
Всем миром сойдясь, наши прадеды молятся
За в Бога не верящих внуков своих.
« Жди меня» К.Симонов (Валитов И.)
Жди меня, и я вернусь.Только очень жди.Жди, когда наводят грустьЖелтые дожди,Жди, когда снега метут,Жди, когда жара,Жди, когда других не ждут,Позабыв вчера.Жди, когда из дальних местПисем не придет,Жди, когда уж надоестВсем, кто вместе ждет.Жди меня, и я вернусь,Не желай добраВсем, кто знает наизусть,Что забыть пора.Пусть поверят сын и матьВ то, что нет меня,Пусть друзья устанут ждать,Сядут у огня,Выпьют горькое виноНа помин души...Жди. И с ними заодноВыпить не спеши.Жди меня, и я вернусьВсем смертям назло.Кто не ждал меня, тот пустьСкажет:-Повезло.-Не понять неждавшим им,Как среди огняОжиданием своимТы спасла меня.Как я выжил, будем знатьТолько мы с тобой,Просто ты умела ждать,Как никто другой.
Трудным и долгим был путь к победе. Гитлеровцы разрушили и сожгли сотни городов, десятки тысяч населённых пунктов. Они хотели покорить нашу страну и захватить Москву. Но не смогли, им не позволили. И помогла выстоять в битве с врагом - Песня! Лирические и грустные, боевые и весёлые, душевные и радостные - они помогали солдатам на фронте.
Если песня,- значит рядом друг,
Значит, смерть отступит, забоится…
И казалось, нет войны вокруг,
Если песня над тобой кружится.
Песню «Огонек» исполняет Бикмухаметова Гузель
Во время войны артистов, практически не брали в армию. Из них создавались концертные бригады, которые ездили по воинским частям и давали концерты для поднятия боевого духа. Лидия Русланова вспоминает: когда я приехала на фронт, то сцену сделали недалеко от линии фронта, поставили микрофоны, слышно было далеко. Когда я запела, то постепенно стали стихать выстрелы с вражеской стороны, потом вообще стихли. Командир быстро сообразил и решил воспользоваться ситуацией и произвести передислокацию. А меня он попросил петь как можно дольше. Так я и пела 3 часа подряд. После концерта «наши» выбрав удачную позицию, сумели отбросить врага далеко с нашей территории, а меня наградили Орденом «Красной Звезды». Бойцы всегда любили слушать и петь «Смуглянку».

С этой песней выступает Сибгатуллина Алиса
1418 дней и ночей продолжалась Великая Отечественная война. Было очень тяжело. Море горя, страданий. Но жизнь есть жизнь, и в перерывах между боями солдаты находили минуты для отдыха и веселья.
С первых дней и до конца войны был на фронте Александр Трифонович Твардовский. Знание народной жизни, дум и устремлений своих современников позволило поэту сразу же найти путь к сердцу фронтовика, создать произведения высокого гражданского звучания, и среди них – знаменитая поэма “Василий Теркин”.
Свою любовь к Родине Теркин доказывает не словами, а делами, поднимает дух товарищей, не поддается самой смерти. А сейчас у нас будет возможность познакомиться с героем поэмы – Василием Теркиным.
Театрализация отрывка из поэмы “Василий Теркин”.
1 боец :С первых дней годины горькой,
В тяжкий час земли родной,
Не шутя, Василий Теркин,
Подружились мы с тобой…
2 боец:
Теркин – кто же он такой?
Скажем откровенно:
Просто парень сам собой
Он обыкновенный.
3 боец:
Впрочем, парень хоть куда,
Парень в этом роде
В каждой роте есть всегда,
Да и в каждом взводе.
4 боец:
Хорошо, что он попал
Теркин, в нашу роту.
Теркин.
Вот беда: во всей колоннеЗавалящей нет гармони.А мороз – ни стать, ни сесть…
Чтец.
Снял перчатки, трет ладони,Слышит вдруг:
Танкист. Гармонь-то есть.
Чтец.
Уминая снег тернистый.Впеременку – пляс не пляс-Возле танка два танкистаГреют ноги про запас.
Теркин. У кого гармонь, ребята?
Танкист. Да, она-то здесь, браток…
Чтец.
Оглянулся виноватоНа водителя стрелок.
(Боец подает Теркину гармонь.)
