Войны александра первого

Воспоминания участников военных действий

«К нам успела прибыть после счастливого замирения с Турциею Молдавская наша армия. Генерал Тормасов получил другое назначение, а Чичагов, назначенный главнокомандующим, начал действовать уже наступательно... Адмирал с прочими войсками двинулся к Борисову, где должно было встретить бегущего уже из Москвы неприятеля и преградить ему дорогу». (Из воспоминаний штабного офицера 3-й армии)

«Холоднокровие, беспечность нашего министра [Барклая де Толли] я ни к чему иному не могу приписать, как совершенной измене (это сказано между нами). Сему первый пример есть тот, что мы покинули без нужды ... и идем Бог знает куда и без всякой цели для разорения России. Когда были эти времена, что мы кидали старинные города? Будьте здоровы, но веселым быть не от чего. Я не могу смотреть без слез на жителей, с воплем идущих за нами с малолетними детьми, кинувши свою родину и имущество. Город весь горит». (Из письма А.А. Закревского)

«Желаю, чтобы неприятель атаковал нас в сей позиции, тогда я имею большую надежду к победе. Но ежели он, найдя мою позицию крепкою, маневрировать станет по другим дорогам, ведущим к Москве, тогда не ручаюся, что, может быть, должен идти и стать позади Можайска, где все сии дороги сходятся» (Из донесения М.И. Кутузова Александру I).

«На второй день после того, как мы покинули Москву, мы увидели громадные столбы дыма, а вслед за тем целое море огня. Москва пылала, объятая пламенем со всех сторон. После нескольких переходов мы стали...
близ деревни.... Насыпаны редуты и батареи. Войска заняли укрепленный лагерь, можно было наконец не спеша и передохнуть» (Из воспоминаний майора И.Р. Дрейлинга).
«Сей день есть один из знаменитейших в сию кровопролитную войну, ибо потерянное сражение... повлекло бы за собой пагубнейшие последствия и открыло бы путь неприятелю через хлебороднейшие наши провинции. Завтра, я полагаю, должно быть генеральное сражение...» (Из донесения М.И. Кутузова).

«Вставай Русс! – смерть подошедшая будит и враг бодрствует! Стряхнулся наш левый фланг, уже Багратион давно на коне, и заклубился дым его батарей, и загрохотали, загремели залпы в неприятеля, но велик числом оный, все увеличивает свои батареи и наступает ближе, смерть неумолима, почти везде двойное количество неприятеля губит целые ряды пехоты и расстраивается артиллерия» (Из воспоминаний Г.П. Мешетича).

«Я, заметя большую убыль и расстройство в батальонах после столь кровопролитного сражения и превосходства сил неприятеля, для соединения армии оттянул войска на высоту, близ Можайска лежащую. По вернейшим известиям, к нам дошедшим, и по показаниям пленных, неприятель потерял убитыми и ранеными 42 генерала...» (Из донесения М.И. Кутузова Александру I).


«Ужасное зрелище представилось нам, когда мы пришли на то место, которое накануне занимал неприятель и которое он только что оставил: земля была покрыта трупами убитых и замерзших людей; они лежали в разных положениях. Крестьянские избы везде были ими переполнены, река была запружена множеством утонувших пехотинцев, женщин и детей; около мостов валялись целые эскадроны, которые бросились в реку» (Из воспоминаний адмирала П.В. Чичагова).

«В четвертом часу пополудни французская армия приблизилась к генеральной позиции нашей. Тут Наполеон пошел, не медля нисколько, на наш выставный редут, у села Шевардино устроенный, и овладел было им; но он, переходя из власти во власть, при третьем разе, уже в сумерки, отнятый князем Багратионом, остался за нами, пока его не покинули около полуночи уже» (Из воспоминаний полковника М.М. Петрова).

«Надобно атаковать. Мой хвост всякий день теперь в драке; а на Минск и на Вилейку мне не можно пройти от лесов, болот и мерзких дорог... Вы будете отходить назад, а я все пробиваться... Советую наступать тотчас... Войско ободрится. Уже несколько приказов дано, чтобы драться, а мы бежим». (из письма князя П.И. Багратиона)

«Неприятель в пятый раз потерял город, пятый раз им завладенный. Такое сильное поражение неприятеля немало его не остановило. Свежие колонны являются на переправу, очищаемую нашими батареями. Смерть находят они в рядах своих... Неприятель, пожертвовав в сей день всею итальянскою своею гвардиею... совершил свое отступление».

«Войски вашего императорского величества очистили от неприятеля все земли, между Неманом и Эльбою лежащие, вступили к неописанной радости жителей в столицу Саксонии Переправа легких войск произведена была с такою быстротою, что неприятель счел оную за общую переправу армии через Эльбу, что свидетельствуют перехваченные у него бумаги. В столице оставлен неприятелем госпиталь, содержащий в себе до 1 тыс. человек, а ключи города при сем счастие имею повергнуть к освященным стопам вашего императорского величества» (из донесений М.И. Кутузова)





15

Приложенные файлы


Добавить комментарий