Время помнит

ВРЕМЯ ПОМНИТЬ
памяти жертв политических репрессий»

Цели:
1.     Дать общую характеристику репрессивной политики в СССР в годы сталинизма,
2.     Показать, что репрессии против основных классов и социальных групп советского общества, депортация и геноцид целых народов, разделение общества на «врагов народа» и «честных советских граждан» составляли суть советского тоталитарного режима.
3.     Подвести учащихся к пониманию того, что в демократическом государстве действует принцип: «государство для общества», а в тоталитарном «общество для государства».
4.На местном материала показать процесс возникновения ГУЛАГа, притеснения и страдания его узников, их тяжелое существование в лагерях смерти
5.На примере истории создания памятников жертвам политических репрессий в г. Норильске и в целом на Таймыре, проследить духовное возрождение
6. Вызвать у детей чувство сопереживания тем людям, которые несправедливо оказались жертвами репрессий. Показать трагизм той эпохи

Оборудование:
Книжная выставка «Мой Норильск»
Подборка исследовательских работ учащихся, посвященных истории политических репрессий в Норильске
Школьные стенгазеты : «Чтобы знали и помнили», «Норильское восстание 1953 года», «Памяти жертв политических репрессий посвящается»
Компьютерная презентация «Наш город строили нам люди, злой волей брошенные в лагеря»
Фрагменты видеофильма, созданного учащимися 10 «а» класса «Немцы Таймыра. История семьи Л.А.Кох»



Тема внеклассного мероприятия выбрана неслучайно, история города тесно связана с историей политических репрессий в СССР. Норильск возводили , осужденные «враги народа». История Заполярного комбината, каждой улицы , горы Шмидта, у подножия которой находится Норильск – все является напоминанием о тех трагических годах. Не помни , живя здесь, об этом нельзя.
Тема репрессий на территории Таймыра для нас имеет и личностный аспект, выяснилось, что у одной из учениц нашей школы Мальцевой Алины , родственники пережили тяжелое время депортации немцев Поволжья. Её бабушка носит немецкую фамилию Кох, но рассказать о истории своей семьи Алина не смогла, ничего не знала. Все это послужило мотивацией к сбору материала и написанию исследовательской работы о судьбах депортированных немцев, проживавших и проживающих в селе Потапово.на Таймыре
На мой взгляд, самым ценным является возможность рассмотреть тему на разных уровнях: история человека история города история страны на основе синтеза общеисторического и краеведческого материал
Нужна ли нам память о таких событиях?
«Снисходительное отношение к нарушению государством прав и свобод человека в прошлом является предпосылкой для некритического, терпимого подхода к таким же действиям власти в настоящем, достаточно вспомнить вооруженное столкновение в Москве в 1993 г.» (Книга для учителя. История политических репрессий и сопротивления несвободе в СССР. М.: Мосгорархив, 2002. С. 3-4).
Эти строки предисловия призывают всех, и общество, и власть, не наступать дважды на одни и те же грабли: учиться на нелицеприятных фактах прошлого своей Родины, искать пути, как избежать произвола в настоящем и будущем, как сохранить невредимыми жизни и судьбы своих же соотечественников, дать всем согражданам жить свободно, разумно, сохранить свое человеческое и национальное достоинство. Показывая реальную историю взлетов и падений, свершений и ошибок, подвигов и преступлений в нашем государстве, мы сможем воспитать ответственное, вдумчивое, критически мыслящее, активное и созидающее поколение молодых людей. Любовь к Родине уважение человеческого достоинства в себе самих и в тех, кто рядом.