Теркин. Так сыграть бы на дорожку?
Танкист. Да сыграть оно б не вред.
Теркин. В чем же дело? Чья гармошка?
Танкист.
Чья была, того, брат, нет…Командир наш был любитель…
Схоронили мы его,Теркин
Да, нельзя, так уж нельзя,Я ведь сам понять умею,Я вторую, брат, войну…И ранение имею,Водитель
Знаешь что…Ну, сыграй ты, шут с тобой.
(Василий Теркин тихонько трогает гармонь и начинает играть)
«Яблочко»
Песню «В землянке» исполняет Сибгатуллина Назиля1418 дней длилась ВОВ. Она вместила в себя горечь отступлений, боль потерь, тысячи километров дорог, кровь и пот, зной и холод, тяжёлые военные будни. А ещё были письма, письма с фронта.
На улице полночь. Свет догорает. (Миргалимов И.)
Высокие звёзды видны.
Ты пишешь письмо мне, моя дорогая,
В пылающий адрес войны.
Как долго ты пишешь его, дорогая,
Окончишь и примешься вновь.
Зато я уверен: к переднему краю
Прорвётся такая любовь!
…Давно мы из дома. Огни наших комнат
За дымом войны не видны.
Но тот, кого любят,
Но тот, кого помнят,
Как дома и в дыме войны!
Теплее на фронте от ласковых писем.
Читая, за каждой строкой
Любимую видишь
И Родину слышишь,
Как голос за тонкой стеной…
Мы скоро вернёмся. Я знаю. Я верю.
И время такое придёт:
Останутся грусть и разлука за дверью,
И в дом только радость войдёт:
И как–нибудь вечером вместе с тобою,
К плечу прижимаясь плечом,
Мы сядем и письма, как летопись боя,
Как хронику чувств, перечтём.
Чтец 1: Письмо на родину от красноармейца «Шлю сердечный привет дорогой жене и своим детям, всем по низкому поклону, пропишите, прошу вас, как дочка, вспоминает отца, ждёт ли домой? У нас всё то же: снаряды рвутся, пули свистят, одно слово – передовая, фашист проклятый житья не даёт, но мы его одолеем всё равно».
Чтец 2 «С Новым годом, мои родные, папка, мама и жена Шурочка! Желаю вам успехов в работе и жизни в новом, 1942 году. Я обещаю бить немцев до тех пор, пока хоть один из них будет на нашей родной земле. Со своим боевым экипажем я сделал 50 боевых вылетов во вражеские тылы. Все награждены орденом Красного Знамени».
Ведущий: Всемирной известностью пользуются стихи известного татарского поэта, погибшего в гитлеровской тюрьме, Мусы Джалиля, которому посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.
В июне 1942 года на Волховском фронте тяжело раненный Муса Джалиль попал в руки врага. В стихотворении «Прости, Родина!» он с горечью писал:

Прости меня, твоего рядового,
Самую малую часть твою.
Прости за то, что я не умер
Смертью солдата в этом бою.
Ведущая: Ни страшные пытки, ни грозящая опасность смерти не могли заставить замолчать поэта, сломить несгибаемый характер этого человека. Гневные слова бросал он в лицо врагам. Песни его были единственным его оружием в этой неравной борьбе, и они звучали обвинительным приговором душителям свободы, звучали верой в победу своего народа.
Стихотворение «Палачу»: (Мирзагитов М.)
Не преклоню колен, палач, перед тобою,
Хотя я узник твой, я раб в тюрьме твоей.
Придет мой час — умру. Но знай: умру я стоя,
Хотя ты голову отрубишь мне, злодей.
Увы, не тысячу, а только сто в сраженье
Я уничтожить смог подобных палачей.
За это, возвратясь, я попрошу прощенья,
Колена преклонив, у родины моей.
С 26 июня 1942 года, когда тяжелораненый, оглушённый взрывной волной политрук Муса Джалиль попал в плен гитлеровцам, до 25 августа 1944 года, когда над его головой сверкнул нож фашистской гильотины, 791 день (!) он был лицом к лицу со смертью…. 791 день унижений, бесчеловечных допросов в гестаповских застенках он выстоял! Он не сдался врагу ни на день, ни на час, ни на минуту. И он умер Героем.
