Первая мировая война и российское общество


Первая мировая война и российское общество
Первая мировая война, или как ее называли «Великая война», оказала огромное влияние на все стороны жизни государства и общества Российской империи. Она кардинальным образом отразилась на экономике, политической структуре государства и социальной психологии населения. Огромное влияние эта война оказала на судьбу нашей страны. Она вызвала небывалый патриотический подъем, который затронул все социальные слои и все народы Российской Империи, который сплотил под знаменами русской армии, как регулярные части, так и добровольческие национальные подразделения. Война, которая началась 1 августа 1914 года, стала в итоге предвестником революций и трагической гражданской войны в России, привела к вынужденной эмиграции миллионов соотечественников.       Сегодня объективная оценка ее восприятия населением Российской империи, итогов и уроков войны, является восстановлением значительного периодаотечественнойистории. В 2014 году мир будет отмечать столетие начала Первой мировой войны. Очевидно, что средства массовой информации, общественные, научные и религиозные организации внесут свой вклад в возрождение интереса к событиямПервоймировойвойны. Прежде чем коснуться восприятия войны широкими слоями населения, следует показать отношение к ней правящих кругов. Именно политическая элита оказывала огромное влияние на формирование общественного мнения. Военный конфликт, начавшийся в 1914 г., стал конфликтом мирового масштаба, охватившего все страны. Страна должна была мобилизовать не только экономику и вооруженные силы, но и добиться политического единства внутри страны. Россия приняла на себя обязательство начать наступление на Восточную Пруссию через 15 дней после объявления мобилизации и тем самым создать угрозу центральным районам Германии. Для решения этой задачи Россия развертывала на реках Неман и Нарев две сильные армии (1-ю и 2-ю). Русская армия должна была наступать одновременно на двух стратегических направлениях, что совершенно не соответствовало экономическим и военным возможностям страны.
Еще до начала Первой мировой войны политические деятели консервативного и либерального лагерей понимали неготовность России к войне практически во всех отношениях. П.А. Столыпин еще в 1911 г. в своем письме министру иностранных дел А.П. Извольскому писал: "России нужен мир для проведения реформ, которые с каждым годом будут укреплять страну в военном и экономическом отношении, сплачивать народ вокруг царя, создавать благоприятный политический климат, необходимый для общенационального отпора врагу". "И наоборот, преждевременная, легкомысленно затеянная война, особенно если ее цели будут непонятны народу, «станет роковой для России и династии".
Боязнь революции заставляла лидеров партии кадетов относиться к перспективе участия России в будущей войне также отрицательно, несмотря на их внешнеполитические цели в сфере помощи славянским народам Балканского полуострова, черноморских проливов. Кадеты утверждали, что никакие военные приготовления не достигнут цели, если в России не будет «необходимого воодушевления» и политических реформ, которые «спасли бы страну и сделали бы ее единодушной и солидарной с правительством» .       Также мысли о неготовности России к войне звучали в кабинете министров. Так, в Записке, поданной царю бывшими министром внутренних дел П. Н. Дурново в феврале 1914 г. писал: " главная тяжесть войны выпадет на долю России, потому что Англия не станет принимать широкого участия в сражениях на материке, а Франция будет придерживаться оборонительной тактики в силу ограниченности материальных и людских ресурсов".  Кроме того, министр предвидел события, которых невозможно будет избежать в случае поражения русской армии: "Неудачи в войне будут приписаны правительству. В Государственной думе и Государственном совете начнется яростная кампания против министров. Это вызовет в обществе революционные выступления, а всякое революционное движение неизбежно выродится в социалистическое, поскольку только социалистические лозунги могут поднять и сгруппировать широкие слои населения". Таким образом, еще до начала войны наиболее дальновидные политики в Петербурге, видя отсутствие общественного согласия и политической стабильности в государстве, не без основания полагали, что война не только приведет Россию к катастрофе. С начала войны правящая элита возлагала большие надежды на подъем национальных чувств и сплочение всех слоев общества вокруг правительств. Призывы к национальному единению звучали и в манифесте Николая II: «Да укрепится еще теснее единение царя с его народом, и да отразит Россия, поднявшаяся как один человек, дерзкий натиск врага».
Изначально многие политические партии встретили войну с энтузиазмом и делали большой упор на единение и патриотический подъем. Либеральная оппозиция поддержала царя. Почти все депутаты Думы проголосовали за военные кредиты, воздержались только социалисты. На заседании Государственной думы (26 июля 1914 г.) просьбу правительства об отпуске кредитов на войну не поддержали лишь большевистская и меньшевистская фракции. Большевики, встав на позиции пораженчества и осудив войну как империалистическую, призвали массы к войне гражданской. Часть меньшевиков считала нужным ограничиться лишь провозглашением лозунга «мир без аннексий и контрибуций». Вместе с тем ряд видных деятелей российской социал-демократии, такие, как Г. В. Плеханов, обеспокоенные судьбой страны и перспективой превращения ее в германскую колонию, призвали российский пролетариат отдать все силы делу защиты Отечества. Аналогичные позиции заняла и часть эсеров, среди которых, правда, были и пацифисты, и сторонники поражения России в войне. Либеральная оппозиция в начальный период войны до весны 1915 г. в целом придерживалась линии на поддержание внутреннего мира, рассчитывая при этом на ответные шаги царской власти в сближении с народом.
Первые дни войны были ознаменованы достаточно многочисленными, проявлениями патриотических чувств. Как писал в своих воспоминаниях Масси Р. К. : «На следующее утро, 2 августа 1914 г., царь издал указ о начале военных действий. Это был сверкающий, жаркий летний день. Дворцовая площадь, одна из самых больших в Европе, была переполнена тысячами изнывающих от зноя зевак, толпами возбужденных людей, несших флаги, иконы, ожидающих появления монарха, чтобы в его присутствии выразить свои патриотические чувства». Особенно патриотическим подъемом был охвачен Петербург, который 18 августа был переименован в Петроград. На площади Зимнего дворца 20 июля 1914 г. тысячи людей с трехцветными знаменами, иконами, портретами царя, в том числе Максим Горький и Фёдор Шаляпин, в патриотическом экстазе встали на колени перед вышедшими на балкон царем и царицей и пели «Боже, царя храни». Не только официальные документы первых месяцев войны, но и многочисленные воспоминания современников, в том числе и революционеров, говорят о том, что перед немецкими войсками народные массы России готовы были забыть внутренние классовые разногласия.
В первые дни войны вся Россия была охвачена патриотическим подъемом. Во многих городах, поселках, селах проходили бурные манифестации и стихийные митинги под лозунгами «На защиту святой Руси!» и «За веру, царя и отечество!». Порой патриотические чувства принимали уродливые формы, например, в Петербурге толпа народа разгромила и сожгла здание немецкого посольства. Вместе с тем можно утверждать, что в России не проходило в 1914 г. массовых беспорядков как в Европе.
Поведение ведущих политических группировок в начале войны также выглядело весьма обнадеживающим для правительства. Практически все из них согласились отложить на время разногласия с властями и между собой и сосредоточиться на ведении войны. В условиях начавшейся войны от царской власти требовалось провести либерализацию общественной жизни, равномерно распределить налоги среди населения, принимать меры по повышению патриотических настроений среди населения, сплотить политические силы для общей борьбы. Но данные меры были выполнены половинчато, что и вызвало в итоге моральный упадок в армии и нарастании е рабочего движения. Не удалось достичь единства власти и народных масс, многие из которых не понимали целей войны. Итак, после ряда неудач русской армии в 1914 -1915 гг. изменилась и политическая обстановка в стране. Большинство думских фракций (кадеты, прогрессисты, октябристы, центр и часть националистов) объединилось в Прогрессивный блок. Основным пунктом его программы было требование отставки дискредитировавшего себя кабинета И. Л. Горемыкина и замены его правительством, пользующимся доверием общества. Блок высказывался также за освобождение некоторых категорий политических заключенных, реорганизацию системы местного самоуправления. Несостоятельность существующего правительства казалась столь очевидной, что в состав Прогрессивного блока вошли силы (например, часть националистов), никогда никакого отношения к либерализму не имевшие. Это свидетельствовало о растущей изоляции власти, от которой отходили даже весьмаблизкиеейкруги. Революционные партии - социалисты-революционеры, социал-демократы (большевики и меньшевики) - старались сочетать революционную деятельность с легальной оппозицией в парламенте. В первые годы войны революционная агитация находит слабый отклик в народе. Особенно непопулярны пораженческие лозунги большевиков. Арест участников большевистской конференции, собравшейся в ноябре 1914 года в Финляндии под председательством Каменева с участием депутатов Думы, лишил большевистские организации в стране руководства. Государственный аппарат империи (до июля 1915 г.) характерен приспособлением к войне: создается полевой военный аппарат, с соответствующими изменениями в военных учреждениях в центре (Военноеи Морское министерство) и на местах (военно-окружные управления). Кроме
того, в первый год войны правительство пыталось сосредоточить в своих руках руководство всеми военно-хозяйственными делами.
Положение о «Полевом управлении в военное время» от 16 июля 1914г. определило устройство Ставки верховного главнокомандующего и всего полевого аппарата на фронтах. В частности, во главе всех армий и полевогоаппарата закон ставил верховного главнокомандующего, при котором сосредоточивался весь аппарат Ставки. Основной структурной частью в Ставке был штаб во главе с начальником. В свою очередь, основными структурами штаба были управления генерал - квартирмейстера, дежурного
генерала и начальника военных сообщений.
В июле-августе 1914 г. были созданы общероссийские общественные организации: Всероссийский земский и Всероссийский городской союзы, которые получили первоначально скромные права в области военно-санитарного дела. Первый союз объединил земские учреждения 41 губернии,
а его высшим органом стал съезд уполномоченных земств. Между съездами
дела союза велись Главным комитетом из 10 членов во главе с главноуполномоченным, первым из которых стал князь Г. Е. Львов. Роль
местных органов выполняли губернские земские управы. Всероссийский городской союз имел аналогичное устройство и функции: состоял из съезда уполномоченных, Главного комитета из 10 человек, областных, городских и фронтовых комитетов. Главноуполномоченным этого союза был городской голова Москвы М.В. Челноков. В ходе войны эти союзы стали расширять свою компетенцию от заведования военно-санитарным делом до снабжения армии всем необходимым. А в июле 1915 г. в центре и на местах были учреждены объединенные органы, координирующие работу этих союзов, - Главный комитет по снабжению армии (Земгор), а также местные губкомитеты при земских и городских управах и уполномоченные на фронтах. Законом 16 ноября 1915 г. царскому правительству пришлось санкционировать существованиеэтойорганизации. Конфликт правительства с Думой сочетался летом 1915 г. с разбродом внутри самого правительства. Практически все члены кабинета (А.В.Кривошеин, С.Д.Сазонов и др.) выступали за соглашение с Прогрессивным блоком, опасаясь полной гибели армии и возможной при этом революции. Противником уступок оппозиции являлся сам премьер И. Л. Горемыкин, которого активно поддерживала императрица Александра Федоровна. Начавшаяся в конце августа 1915 г. стабилизация ситуации на фронте позволила царю занять жесткую позицию и по отношению к Прогрессивному блоку. 3 сентября 1915 г. сессия Государственной думы былазакрыта. Разрыв между властью и обществом становится физическим, когда Николай II в августе 1915 года принимает на себя верховное главнокомандование. Пребывание в Ставке - в Могилеве удаляет царя из столицы и не позволяет контролировать ситуацию в Петрограде. Начиная с 1916 года в России, в особенности в столице, не переставали говорить о различного рода заговорах: революционных, либеральных, монархических, которыедолжныбыли изменитьположение. Таким образом, в результате поражений русской армии на фронтах в 1916 - 1917 гг. и внутриполитических кризисов в стране, разобщенности в правительстве, тяжелом экономическом положении, нехватки продовольствия, патриотические настроения в обществе сменились революционными. Война подорвала практически все основания существовавшего в России
монархического режима. В политическом отношении она показала неспособность эффективного государственного управления самодержавной монархии и Государственной Думы. Именно в годы войны все отчетливее стали видны внутриполитические противоречия в стране, что неминуемо привело к серьезным политическим последствиям.
Отношение к войне русской армии
Обратимся к настроениям, которые присутствовали в русской армии в период 1914-1917 годах. Их также можно условно разделить на две составляющие: на настроения, которые были в начале войны и те изменения в настроениях, после в 1915-1917 годах.
В начале войны атмосфера в армии была, в целом, схожа с настроениями в обществе – присутствовало воодушевление, патриотизм, имели место ожидания быстрого окончания войны. Восприятие начала войны русскими солдатами хорошо иллюстрируют письма тех лет: «Живу не тужу Царю белому служу верою правдою и готов умереть за веру, за царя и отечество и за единоверных братьев своих и сподоби Господи мне совершить подвиг сей святой».
Однако те факты, что Россия не была готова к велению затяжной изнурительной войны, что ее программа военного развития находилась в процессе реализации, далеком до завершения, не было конкретного плана мобилизации всех ресурсов на нужды фронта - все это привело к довольно быстрой смене настроений, которые стали заметны, в действующей армии, уже в первые месяцы войны.Позиционная война, проблемы со снабжением всем необходимым – от провизии до боеприпасов находились буквально на виду у каждого русского солдата. Очень скоро это стало понятно даже сторонним наблюдателям.
Так описывает ситуацию в российской армии британский военный корреспондент Р. Масси: «Русская армия была колоссальной по своей численности. До объявления войны она насчитывала 1 миллион 400 тысяч человек. Всеобщая мобилизация привела под ружье 3 миллиона 100 тысяч новобранцев. Однако это было только начало. Вслед за ними новые миллионы людей потекли на фронт. В течение трех лет войны 15 миллионов человек отправились защищать царя и святую Русь. Во всех остальных отношениях, кроме живой силы, Россия была совершенно не подготовлена к войне. Сеть железных дорог была явно недостаточной. Удельный вес промышленного производства в России был небольшим, организация его - примитивной. На одну фабрику в России приходилось 150 в Великобритании. Русские генералы, рассчитывая на быструю победу, не позаботились о достаточных резервах оружия и снаряжения. Русская артиллерия, быстро исчерпав запасы снарядов, замолчала, в то время как вражеские снаряды, бесперебойно поступавшие с германских заводов, решетили русские соединения».
Уже в 1915 году военнослужащие русской армии перестали верить в победу и все больше оказывались подвержены военной пропаганде различных сил левой направленности. Вот некоторые выдержки из солдатских писем того времени: «Немец укрепил свои позиции и сидит в окопах, как барин говорит русским - не подходи близко; дела наши некрасивы, даже очень плохи, ужас надоело так страдать и мучиться на свете; живем на земле тоже очень плохо, нет на душу полоски земли, а у помещиков - глазом не окинешь, будто только для них одних Бог сотворил землю, наш брат мужик, крестьянин, солдат обижен. В победу твердо не нужно верить, всем известно, что у нас единения нет и думать не нужно внутри России, что у немца нет ничего, а нам, защитникам родины, варят 3 фунтагрибовна250человек». Еще один показательный пример: «Если строго рассудить, то класть свою голову за то, что другие набивают карманы, за то, что на каждом шагу измена, и в такую войну стремиться на фронт, быть патриотом глупо». Фактически, к началу 1916 года, моральный дух русской армии был очень низок, а обстановка на фронтах, проблемы со снабжением, способствовали только его снижению. События 1917 года – фактическое оставление войсками своих позиций, братание с немцами, повсеместное распространение антиправительственных лозунгов и идей показали полную несостоятельность работы военных ведомств Российской империи по поддержанию высокого морального духа в действующих частях. Итак, общественные настроения внутри русской армии в годы войны можноохарактеризовать следующимобразом: В начале войны атмосфера в армии была, в целом, схожа с настроениями в обществе – присутствовало воодушевление, патриотизм, имели место ожиданиябыстрогоокончаниявойны. Поскольку Россия не была готова к велению затяжной изнурительной войны, привели к довольно быстрой смене настроений, которые стали заметны, в действующей армии, уже в первые месяцы войны. Затяжная и бесперспективная позиционная война, проблемы со снабжением всем необходимым – от провизии до боеприпасов находились буквально на виду у каждогорусскогосолдата. К началу 1916 года, моральный дух русской армии был очень низок, а обстановка на фронтах, проблемы со снабжением, способствовали только его снижению. События 1917 года – фактическое оставление войсками своих позиций, братание с немцами, повсеместное распространение антиправительственных лозунгов и идей показали полную несостоятельность работы военных ведомств Российской империи по поддержанию высокого морального духа в действующихчастях.
Особенности настроений гражданского населения в тылу в 1914-1917 гг.
Настроения российского общества в годы Первой мировой войны тесно связаны с успехами и неудачами русской армии на фронтах войны. В 1914 г. война вызвала массовый патриотический подъем в народе. Поэтому она и была провозглашена как "Вторая Отечественная". Как и впоследствии, в 1941 г. осуществлялась массовая запись добровольцев. Развернулось массовое женское добровольческое движение. Осуществлялись масштабные пожертвования на нужды фронта. Правительство было вынуждено даже установить пределы пожертвований со стороны крестьян – не более 20 % запасов наличного зерна. С началом войны, в 1914 г. заметно понизилось стачечноедвижение. Значительная часть населения встретила войну с энтузиазмом, совсем не предвидя грядущие многолетние тяготы. 20 июля на Дворцовой площади Петербурга в присутствии огромной толпы царь поклялся на Евангелии и иконе вести войну до тех пор, пока ни одного неприятеля не останется на русскойземле. Этот патриотический подъем был связан с тем, что официальная пропаганда Российской империи преуменьшала возможные последствия конфликта и военную мощь «Тройственного союза». Считалось, что буквально через несколько месяцев после начала конфликта, Германия, зажатая в «тиски» двумя членами «Антанты», будет вынуждена пойти на уступки, а ее союзник – Австро-Венгрия, в одиночестве борьбу продолжать нестанет. О настроениях масс в 1914 г. свидетельствовал видный военный теоретик Н. Н. Головин: "Все, кто был свидетелем войны России с Японией, не может не быть пораженным огромным различием в народных настроениях в 1904 г. и в 1914 г. Первым стимулом, толкавшим все слои населения России на бранный подвиг, являлось сознание, что Германия сама напала на нас. Миролюбивый тон Русского Правительства по отношению к немцам был широко известен, и поэтому, нигде не могло зародиться сомнений, подобных
тем, какие имели место в Японской войне. Угроза Германии разбудила в народесоциальныйинстинктсамосохранения".
Первые сражения, особенно наступательная операция русских войск в Пруссии осенью 1914 года, фактически спасшая от разгрома Францию, хотя и не оправдала имеющихся надежд в полной мере, однако оставляла некоторые основания для оптимизма. Галицийская битва, в которой русская армия полностью разгромила единственного союзника Германии - Австро-Венгрию, продвинувшись вглубь территории противника до 350 км, подкрепила эти надежды.
Сохранилось немало источников, свидетельствующих об отношении различных слоев населения России к первой мировой войне в 1914 году.
Общая оценка историков сводится к признанию патриотического подъема, охватившего всю страну - от царствующей династии до крестьян. При этом ссылаются на такие факты как прекращение забастовок, успешная мобилизация, добровольческая запись в действующую армию, крупные пожертвования на счет обороны, достаточно заметное участие населения в военных займах государства и другие.
В Санкт-Петербурге, в первые месяцы войны, наблюдалось множество фактов, в целом иллюстрирующих настроения российского общества того периода. Так в Санкт-Петербурге каждый день проходили демонстрации в поддержку царя и союзников. Современники описывают это так: «Рабочие оставляли красные революционные флаги и брали в руки иконы, портреты царя. Студенты покидали университеты и добровольно уходили в армию. Офицеров, встречавшихся на улицах, восторженно качали на руках». Но стоит принять и тот факт, что патриотический подъем порой принимал негативные формы. В Петербурге толпа народа, среди которой были и студенты, громила здание немецкого посольства, била стекла в магазинах и фирмах, принадлежавшим немцам. Подобные настроения подогревали антинемецкие настроения в массах. Однако большинство крестьян были плохо осведомлены о причинах и целях войны. Генерал А.А. Брусилов вспоминал: "даже после объявления войны прибывшие из внутренних областей России пополнения совершенно не понимали, какая это война свалилась им на голову - как будто бы ни с того ни с чего. Выходило, что людей вели на убой неизвестно из-за чего, то есть по капризу царя".
Приведем еще одно мнение авторитетного современника тех событий. Керенский писал об этом периоде следующее: «в 1914 г. народ сразу расценил конфликт с Германией как свою кровную войну, когда на карту была поставлена судьба России» .
Война потребовала мобилизации человеческих и всех материальных ресурсов. В настоящее время исследователи признают, что Россия не была готова к велению затяжной изнурительной войны, что ее программа военного развития находилась в процессе реализации, далеком до завершения, не было конкретного плана мобилизации всех ресурсов на нужды фронта.
Эти, в целом объективные причины, а также ряд военных поражений, которые российская армия потерпела в ходе компании 1915 года, а также потеря множества промышленных территорий Польши и Прибалтики определенным образом подкорректировали настроения в тылу. Об этом мы поговорим в нашем дальнейшем изложении.
В 1915 году Германия решила нанести основной удар на Восточном фронте, пытаясь вывести Россию из войны. В ходе кампании 1915 года Германии и её союзникам удалось продвинуться вглубь российских владений, однако разгромить русскую армию и вывести Россию из войны им не удалось. Эти события спровоцировали, в числе прочего, и явные изменения в тыловых настроениях.
Летняя компания 1915 г. привела массы, к более осмысленному и внимательному отношению как к самой войне, так равно и к тогда уже угрожавшей неурядице неподготовленного тыла.
Многим современникам тех событий стало понятно, что за истекшие месяцы войны правительство не только не сумело использовать дружного единения населения и высокого патриотического подъема, его одушевлявшего, но, напротив, своим образом действий во внутренних вопросах вызвало ослабление настроения, а в вопросах государственной обороны обнаружило полную несостоятельность.
Так, например, по мнению П.Н. Милюкова: «несмотря на предупреждение общественных деятелей и печати, правительство не желало соблюдать минимальных условий, необходимых для сохранения единства и внутреннего мира, продолжая держаться прежней политики недоверия к общественным силам и к общественному почину, возбуждая своими действиями национальную рознь и принимая целый ряд мероприятий, расстраивавших правильное течение жизни, нарушавших интересы и вызывавших раздражение и недовольство отдельных национальностей и общественных групп» .
Изменения настроений в обществе имели далеко идущие политические последствия. Так, по мнению некоторых историков, многие социальные слои Российской империи попадали под влияние пропаганды левых социалистов-интернационалистов. Как следствие изменялась социальная база правых партий, которые вместе с защищаемым ими авторитарным режимом оказывались в изоляции от общественных кругов и широких масс народа.
В свою очередь либеральные партии, укрепив свое положение в общественных организациях и структурах, созданных в годы войны, интенсивно продвигались к власти путем завоевания авторитета в общественных кругах при осознанной потере поддержки широких народных масс. Пролетариат и крестьянство оказались под влиянием леворадикальных социалистических партий, которые умело, использовали неблагоприятную для власти политическую ситуацию.
В целом, можно предположить, что в 1915-1916 годах в российском обществе нарастало раздражение политикой властей, которые, по мнению определенных кругов населения, не в полной мере использовали имеющиеся в их распоряжении ресурсы и тем самым затягивали войну. Характерно письмо одного из рабочих Петроградского Путиловского завода, датируемое 1916 годом. В нем в частности пишется: «война надоела всем, но есть люди, которые благодаря такому несчастью получают огромные оклады и ни за что - медали, кресты и проч. награды, а от боев находятся в нескольких десятках верст. У тех одна мечта, как бы дальше продлилась война. А ведь много народу взято и теперь, я думаю, по улицам одни бабы разгуливают, да старики и калеки, а здоровых мужчин нет».
Российская власть в 1915-1916 годах, в целом, пыталась продолжать использовать патриотические чувства народа, но в новых условиях эта политика себя абсолютно не оправдывала. Нарастающее раздражение в обществе, возросшая активность политических партий левого и радикального толков – все это в конечном итоге привело к революциям 1917 года. По мнению большинства историков настроения, сложившиеся в российском обществе в годы первой мировой войны сыграли в событиях 1917 года едва ли не решающую роль.
Весенне-летние месяцы 1915 г. были переломными в экономической, общественно-политической и культурной жизни страны. На фронтах ощущался недостаток в вооружении и снаряжении, что не в последнюю очередь привело к тяжелым поражениям. Государственная машина стала давать серьезные сбои и не могла справиться с тяжелым экономическим положением в стране. По всей империи, особенно в крупных городах, нельзя было достать не только многих вещей, но и продуктов. Это больнее всего ударило по рабочим. Летом-осенью 1915 г. Рабочие массы переходят к стачечным действиям. Власти в ответ проводят карательную политику с расстрелом стачечников в Иваново-Вознесенске, убив 30 и ранив 53 рабочих. Это вызвало еще большую волну стачечного движения. В августе и сентябре в Петрограде, Москве, Н. Новгороде и других крупных центрах проходят крупные антивоенные выступления. В стране стала складываться революционная ситуация.
Вместе с тем среди населения по-прежнему нарастали антигерманские настроения: 10–12 июня многотысячные толпы вышли на улицы Москвы, возмущенные германским наступлением и отступлением русской армии. Громили и сжигали магазины, банки, фабрики, фирмы, принадлежавшие лицам с немецкими или еврейскими фамилиями. На Красной площади огромная толпа требовала низложения царя, пострижения царицы в монахини, казни Г. Распутина. Такие же выступления проходили и в других городах.
Сложной и противоречивой была культурная жизнь страны. Массовая культура военного времени носила национально-патриотический и промонархический характер. Она являлась неотъемлемой частью общества и важной составляющей национального сознания. Основными формами, в которых выражалась массовая культура, были: цирковые представления, эстрада, песни и частушки, плакатное искусство и театр.
Наиболее ярко российский патриотизм был представлен в цирковых сценах, пантомиме и клоунаде. В них высмеивали германского противника, собственных торгашей и спекулянтов. "Популярностью пользовались чемпионаты борцов и цирковых силачей. Эти выступления являлись проявлением военно-патриотической культуры". Такие же идеи отражала и эстрада того времени. Начало войны породило массу новых куплетов, стихов, монологов патриотического содержания. Многие звезды эстрады давали благотворительные концерты в военных госпиталях для раненых офицеров и солдат. Особым успехом пользовались "Надежда Плевицкая, Мария Домена, Ольга Озаровская, оркестр народных балалаек Василия Андреева, крестьянский хор Митрофана Пятницкого". В годы войны приобрела широкий размах благотворительная деятельность различных театров, культурных обществ, клубов, артистических объединений и трупп.     Центром военно-патриотической и культурно-просветительской работы стала Москва. Подобная работа в самых ее различных формах проводилась и в Петрограде, и в других городах, но не с таким размахом. Распространение получили патриотические плакаты, призывавшие делать пожертвования для раненых, семей убитых, покупать облигации военных займов.
В этот период у многих рабочих и солдат можно было наблюдать сочетание патриотизма (иногда с монархическим оттенком) и революционных настроений. После военных поражений 1915 г. стала увеличиваться и даже преобладать революционность. Однако часть рабочих и солдат оставалась под влиянием патриотических лозунгов вплоть до Февральской революции 1917 г. На них большое влияние оказывали кинофильмы. Особенно это касалось военной кинохроники, в которой были показаны «зверства» германцев и австрийцев. В драматических театрах начали ставить патриотические пьесы, хотя классический репертуар сохранялся и во время войны.
На культурных, театральных и концертных программах сказывался рост антигерманских настроений в российском обществе, особенно после весенне-летних поражений русской армии в 1915 г. Из программ столичных оркестров были вычеркнуты произведения Баха, Брамса, Вагнера и даже Бетховена, почти не исполнялись вальсы Штрауса. На рождество 1914 г. власти запретили предновогодние елки как якобы «немецкий обычай».      Таким образом, рассмотрев восприятие событий Первой мировой войны гражданским населения России можно сделать следующие выводы. Настроения в тылу в годы Первой мировой войны были тесно связаны с военными успехами или поражениями русской армии на фронтах войны. В первый год войны все население было охвачено патриотическим подъемом, ничто не предвещало затяжного характера войны. Царская власть активно поддерживала патриотические настроения своих граждан, были открыты многие общественные организации, добровольческие иблаготворительныеорганизации. Впоследствии ряда военных поражений, которые российская армия потерпела в ходе компании 1915 года, а также потерь множества промышленных территорий Польши и Прибалтики патриотический подъем сменился недовольством и раздражением существующей властью Кампания 1915 г. привела массы, к более осмысленному и внимательному отношению к самой войне. Многим современникам тех событий стало понятно, что за истекшие месяцы войны правительство обнаружило полную несостоятельность. Российская власть в 1915-1916 годах, в целом, пыталась продолжать использовать патриотические чувства населения, но эта политика себя не оправдала. Нарастающее раздражение в обществе, возросшая активность политических партий левого и радикального толков - все это в конечном итоге привело к нарастанию революционных настроений в 1917 г.
Источники
1.1. Австро-германский договор 1879 г. // Ключников Ю.В., Сабанин А.В. Международная политика новейшего времени е договорах, нотах и декларациях. Ч.1. М., 1995. С. 232–233.
1.2. Англо-русское соглашение 1907 г. // Ключников Ю.В., Сабанин А.В. Международная политика новейшего времени е договорах, нотах и декларациях. Ч.1. М., 1995. С. 242–244.
1.3. Брусилов А. А. Мои воспоминания. - М.: Политиздат, 1963. - 265 с.1.2. Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне. - М., 2001. - С. 292.1.4. Доклад Петроградского охранного отделения особому отделу департамента полиции // Политические партии и общество в России 1914-1917гг.-М.,2000.-С.247-283.1.6. Документы А. А. Брусилова // Военно-исторический журнал.- 1963.- № 3. -С.56-67.1.7. Дневники императора Николая II (1894-1918).- М.: РОСППЭН, 2012.- 378 с. 1.8. Дурново П.Н. Записка от февраля 1914 г. // Красная новь. - 1922.- № 6. // http://onisland.net/History/Durnovo.htm1.9. Джунковский В.Ф. Воспоминания Т.2.– М., 1997. - 178 с. 1.10. Извольский А. П. Воспоминания. - М., 1994. - 287 с. 1.11. Из письма солдата Алексею Николаевичу Соловьеву// Политические партии и общество в России 1914-1917 гг. - М., 2000. С.197.1.12. Из материалов конференции кадетской партии. Вечернее заседание 7 июня 1915 г. Об общем политическом положении в стране // Политические партии и общество в России 1914-1915 гг. - М., 2000. С.200-202.1.13. Из доклада начальника Костромского губернского жандармского управления товарищу министра внутренних дел Джунковскому // Политические партии и общество в России 1914-1917 гг. - М., 2000. - С.203-204. 1.14. Из письма И.И.Дудниченко (Одесса) - Н.Н.Тихановичу-Савицкому (Астрахань) // Политические партии в России 1914-1917 гг. М., 2000 С.204.
1.15. Из материалов конференции кадетской партии. Вечернее заседание 7 июня 1915 г. Об общем политическом положении в стране.// Политические партии и общество в России 1914-1915 гг. М., 2000. - С.200-202.1.16. Кузьмин-Караваев В.Д. Вопросы внутренней политики // Вестник Европы.- 1914.-№8.-С.417-423.1.17. Керенский А. Ф. Русская революция. 1917. - М.: Центрполиграф, 2005. - 167 с.1.18. Ллойд Джордж Д. Речи, произнесенные во время войны: Воспоминания. Мемуары. - М.: Харвест, 2003. - 234 с.1.19. Масси Р.К. На защиту Святой Руси // Николай и Александра. - М., 1996.- С.311-317.1.20. Милюков П.Н. Как принята была война в России? // Воспоминания. - М., 1991. -С.157-162.1.21. Поливанов А. А. Из дневников и воспоминаний по должности военного министра и его помощника 1907 — 1916 гг. Т. 1. - М., 1924.- 165 с.1.22. Поляков И. В. На войну из Землянска: дневник участника Первой мировойвойны. -Воронеж,2007.
1.23. Политические партии и общество в России в 1914-1917 гг. Сб. документов. / Под ред. Ю.И. Кирьянова.- М.: Наука, 2000.- 345 с. 1.24. Пешехонов А.В. Единая Россия // Русское богатство. - 1914. - № 9. - С. 319-320.1.25. Революционное движение в армии и на флоте в годы первой мировой войны: 1914 – февраль 1917 года. Сборник документов // Под ред. Сидорова А.Л. - М.: Правда, 1966. – 368 с.1.26. Станкевич В.Б. Принятие войны // Воспоминания.1914-1919. - М., 1994. -С.12-14.1.27. Харламов Н.П. Записки бюрократа: Борьба с немецким засилием во время русско-германской войны 1914-1916 гг. // Родина.- 1993.- № 8-9. - С. 127-132.1.28. Хин-Гольдовская Р. М. Из дневников 1913-1916 гг. // Минувшее: Исторический альманах / Под ред. В. Аллоя. Т. 21. М., СПб., 1997. - 687 с.1.29. Черчилль В. Мировой кризис. – М., 1932. - 150 с. 1.30. Эрих фон Фалькенхайн Верховное командование 1914-1916 и его важнейшие решения.- М., 1923. // Залесский К.А. Кто был кто в первой мировой войне. Биографический энциклопедический словарь. - М., 2003.- 267 с.
II. Литература
2.1. Асташов А. Б. Русский крестьянин на фронтах Первой мировой войны // Отечественная история. - 2003. - № 2. - С. 72.2.2. Алексеева И. В. Последнее десятилетие Российской Империи: Дума, царизм и союзники России по Антанте 1907—1917 годы. - СПб., 2009.- 265 с. 2.3. Бовыкин В. И. Из истории возникновения первой мировой войны. Отношения России и Франции в 1912-1914 гг. М., 1961.- 278 с. 2.4. Булдаков В. П. От войны к революции: рождение “Человека с ружьём” // Революция и человек. Быт, нравы, поведение, мораль. М., 1997.- 378 с. 2.5. Вержховский Д., Ляхов В. Советская историческая литература о первой мировой войне // Военно-исторический журнал. - 1994. - № 12. - С. 12-17.2.6. Виноградов К. Б. Буржуазная историография первой мировой войны. Происхождение войны и международные отношения в 1914-1917 гг., М., 1962. -178с.2.7. Голубин Р.В. Трансформация общественных настроений в российском обществе в годы Первой мировой войны // Отечественная история.- 2002.- №1. - С.89 -94.2.8. Грунт А. Я. Прогрессивный блок. // Вопросы истории. - 1995.- № 3.- С. 14.2.9. Деннингхаус В. Немцы в общественной жизни Москвы – М., 2004. С. 334.2.10. Евдокимов Р.Н. Казачьи войска в условиях Первой мировой войны. – М.: Верфь,2005.–203с.2.11. Жилин А. П. К вопросу о морально-политическом состоянии русской армии в 1917 г. // Первая мировая война. Дискуссионные проблемы истории. - М.,1994. -167с. 2.12. Зайончковский А. М. Первая мировая война. - СПб.: Полигон, 2000. - 878 с.2.13. Зайончковский А. М. Подготовка России к империалистической войне. Очерки военной подготовки и первоначальных планов. - М., 1996. - 278 с.2.14. Зайончковский А. М. Подготовка России к мировой войне в Международномотношении. - М.,1996. -245с.2.15. История Первой мировой войны 1914 – 1918 / Под ред. И.И. Ростунова - М.:Наука,1995. –579с.
2.16. История военного искусства / Под ред. А. А. Строкова.- М.: Воениздат, 1966.- 134с.2.17. История России. XX век: 1894-1939 / Под ред. Зубова А. Б. М.: Астрель, 2009. -367с. 2.18. Козенко Б. Д. Отечественная историография Первой мировой войны // Новая и новейшая история. - 2001. - № 3. - С. 22-30.2.19. Кирьянов Ю.И. «Майские беспорядки» 1915 г. в Москве // Вопросы истории. - 1994. - № 12. - С. 137-150.2.20. Люкшин Д. Да за нашими бабами вьются // Родина.- 2002.- №10. - С. 24-27.
2.21. Меленберг А.А. Немцы в российской армии накануне Первой мировой войны // Вопросы истории. - 1998. - № 10. - С. 128-130.
2.22. Олейников Д. Вы господа, не понимаете немца // Родина.- 2002.- № 10. - С. 6-10.
2.23. Ольденбург С.С. Царствование императора Николая II.- М.: Астрель, 2002. - 694 с.
2.24. Палеолог Морис. Царская Россия во время мировой войны. - М., 1991. - 345с. 2.25. Первая мировая война. Краткая история/ Под ред. Норман Стоуна - СПб.: АСТ, 2010. -224с.2.26. Первая мировая война / Под ред. Жан-Жак Беккера - СПб.: АСТ,2006. -160с.2.27. Первая мировая война/ Под ред. О.В. Оськтина. - М.: Вече, 2010 .- 368 с.2.28. Первая мировая война и ее воздействие на историю ХХ в. // Новая и Новейшая история. - 2004. - № 4-5. - С. 109-131.2.29. Первая мировая война и российское общество. – Ярославль: ЯрГУ, 2007. – 340с. 2.30. Писарев Ю. А. Новые подходы к изучению истории Первой мировой войны // Новая и новейшая история. - 1993. - № 3. - С. 47-56.2.31. Последняя война царской России / Под ред. К.Ф. Шацилло. - Санкт-Петербург: Эксмо,2010. -352с.2.32. Россия в Первой мировой войне / Под ред. П. А. Савченко- М.: Весть, 1995. –379с.2.33. Ростунов И. И. Некоторые вопросы изучения истории первой мировой войны // Вестник военной истории. Научные записки .- 1970. - № 1.- С. 31 - 37.2.34. Сенявская Е. С. Образ врага в сознании участников первой мировой войны // Вопросы истории. - 1997. - № 3. - С. 140-1452.35. Филиппова Т. Аспиды и готтентоты // Родина.- 2002.- № 10. - С. 31-37.2.36. Харламов Н.П. Избиение в Первопрестольной: Немецкий погром в Москве в мае 1915 года // Родина.-1994.- № 10. - С. 127-132.2.37. Чертищев А. В. Первая мировая война и крестьянство России: некоторые аспекты трансформации «человека земли» в «человека с ружьем» // Крестьянство и власть в истории России XX века.- 2011.- № 2 .- С. 397.2.38. Шацилло К. Ф. Проблемы первой мировой войны в освещении советской исторической литературы 1964-1966 гг.// История СССР -1967.- № 4.-С.56-68. 2.39. Шацило К.Ф. Россия перед Первой мировой войной.- М.: Наука, 1974.- 156 с.

Приложенные файлы

  • docx file2
    Размер файла: 67 kB Загрузок: 0