Ход
Учитель:
Россия, Русь куда я ни взгляну...
За все твои страдания и битвы
Люблю твою, Россия, старину.
Твои леса, погосты и молитвы.
Люблю твои избушки и цветы,
И небеса, горящие от зноя,
И шепот ив у смутной воды,
Люблю навек, до вечного покоя...
Так признавался России в любви, поэт Николай Рубцов. Это признание любящего, преданного свей Родине человека, который любит и неповторимую красоту русской природы, и ее прошлое, не только с радостными и счастливыми моментами, но и с трагическими и скорбными, которые переживала Россия вместе со своими народами. Разве не являются предметом нашей гордости ратные подвиги воинов? Разве не восхищаемся мы творениями мастеров: художников и изобретателей, писателей и ученых? Были в истории России и мудрые правители, которые искренне хотели процветания страны. Но вместе с тем были в истории России и трагические страницы. Сколько раз грабили, унижали и убивали людей внешние враги. Особенно больно вспоминать о том, как истребляли и унижали свой же ни в чем не повинный народ. Но об этом нужно знать и помнить, так как если мы забудем трагедии прошлого, они могут возвратиться к нам из будущего. Мы с вами собрались для разговора об одной из таких трагических страниц в жизни города о политических репрессиях
Тема репрессий – тема выстраданная. В день жертв политических репрессий, который отмечается в России 30 октября, в семье многих норильчан и таймырцев есть о ком помолиться и зажечь свечу Памяти.
Мы живем в Норильске, где каждый камень, каждая песчинка пропитаны горем и трагедией людей, которые строили наш Заполярный комбинат.












(Ахмадулина Ольга)


Наш город был городом зеков.
Он здесь возведен на крови.
Сам видел я, как человека
Охранник овчаркой травил.

Наперевес конвой взял автоматы
В конце колонны, впереди, с боков,
А посередине рты молчаньем сжаты,
Готовы лопнуть жилы кулаков.

Передвигая медленно ногами,
Без лиц, без пола и без возрастов
Под вьюгами, морозами, дождями
Они тащили груз своих оков.

Гонимые собачьими клыками,
Шли в бесконечность серые ряды.
Восход пылал, кровавыми лучами
Навеки помечая их следы.
(Юрий Бариев)


Учитель: День памяти страна отмечает
30 октября – день жертв политических репрессий. Впервые эта дата отмечалась 30 октября 1974 года, когда по предложению заключенного правозащитника Кронида Любарского узниками Мордовских и Пермских лагерей был учрежден День сопротивления политических заключенных. Решение Верховного совета России от 18.10.1991 г. внесло 30 октября в государственный календарь под названием «День памяти жертв политических репрессий».

Ученик 1. В первой половине 30-х годов в СССР была принята серия уголовных законов, которые стали основанием для произвола властей. Об охране общественной собственности, об измене Родине, о террористических организациях, о диверсиях и вредительстве направленных против Советской власти: следствие ограничивалось 10 дневным сроком, слушание дела велось без участия прокурора и адвоката, ходатайства о помиловании не допускаются, приговор о высшей мере наказания приводится в исполнение немедленно. В 1935 г. Установлена уголовная ответственность вплоть до смертной казни для детей, начиная с 12 лет. В 1937 г было разрешено применение мер физического воздействия – пыток против «врагов народа»

Ученик 2.
В 1934 году был создан Народный комиссариат внутренних дел (НКВД), который объединял под своим руководством органы госбезопасности, милицию, пограничные и внутренние войска. В 1934 в СССР было создано Главное управление исправительно-трудовых лагерей, трудовых поселений и мест заключения (ГУЛАГ). Это было подразделение НКВД (МВД), осуществлявшее руководство системой исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ). Специальные управления ГУЛАГа объединяли многие лагеря в разных районах страны: Карагандинский ИТЛ (Карлаг), Дальстрой НКВД/МВД СССР, Соловецкий ИТЛ (УСЛОН), Беломорско-Балтийский ИТЛ и комбинат НКВД, Воркутинский ИТЛ, Норильский ИТЛ .

