Урок литературы по теме трагическая хроника епохи в поеме а. А. Ахматовой реквием



Трагическая хроника эпохи в поэме А. А. Ахматовой "Реквием"

Конспект урока

Цели:
образовательные – познакомить учащихся с личностью и особенностями творчества А. Ахматовой; показать, как история страны преломляется и отражается в ее творчестве;
развивающие – развивать чувство прекрасного, умение читать стихи и эмоционально на них откликаться, совершенствовать навыки анализа поэтического текста;
воспитательные – воспитывать уважение к чувствам другого человека, эмоциональную и интеллектуальную отзывчивость, патриотическое чувство, показать пример гражданского мужества.


Методы обучения – фронтальный опрос, сообщения учащихся, чтение стихотворений наизусть, просмотр презентации и компакт-дисков с помощью проектора и компьютера, анализ стихотворения.

Оборудование: мультимедийный проектор для показа презентаций. 

Тип урока – комбинированный.

Ход урока

ЭПИГРАФ К УРОКУ НА ДОСКЕ «Я была тогда с моим народом
Там, где мой народ, к несчастью, был»
А. Ахматова
Организационный момент. Активизация знаний учащихся.

Продолжаем изучение лирики Ахматовой. Прошу вспомнить основные темы, которые получили развитие в ее творчестве. Верно, в русскую поэзию в начале 20 века поэтесса пришла с традиционной в мировой лирике темой – темой любви. Но сегодня мы не можем представить её без стихов гражданских, патриотических. Какие из них вам запомнились с прошлого урока?
Многие ахматовские стихотворения – это обращение к трагическим судьбам России. Началом тяжких испытаний для нашей страны стала в поэзии Ахматовой Первая мировая война. В 1915 г. поэтесса пишет «Молитву» (читает подготовленный ученик).
Революция 1917 года была воспринята Ахматовой как катастрофа. Новая эпоха, пришедшая после революции, ощущалась ею как трагическое время потерь и разрушений. Но революция для поэтессы – это и возмездие, расплата за прошлую греховную жизнь. И пусть сама лирическая героиня не творила зла, она чувствует свою причастность к общей вине, а потому готова разделить судьбу своей родины и своего народа, отказывается от эмиграции. Вспомним, как об этом сказано в стихотворении «Мне голос был..» (чтение стихотворения подготовленным учеником). Для Ахматовой слова «Родина» и «власть» никогда не были синонимами. Для неё не было выбора – уехать из России или остаться. Она считает бегство предательством, и вот как говорит об этом в стихотворении «Не с теми я , кто бросил землю» (чтение стихотворения).
В связи с этим мне припомнилось другое стихотворение, написанное в последние годы жизни, оно так и называется - «Родная земля»:
В заветных ладанках не носим на груди, О ней стихи навзрыд не сочиняем, Наш горький сон она не бередит, Не кажется обетованным раем. Не делаем ее в душе своей Предметом купли и продажи, Хворая, бедствуя, немотствуя на ней, О ней не вспоминаем даже. Да, для нас это грязь на калошах, Да, для нас это хруст на зубах. И мы мелем, и месим, и крошим Тот ни в чем не замешанный прах. Но ложимся в нее и становимся ею, Оттого и зовем так свободно своею.
Стихотворение светлое по тону, несмотря на предчувствие близкой смерти. Фактически Ахматова подчеркивает верность и незыблемость своей человеческой и творческой позиции.
Новый материал.
Ещё в 30-е годы в лирике Ахматовой появляется мотив осиротевшей матери, который достигает вершины в «Реквиеме» как христианский мотив вечной материнской участи – из эпохи в эпоху отдавать сыновей в жертву миру: «Магдалина билась и рыдала, Ученик любимый каменел, А туда, где молча Мать стояла, Так никто взглянуть и не посмел». И здесь вновь личное у поэтессы соединяется с общенародной трагедией и вечным, общечеловеческим. В этом заключается своеобразие поэзии Ахматовой: боль своей эпохи она ощущала как свою собственную боль. Ахматова стала голосом своего времени, она и не была приближена к власти, но и не клеймила свою страну. Она мудро, просто и скорбно разделила её судьбу. Памятником страшной эпохе стал «Реквием».
Запись в тетрадях темы и эпиграфа урока.
