Политика «ликвидации кулачества как класса» и её реализация


Политика «ликвидации кулачества как класса» и её реализация
Как известно сплошная коллективизация включала в себя и политику ликвидации кулачества. Это означало вытеснение кулачества из хозяйственной жизни, конфискацию имущества и выселение семей кулаков за пределы деревни. Данная политика имела широкую социально-политическую направленность. Само слово «раскулачивание» родилось еще в годы революции и гражданской войны, в условиях резкого обострения классовой борьбы, открытых вооруженных столкновений, когда враждующие стороны доходили до полной ликвидации хозяйства и имущества противника и даже до его физического истребления. Прямая и насильственная экспроприация средств производства в кулацких хозяйствах и стала называться «раскулачиванием». В период НЭПа перед кулаком не закрывалась дорога в новое общество, несмотря на классовую борьбу, которая в разных формах и с разной остротой продолжалась в деревне. Кулацкие хозяйства имели право вступать в сельскохозяйственные кооперативы всех типов, включая колхозы. Вопрос о судьбе кулачества коренным образом изменился в конце 1920-х годов, когда в ход пошли чрезвычайные меры, направленные против кулацких хозяйств.
Раскулачивание в годы коллективизации проводилось под лозунгом «ликвидации последнего эксплуататорского класса». Причем, не экономической ликвидации «на базе сплошной коллективизации», как утверждала официальная пропаганда, а физической: основная доля «раскулаченных» средств производства и имущества шла в пополнение неделимых фондов колхозов. В определенном смысле сама сплошная коллективизация проходила на базе ликвидации «кулачества», а не наоборот.
Главным отличительным признаком кулацкого (эксплуататорского) хозяйства считался наем рабочей силы. «Кулак - тот, кто живет чужим трудом… и одно хозяйство в районе не применяет постоянной наемной рабочей силы.»- утверждалось еще в 1927г. Но к найму рабочей силы, в силу специфики сельскохозяйственного производства, его сезонности, сплошь и рядом прибегали середняки и даже бедняки. Последующий опыт развития сельского хозяйства показал, что и колхозы широко прибегали к найму рабочей силы со стороны. В кулаки могли зачислить и тех, у кого было две коровы, или две лошади, или хороший дом. Поэтому можно судить о надуманности и необъективности в определении признаков кулаков.
Причины искусственного разделения крестьян на такие социально-политические классы как кулаки, середняки и бедняки кроются прежде всего в целях экономической политики государства. Для проведения индустриализации нужны были денежные средства. Сталинское руководство посчитало, что их можно получать за счет обложения крестьянства. И самой удачной формой изъятия этих средств стали колхозы: весь урожай там сразу ссыпался в общий амбар и его вывоз не вызывал сопротивления. В то время как для изъятия хлеба у единоличников требовалось подразделение крестьян на отдельные классы, необходимо было наличие признаков, по которым государство могло выявлять так называемых кулаков и налагать санкции в отношении них. Но было бы ошибкой думать, будто наличие классового расслоения в деревне целиком являлось выдумкой государства. Сами крестьяне зачастую отчетливо осознавали свою принадлежность к категории бедняков, середняков или крепких хозяев и враждебно относились к представителям других категорий. Стоит задуматься над письмом, которое в 1926 г. прислал в ЦК партии крестьянин, назвавший себя «бедным середняком»: «я имею лошадь, корову и 3 овцы, за то меня беднота зовет буржуем, а никто не обсудит, сколько приходится середняку работать, тяжелее, чем бедняку. Мне своего корму на содержание скота не хватает, то я должен занимать у бедняков, за что я им землю обрабатываю. А бедняцкое
дело по больше поспать...». Процесс выявления и истребления так называемых эксплуататорских классов в крестьянской среде широко развернулся в конце 20-х - 30-е годы XX века.
В резолюции XV съезда ВКП(б) 1927г. «О работе в деревне» подчеркивалось, что «вся, финансовая, налоговая, кредитная, экономическая политика пролетарского государства направлена к тому, чтобы поддерживать всеми доступными мерами бедняцкие и середняцкие слои деревни и – в зависимости от условий – по-разному ограничивать эксплуататорские стремления сельскохозяйственной буржуазии». В области землепользования и землеустройства XV съезд ВКП(б) предлагал проводить такую политику, которая вела бы к постепенному сокращению площади земли, сдаваемой в аренду «в тех районах, где аренда земли ведет к росту кулацких элементов». В 1927 г. в стране насчитывалось примерно 900 тыс. хозяйств, отнесенных финансовыми и статистическими органами к «кулацким». 15 декабря 1928 г. четвертая сессия IV созыва ЦИК СССР приняла общесоюзный закон о земле «Общие начала землепользования и землеустройства», ограничивавший землепользования кулацких хозяйств. В дальнейшем, по мере усиления наступления на кулачество, ЦК ВКП(б) постановлением от 27 июня 1929г. «Об организационном построении сельскохозяйственной кооперации» лишил их права голоса во всех видах кооперации. Таким образом, кулачество лишалось возможности активно участвовать в деятельности земельных обществ, кооперации в деревне. Задаче ограничения и вытеснения зажиточных слоев крестьянства была подчинена и налоговая политика государства. Согласно постановлению ЦИК и СНК СССР от 21 апреля 1928 г. о едином сельскохозяйственном налоге, наиболее
богатая часть деревни подлежала обложению не по нормам, а в индивидуальном порядке. Основания, по которым крестьянские хозяйства должны были облагаться в индивидуальном порядке, сводились к следующему: если члены двора занимаются скупкой с целью перепродажи, торговлей или ростовщичеством; если в хозяйстве или в промысле систематически применяется наемный труд; если в хозяйстве имеется: мельница, маслобойка, просорушка и прочее; если хозяйство сдает внаем постоянно или на сезон отдельные оборудованные помещения под жильё или под торговое либо промышленное предприятие. Единый сельхозналог на 1927-1928 г. был построен таким образом, чтобы было достигнуто дальнейшее увеличение количества освобожденных от налога бедняцких хозяйств, усиление льгот колхозам и увеличение обложения зажиточных хозяйств. На наиболее состоятельную часть крестьянства, составлявшую 25% хозяйств, приходилось более 66% сельхозналога. Таким образом, было достигнуто дальнейшее усиление экономического нажима на зажиточную часть деревни.
И.В.Сталин, выступая на Всесоюзной конференции аграрников – марксистов 27 декабря 1929 г., провозгласил лозунг «ликвидации кулачества как класса». «Теперь мы имеем возможность повести решительное наступление на кулачество, – говорил он, – сломить его сопротивление, ликвидировать его как класс и заменить его производство производством колхозов и совхозов». Данное положение было закреплено в постановлении ЦК ВКП(б) от 5 января 1930г.
Теперь, когда открыто была провозглашена политика «ликвидации кулачества как класса», необходимо было решить какими формами и методами ее осуществлять. С этой целью 15 января 1930 г. Политбюро ЦК ВКП(б) образовало
специальную комиссию во главе с секретарем ЦК В.М. Молотовым. Результатом работы данной комиссии стало постановление Политбюро ЦК ВКП (б) «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» от 30 января 1930г. В нем говорилось, что в целях «наибольшего обеспечения дальнейшего развертывания социалистического переустройства сельского хозяйства и полного преодоления сопротивления кулацких элементов делу переустройства крестьянского хозяйства на коллективных началах» отменяется действие закона об аренде земли и о наемном труде в сельском хозяйстве вообще, конфискуются у кулаков средства производства, хозяйственные и жилые постройки, предприятия по переработке, кормовые и семенные запасы и т.п.». В связи с этим кулацкие хозяйства разделялись на 3 группы: «а) первая категория – контрреволюционный кулацкий актив немедленно ликвидировать путём заключения в концлагеря, не останавливаться в отношении организаторов терроористическихактов, контрреволюционных и повстанческих организаций перед применением высшей
меры репрессий;
б) вторую категорию должны составить остальные элементы кулацкого актива, особенно из наиболее богатых кулаков и полупомещиков, которые подлежат высылке в отдалённой местности, союза ССР и в пределах данного края в отдалённых районах края;
в) в третью категороию входят все оставляемые в пределах района кулаки, которые подлежат расселению на новых отводимых им за пределами колхозных
хозяйств участках».
Искусственность выделения этих групп и неопределенность их характеристик создавала почву для широкого произвола на местах. Устанавливалось, что число раскулаченных по районам не должно превышать 3—5 процентов всех крестьянских хозяйств, но для зимы 1930 года этот ограничительный предел уже намного превышал число сохранявшихся кулацких хозяйств. Наконец, для районов сплошной коллективизации того времени, к которым уже были отнесены Северный Кавказ, Нижняя и Средняя Волга, Центрально-Черноземная область, Урал, Сибирь, Украина, Белоруссия и Казахстан, были названы «ограничительные контингенты», подлежащие высылке в отдаленные районы страны: 60 тысяч хозяйств первой категории и 150 тысяч хозяйств второй. По мере развертывания сплошной коллективизации в других районах эти цифры должны были еще более возрасти.
В начале 1930 году на местах продолжалась форсированная коллективизация. Согласно официальным данным к началу января 1930 года в колхозах числилось свыше 20 %, к началу марта - свыше 50 % крестьянских хозяйств. 1 февраля 1930г. вышло постановление ЦИК и СНК СССР о мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулачеством, по которому предоставлялось «краевым (областным) исполнительным комитетам и правительствам автономных республик право применять в этих районах все необходимые меры борьбы с кулачеством вплоть до полной конфискации имущества кулаков и выселения их из пределов отдельных районов и краев (областей)».
Таким образом, в конце 1929г. – начале 1930г. была не только провозглашена новая классовая политика по отношению к кулачеству, но и разработаны конкретные пути ее осуществления. По приказу ОГПУ от 2 февраля 1930г. в деревне было предписано изъять около 60 000 контрреволюционных элементов. Следственные дела по ним предлагалось рассматривать тройками при помощи полномочных представителей (ПП) ОГПУ во внесудебном порядке. Основную массу арестованных следовало направлять в концлагеря, а наиболее злостных расстреливать. 1930 год явился решающим этапом не только в коллективизации сельского хозяйства, но и в ликвидации кулачества как класса.
Политика раскулачивания крестьян проводилась разными методами, начиная от штрафов, конфискации имущества заканчивая высылкой в отдаленные районы и местности. Переселяемые направлялись в Северный край, Урал, Сибирь и Казахстан. Выселяемых кулаков советская власть широко использовала в целях проведения лесозаготовок, добычи золота, строительства заводов, железных дорог и каналов, для чего создавались особые трудовые поселения. До 1934г. крестьяне, отправленные в кулацкую ссылку, назывались спецпереселенцами в 1934-1944г.- трудпоселенцами.
В Северный край спецпереселенцы стали прибывать с 25 февраля 1930 г. по1500—1800 человек в эшелоне. В 1930 году Север являлся самым крупным регионом спецпоселений. Использование труда раскулаченных намечалось на лесозаготовке и сплаве, на разработке недр и в мелиорации, на рыбно-зверобойных промыслах, дорожном строительстве. Строительство спецпоселков осуществлялось в безлюдных лесных массивах отдаленных районов края, так как основная масса высланных должна была стать постоянной кадровой основой
для лесной промышленности. Суровый климат, экстремальные условия труда и
быта побуждали людей к массовым побегам, приводили к вымиранию. За период с 1 сентября 1931-го по 1 мая 1933 года из спецпоселков девяти трестов Северного края сбежали 45784 человека (более 50 процентов от общего числа трудоспособных), 30634 человека из числа сбежавших сами вернулись в спецпоселки или были задержаны, а судьба 20666 человек остается неизвестной. За это же время - один год и восемь месяцев - от холода, голода и болезней умерли почти 23 тысячи трудоспособных спецпереселенцев.
О бытовых условиях последних в 1930 г. М. И. Калинину писал один из спецпереселенцев: «вот картина этого лагеря. Сотни две бараков, крытых соломой и землей, расположились недалеко от железной дороги среди жалкого сосняка. В лагере уже поселены десятки тысяч людей всех возрастов, и каждый день прибывают все новые и новые эшелоны. В каждом бараке ютится двести с лишним человек. Теснота ужасная: днем толпятся между нарами, ночью люди лежат на нарах вплотную друг к другу, как сельди в бочке, многим на нарах не хватает места, и они сидят на земляном полу. Человек не может оставаться человеком в этих условиях».
К началу второй половины 1930-х годов все же острые проблемы по трудовому использованию высланных на Север людей, обеспечению их продовольствием, жильем, медицинским и социально-культурным обслуживанием были в основном разрешены. Для них создали нормальные условия труда и быта. А это способствовало стабилизации политической и морально-психологической ситуации в спецпоселках. Спецпереселенцы внесли значительный вклад в развитие почти всех отраслей промышленности и сельского хозяйства Северного края. Следующим главным центром ссылки крестьян был Урал. В 1930-1931г. по данным ОГПУ в Уральскую область было вывезено123 547 семей (571 355 человек). Выселение сопровождалось произволом, насилием над бесправным крестьянством. Были случаи отправки в кулацкую ссылку женщин накануне и вскоре после родов. Никакие доводы человеческого разума не могут оправдать того, что за сотни, тысячи километров в ссылку отправлялись кормящие матери с грудными младенцами на руках, дети, старики,
инвалиды.
Затрагивая бытовые условия жизни спецпоселенцев, следует отметить докладную записку начальника Комендантского отдела Уральской области Н.Д. Баранова О расселении и использовании кулацкой ссылки в Уральской области. «Жилища выстроены без достаточного отопления, очень сыры и распланированы внутри таким образом, что почти не имеют площади, свободной от нар;… профилактические мероприятия в спецпоселках почти не проводятся, имеются вспышки брюшного тифа, кори, скарлатины и цинги, высокий процент детской смертности;… особенно тяжело положение новорожденных которые укрываются в ремки, почти не подвергающиеся мытью за отсутствием мыла, и находятся в весьма низкой температуре сырых изб…». Сводка Уральского областного здравоохранительного отдела О медико-санитарном обслуживании спецпереселенцев в Уральской области дает представление о жилищных условиях и питании спецпереселенцев, санитарном состоянии их жилища: «санитарное состояние в большинстве поселков неудовлетворительное, уборных нет, нет помойных ям и отбросы выбрасываются у помещения или на улицу…, население часто употребляет в пищу недоброкачественную воду из озерков, расположенных на территории поселка, которые загрязняются самими жителями и скотом».
Как показывают источники, положение спецпереселенцев было весьма неблагоприятно. Частым явлением стал голод, недоедание, болезни. Истощенные спецпереселенцы были не в состоянии выработать норму, и в связи с этим получали меньшее количество продовольствия и становились вовсе нетрудоспособными. Были случаи смерти от голода на производстве.
К 1935 г. крестьяне в массе своей относительно обжились в местах высылки. По данным на 1938г. в народном хозяйстве было занято 353 912 трудпоселенцев, из них 16 818 в золотодобывающей промышленности; 37 360 в угольной; 88 133 в металлургической, машиностроительной;. 63 296 в лесной. Незаконные действия властей приводили к сопротивлению крестьян. В 1930г. на территории СССР было отмечено 7382 массовых выступлений крестьян, борьба раскулаченных продолжалась и в ссылке. Характерной чертой крестьянского движения в 1930 г., как и в 1929 г., было активное участие в нем женщин. В 1929 г. из 1307 массовых выступлений 486 были женскими, в 67 случаях преобладали женщины.
Раскулачивание и депортация миллионов крестьян являлись основным, но не единственным средством проведения сплошной коллективизации сельского хозяйства. Другие формы репрессий в деревне также получили широкий размах. Речь идет, прежде всего, об арестах и внесудебном рассмотрении дел арестованных. Репрессии в деревне проводились в 1930 г. не только в связи с коллективизацией и раскулачиванием, но также и при проведении других хозяйственно-политических кампаний (налоговой, хлебозаготовительной и др.). Например, в ЦЧО (Центральная Черноземная Область), по признанию ПП ОГПУ, «в целях обеспечения нормального хода осенних хозяйственно-политических кампаний и в первую очередь, хлебозаготовок нашими органами была предпринята массовая операция», в результате которой в июле-августе 1930 г. было арестовано 3387 человек, не считая изъятых по линии особых отделов – 667 человек. На практике в число раскулачиваемых стали попадать и середняки и бедняки, не желающие вступать в колхозы. В отдельных районах удельный вес раскулачиваемых к началу марта достиг 10—15 процентов. Как правило, в раскулачивании активное участие принимали бедняки. Беднота большими группами ходила вместе с комиссиями и отбирала скот и имущество. По ночам посвоей инициативе сторожа на дорогах при выезде из селений с целью задержания убегающих кулаков. Так как часть кулацкого имущества распределялась среди бедняков и батраков, это означало, что последние были лично заинтересованы в возможно большем числе раскулаченных. Многие «самораскулачивались» когда крестьяне перед угрозой раскулачивания и других мер репрессий бросали или продавали за бесценок свое хозяйство и бежали из деревни. По примерным подсчетам Наркомфина, общее количество экспроприированных «кулацких» хозяйств к лету 1930 г. в целом по СССР составило свыше 320 тыс., а сумма конфискованного имущества составила 180 млн. руб.
В целях стабилизации положения положения на селе, 2 марта 1930 года И.В. Сталин публикует в "Правде" статью «Головокружение от успехов. К вопросам колхозного строительства» с критикой «перегибов». В статье главная ответственность за ошибки допущенные в ходе коллективизации возлагалась на местных партийных работников, обвинённых в "головотяпстве": «кому нужны эти искривления, это чиновничье декретирование колхозного движения, эти недостойные угрозы по отношению к крестьянам? Спрашивается, кому нужна эта головотяпская "работа" по сваливанию в одну кучу различных форм колхозного движения? …задача партиям повести решительную борьбу с этими
опасными и вредными для дела настроениями и изгнать их вон из партии». В статье указывалось также на необходимость осторожности в коллективизации и ее полной добровольности.
Нажим на крестьян был ослаблен, начался отток из колхозов. Именно в ответ на мартовскую статью Сталина, видимо, и начался забой скота. Поэтому 1 ноября 1930 года вышло постановление ЦИК и Совнаркома, запрещающее забивать скот до 31 декабря 1930 года. В 1931 году снова началась кампания по коллективизации. Раскулачивание также продолжилось сновой силой. Крестьян снова стали насильно загонять в колхозы, а единоличников обложили непомерными налогами.
Всего же за годы сплошной коллективизации было ликвидировано примерно 1,1-1,2 млн. хозяйств (5,5-6 млн. чел.), т.е. почти в два раза больше, официально признанных «кулацкими». После того, как в 1931 году в колхоз снова вступили ранее вышедшие, они стали портить "стадо" колхозников, проповедуя идею о том, что можно и не работать. Расцвело повальное воровство. В некоторых местах негласный саботаж привел к резкому ухудшению качества проведения полевых работ. Процентные показатели коллективизации стремительно упали. Если в целом по СССР к первым числам марта было коллективизировано, по крайней мере, на бумаге, 58 % крестьянских хозяйств, то к июню показатель упал ниже 24 %. Осенью число колхозников почти перестало увеличиваться. С 1932 г. уже не проводилось и широких кампаний по раскулачиванию. К осени 1932 г. в колхозах состояло 62,4% крестьянских хозяйств, и было объявлено, что
сплошная коллективизация в основном завершена.
В 1932—1936 годах широкие кампании раскулачивания не проводились. Общее число хозяйств, ликвидированных в качестве кулацких за эти годы, как считается, составило около 100 тыс. Стабилизация положения в деревне произошла лишь в середине 1930-х годов. Подводя итог, можно заключить, что насильственная коллективизация и раскулачивание зажиточных крестьян начала 30-х годов стали одной из самых трагических страниц в истории советской деревни. Сопровождаемые грубым нарушением прав человека они привели к гибели крестьянства как класса. Единого мнения о людских потерях среди репрессированных крестьян пока не существует, но по данным, основанным на документах 1930-1932гг. эта цифра составляет примерно 2,5 млн. человек. Жертвы миллионов людей при раскулачивании нельзя никак оправдать ни политическими, ни экономическими соображениями.
I. Источники
1.1. Вопрос о хлебозаготовках. Из доклада И.В. Сталина О работах апрельского Объединенного пленума ЦК и ЦКК на собрании актива Московской организации ВКП(б) 13 апреля 1928г.// Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации 1927-1932 гг. Сост.: В.П. Данилов, И.А Ивницкий. – М.: Политиздат, 1989. - С. 125.
1.2. Воспоминания Федоськиной (Петровой) Марии Филипповны 1910 г. рождения, Кемеровской области//Лопатин Л.Н., Лопатина Н.Л. Коллективизация как национальная катастрофа. Воспоминания ее очевидцев и архивные документы//http://www.auditorium.ru/books/477doc.-03htm1.3. Выдержка из протокола общего собрания колхозников колхоза «Зеленый гай» Щуровского сельсовета Краснолиманского района Донецкой области, 16.02.1947г. //http://www.archives.gov.ua/Sections/famine.php1.4. Выдержки из писем жителей Воронежской и Сталинградской областей о тяжелом продовольственном положении. Из информационной сводки отдела «В» МГБ СССР, декабрь 1946г.// Хрестоматия по Отечественной истории (1946-1995 гг.) Сост.: А.Ф. Киселев, Э.И. Щагина. – М.: Владос, 1996. - С. 11.
1.5. Выступление Панаскиной К. С. из села Ольшанки Трубчевского района Брянского округа от 1929г.//Голос народа: Письма и отклики рядовых советских граждан о событиях 1918-1932 гг.Сост.: С.В. Журавлев.– М.: РОССПЭН, 1997. - С. 299.
1.6. Государственные розничные цены нормированной и коммерческой торговли на отдельные продовольственные товары ( в руб. за 1 кг.) за 1940-1945гг.// Хрестоматия по Отечественной истории (1914-1945 гг.) Сост.: А.Ф. Киселев, Э.И. Щагина. – М.: Владос, 1996.- С. 591-592.
1.7. Доклад Н.И. Бухарина об итогах Объединенного Пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) на собрании актива Ленинградской организации ВКП(б) 26 октября 1928г.// Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации 1927-1932 гг. Сост.: В.П. Данилов, И.А Ивницкий. – М.: Политиздат, 1989. – С. 72-87.
1.8. Докладная записка заместителя председателя Госплана СССР С. Демидова и начальника ЦСУ В. Старовского заместителю председателя Совета Министров А.И. Микояну 7 июля 1945г.//Хрестоматия по Отечественной истории (1914-1945 гг.) Сост.: А.Ф. Киселев, Э.И. Щагина.– М.: Владос, 1996.- С. 592-593.
1.9. Докладная записка начальника управления МГБ по Хабаровскому краю генерал-полковника С. Гоглидзе министру госбезопасности генерал-полковнику В.С. Абакумову «О состоянии сельского хозяйства в Хабаровском крае» 14 февраля 1948г.// Хрестоматия по Отечественной истории (1946-1995 гг.) Сост.: А.Ф. Киселев, Э.И. Щагина. - М.: Владос, 1996.- – С.19.
1.10. Докладная записка министра госбезопасности Молдавской ССР Мордовца министру госбезопасности СССР В.С. Абакумову о последствиях голода в районах Молдавии 2 декабря 1946г./ Хрестоматия по Отечественной истории (1946-1995 гг.) Сост.: А.Ф. Киселев, Э.И. Щагина. – С.8.
1.11. Докладная записка министра госбезопасности Украинской ССР Савченко министру госбезопасности СССР В.С. Абакумову о последствиях голода в Тарутинском и Бородинском районах Измайловской области, 29 ноября 1946г.// Хрестоматия по Отечественной истории (1946-1995 гг.) Сост.: А.Ф. Киселев, Э.И. Щагина. – М.: Владос, 1996.- С. 10.
1.12. Докладная записка начальника Комендантского отдела Уральской области Н.Д. Баранова «О расселении и использовании кулацкой ссылки в Уральской области» председателю Уралисполкома М.К. Ошвинцеву от 8 марта 1931г.// Плотников И.Е. Ссылка крестьян на Урал в 1930-е годы. Документы из архивов// Отечественная история. – 1995. – №1. – С.162-163.
1.13. Докладная записка начальника ЦСУ СССР В. Старовского заместителю председателя Совета Министров СССР А.И. Микояну, 19 сентября 1953г.// Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации 1927-1932 гг. Сост.: В.П. Данилов, И.А Ивницкий. – М.: Политиздат, 1989. – С. 39-40.
1.14. Докладная записка заместителя председателя Совмина СССР Л.П. Берии в Бюро Совмина СССР, 8 июля 1949г.// Хрестоматия по Отечественной истории (1946-1995 гг.) Сост.: А.Ф. Киселев, Э.И. Щагина. – М.: Владос, 1996. - С. 21.
1.15. Докладная записка председателю Уральского областногоисполнительного комитета тов. Ошвинцеву О расселении и использовании кулацкой ссылки в Уральской области// http://hrono.info/dokum/193_dok/19_3dok.html
1.16. Закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946-1950 гг. 18 марта 1946 г.// Хрестоматия по истории России. Сост.: А.С. Орлов., В.А. Георгиев., Н.Г. Георгиева. – М.: Велсби, 2002. - С. 502-503.
1.17. Закрытое письмо ЦК ВКП(б) О задачах колхозного движения в связи с борьбой с искривлениями партийной линии 2 апреля 1930г.// Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации 1927-1932 гг. Сост.: В.П. Данилов, И.А Ивницкий. – М.: Политиздат, 1989. – С. 387-394.
1.18. Инструкция Кузнецкого окружкома ВКП(б) Всем секретарям райпарткомов о порядке определения кулацких хозяйств, подлежащих выселению, 18 февраля 1930г.// http://hrono.info/dokum/193_dok/19_3dok.html
1.19. Информационная записка о ходе выполнения постановления ЦК ВКП (б) Об укрупнении мелких колхозов и задачах партийных организаций в этом деле, 7 июля 1950г.// Хрестоматия по Отечественной истории (1946-1995 гг.) Сост.: А.Ф. Киселев, Э.И. Щагина. – М.: Владос, 1996. – С.27.
1.20. Информационная сводка организационного отдела ВЦИК, 12 августа 1929г. // Документы свидетельствуют: Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации 1927-1932 гг. Сост.: В.П. Данилов, И.А Ивницкий. – М.: Политиздат, 1989. – С. 235-248.

Приложенные файлы

  • docx file3
    Размер файла: 57 kB Загрузок: 0