Ученик 3
2 декабря 1934 года арестовали крестьянина Серегина. 2 декабря 1934 года он сидел в кузнице в далекой Тамбовской деревне и объяснял своим односельчанам, как сделать жнейку. Зашедший в кузницу человек сказал: «Слышь, Серегин, Кирова убили». – «Ну и фиг с ним», - ответил Серегин, никогда в жизни не слышавший эту фамилию и уверенный, что речь идет о драке в соседней деревне. От доносчика эти слова стали известны органам НКВД и легли в досье, заведенное на кузнеца. Через некоторое время Серегин по постановлению тройки был осужден на 10 лет тюрьмы.
Ученик 1
Система ГУЛАГа становилась почти неистощимым источником бесплатного рабского труда заключенных, используемого на «великих стройках коммунизма». Существовали разнарядки по количеству репрессируемых граждан, планы выполнялись и перевыполнялись. Репрессиям подвергались все категории граждан. В лагерях были созданы тяжелейшие условия, не соблюдались элементарные человеческие права, применялись суровые наказания за малейшие нарушения режима. Заключенные работали на строительстве каналов, дорог, промышленных и других объектах на Крайнем Севере, Дальнем Востоке и в других регионах. Чрезвычайно высокой была смертность от голода, болезней и непосильного труда.
Ученик 2 В лагерях могли оказаться председатель колхоза, выдавший крестьянам во время голода зерна больше положенной нормы, колхозный сторож, унесший несколько огурцов с колхозного поля. А также крестьянин, уклонившийся от работы в колхозе и рабочий, опоздавший на работу. Житель западных районов страны, боровшийся против тоталитарного режима под национальными знаменами, бывший военнопленный, перемещенный из фашистского концлагеря. Меньшую группу осужденных составляли политзаключенные. В лагерь можно было угодить за рассказанный про Сталина анекдот. Многие из осужденных в 1937 году на 10 лет, не выпускались на свободу, а получали без суда новые сроки.

Учитель. Все осужденные имели буквенное обозначение в статье осуждения:
СВЭ – социально вредный элемент;
СОЭ – социально опасный элемент;
КРА – контрреволюционная агитация;
АСА – антисоветская агитация;
КРД – контрреволюционная деятельность;
КРТД – контрреволюционная террористическая деятельность;
ЧСИР – член семьи изменника Родины.

По данным КГБ, установленным в феврале 1990 года, в СССР с 1930 по 1953 год было осуждено за государственные и контрреволюционные преступления 3 778 234 человека, из которых 786 098 приговорено к расстрелу. Через исправительно-трудовые лагеря с 1930 по 1953 года прошло 11,8 миллионов человек, через колонии – 6,5 миллионов.


Среди жертв политических репрессий свыше 500 тысяч человек прошли через Норильлаг.
В 1935 г с началом строительства Норильского горно-металлургического комбината, на Таймыре возникла огромная рабовладельческая империя
В Норильске это был Горлаг, он отличался ужесточенным режимом:
Обязательное ношение на лагерной одежде четырех номеров;
Решетки с замками, которыми запирались бараки на ночь;
Запрещены всякие свидания, ограничена переписка (2 письма в год);
Отсутствие какой-либо информации, запрет радио, газет и журналов;
Ежедневные обыски с раздеванием до белья и даже в сильные морозы.
За любую провинность каторжан бросали не в карцер, а заключали в барак усиленного режима – БУР, чаще без верхней одежды – наказание холодом и не на 10 суток , а на месяц. Мало кто выдерживал
За побег из концлагеря срок увеличивался в 10 раз, за вторую попытку расстрел
Ученик 1
Рабочий день начинался в 7 часов утра, когда бригадиры выгоняли заключенных палками из бараков. В 21 час колонны возвращались. Работали без выходных и праздников, болезни и жалобы не признавались, от работы могла освободить только смерть.
Ученик 2
Кормили плохо, поэтому смертность от истощения была очень высокой. Каждые две недели ослабленных отбраковывала комиссия и направляла в лагпункт «Кирпичный завод» на так называемый сбор хвои. Построенные в колонну, держась друг за друга, с трудом передвигаясь, ослабевшие люди под конвоем автоматчиков уводились в лес. Затем конвой и собаки исчезали, а люди замерзали не имея сил, ни желания возвращаться назад.
Ученик 3
Хоронить в вечной мерзлоте тяжело, поэтому ближе к весне спецкоманды собирали останки людей грузили на платформы и по железной дороге отправляли в Дудинку, где их на телегах по льду везли на остров Кабацкий. Весенним половодьем трупы уносило вниз по течению к океану
Ученик 1
На окраине Норильска находилось три лагпункта. Все зеки из этих лагпунктов работали на строительстве города.
По другую сторону города возвышалась гора Шмидта, у подножья которой расположено городское кладбище и многочисленные безымянные могилы зеков. В то время у норильчан существовала поговорка: «Дай бог не попасть под Шмидтиху».
Восстание – Авдеев ?
5 марта 1953 года по лагерю прошел слух о смерти Сталина . Тиран умер, но тирания осталась. Политзаключенные амнистии не получили

Из Москвы доходили слухи о новом правительстве, о реорганизации органов госбезопасности. И органам во чтобы-то ни стало понадобилось доказать свою необходимость, например, подавить восстание.
9 мая 1953 года работники оперативных частей Горлага получили задание готовить группы из числа уголовников для организации беспорядков с целью создания недовольства среди каторжан . Участились случаи стрельбы по заключенным. К политзаключенным поселили уголовников. Но главари бандитов были изгнаны, политзаключенные не допустили взрыва главного трансформатора рудника «Медвежий ручей». Но уголовникам все же удалось сжечь стационар больницы вместе с больными. Терпение политзаключенных лопнуло и все отделения Горлага отказались выходить на работу. Общей датой восстания принято считать 26 мая 1953, когда начальник караула Дьяков открыл огонь из автомата и убил 10 человек. Восставшие выбрали руководителей. Председателем комитета избрали Бориса Шамаева, его заместителем стал Иван Воробьев, танкист, Герой Советского Союза. Восставшее выдвинули требования:
Вызвать из Москвы правительственную комиссию
наказать виновных
отменит кандалы и пытки
отменить ношение номеров
уважать права человека
Прилетевшая из Москвы комиссия ничего на месте решить не смогла, а затем было решено подавить восстание. В ночь на 7 июля, прорубив проволочные ограждения и сломав заборы в зону каторжан ввели пожарные машины. Солдаты подключив шланги под большим напором направили струи воды на людей, а затем принялись избивать заключенных. Затем прибыли 10 машин с автоматчиками и открыли огонь по заключенным. Было убито свыше 100 человек, ранено 200. Оставшихся в живых бросили в камеры к уголовникам. Их избиения и пытки продолжались еще 18 часов. Все в восстании участвовало 80 000 человек. Это было самое крупное движение неповиновения в системе советской каторги. Мы часто читаем и говорим об ужасах фашизма, о гитлеровских лагерях смерти, забыв, о страшной судьбе нашего народа.

