Венок победы. Файлы размером более 3 мб

Человек, влюбленный в небо.

Сегодня, 20 апреля 2003 года, воскресенье. Мы с дедушкой Витей гуляем по парку около Дворца пионеров. Он говорит, что если бы я жил у него, на Ленинском проспекте, он водил бы меня сюда в авиамодельный кружок. Но так как я приезжаю не каждую неделю, я не могу заниматься в кружке, буду пропускать занятия. Мы с дедушкой делаем модельки самолетов дома. Сейчас, пока светло, мы прогуляемся по парку, а вечером будем мастерить И-16. Я еще плохо разбираюсь в марках самолетов, поэтому дедушка будет объяснять мне, а я буду слушать и держать детали, чтобы приклеились ровно.
Дедушка говорит, что на таком стареньком самолете он встретил войну. Это было в городе Рига. После первого боя самолёт не дотянул до аэродрома и упал в овраг. Виктор легко отделался, уже через 5 дней он летал с ещё не снятыми швами на лбу. Врачи не разрешали ему, это же напряжение, но он не мог не летать.
По рассказам дедушки Вити было понятно, что он всю жизнь делал то, что ему не разрешали. Нельзя было научиться кататься на коньках в валенках 36 размера, когда у него был 40, а он брал коньки и после школы бежал на Горенский пруд. Можно было закончить семилетку в Никольском и идти работать, а не трястись по 40 минут в переполненной электричке до Кускова, а он ездил. Командование не разрешало садиться на дрейфующую льдину, но он садился и спасал людей. Вот за то, что он делал невозможное, и ценили его люди.
Каждый год 9 мая я с дедушкой хожу на Поклонную гору на праздник Победы, там он всегда сидит на трибуне с ветеранами. Дедушка надевает свои ордена и медали. Я знаю, что первый орден Ленина он получил в 1956 году за спасение летчиков на острове Шпицберген в Арктике, второй в 1957 году за спасение бельгийских летчиков в Антарктике, а со стороны бельгийского правительства он был награжден орденом Леопольда Второго и Крестом Командора Ордена Короны. Еще дедушку Витю наградили двумя орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны 1 степени, двумя орденами «Знак Почета», медалью «За отвагу», Почетным знаком Российского комитета ветеранов войны и знаком «Почетный полярник».
Дедушка рассказывал мне, как он стал полярным летчиком. Под Псковом при взлёте с аэродрома самолёт лейтенанта Перова был сбит. Пули «мессера», атаковавшего сзади, буквально прошили истребитель. Две из них попали дедушке Вите в левую ногу. Начался пожар. Бензобак на И-16 расположен сразу за приборной панелью, и пламя заполнило кабину. «Я прекрасно понимал, что шансов спастись у меня практически не было, - вспоминал дедушка.- Высота чуть больше 30 метров. Если прыгну, парашют не раскроется. Враз разобьюсь. Выхода не было, сгорать заживо в кабине своего самолёта мне не хотелось, и я пытался покинуть его. Я задыхался в чёрном дыму, который валил из кабины вместе с языками пламени. Тогда левой рукой я нащупал кольцо парашюта, дёрнул. Конечно, это было чудо, что под встречным потоком воздуха парашют выдернул меня из полыхающей кабины. Я даже не успел опомниться, как оказался на земле - на краю деревни Карамышево. Недалеко упал и мой самолёт. Он горел мощным костром». Так закончилась военная биография Перова.
Но дедушка Витя немало сделал для Победы. После длительного лечения Перова назначили в запасной авиаполк Архангельского военного округа. Он все время рвался на фронт, и когда пришло распоряжение откомандировать одного опытного летчика в формирующийся действующий авиаполк, уговорил командование отправить его. Он думал, что его пошлют к англичанам открывать второй фронт или в Иран, куда должна поступать техника союзников, или вообще – на фронт. Но случилось невозможное. С этого времени жизнь мальчика, который родился в Туркмении и все свое детство провел в Иране, который когда-то страшно удивлялся, увидев снег, и страшно мёрз, стала связана с Арктикой и Антарктикой. Его отправили не на фронт, а на перегонку самолётов с Аляски в Красноярск. Так Перов стал полярным летчиком.
Летчики Красноярской воздушной трассы летом 1942 года начали делать то, что никто в мире не делал: на 6 с половиной тысяч километров с Аляски через Берингов пролив в самых суровых климатических условиях над мало изученными местами перегоняли самолёты. Кабина не спасала от пятидесятиградусного мороза. Нельзя было сесть на вынужденную посадку: всюду горы. Лётчики не умели долго пилотировать машины над облаками в отсутствии видимости земли или по приборам. За 60 километров от земли не было радиосвязи. Лётчик-истребитель находился в самолёте один: нужно было следить за товарищами, за ведущим самолётом, за картой и за техническим состоянием двигателя. За то, что в таких условиях в любой момент они могли погибнуть, они называли друг друга «смертничками».
4 ноября 1941 года разбился транспортный самолёт с 27 лётчиками. Из-за пожара и отказа двигателя погиб сержант Локтионов. Без вести пропал над Оймяконом опытный пилот капитан Василий Ковалёв. Гибли люди здоровые, молодые, которые так хотели жить. Командир Мазурук очень переживал гибель своих лётчиков, анализировал ситуации, всячески пытался предотвратить катастрофы. Но этот перечень потерь длинный.
«Воздушный мост» Аляска – Сибирь, проходивший через Чукотку, Колыму, Магадан, Якутск и заканчивавшийся в Красноярске, действовал с 6 октября 1942-го по 1946 год. Всего за время Великой Отечественной наша страна получила от союзников 18297 самолётов, из них по трассе Аляска – Сибирь были доставлены 8094. Их хватило на формирование 250 авиаполков. За три года более трехсот истребителей перегнал мой дедушка! Таков был его вклад в Победу.
А в квартире на проспекте Вернадского у дедушки сейчас целый музей: множество моделей самолетов, которые он сделал собственными руками, книги-воспоминания, которые он посвятил своим товарищам-полярникам.

Сегодня 9 мая 2009 года. Ко мне в Никольское на 9-ую линию пришли ребята из кружка «Литературное краеведение» и наша учительница по литературе. Сначала мы идем на 2-ую линию к дому №19. Здесь в школьные годы жил дедушка Витя. Затем к разрушенной школе, где он учился. Потом идем в церковь. Покупаем у бабушек цветы. Идем на Николо-Архангельское кладбище. Здесь 14 декабря 2005 года дедушка Витя похоронен. Ему было 88 лет.
В нашем роду мальчиков называют Викторами и Михаилами. Это в честь моего дедушки Вити, как я его называл, - моего прадеда Виктора Михайловича Перова. Он был очень сильным и мужественным человеком. Он много сделал для людей. Он был человеком, влюбленным в небо. Я горжусь своим прадедом! Буду всегда его помнить, относиться к его памяти с уважением и равняться на него!

Перов Михаил Михайлович,
ученик 8 класса
МОУ «Лицей»

Заголовок 415

Приложенные файлы


Добавить комментарий