В прежние годы было довольно распространенным представление об узости, камерности поэзии Ахматовой, и, казалось, ничто не предвещало ее эволюции в ином направлении. Ср., например, отзыв Б. Зайцева об Ахматовой после прочтения им поэмы «Реквием» в 1963 году за рубежом: «Я-то видел Ахматову "царскосельской веселой грешницей" и "насмешницей"... Можно ли было предположить тогда, в этой Бродячей Собаке, что хрупкая эта и тоненькая женщина издаст такой вопль женский, материнский, вопль не только о себе, но и обо всех страждущих женах, матерях, невестах... Откуда взялась мужская сила стиха, простота его, гром слов будто и обычных, но гудящих колокольным похоронным звоном, разящих человеческое сердце и вызывающих восхищение художническое?».
Словарная работа: как вы понимаете заголовок поэмы? (Запись термина в тетради.) Слово «Реквием» переводится как «заупокойная месса», католическое богослужение по умершему. Одновременно это – обозначение траурного музыкального произведения. К этому жанру обращались многие композиторы, наибольшую известность получил «Реквием» Моцарта (звучит аудиозапись).
Об истории создания поэмы рассказывают подготовленные ученики.
Сегодня на уроке мы читаем поэму с поразительной историей: прошу сосчитать, сколько лет прошло от начала работы над нею до публикации? А сколько лет она существовала лишь в памяти людей до того, как была записана, просто записана на бумаге?
Цели: мы будем читать поэму и учиться её понимать. Мы увидим, как история страны преломляется и отражается в творчестве Ахматовой. Мы должны на этом уроке лучше узнать историю своей страны.
Итак, открываем текст поэмы. Что мы видим в самом начале её? Эпиграф, строго, точно и лаконично отразивший гражданскую и творческую позицию автора:
Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл,-
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был. 1961
В ПРЕДИСЛОВИИ к поэме Ахматова написала:
     В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как-то раз кто-то "опознал" меня. Тогда стоящая за мной женщина, которая, конечно, никогда не слыхала моего имени, очнулась от свойственного нам всем оцепенения и спросила меня на ухо (там все говорили шепотом):      - А это вы можете описать?      И я сказала:      - Могу.      Тогда что-то вроде улыбки скользнуло по тому, что некогда было ее лицом. 1 апреля 1957, Ленинград
Лаконичное «Вместо предисловия» написано прозой: и содержание, и непривычная форма этого текста приковывают к себе особое внимание. Рассказ о семнадцати месяцах, проведенных в очередях возле тюрьмы, как бы поясняет эпиграф. Ахматовский «Реквием», так же как и моцартовский, написан «по заказу», но в роли «заказчика» в поэме выступает «стомильонный народ». Поэт клянется, что сможет написать о пережитом, и сам текст служит этому подтверждением. Значит, поэма – овеществленная клятва, реализация высочайшей миссии, взятой на себя художником.
Словарная работа – «ежовщина» - справку дает подготовленный ученик. (Ежовщина - период 1936-1938, когда нарком внутренних дел был Ежов Н.И., с помощью которого Сталин производил "чистку" ленинской гвардии, партийного и государственного аппарата, военных, государственных, научных и иных деятелей. Во время ежовщины ок.12-14 млн. людей были отправлены в лагеря и тюрьмы, а более миллиона человек расстреляны)
Следующая часть поэмы называется «ПОСВЯЩЕНИЕ». Она содержит ряд конкретных картин общенародного несчастья «осатанелых лет». Затем эта конкретность соединяется с высоким обобщением. Поэтому закономерным становится обращение к Пушкину там, где речь идет про «каторжные норы» (чтение Посвящения).
Далее – «ВСТУПЛЕНИЕ», которое обнажает правду на грани фантастики. И очень естественно здесь возникают гротескные образы: «.. улыбался только мертвый, спокойствию рад. И ненужным привеском болтался возле тюрем своих Ленинград». Обратите внимание, город назван Ленинградом, но страна при этом – не СССР, а «безвинная Русь» (чтение Вступления).
Словарная работа – «маруси».
ГЛАВА 1 строится как народный плач. Это причитание матери по уводимому в тюрьму сыну, которое неожиданно объединяется с крестьянским плачем по покойнику. Наконец, это услышанные из глубины веков крики и стоны стрелецких жен. Но все эти голоса сливаются в один общий вой, невыносимый в своем трагизме (чтение главы).
ГЛАВА 2 датирована 1939 годом. Изображенное на земле обозревается глазами «желтого месяца». Свое личное горе поэтесса выразила в коротких строчках стихотворения, корнями уходящего в фольклор (чтение главы).
ГЛАВА 3 совсем короткая, в ней о себе автор пишет уже в третьем лице. Это уже не женщина – тень. Человеку ведь невозможно вынести такое: Нет, это не я, это кто-то другой страдает.
Я бы так не могла, а то, что случилось,
Пусть черные сукна покроют,
Ночь.
(впомним, что масштабы трагедии заданы уже в первых строчках «Посвящения»: «Перед этим горем гнутся горы, Не течет великая река»)
В ГЛАВЕ 4 героиня поэмы пробует взглянуть на себя со стороны и с ужасом замечает себя, былую «веселую грешницу», в толпе под Крестами, где столько «неповинных жизней кончается» Стих обрывается на полуслове, на многоточии (чтение главы).
5 ГЛАВА. В следующем отрывке отчаяние матери, кажется, достигает высшей точки. Всё перепуталось в её сознании, ей слышится «звон кадильный», видятся «пышные цветы» и «следы куда-то в никуда». И светящая звезда (традиционный романтический образ) становится роковой и «скорой гибелью грозит» (чтение главы).
ГЛАВА 6 датирована тем же 1939 годом. Героиня пребывает в каком-то оцепенении. Все её мысли о сыне, общее у них сейчас – белые ночи, которые глядят в тюрьму, но приносят не свет и радость, а говорят о кресте и о смерти (чтение главы).
И в этом состоянии оцепенения на героиню обрушивается очередной удар – приговор сыну. ГЛАВА 7 так и называется – «Приговор» (чтение главы).
Но у героини нет сил жить в «опустелом доме», и она зовет смерть: «Ты все равно придешь – зачем же не теперь? Я жду тебя – мне очень трудно.» Так начинается 8 ГЛАВА – «К смерти». Героиня готова принять любую смерть: отравленный снаряд, гирьку бандита, тифозный чад и даже увидеть «верх шапки голубой» - самое страшное в то время (чтение главы).
Но смерть не приходит – приходит безумие. Всё происходящее в жизни и в сердце сводит с ума. И теперь смерть обретает свою новую форму – душевной болезни: «Уже безумие крылом души накрыло половину». На смену разуму приходит его затмение, былая стойкость сменяется слабостью, речь превращается в бред, память – в беспамятство. И если мелькают ещё признаки чего-то святого, то это смутные наплывы из прошлого. Безумие выступает как последний предел глубочайшего отчаяния и горя, невыносимого здравым умом, а потому отстраненного. Об этом 9 ГЛАВА (чтение главы).
Само название - «Реквием» - настраивает на торжественно-траурный, мрачный лад, оно связано со смертью, скорбным молчанием, которое происходит от непомерности страдания. Трагедия народа так велика, что не вмещается в рамки траурного реквиема. Трагедия вызывает в памяти самое страшное из преступлений в истории человечества - распятие Христа. Трагедия подключает сознание читателя к судьбе Матери, принесшей в мир Сына-Искупителя. Обратите внимание, нигде в поэме не звучит мотив возмездия, мести. Страшным обвинением эпохе беззакония и бесчеловечности является вся поэма. В 10 ГЛАВЕ воплощена библейская тема. Ей предпослан евангельский эпиграф: «Не рыдай, мене, Мати, во гробе зрящия». Этот эпиграф обрывается на полуслове в коротком четверостишии: «О, не рыдай Мене» (чтение главы).
В этой главе автор оперирует высокими общечеловеческими символами Матери, Магдалины и Распятия Христа. Личность Христа по-особому волновала Ахматову и человеческой сутью своей, и судьбой. И вот теперь она соединяет историю Божьего Сына с судьбой собственного, и оттого частное и общее, личное и общечеловеческое вновь сливаются воедино.
Эта тема продолжена и завершена в ЭПИЛОГЕ:
Узнала я, как опадают лица,
Как из-под век выглядывает страх,
Как клинописи жесткие страницы
Страдание выводит на щеках,
Как локоны из пепельных и черных
Серебряными делаются вдруг,
Улыбка вянет на губах покорных,
И в сухоньком смешке дрожит испуг.
И я молюсь не о себе одной,
А обо всех, кто там стоял со мною,
И в лютый холод, и в июльский зной
Под красною ослепшею стеною.

Поэма завершается 2 частью ЭПИЛОГА, в котором проясняется, какое воскрешение ждёт её героев – вечная жизнь в творчестве. Ахматова старается не забыть, а наоборот, вечно помнить о страшном времени. Стихи начинают теперь звучать как удары набатного колокола. Безгранично отчаяние матери, но она одерживает победу над палачами сына. Голос лирической героини крепнет, 2-я часть ЭПИЛОГА звучит как торжественный хорал, сопровождаемый ударами погребального колокола. Идут твердые, как железо, двустишия с мужскими рифмами, которые свидетельствуют о стойкости и победительной силе женщины-поэта. И потому она достойна монумента, этого воплощения памяти, несгибаемости и ещё одного символа окаменения. Продолжая традиционную в русской поэзии тему памятника, Ахматова трактует её очень мощно, гордо и горько:
Опять поминальный приблизился час.
Я вижу, я слышу, я чувствую вас:

И ту, что едва до окна довели,
И ту, что родимой не топчет земли,

И ту, что красивой тряхнув головой,
Сказала: "Сюда прихожу, как домой".

Хотелось бы всех поименно назвать,
Да отняли список, и негде узнать.

Для них соткала я широкий покров
Из бедных, у них же подслушанных слов.

О них вспоминаю всегда и везде,
О них не забуду и в новой беде,

И если зажмут мой измученный рот,
Которым кричит стомильонный народ,

Пусть так же они поминают меня
В канун моего поминального дня.

А если когда-нибудь в этой стране
Воздвигнуть задумают памятник мне,

Согласье на это даю торжество,
Но только с условьем - не ставить его

Ни около моря, где я родилась:
Последняя с морем разорвана связь,

Ни в царском саду у заветного пня,
Где тень безутешная ищет меня,

А здесь, где стояла я триста часов
И где для меня не открыли засов.

Затем, что и в смерти блаженной боюсь
Забыть громыхание черных марусь,

Забыть, как постылая хлопала дверь
И выла старуха, как раненый зверь.

И пусть с неподвижных и бронзовых век
Как слезы, струится подтаявший снег,

И голубь тюремный пусть гулит вдали,
И тихо идут по Неве корабли.

Эти строки были написаны в страшные 30-е годы, когда огромное количество безвинных сидело в лагерях, а стихи Ахматовой не печатались. Их не печатали и позже, в 40-50-е, тогда школьники учили наизусть не стихи Ахматовой, а постановление компартии, в котором поэтесса в самой грубой форме обвинялась в безыдейности. Потому и не было речи ни о каких памятниках, наградах, а поэма «Реквием» всё ещё хранилась в памяти верных людей. Но мы с вами живем во времена, когда желание Ахматовой исполнилось и памятник её мужеству установлен там, где она завещала. Об этом – презентация «Памятники Ахматовой в Санкт-Петербурге» (подготовленная учениками).

ОБОБЩЕНИЕ.
Памятник Ахматовой у стен тюрьмы – монумент не только поэту, но всем матерям и женам, всем жертвам произвола, это памятник самому Мужеству. Заметим, что в «Эпилоге» как бы смыкаются функции поэта и поэзии с идеей великого заступничества за людей. А это и есть великое наследие русской литературы, которое делает Ахматову национальным, народным поэтом.

Подведение итогов урока. Оценка работы учащихся на уроке.
Запись в тетрадь: 1. Поэма "Реквием " создавалась с 1935 по 1940 годы, эпиграф и предисловие были написаны позднее, после развенчания культа Сталина, но опубликована поэма была только в 1987 году. 2. Ведущая тема поэмы - годы сталинских репрессий 1935-1938 годов. Страдание матери и страдание народа изображаются в единстве - личное переплетается с общественным. Ахматова правдиво изображает свое время, обобщая , сравнивая трагедию страны с библейской.

Литература:
Конспекты уроков для учителя литературы: 11 кл.: Серебряный век русской поэзии: В 2 Ч. /Под ред. Л.Г.Максидоновой. – М.: Гуманит.изд.центр ВЛАДОС, 2000.– Ч.2.
Русская литература: Большой учебный справочник для школьников и поступающих в вузы.– 3-изд. – М., Дрофа, 2001г.
Экзаменационные вопросы и ответы. Литература. 9 и 11 выпускные классы. Учебное пособие. – М.: АСТ-ПРЕСС ШКОЛА, 2002.
Павловский А.И. Анна Ахматова // Литература в школе. – 2005. – № 1.




Заголовок 315

Приложенные файлы


Добавить комментарий