Проноза Диана
Презентация

На месте лагерного кладбища построен мемориал «Норильская Голгофа», состоящий из нескольких памятников. При входе на территорию мемориального комплекса стоит плита на которой написано: «Здесь, у горы Шмидта, находилось первое норильское кладбище – место захоронения в 1935-56 гг. десятков тысяч умерших и расстрелянных з/к Норильлага – граждан СССР и других стран. Мемориальный комплекс «Норильская Голгофа» начал создаваться в 1990 году по инициативе музея НПР и городского общества «Мемориал», усилиями энтузиастов Норильска, стран Прибалтики, Польши, при поддержке администрации Норильска и ЗФ «ГМК» «Норильский Никель».
Первым памятником на территории мемориала стала часовня, построенная комсомольцами.
В Норильске, наверное, не было более мрачного места, чем старое кладбище под Шмидтихой. Последнее пристанище для многих узников Норильлага хоронили там и вольных, но отдельно, более или менее прилично, по возможностям того времени. С умершими заключенными все было проще – их закапывали, как попало, особенно зимой, когда мерзлый грунт плохо поддавался киркам и лопатам. Поэтому уже в семидесятых годах заброшенное кладбище выглядело жутковато: весенние воды местами размыли неглубокие могилы, были видны человеческие кости. Потом часть кладбища ушла под строительство гаража, а оставшийся участок разровняли бульдозером. Многие норильчане были недовольны такими действиями властей, но ничего исправить уже было нельзя.
Идея построить часовню на месте снесенного кладбища принадлежала Вадиму Наговицыну, руководителю молодежного центра «Практик». Примерно в то же время в Норильске образовалось общество «Мемориал», которым руководила Лилия Печерская – директор норильского музея. На одном из заседаний общества присутствовал отец Сергий. Он высказал пожелание поставить памятный крест на месте старого кладбища под горой Шмидта. Предложение отца Сергия понравилось, и решили, что лучше всего поставить на этом месте не крест, а мемориальную часовню. Владимир Наговицын вызвался организовать строительство за счет средств мемориального центра «Практик».
В мае 1990 года были согласованы все мероприятия по началу строительства часовни.. В начале лета начались работы.
Рабочие из «Фундаментстроя» под руководством Александра Репухова отлили бетонную плиту основания. Комсомольцы из «Горстроя» возвели кирпичные стены, а Сергей Калачев с завода крупнопанельного домостроения занялся металлоконструкциями. Руководитель треста «Промстрой» Магомед Оздоев организовал бригаду отделочников, которые оштукатурили внутреннее помещение часовни. Вместе с Андреем Петровским Наговицын привез крест.
22 сентября 1990 года состоялось открытие и освещение часовни. Собралось много людей, ненадолго приезжал директор комбината Анатолий Филатов. Обряд освещения проводил отец Сергий, горели свечи, пел маленький хор. Многим из собравшихся было, кого и что вспомнить, было ощущение грустного, но все же праздника
«Здесь отчизны мысль и честь
Выбивались на излете.
Сколько вымерло в болоте –
Никому уже не счесть.


28 июля 1996 года состоялось торжественное открытие памятника полякам, погибшим в Норильлаге. Монумент был построен на личные сбережения польского гражданина Ежи Бияка, чья мать была узницей Норильлага и завещала сыну поставить на земле, на которой сложили свои головы многие граждане Польши монумент. На открытии памятника Ежи Бияк приехал вместе с женой Барбарой Соколовской. Из Красноярска приехал ксендз Анатолий Бадура и монахиня сестра Самуэла. Дорога, уходящая в небо стала вторым после в Катыни памятником полякам – жертвам сталинского режима.
И если бы о них забыли, то бог на небе забыл бы обо мне.
Памяти всех поляков, которые остались в этой земле. Пусть почивают в покое. Земляки.
4 мая 2005 года на территории мемориального комплекса «Норильская Голгофа» открыт памятник заключенным-евреям, погибшим в Норильлаге. Сооружено в 2005 году на пожертвования Джеймса Д. Вульфенсона.
30 октября 2005 года, в День памяти жертв политических репрессий, появился мемориальный комплекс – «Последние врата». Этот комплекс несет и технические функции. Он защищает территорию от промышленных стоков, так как ежегодно они подмывают основания установленных памятников, загрязняют мемориал. «Последние врата» выполнены из труб и бетона. Строительство комплекса было начато 12 июля. Финансирование работ проводилось на средства ЗФ ГМК «Норильский Никель» и личные средства М.Д.Прохорова.
В июне 2006 года на Таймыре, в Усть-Хантайке установлен памятный крест с надписью «здесь в Усть-Хантайке» лежат 270 немцев Поволжья

Гончаренко Сергей
Время помнить наступило,
Кажется, сегодня мне,
Что у нас с тобою было
Две страны
В - одной стране.
Первая страна вставала
На виду у всей земли,
Радостно рапортовала!
А вторую вдаль везли
Вмиг перерубались корни.
Поезд мчался по полям
И у всех, кто есть в вагоне,
«сто шестнадцать пополам»
( Р. Рождественский)


Дмитроченко Диана
Эти горькие строки известного поэта родились в конце восьмидесятых годов двадцатого века, века потрясений, войн, политических репрессий. Долгое время события, связанные с периодом политических репрессий 1920-1950х гг., замалчивались. Но пришло время, и стали появляться архивные публикации и воспоминания непосредственных участников трагедии минувших лет. Правда обрушилась на нас с такой беспощадной откровенностью, что стало больно и страшно.
Сегодня мы хотим рассказать об истории семьи ученицы нашей школы- Мальцевой Алины, вернее рассказать вместе с ней и ее бабушкой Лубышевой-Кох Лидией Артуровной. Мы встречались с Лидией Артуровной, работали в архиве, изучали газетные статьи и воспоминания родственников тех, кто пострадал в годы репрессий, искали фотографии.
На протяжении нескольких столетий Туруханский край и его северные окраины – Таймырский полуостров, были местом ссылки инакомыслящих. Ссылались в наши места и раскольники, и декабристы.
В советские времена Таймыр стал местом массовой политической ссылки и гибели тысяч людей разных национальностей. Ссылались не только граждане отдельных национальностей, так называемые «враги народа», но и целые народы.
На Таймыр, в самую большую страну «Архипелаг Гулаг», первые партии политзаключенных стали прибывать с началом строительства Норильского комбината. Переполненные до краев баржи и пароходы везли по Енисею дешевую рабочую силу для возведения норильских заводов. Более двадцати лет - с 1935-1956- на территории Таймыра существовал один из крупнейших
лагерей Сибири – Норильлаг – с десятками лаготделений и лагпунктов.
Эпоха сталинского террора была отмечена введением особого вида наказания – депортации отдельных народов. Были изгнаны народы Прибалтики, немцы Поволжья, корейцы, народы Таймыра.
Петруня Еккатерина
В Красноярском крае в то время находилось 62 443 немца. По материалам Таймырского государственного архива, опубликованного в книге «Свеча памяти», Дудинка , 2006г, в Таймырский округ, в навигацию 1942-1943 гг было завезено более 8 тысяч переселенцев: поволжских немцев, латышей, литовцев, эстонцев, румынов, финнов. В 1944 году к ним присоединились калмыки – 900 семей. Партии спецпереселенцев и заключенных прибывали на Таймыр вплоть до середины 50х годов прошлого века. О спецпоселенцах не писали в газетах, не награждали не только орденами и медалями, но и грамотами. О получении или продолжении образования не могло быть и речи, а если приходилось учиться, то только в местах спецпоселений. О судьбах многих из них никто ничего не знает. Тема эта была запретной.
Сколько их этих жертв приняла в себя студеная таймырская земля? Сотни тысяч безымянных могил рассеяны на огромнейшей территории округа. Тяжелейшие испытания выпали на долю спецпереселенцев в первые годы их пребывания в Заполярье. Из архивных документов и воспоминаний очевидцев тех лет вырисовывается ужасающая картина людского бедствия.
« Трудно найти слова, чтобы передать те страдания, унижения, оскорбления, которые пришлось пережить моей семье на Крайнем Севере под надзором спецкомендатуры»,- вспоминает Лидия Артуровна Кох.
Трагедия семьи Кох связана с началом Великой Отечественной войны, именно тогда началось переселение немцев Поволжья. В Саратовской области в селе Гримм жили дедушка и бабушка Лидии Артуровны – Фризоргер- Кох Луиза Карловна (1904-1980) и Кох Александр Давидович ( 1903-1944). У них была вполне обычная семья: дом, хозяйство, четверо детей, нормальный крестьянский быт. Деревня была большая, проживало там тринадцать тысяч человек, имелся молочный завод. Тогда, до войны, они еще и представить не могли, что предстоит им пережить. Но все изменилось
В 1941году семье Кох и их односельчанам объявили о том, что все будут отправлены на принудительные работы сроком на 3-4 месяца. Не зная куда, собравшись за сутки, Луиза Карловна, Александр Давидович, дети покинули родные места. Тревожно было, не хотелось расставаться с домом, истошно орал брошенный людьми скот. По улицам в поисках хозяев бродили коровы, овцы.
Ехали больше месяца в вагонах для скота. Приехали в Нижний Ингуш Красноярского края. В 1942 году отправили на Север. В Красноярске на станции Енисей провели целый месяц в ожидании парохода. Жили под открытым небом, прямо на берегу реки. В течение месяца в сопровождении
уполномоченных ходили на работу на военный завод. Наконец, их погрузили на пароход «Иосиф Сталин» и отправили в конце сентября «рейсом» до Потапово. Куда, зачем везут? Ничего не объясняли.