Не преклоню колен, палач, перед тобою,
Хотя я узник твой, я раб в тюрьме твоей,
Придёт мой час - умру. Но знай: умру я стоя,
Хотя ты голову отрубишь мне, злодей.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 февраля 1956 года за исключительную стойкость и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками в Великой Отечественной войне, Мусе Джалилю посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
«Бухенвальдский набат» поёт Гизетдинов ИлсафГоворят, у войны «не женское лицо», но женщины уходили на фронт. Они помогали раненым, подносили снаряды, они были снайперами, летчиками… Они были солдатами. Слово их тоже было оружием. Анна Ахматова, Ольга Бергольц. Юлия Друнина… Их стихи знали, ждали.
С годами мы все больше и больше постигаем бессмертный подвиг женщины на войне, ее величайшую жертву, принесенную на алтарь победы. На самой страшной войне 20 века женщине пришлось стать солдатом. Она не только спасала, перевязывала раненых, но и стреляла из «снайперки», бомбила, подрывала мосты, ходила в разведку, брала «языка». Женщина убивала. Она убивала врага, обрушившегося с невиданной жестокостью на ее землю, на ее дом, на ее детей. «Не женская это доля – убивать»,- скажет одна из участниц войны. Так какие же они были, девчонки, ушедшие на войну в 41-м? Как воевали, что пережили? Об этом рассказывает повесть Бориса Васильева «А зори здесь тихие».
«А зори здесь тихие»
Действующие лица.
Старшина Восков Федот Евграфович.
Бойцы: Рита Осянина, Женя Комелькова, Лиза Бричкина, Соня Гурвич, Галя Четвертак.
(Звучит музыка «Тёмная ночь», голоса птиц, девушки заняты своими делами, кто чем, кто-то напевает. Входит старшина Восков, он суров, назначение во взвод девушек его не радует. Рита замечает его и резко вскакивает и командует девушкам.) Р.О. Стройся! Товарищ старшина, 1 и 2 отделение 3-его взвода прибыли в ваше распоряжение для охраны объекта!
В.Ф. Та-ак, нашли значит непьющих…(обсматривает девушек, изучает , потом в зал) Чёрт знает что такое! Вот подвезло - бабами командовать!(возмущается) Ну что же это такое, ну какие из них солдаты, им бы на свидания бегать, да носки штопать! Разве можно им оружие в руки давать! (к девушкам, строго)Из расположения без моего разрешения ни ногой!
Л.Б. Даже за ягодами?
В.Ф. Разговорчики в строю! А ягод, к вашему сведению, ещё нет!
Г.Ч. А щавель можно собирать
К. Нам без приварка нельзя- отощаем! (кокетничает, строит глазки)
Ж. Васков. Погодите, хоть стрелять умеете?
Рита. Умеем.
Васков. Может немецкий кто знает?
Соня. Я знаю.
Васков. Кто я? Докладывать надо!
Соня. Боец Гурвич!
Васков. Как по-ихнему “руки вверх”?
Соня. Хенде хох!
В.Ф. Точно! Равняйся! Смирно! На право! Разойдись! (девушки расходятся, старшина в центре сцены, говорит в зал, звучит музыка)
Военнослужащие женского пола…Девочки, мои девочки! Разве мог я подумать, что эти девчонки станут настоящими бойцами и смогут совершить невероятное…
Девушки выходят на авансцену. Все спиной в зал. Звучит музыка.
Соня. (поворот в зал лицом) Я Соня Гурвич.(радостно, счастлво улыбаясь, вспоминает приятное) Мой папы был доктором медицинских наук. У нас была большая дружная семья. Я была круглой отличницей. Мечтала закончить университет, (настроение меняется)но через год после окончания школы я отправилась на фронт. (пауза) Фашистский диверсант ударил меня ножом в самое сердце. (пауза)Меня больше нет…(отворачивается в сторону, лицо вниз, немного в бок)
Лиза.(поворот в зал) Я Лиза Бричкина. Мне 19 лет. Я была весёлой. Любила жизнь. Очень хотела быть счастливой…(пауза, смена настроения) Старшина отправил меня за помощью. Я очень спешила, оступилась и увязла в болоте.(пауза) Меня больше нет...(отворачивается в сторону)
Галя.(поворот в зал) Меня звали Галя Четвертак. Я из детского дома. Родных не знала. В дет.доме я была известной фантазёркой, придумывала розыгрыши с приведениями. Мечтала, что у меня обязательно будет большая, дружная семья. (пауза) Меня расстреляли… Мне было очень страшно… И меня больше нет…
Женя. Я- Комелькова Евгения. Мне было 19. Я была красива, умна, смела. Я лихо скакала на лошади, папа часто брал меня на охоту, прекрасно танцевала, играла на гитаре, кружила головы мальчишкам.(пауза) Отвлекая на себя врагов, автоматной очередью била фашистов. Они ранили меня и добивали в упор.(в сторону)
Ст. Восков. Фашисты потом ещё долго стояли и смотрели на Женькино прекрасное и гордое лицо. Они искренне удивлялись, как такая красавица, могла быть таким отважным воином, разве ей место среди крови и смерти и может быть впервые эти убийцы жалели, что улыбка этой удивительной девушки не будет больше радовать мир…
Рита.(в зал лицом) Меня зовут Рита Осянина. Мне тоже было 19. Мой муж погиб на второй день войны. Он был военным. Я была тяжело ранена гранатой в живот. Меня ждала мучительная смерть. Я выстрелила себе в висок. У меня остался маленький сынишка. Перед смертью я просила старшену позаботься о нём…
Ольга Бергольц – «блокадная поэтесса», влюбленная в свой город, в свой народ, в свою страну. Во время войны поэтесса жила в Ленинграде и не с чужих слов знает, что такое блокада. Именно в годы войны Бергольц создала свои лучшие произведения: «Ленинградскую поэму», поэму «Февральский дневник». Голос Бергольц, который звучал по радио в осажденном городе, внушал веру в победу, рассказывал о стойкости и мужестве ленинградцев.
Вот какую картину нарисовала Бергольц в «Ленинградской поэме»
«Ленинградская поэма»
Я хлеб в руке домой несла,
И вдруг соседка мне навстречу.
-Сменяй на платье, - говорит,-
Менять не хочешь- дай по дружбе.
Десятый день, как дочь лежит.
Не хороню. Ей гробик нужен.
Его за хлеб сколотят нам…
И сил хватило у меня
Не уступить мой хлеб на гробик.
И сил хватило – привести
Её к себе, шепнув угрюмо:
- На, съешь кусочек, съешь…прости!
Мне для живых не жаль – не думай.
Поэтесса Юлия Друнина была свидетелем войны с первых дней её. 17 –летней выпускницей одной из московских школ она, как и многие её сверстницы, в 1941 году добровольно ушла на фронт бойцом санитарного взвода.
( Камалова З)
Был строг безусый батальонный,
Не по-мальчишески суров.
…Ах, как тогда горели клены!-
Не в переносном смысле слов.
Измученный, седой от пыли,
Он к нам, хромая подошел.
(Мы под Москвой окопы рыли-Девчонки из столичных школ).Сказал впрямую: «В ротах жарко.
И много раненых… Так вот –
Необходима санитарка.
Необходима! Кто пойдет?»
И все мы «я!! Сказали сразу,
Как по команде, в унисон.
… Был строг комбат - студент иняза,
А тут вдруг улыбнулся он.
- Пожалуй, новым батальоном
Командовать придется мне!
…Ах, как тогда горели клены!-
Как в страшном сне, как в страшном сне!
На войне Юля была медсестрой, санитаркой в пехоте, самом неблагоустроенном роде войск, и не где- нибудь в госпитале, а на самой передовой, в пекле, где под огнем приходилось некрепкими девичьими руками вытаскивать тяжелораненых. Смертельная опасность и тяжкий труд вместе.
Четверть роты уже скосило…
Распростертая не снегу,
Плачет девочка от бессилья,
Задыхается: «Не могу!»
Тяжеленный попался малый,
Сил тащить его больше нет…
(Санитарочке той усталойВосемнадцать сравнялось лет).Отлежишься. Обдуется ветром.
Станет легче дышать чуть- чуть.
Сантиметр за сантиметром
Ты продолжишь свой крестный путь.
Между жизнью и смертью грани-
До чего же хрупки они…
Так приди же, солдат, в сознанье,
На сестренку хоть раз взгляни!
Если вас не найдут снаряды,
Не добьет диверсанта нож,
Ты получишь, сестра, награду-
Человека опять спасешь.
Он вернется из лазарета,
Снова ты обманула смерть.
И одно лишь сознанье это
Всю- то жизнь тебя будет греть.
Да, много горя и страданий пришлось пережить русским женщинам во время войны. Вся тяжесть мужской и женской работы легла на их плечи: и невспаханное поле, и работа на станках, и забота о голодных и больных детях и стариках. И поэты видели это, говорили об этом в своих стихах.
Пускай сегодня знают люди
Про тех, кто вырос в дни войны
Мы никогда не позабудем,
Что были дважды рождены…
Полуголодные, полураздетые у этих детей не было детства. Нужно было помогать матерям кормить себя и младших братьев и сестер, рано познали крестьянский труд, умели и лошадь, и быка запрячь и корову подоить. И все в 12-13 лет «Всё для фронта, Всё для Победы»: они так стремились приблизить Победу над врагом, помогали, чем могли.
Сценка.
Брат и сестра в ожидании матери. Сестра, кутаясь в шаль, играет в куклы, брат ремонтирует табурет.
Сестра.
Как холодно! И мама не идёт.
Быть может, хлебушка она нам принесёт.
Ну, хоть бы крошечку где отыскать,
Голодной страшно мне идти в кровать.
Брат.
А разве я есть не хочу? Хочу!
Но всё равно молчу.
Ведь там, где папа наш сейчас,
Потяжелее, чем у нас.
Не разрываются снаряды здесь,
И дом у нас с тобою есть.
А главное, фашисты далеко.
Да и кому в стране легко?
Сестра.
А помнишь, блинчики с вареньем,
Чай с маминым печеньем,
Которое по праздникам пекла она.
Сейчас я съела б всё одна!
Брат.
Опять ты о еде заговорила!
Уж лучше б душу не травить!
Чем чаще вспоминаешь ты о ней,
Тем голод чувствуешь сильней.
И мне воспоминанья эти не нужны.
Сестра.
А вот и мамины шаги слышны!
Брат (строго)
Не вздумай хныкать перед ней,
Дай отдохнуть сначала ей.
Нелегко досталась эта Великая Победа. Живые вернулись, на кого-то принесли похоронки, кто-то пропал без вести. Но близкие погибших и потерявшихся продолжают верить и ждать.
Стихотворение Андрея Дементьева «Баллада о матери» читает Сибгатуллина Н
Постарела мать за много лет,
А вестей от сына нет и нет.
Но она всё продолжает ждать,
Потому, что верит, потому, что мать.
И на что надеется она?
Много лет, как кончилась война.
Много лет, как все пришли назад,
Кроме мёртвых, что в земле лежат.
Сколько их в то дальнее село
Мальчиков безусых не пришло!
… Раз в село прислали по весне
Фильм документальный о войне.
Все пришли в кино - и стар и мал,
Кто познал войну, и кто не знал.
Перед горькой памятью людской
Разливалась ненависть рекой.
Трудно это было вспоминать…
Вдруг с экрана сын взглянул на мать.
Мать узнала сына в тот же миг
И зашёлся материнский крик:
- Алексей! Алёшенька! Сынок! -
Словно сын её услышать мог.
Он рванулся из траншеи в бой,
Встала мать прикрыть его собой.
Все боялись - вдруг он упадёт,
Но сквозь годы мчался сын вперёд.
_ Алексей! - кричали земляки.
- Алексей, - просили, - добеги.
Кадр сменился. Сын остался жить.
Просит мать о сыне повторить.
И опять в атаку он бежит,
Жив - здоров, не ранен, не убит.
Дома всё ей чудилось кино.
Всё ждала - вот-вот сейчас в окно
Посреди тревожной тишины
Постучится сын её с войны.
Великая Отечественная война. Все меньше и меньше остается среди нас ветеранов, но мы всегда будем помнить их подвиги, которые они совершили ради нас, ради мира, ради жизни на земле !
А я надеялся вернуться, (Имамов И)
Обнять взволнованную мать.
К щеке отцовской прикоснуться,
И этот мир не покидать.
Простите, мама, папа, братья,
Я долг свой выполнил сполна.
О, ты, достойная проклятья,
Меня забравшая война!
Пусть торжествует то, что свято,
К чему стремился, что любил,
Живите счастливо, богато,
Я вас в бою не посрамил.



Приложенные файлы

  • docx voyna_beda
    Размер файла: 44 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий