Зазеркале страны чудес или расшифровывая алису. Част 1

Зазеркалье Страны Чудес или Расшифровывая Алису. Часть 1.
Стиль Льюиса Кэрролла иногда сравнивают с литературными открытиями Франца Кафки, Марселя Пруста и Джеймса Джойса. В предисловии к своему переводу «Алисы» польский писатель Мацей Сломчинский так писал о ней: « это не только замечательная сказка для детей, но и шедевр описания деятельности человеческого подсознания. Это, видимо, единственный случай в истории письменности, когда один и тот же текст содержит две совершенно различные книги: одну для детей и одну для очень взрослых людей. «Алиса» для взрослых является вторым, наряду с «Поминками по Финнегану», шедевром, ключевой мыслью которого является анализ человеческого мышления, погруженного в сон».
Произведения Льюиса Кэрролла "Алиса в Стране чудес" и "Алиса в Зазеркалье" становились предметом исследования литературоведов, психологов, математиков, физиков, лингвистов и т.д. написана обширная литература. И каждый исследователь толковал и интерпретировал эти оригинальные сказки по-своему.
Одни видели в приключениях Алисы отражение религиозной борьбы в викторианской Англии, другие давали книгам фрейдистское толкование, третьи считали, что не стоит относиться к "Алисе" слишком серьезно, приписывая тексту несуществующие зашифрованные смыслы.
Все точки зрения имеют право на существование, но что точно бесспорно, так это культурная и лингвистическая ценность произведений Кэролла. В "Алисе в Стране чудес" и "Алисе в Зазеркалье" встречается множество намёков, аллюзий, отсылок на определённых людей и события современной Кэроллу Англии, без понимания которых невозможно по достоинству оценить глубинный смысл этих удивительных сказок. Создание достойных переводов «Алисы» на другие языки – это настоящее искусство, ведь шутка или острота вызывают улыбку только в том случае, если вы понимаете, в чем суть, а ее иногда приходится объяснять.
"Алисе в Стране чудес" была написана для сестер Эдит, Алисы и Лорины Лидделл во время лодочной прогулки 4 июля 1862 года, то есть для типичных английских детей, живших в середине прошлого столетия, и если мы хотим по-настоящему оценить юмор книги, ее блеск, то мы должны знать многое из того, что должно было быть известным как взрослым, так и маленьким читателям-современникам Льюиса Кэрролла.
Впрочем, следует также отметить, что некоторые шутки и намеки Кэролла могли быть понятны только жителям университетского городка Оксфорд, где жил автор, а другие носили более личный характер, и могли быть понятны только дочерям ректора колледжа Крайст-Чёрч Генри Лидделла, юным приятельницам Льюиса Кэрролла.
Не менее важно и другое обстоятельство. Многие персонажи, забавные реплики, ситуации и эпизоды книг, совсем не случайны, а глубоко мотивированы: они целиком построены на игре слов, на оживлении метафор, на буквальной интерпретации компонентов, фразеологических сочетаниях и каламбурах.
Автор проявляет необычайное мастерство и изобретательность, воскрешая давно забытые исходные значения слов и словосочетаний, используя полисемию и различные виды омонимии, в частности, омофоны, и добивается, таким образом, поистине поразительных по своей неожиданности и парадоксальности эффектов.

В связи с этим необходимо подчеркнуть, что вся система образов, развития сюжетных линий, диалоги, пародии, шутки и каламбуры в книге имеют в качестве своей основы английскую лексику, английский фольклор английские литературные ассоциации. Поэтому текст не редко требует чисто лингвистического комментария.
Хочется отметить еще одну характерную особенность стиля автора – пародию, она стала одним из излюбленных стилистических приемов Льюиса Кэрролла. "Алиса в Стране чудес" как для самого Кэрролла, так и для его маленьких слушательниц, а впоследствии и читателей, была своеобразной реакцией на рамки чопорной, жёстко регламентированной, размеренной жизни викторианской Англии, протестом против наставлений и сентиментальных нравоучений, которыми была пропитана вся система воспитания и образования.
В этой статье я хотела бы выделить наиболее сложные для перевода на русский язык отрывки и продемонстрировать, как с ними справились опытные переводчики.
Прежде чем анализировать книгу, а тем более браться за её перевод, необходимо изучить биографию автора, постараться проникнуть в его внутренний, понять цели, которые он преследовал.
Многие исследователи творчества Кэрролла пользуются именно таким биографическим методом при «расшифровке» его произведений. Они подставляют под сказочные события «Алисы в Стране чудес» и «Алисы в Зазеркалье» реалии оксфордской жизни и события, происходящие с семейством Лидделлов, их близкими и знакомыми, в ту пору, когда были созданы сказки.
Сказки об Алисе действительно связаны со всеми этими людьми и происшествиями, поскольку они изначально задумывались как домашние развлечения и импровизации, в которых слушатели принимали непосредственное участие, а центральной героиней обеих сказок конечно же была Алиса Лидделл. Когда Доджсон рассказывал сказку, она всегда предназначалась определенной девочке. Одна из них, не Алиса, пишет: «Его сказки были особенно привлекательны тем, что он нередко подхватывал какое-либо замечание своей слушательницы и развивал его; какой-нибудь вопрос мог дать повествованию совершенно новое направление, так что у вас возникало ощущение сопричастности и известное право собственности на него» (http://timur0.nm.ru/library/alisa1.htm).
Главы «Страны чудес» изобилуют деталями и намеками, связанными с событиями домашней жизни, хорошо известными как Кэрроллу, так и детям Генри Лидделла. Возьмем, к примеру упоминание в книге о кошка Дине, которая жила в доме ректора и была особой любимицей Алисы, и апельсиновый джем, рецепт которого хранился в семействе Лидделл.
Лично я рассматриваю приключения Алисы в Стране Чудес и в Зазеркалье, с одной стороны, как метафору взросления и попытки ребёнка приспособиться к чуждому для него миру взрослых, а с другой стороны, как высмеивание взрослого «цивилизованного» общества с его огромным количеством надуманных и абсурдных законов и норм поведения в обществе.
Для начала давайте попробуем разобраться, почему мир взрослых кажется ребёнку абсурдным.
По мнению Льюиса Кэрролла, ребенок стремиться понять окружающий мир, его возмущают не приказания и запреты взрослых как таковые, а невозможность уловить закономерность, которая связывала бы одно приказание с другим в некую разумную систему.

Ребенку говорят, например, что он не должен чего-то делать, а потом он видит, как именно это делают взрослые. Это особенно часто касается хороших манер. В благовоспитанном обществе люди относятся друг к другу учтиво, однако, пытаясь научить своих детей вежливости, они нередко кричат на них и прибегают к методам военной муштровки.
Взрослые нередко бывают грубы с детьми, в то время как с другими взрослыми они себе такого не позволяют, поскольку так можно нарваться на ответное оскорбление или даже драку. Думаю, многие дети, умолкнув при окрике «Никогда не заговаривай первой!», хотели бы, подобно Алисе, ответить: «Подумайте, что было бы, если бы все соблюдали это правило! Если бы никто не заговаривал первым и только ждал, пока с ним заговорят, тогда бы вообще все молчали!»

Утверждать, что дети видят взрослых в истинном свете, было бы преувеличением, однако, они всё же часто видят их в такие моменты, когда те не заботятся о благоприятном впечатлении.
Очень интересную интерпретацию приключений Алисы в Стране чудес и Зазеркалье даёт англо-американский поэт Уистен Хью Оден в своей статье «Сегодняшнем миру «Миру чудес» нужна Алиса» (ссылка на статью: http://timur0.nm.ru/library/alisa1.htm)
По его мнению, Алиса воплощает разумное и моральное начало, противопоставленное фантастическому миру в которой, каждая из сказок, выступает в особом обличии.
Оден проницательно замечает, что в Стране Чудес Алисе приходится приноравливаться к жизни, лишенной всяких законов, когда каждый говорит и делает все, что вздумается, в то время как в Зазеркалье, наоборот, приспосабливаться к жизни, подчиняющейся совершенно непривычным для неё законам, поскольку возможность выбора полностью отсутствует. Траляля и Труляля, Лев и Единорог, Черный и Белый Рыцари, каковы бы ни были их чувства, должны регулярно вступать в бой, а Алиса должна, например, научиться идти прочь от того места, куда она хочет попасть или бежать со всех ног, чтобы оставаться на месте.
Жизнь – это своего рода игра. В обеих книгах автор отводит играм особое место: «Зазеркалье» целиком построено на шахматах, а в «Стране Чудес» любимое развлечение Королевы Бубен - крокет. Смотря на Страну Чудес и Зазеркалье (мир взрослых) глазами Алисы (ребёнка), мы замечаем насколько абсурдными порой являются правила, по которым мы живём. Тем не менее, для нормального сосуществования в обществе, люди должны соблюдать правила, которые сами для себя придумали. Анархия и отсутствие навыков с игрой не совместимы.

Кстати, если теория игр в человеческих отношениях кажется Вам интересной, то на эту тему есть удивительно интересное исследование американского психолога и психиатра Эрика Берна «Игры, в которые играют люди» («Games People Play»)
В Стране Чудес только Алиса владеет собой; в Зазеркалье – только она в чем-то разбирается. Чувствуется, что если бы не ее пешка, эта шахматная партия так и осталась бы незаконченной».
Каждый ребёнок рано или поздно задаёт себе вопрос: Кто я, для чего я живу? Отождествив себя с пешкой, Алиса понимает, что каким бы странным и пугающим ни был этот мир с его абсурдными правилами игры, каждая фигура на шахматной доске бытия играет свою роль и для чего-то нужна.
Еще один интересный момент, подмеченный У.Х.Оденом в своей статье, это рассуждение о роли языка в сказках Кэрролла: «В обоих мирах (в Стране чудес и Зазеркалье) один из самых важных и могущественных персонажей не какое-то лицо, а английский язык».
Если раньше Алиса считала слова пассивными объектами, то в Стране Чудес она обнаруживает, что они своевольны и живут своей собственной жизнью. Когда она пытается вспомнить стихи, которые учила, ей неожиданно приходят в голову ни на что не похожие строки, а когда она полагает, что знает смысл какого-то слова, выясняется, что оно означает нечто совсем иное. Точно так же каждый из нас по мере взросления открывает для себя удивительный мир родного или иностранного языка, волшебство многозначности знакомых с детства слов.
« - И надо вам сказать, что эти три сестрички жили припеваючи .
- Припеваючи? А что они пели?
- Не пели, а пили. Кисель, конечно.
- . А, эти сестрички жили в киселе!
- Но почему?
- Потому что они были кисельные барышни.
- Как ты сказала, сколько тебе лет?
- Семь лет и шесть месяцев!
- А вот и ошиблась! Ты ведь мне об этом ничего не сказала!
- . Он печется .
- Печется! О ком он это печется?
- Да не о ком, а из чего! Берешь зерно, мелешь его
- Не зерно ты мелешь, а чепуху!»
«Язык - это предмет раздумий одинокого мыслителя, ибо язык - отец мысли, а также политики (в героическом понимании слова), ибо язык - средство, с помощью которого мы открываемся другим», пишет в своей статье Уистон Хью Оден.









13PAGE 15


13PAGE 14115




Основной шрифт

Приложенные файлы


Добавить комментарий