Дмитроченко Диана
В пути следования люди болели. По данным архивных документов были зарегистрированы случаи инфекционных заболеваний: брюшной тиф, дизентерия, корь, скарлатина, цинга(
Ослабленные и измученные долгой дорогой спецпереселенцы прибыли в село Потапово, расположенное на Енисее. Это было начало осени, уже лежал снег, а теплой одежды не было, негде было и жить. По данным документов, Рыбтрест, в распоряжении, которого прибыл контингент, ничего не подготовил. Людям пришлось размещаться на берегу р. Енисей, в палатках, под лодками, на чердаках, конюшнях. » Уезжая из Красноярска, переселенцы были ориентированы на скорое возвращение, а потому заготовкой витаминоносителей не занимались. Отсутствие витаминов, недостаточное питание, плохие жилищные условия, отсутствие теплой одежды и обуви привело к массовым заболеваниям, обморожениям, замерзаниям «
Документы у спецпереселенцев рвали сразу по прибытию, мы считаем, что тем самым подчеркивали безвыходность положения переселенцев, это было издевательство над людьми.
Семья Кох, по словам Лидии Артуровны, вырыла нору-землянку в горе. В ней разместилось несколько семей, отгораживались друг от друга кусками ткани. Страшной была первая зима. Холод, голод, цинга. Умирало столько, что не успевали делать гробы. Мертвых складывали в корзины и сбрасывали в ямы. Бывали случаи, когда родственники скрывали покойников, чтобы лишний день получить на него продуктовый паек. По воспоминаниям бабушки Лидии Артуровны, были случаи людоедства. Много лет спустя, уже перед смертью она рассказывала, что женщины съели ребенка. Умирали родители, оставались дети. Вымирали семьи. Люди до того ослабли, что не в силах были выносить из землянок осиротевших детей. Дети не учились, не было одежды. Помогали взрослым, много работали.
Из мужчин спецпереселенцев образовывали рыболовецкие бригады, рыба нужна была стране, фронту. 6 января 1942 года СНК СССР и ЦК ВКП приняли постановление «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и на Дальнем Востоке», которое стало программой ускоренного развития рыбной промышленности в этих районах в годы войны.

Петруня Екатерина
Занимавшиеся всю жизнь земледелием, спецпоселенцы не были рыбаками. Ветер, вода, грязь, а летом комары и мошки, от укусов которых заплывали глаза, было тяжело, а ведь еще нужно было тянуть пятисотметровый невод. Добрым словом, вспоминает, Лидия Артуровна, энца Петра Спиридоновича Болина. Он учил правильно заметывать и вытаскивать снасти, чинить и плести рыболовецкие сети.
Бывали случаи, когда местные жители принимали в свои семьи осиротевших детей.
Ближе к осени стало холоднее, чаще дули северные ветры, но вода еще сохраняла тепло. Чтобы согреться, заходили в воду по пояс. Когда же выходили, одежда тут же замерзала. За время короткого отдыха она не успевала просохнуть, и от нее несло сыростью. Рыбалка неводом продолжалась до 5 октября. Рыбачили босиком 12-18 часов в сутки. Очень страдали от посещения уполномоченных Энгельсона и Микова, отличавшихся особенной придирчивостью и жестокостью. Они следили за каждым шагом спецпоселенцев. Не разрешали брать рыбу, заглядывали в кастрюли, проверяя, не рыбу ли они варят. Лидия Артуровна вспоминает слова бабушки, о том, что когда-нибудь эта рыба застрянет у них в горле - так говорил дед. Однажды был случай, когда чуть не забили до смерти двенадцатилетнего мальчика только за то, что тот взял немного овса. Это было в первую, страшную зиму, когда люди умирали от голода. Чувство голода было постоянным. Особенно страдали дети. Даже после войны еще варили и ели песцов и горностаев.
Ежемесячно спецпереселенцы должны были отмечаться у коменданта. И каждый раз они слышали: «Вы здесь – навечно. В случае побега будете расстреляны». А куда было бежать голодным, слабым, раздетым? Они понимали, что идет война, и они должны хорошо работать.
Дмитроченко Диана
Интересны в этой связи воспоминания и размышления Льва Петри, который проживает ныне в Германии, в Гамбурге. В 1942 году он был выслан с матерью на Таймыр. В своей книге «Немцы Таймыра» (2006), в которую вошли воспоминания спецпереселенцев, живущих ныне в Германии, Латвии, Лео Петри утверждает, «что в 1942-1944 гг на Таймыре в отношении спецпоселенцев разных национальностей кремлевскими вождями был совершен геноцид, в результате которого было уничтожено до 70% завезенных на Крайний Север людей». За основу своих расчетов Лев Петри берет статистические данные по двум поселкам - Потапово и Усть-Хантайка: «Из 1950 человек спецпоселенцев, завезенных в эти два поселка, смертность за три года составила 1370 человек, то есть 70%». По воспоминаниям Фриды Мусс, опубликованным в книге «Свеча памяти», из полутора тысяч человек, завезенных в Потапово, к 1945 году оставалось всего 400.
Труднее всего приходилось одиноким людям и осиротевшим детям, которых определяли в детские дома. По данным медиков, обследовавших спецконтингент, из 7626 человек, завезенных в округ в 1942 году, 1589 человек

