Урок литературы в 7 классе 2

Урок литературы в 7 классе.
Тема урока: Песни огненных лет. ( Тексты стихотворений В.Лебедева – Кумача, А.Суркова, М.Лисянского, М.Матусовского, В.Харитонова).

Оборудование к уроку: фонозаписи песен военных лет, тексты стихотворений В.Лебедева – Кумача «Священная война», А.Суркова «В землянке», М.Лисянского «Моя Москва», М.Матусовского «На безымянной высоте», В Харитонова»День Победы».

Опережающее домашнее задание: доклады об истории создания песен по карточкам - информаторам 1-5.

Материалы к теме: Сидоровский Л.И. И только потому мы победили Очерки. Л., 1985.

Вопросы:
Песня «Священная война»
Как вы думаете, какие строчки были особенно близки людям, услышавшим эту песню перед отправлением на фронт?
В чём, по – вашему, патриотический пафос стихотворения? (Патриотизм – преданность и любовь к своему Отечеству. Пафос – страстное воодушевление, подъём, энтузтазм)
как вы понимаете значение словосочетаний: «священная война» и « благородная ярость»?
Песня « В землянке».
В чём секрет любви многих поколений, в том числе и невоенных, к песне на стихи А.Суркова?
Проследите по тексту стихотворения, какое пространство «близкое» и « дальнее», окружает лирического героя. Опишите «близкое» пространство. Что в «дальнем» пространстве сулит опасность и что оберегает от неё?
Какое прямое и символическое значение имеет слово «вьюга» в последнем четверостишии?
Песня « Моя Москва».
Какие приметы вместил в себя облик Москвы?
Какие страницы истории прочно сжились с обликом Москвы?
Почему лирический герой противопоставляет гордость за Москву своей личной истории?
(История лирического героя, переданная в первых четырёх строчках стихотворения, высока и трагична. Но она лишь частица того великого, что вместила в себя история страны, символом которой стал город – герой Москва).
Песня « На безымянной высоте».
Как в сознании лирического героя соединяются трагические картины войны и
тревожные картины жизни природы?
Какие строчки стихотворения позволяют эпизод конкретного боя возвести до
обобщающей картины войны?
Песня «День Победы».
Какие противопоставления легли в основу текста песни, помогли передать
саму сущность Дня Победы?






Приложение.
Карточка – информатор №1 «Священная война».

22 июня 1941 года в четыре часа утра первые бомбовые удары нарушили мирный сон российских городов. Началась Великая Отечественная война. А через несколько дней по радио прозвучала, пожалуй, самая суровая и самая яркая из всех военных песен, когда – либо сложенная людьми. Написали её композитор Александр Васильевич Александров и поэт Василий ИвановичЛебедев – Кумач и называлась эта песня «Священная война»:

Вставай, страна огромная,
Вставай на смертный бой
С фашисткой силой тёмною,
С проклятою ордой!
Пусть ярость благородная
Вскипает, как волна!
Идёт война народная,
Священная война!
Песню исполнил Краснознамённый ансамбль песни и пляски Советской Армии, который сейчас носит имя автора « Священной войны».
Борис Александрович, сын композитора, вспоминал:
« Стихотворение Василия Ивановича Лебедева – кумача было напечатано в газетах на третий день войны. Песня сочинилась очень быстро, на одном вздохе.. В Москве тогда оставалась лишь одна группа ансамбля, три другие уже выступали на фронте.
В эту группу Александр Васильевич и принёс новую песню. Понравилась она сразу, разучили её быстро и впервые исполнили на Белорусском вокзале Вокзал был заполнен бойцами. В походном снаряжении они сидели на скамейках, чемоданах, дымили махоркой – у каждого своя дума Сначала нас никто не заметил. Но вот – первые такты песниЗнаете, об успехе можно судить не только по аплодисментам. Весь вокзал словно замер. Я стоял рядом с хором и видел, как слушатели буквально впитывали в себя звуки. И вдруг встаёт один, другой, третий Всё! А потом тишина. Пауза какой – то немыслимой тишины – и шквал. Требовали: «Ещё!» Исполнили ещё раз, потом третий, четвёртый»
Настанет время – и критики назовут эту песню музыкальной эмблемой Великой Отечественной. А для первых слушателей это была просто песня. Может быть, самая последняя в их жизни. И мурашки бегали по коже от сурового пафоса, вобравшего в себя и горечь, и боль, и гнев людей, переплавленные в неукротимую силу отпора, в то, что поэт так точно назвал «яростью благородной».
Не смеют крылья чёрные
Над Родиной летать,
Поля её просторные
Не смеет враг топтать!











Карточка – информатор №2 «В землянке».

Эта песню сразу же, безоговорочно была принята – и сердцем солдата, и сердцами тех, кто ждал его дома. А стихотворение, из которого она родилась, появилась, в общем – то случайно. Поэт Алексей Сурков написал жене с фронта шестнадцать « домашних» строк.
Написал в сорок первом, в конце ноября, под Истрой, после очень трудного дня, когда пришлось пробиваться из окружения со штабом одного из гвардейских полков.
Так бы и остались эти стихи частью письма, если бы в феврале сорок второго не пришёл во фронтовую редакцию композитор Константин Листов и не стал просить «чего – нибудь, на что можно написать песню». «Чего – нибудь» не оказалось. И тут Сурков, на счастье, вспомнил о стихах, отправленных домой, разыскал их в блокноте и, переписав, отдал Листову.
Через неделю композитор вновь появился в редакции, попросил у фотографа Миши Савина гитару и запел:
Бъётся в тесной печурке огонь,
на поленьях смола, как слеза.
и поёт мне в землянке гармонь
Про улыбку твои и глаза.
Все свободные от работы по выпуску номера слушали, затаив дыхание
И песня «пошла». По всем фронтам – от Севастополя до Ленинграда и Полярного. Правда, некоторым блюстителям фронтовой нравственности показалось, что строки: « До тебя мне дойти нелегко, а до смерти четыре шага» - упаднические, «разоружающие». Просили и даже требовали про смерть вычеркнуть или отодвинуть её от окопа подальше. Но портить песню было уже поздно. О том, что с песней « мудрят», дознались на фронте, и однажды Сурков получил письмо от шести танкистов – гвардейцев. Танкисты писали:
«Мы слышали, что кому – то не нравится строчка «до смерти четыре шага». Напишите для этих людей, что до смерти четыре тысячи английских миль, а нам оставьте так, как есть: мы-то знаем, сколько до неё, до смерти».
Конечно же, сугубо личные строки Суркова совсем не случайно стали популярнейшей песней войны, одной из наивысших лирических удач всей фронтовой поэзии. Уже с первых дней Великой Отечественной поэт чувствовал: солдатское сердце ищет не только лозунга и призыва, но и ласкового, тихого слова, чтобы разрядиться от перегрузки всем тем страшным, что обрушивала на него жестокая действительность.
Люди воспринимали не только смысл стихотворения, но и весь вложенный в него жар сердца, пульсацию крови, волнение, надежду, любовь
Вот почему если бывшие фронтовики поют про землянку, то даже сегодня они не жалеют для этой песни сердца и не стыдятся слёз.















Карточка – информатор №3 «Моя Москва».

Немало хороших песен сложено о нашей столице – и про то, как «утро красит нежным светом стены древнего Кремля», и про то, что «друга я никогда не забуду, если с ним подружился в Москве». Писали их, как правило, москвичи. А слова этой песни, одной из самых проникновенных, сочинил не москвич. Сочинил человек, который Москву защищал.
Родился Марк Лисянский у Чёрного моря, детство и юность провёл в Николаеве, потом жил в Ярославле, откуда и ушёл на фронт, воевал в Ярославской дивизии. В очень трудное время осенью сорок первого, в блокнот легли строчки стихотворения «Моя Москва»:
Я по свету немало хаживал,
Жил в землянке, в окопах, в тайге.
Похоронен был дважды заживо,
Знал разлуку, любил в тоске.
Но всегда я привык гордиться,
И везде повторял слова:
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!
Младший лейтенант Лисянский ехал тогда через столицу на фронт, грузовик остановился на площади Пушкина, у вывески: « Редакция журнала «Новый мир». Попросив шофёра минутку подождать, младший лейтенант взбежал по лестнице, отдал секретарше стихотворение, начинавшееся строкой: «Я по свету немало хаживал», и поспешил вниз. Стихи были опубликованы в 10 – 11 номере журнала, вышедшем в декабре сорок первого. Увидев стихи, композитор М.Дунаевский тут же, прямо на полях журнала написал ноты. Вскоре молодой поэт услышал по радио песню. Песню о Москве.
Мы запомним суровую осень,
Скрежет танков и отблеск штыков.
И в веках будут жить двадцать восемь
Самых храбрых твоих сынов.
И врагу никогда не добиться,
Чтоб склонилась твоя голова,
Дорогая моя столица,
Золотая моя Москва!
Она звучит и сегодня, песня о сыновней любви к сердцу нашей Родины, песня о том, что никогда никакой враг не вступит на московские улицы. А ведь когда поэт писал об этом, фашисты могли рассматривать московские улицы в бинокль Тем дороже нам песня, полная такого пронзительного лиризма, такой силы. И именно там, где враг бал остановлен, именно там, где ему дали смертный бой, поднялся теперь памятник, на котором отчеканены слова из этой светлой и мужественной песни. Песни, ставшей Гимном Москвы.













Карточка – информатор №4. « На безымянной высоте».

Это было в начале шестидесятых годов. На «Мосфильме» снимался фильм «Тишина» по роману Юрия Бондарева. Главная песня о тех, кто не вернулся с полей сражений, была заказана композитору Вениамину Баснеру и поэту Михаилу Матусовскому. Оба знали войну не понаслышке: Баснер служил в артиллерии, потерял близких; Матусовский работал в редакции фронтовой газеты, был ранен.
Лишь картина вышла на экран, как тревожный, суровый мотив подхватили тысячи, миллионы голосов:
Дымилась роща над горою,
И вместе с ней горел закат
Нас оставалось только трое
Из восемнадцати ребят.
Как много их, друзей хороших,
Лежать осталось в темноте –
У незнакомого посёлка
На безымянной высоте.
Неудержимой рекой хлынули письма от бывших фронтовиков, и каждый уверял авторов, что это – именно из его биографии, именно о его высоте, только бойцов там, мол, было не восемнадцать, а другое количество. Между тем Матусовский отлично помнил, как коллега из фронтовой газеты рассказывал ему именно о восемнадцати сибиряках. И вот однажды – весточка от полковника Плотникова: он нашёл имена тех героев – сибиряков, всех восемнадцати, только в живых из них осталось, оказывается, не трое, а двое, и сними даже можно встретиться – Герасим Ильич лапин живёт в Донецке, А Константин Николаевич Власов в Новосибирске.
Вскоре встреча состоялась – в Москве, на «Голубом Огоньке». Обнялись солдаты, поэт, композитор.. И узнали люди, что бой тот был под посёлком Бетлицы, на Калужской земле.
























Карточка – информатор №5. «День Победы».
Песня «День Победы» появилась на свет спустя три десятилетия после того, как отгремели последние залпы Великой Отечественной. Поэт Владимир Гаврилович Харитонов рассказывал:
- Давно мечтал об этой песне. Но всё не находилось главной строчки, которая определила бы весь её строй. И вдруг однажды выовалось6 « Это радость со слезами на глазах» Да, конечно же, именно это самое главное! И тут же, сразу, буквльно на одном дыхании написал весь припев.
А потом надо было найти начало песни. Я ходил по комнате и вспоминал, вспоминал Как в двадцать лет стал курсантом пехотного училища и как через год на Волоколамском шоссе рядом с панфиловцами мы сдерживали фашистскую орду Думали ли мы, мечтали ли тогда о победе? Конечно. Но как бесконечно далеко дотнеё в ту пору было. Сколько крови, сколько дорогих могил было впереди
День победы, как он был от нас далёк,
Как в костре потухшем таял уголёк
Были вёрсты обгорелые в пыли, -
Этот день мы приближали, как могли.
«Этот день мы приближали, как могли» - совсем не случайно я повторил эту строчку в песне трижды, сделал её рефреном ещё в запеве. Потому что эта мысль для меня важна: ведь именно так было с каждым моим соотечественником Это и про мою маму, которая все четыре года работала медсестрой в госпитале. И про отца, заслужившего в ту пору орден Ленина. И про мою жену, которая тогда ещё совсем девчонка, на крыше вот этого самого дома на улице Горького тушила зажигалки
Есть в песне строки, которые тем, кто не воевал, может быть, покажутся неожиданными:
Здравствуй, мама, возвратились мы не все
Босиком бы пробежаться по росе!...
Но как, наверное, поймут меня ветераны Великой Отечественной, которые тогда, к началу войны, едва успели закончить школу. Как часто грезилось нам – измотанным, пропылённым: сбросить бы кирзу, хоть совсем ненадолго, и, словно в детстве, босиком – по траве, по лужам. ведь совсем ещё недавно солдаты были мальчишками
Стихи сложились, и я отдал их Давиду Тухманову, с которым мне работается особенно радостно и чей талант ценю очень высоко. Через несколько дней – телефонный звонок: Давид Федорович сообщил, что песня готова.
Песню невозможно слушать без слёз. Тухманов нашёл для неё такую интонацию « тех лет», что она сразу вонзилась в сердце.
















Лебедев - Кумач « Священная война»
Вставай, страна огромная, Вставай на смертный бой С фашистской силой тёмною, С проклятою ордой. Припев: Пусть ярость благородная Вскипает, как волна, Идёт война народная, Священная война! Как два различных полюса, Во всём враждебны мы. За свет и мир мы боремся, Они за царство тьмы. Припев. Дадим отпор душителям Всех пламенных идей, Насильникам, грабителям, Мучителям людей! Припев. Не смеют крылья чёрные Над Родиной летать, Поля её просторные Не смеет враг топтать! Припев. Гнилой фашистской нечисти Загоним пулю в лоб, Отребью человечества Сколотим крепкий гроб! Припев. Пойдём ломить всей силою, Всем сердцем, всей душой За землю нашу милую, За наш Союз большой! Припев. Встаёт страна огромная, Встаёт на смертный бой С фашистской силой тёмною, С проклятою ордой! Припев.








Алексей Сурков «В землянке». Вьётся в тесной печурке огонь, На поленьях смола, как слеза. И поёт мне в землянке гармонь Про улыбку твою и глаза. Про тебя мне шептали кусты В белоснежных полях под Москвой, Я хочу, чтобы слышала ты, Как тоскует мой голос живой. Я хочу, чтоб услышала ты, Как тоскует мой голос живой. Ты сейчас далеко-далеко, Между нами снега и снега. До тебя мне дойти нелегко, А до смерти - четыре шага. Пой, гармоника, вьюге назло, Заплутавшее счастье зови. Мне в холодной землянке тепло От твоей негасимой любви. Мне в холодной землянке тепло От твоей негасимой любви. 

















М.Лисянский «Моя Москва»
Я по свету немало хаживал: Жил в землянке, в окопах, в тайге, Похоронен был дважды заживо, Знал разлуку, любил в тоске. Но Москвой я привык гордиться, И везде повторял я слова: Дорогая моя столица! Золотая моя Москва! Я люблю подмосковные рощи И мосты над твоею рекой; Я люблю твою Красную площадь И кремлевских курантов бой. В городах и далеких станицах О тебе не умолкнет молва, Дорогая моя столица1 Золотая моя Москва! Мы запомним суровую осень, Скрежет танков и отблеск штыков, И в веках будут жить двадцать восемь Самых храбрых твоих сынов. И врагу никогда не добиться, Чтоб склонилась твоя голова, Дорогая моя столица! Золотая моя Москва!










М Матусовский «На безымянной высоте»
Дымилась роща под горою И вместе с ней горей горел закат Нас оставалось только двое Из восемнадцати ребят. Как много их, друдей хороших Лежать осталось в темноте У незнакомого поселка, На безымянной высоте. Светилась, падая, ракета Как догоревшаая звезда. Кто хоть однажды видел это, Тот не забудет никогда. Тот не забудет, не забудет Атаки яростные те У незнакомого поселка, На безымянной высоте. Над нами мессеры кружили, И было видно словно днем, Но только крепче мы дружили Под перекрестным артогнем. И как бы трудно не бывало, Ты верен был своей мечте У незнакомого поселка, На безымянной высоте. Мне часто снятся те ребята Друзья моих военных дней. Землянка наша в три наката, Сосна сгоревшая над ней. Как будто снова вместе с ними Стою на огненной черте У незнакомого поселка, На безымянной высоте.












День Победы, как он был от нас далек,
В.Харитонов «День Победы»

Как в костре потухшем таял уголек.
Были версты, обгорелые, в пыли, -
Этот день мы приближали как могли.

Припев:

Этот День Победы
Порохом пропах,
Это праздник
С сединою на висках.
Это радость
Со слезами на глазах.
День Победы !
День Победы !
День Победы !

Дни и ночи у мартеновских печей
Не смыкала наша Родина очей.
Дни и ночи битву трудную вели -
Этот день мы приближали как могли.

Припев

Здравствуй, мама, возвратились мы не все...
Босиком бы пробежаться по росе !
Пол-Европы, прошагали, пол-Земли, -
Этот день мы приближали как могли.

Припев





15

Приложенные файлы


Добавить комментарий