составляли дети до 14 лет.
Для семьи Кох самые тяжелые воспоминания связаны с 1944 годом, когда умер Александр Давидович.
Оказавшись в суровых климатических условиях, в экстремальной ситуации, под надзором комендатуры, оторванные от привычного уклада жизни, не имея навыков ведения северного промыслового хозяйства, спецпоселенцы могли рассчитывать на единственную возможность выжить – получить работу и хорошо работать, но этой работы хватало не всем, что было большой трагедией для людей. «Пропитание себе мы должны были добывать в воде, воздухе, в тундре. Добудешь, сдашь продукцию – получишь продуктовые карточки», - говорит, вспоминая слова бабушки, Лидия Артуровна. Слабые и больные были обречены, и не было сил вырваться из подневольных сетей. Их удалось разовать лишь в 1956 году, когда спецпоселение было отменено
Согласитесь, что стойкость этих людей поражает! Ведь на их жизненный путь выпало столько несчастий. Многие сейчас настаивают на том, что не нужно ворошить прошлое, искать и разглашать реальную действительность репрессивной системы. Но тогда как быть с будущим? Ведь народ, не знающий даже истории своей страны, не может долго существовать.
Сейчас нам трудно представить себе сверстника, которого арестовали только за то, что он читал или просто держал в руках книгу, запрещенную теми, кто распоряжается людьми, имеет над ними власть, кто считает, что только они знают, что читать, что они должны думать и как должны жить.
Людей, которые протестовали против такого порядка, бросали в лагеря, за колючую проволоку. А по другую сторону ее «свободные граждане» пели: «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек!» Пели и те, кто вовсе так не считал. Привычным становилось двоедушие. Людям внушали, что они самые лучшие в мире, что они строители светлого будущего.
Тем более ошибочно полагать, что история это вчерашний день, что завтра все начнется заново, с чистой страницы. Нет! Жизнь прошедших поколений продолжается в сегодняшнем, в нас самих, в наших представлениях, духовном складе, в событиях, запрограммированных в прошлом.

Фрагменты видеофильма
Учитель
Мир праху, честь имени, вечная память и скорбь о прошедших Гулаг. Жертвам политических репрессий – узникам Норильлага.

30 октября 2004 года, был открыт памятник жертвам Норильлага на Ленинском, 14.

Все эти памятники появились после 1990 года. И это не случайно. Именно этот год был объявлен годом покаяния.


В память о тех, кто прошел лагеря, кому удалось выжить, и кто навечно обрел покой в земле, я объявляю минуту молчания. Прошу всех встать.


























(
3











15

Приложенные файлы

  • doc vremya_pomnit
    Размер файла: 175 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий