Вера булич

Хамзина К.С.
Вера Сергеевна Булич
(1898 - 1954)

Вера Булич – поэтесса, литературный критик, представительница первой волны эмиграции. Родилась в 1989 году в Санкт – Петербурге. Её отец Сергей Константинович Булич, сподвижник И.А.Бодуэна де Куртенэ, был известным филологом, музыковедом, профессором Санкт-Петербургского университета. Дом Буличей собирал известных людей науки и искусства. Так, близким другом Буличей был Иннокентий Анненский.
Стихи Вера Булич начала писать еще в отрочестве. Первое свое стихотворение Вера написала в 10 лет. Печататься она начала только после отъезда из России в гельсингфорской газете «Новая русская жизнь».
Осенью [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] г. Вера Булич покинула [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и поселилась с матерью, старшей сестрой и двумя братьями на даче в Куолемаярви на [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
В 1924 году, вскоре после кончины отца, Вера и ее сестра Софья переезжают в Гельсингфорс в поисках работы. Вера меняет множество занятий. В частности, играет в кинотеатре на пианино, служит секретарем у Ивана Шайковича, сербского посла в Финляндии и поэта.
Первая книга вышла в 1927 под псевдонимом «Vera Bull» и представляла сборник сказочных миниатюр для детей «Сказка о маленькой принцессе. Спустя 4 года в Белграде было издано 2 выпуска «Сказок» на русском языке. Книги призывали юных читателей служить идеалам добра, гуманизма, справедливости. Для детей русских эмигрантов Булич написала также несколько пьес-сказок («Святки. Шарада в лицах», 1933; «Сказка о сказке», 1933; «Снегур-Пряничное Сердце», 1934), которые с успехом шли в 1930–40-е на сценах русских любительских театров Гельсингфорса в исполнении самодеятельных артистов.
Впоследствии Вера Булич стала автором четырех поэтических сборников: Маятник (Гельсингфорс,1934), Пленный ветер (Таллинн,1938), Бурелом (Хельсинки, 1947), Ветви (Париж, 1954).
Ее стихи, сказки для детей, литературно-критические статьи о творчестве русских поэтов в изгнании (М. Цветаевой, В. Иванова, В. Смоленского, Д. Кнута и др.), о поэзии А. Пушкина, И. Анненского, литературные обзоры и рецензии, переводы из финляндской и шведской поэзии публиковались в русских периодических изданиях Финляндии, Франции, Германии, Эстонии: «Журнале содружества», в «Новой русской жизни», в «Русском голосе», в «Нови», в «Новоселье», в «Таллинском русском голосе», а также в послевоенном «Русском журнале». Уже после смерти ее печатали в «Гранях» и «Новом журнале». Булич, по ее собственному признанию, испытала влияние Пушкина, А. Белого, И. Анненского, переосмыслила традиции А. Блока, С. Есенина, А. Ахматовой, Н. Гумилева. В круг своих литературных пристрастий включала также лирику Ф. Тютчева, Г. Иванова, А. Ладинского.
С 1930 года и до самой смерти Булич работала библиотекарем в Славянском отделе Хельсинкской университетской библиотеки, а с 1947 года еще и в библиотеке Института культурных связей между Финляндией и СССР.
Наталии Башмакофф писала о Вере Булич: «Среди немногих русских писателей в Финляндии Вера Булич, пожалуй, была единственной, кто питал живой интерес к окружающей инородной культурной среде, и включала ее органически в свое творчество. Она читала и говорила по-фински, писала по-шведски, переводила финских и шведских поэтов-модернистов на русский язык. Отсутствие на периферии русского зарубежья собственно-литературной среды поощряло Булич самой создавать ее. Так, она была в числе организаторов и активных участников литературно-философского кружка «Светлица», возникшего в Гельсингфорсе в 1930-е годы и просуществовавшего до самой «Зимней» войны»».
Долгие годы писательница боролась с тяжким недугом и скончалась от рака легких в Хельсинки в 1954 году.




Поэтический сборник «Бурелом»
В 1947 году в Хельсинки вышла в свет третья книга стихотворений В. Булич под названием «Бурелом». Главными темами этого сборника стали эмиграция и война. Эти темы раскрываются согласно идеи душевного мужества перед лицом жизненных невзгод. Раскрытию этой главной идеи подчинена и композиция книги. Сборник «Бурелом» состоит из трех частей: «Листки календаря», «Бурелом», «Верность». Начиная с мотивов одиночества, обреченности и бессилия, которые сменяются беспощадностью, внесенной войной, Булич завершает сборник утверждение свой верности «памяти крови», своей Родине. Итак, рассмотрим подробнее образную систему этого поэтического и сборника, основные темы, сопутствующие основной теме и основные мотивы.
В Стихотворениях первой части «Бурелома» ярко представлена тема времени. Время осознается лирической героиней как невозвратное, уходящее, то, что не предвещает улучшения, а наоборот:
Ускользает время, ускользает,
Все быстрее обгоняет нас,
Все острее холодом пронзает
Поздний, темный и пустынный час.

С темой времени неразрывно связан мотив воспоминаний. Обратимся к строкам стихотворения «Marche funиbre»:
Сердцу не поможет заклинанье.
Каждый вымоленный счастья день
Обращается в воспоминанье,
В бездыханный снимок, тени тень.
Воспоминание для лирической героини – это счастливые дни, которые не просто даны свыше, судьбой, а дни, достигающиеся большим трудом («вымоленные счастья дни»). И тему времени и мотив воспоминаний сопровождает образ души, который описывается лирической героиней так:
И в нежном пении ее была
Такая радость легкого скитанья,
Такая чистота воспоминанья,  –
Как будто, не коснулась в мире зла <>
Воспоминанье в этом стихотворении воспринимается в рамках светлого и чистого образа души, но это лишь мимолетное состояние, которое противопоставляется «миру зла» и «земной черноте». Прием антитезы позволяет чётко разграничить повседневное и сиюминутное.
Стоит отметить, что Булич использует излюбленные приёмы, темы и образы романтической поэзии. Так же, как и романтиков, поэтессу привлекают переходные состояния природы: сумерки, закат, рассвет:

Закат сияет над оградой строгой
Сквозь городскую дымку, муть и гарь
Блаженною и вечною дорогой
И вспыхивает в сумерках фонарь.
Образ фонаря не раз находит своё отражение в этом сборнике. Казалось бы, фонарь в сумерках должен быть подобен маяку, который ориентирует на правильный путь. Но у Булич это не указующий маяк, а призрачная надежда, которая вряд ли когда-то будет осуществлена.
Останавливаясь на романтических образах, стоит сказать, что экспрессия этих образов достигается путем подбора ярких эпитетов: «душа ночная», «фонарь позабытый», «бездонная тоска», «чернота земная».
Как уже отмечалось, одной из главных тем стала тема эмиграции. Это обреченное положение интеллигенции описывается, как безысходное и воспринимается наиболее остро, в рамках темы детства. Вот строки из стихотворения «Ты не хотела учиться»:
Мы пароход рисовали,
Белый с черной трубой
Чайки на море кричали,
Долго летя за кормой.

Разве с тобою мы знали:
Будет он злой судьбой.

А в стихотворении «На голове коронка» лирическая героиня чётко определяет свое желание:
Ах, одного желала  –
Крыльям свободу дать!

Вторая часть поэтического сборника названа «Бурелом». В этой части находят свое развитие темы, которые были подняты уже в первой части. Но всё больше и больше внимания уделяется трагическому пафосу раскрытия основной идеи, в связи с чем и образы всё больше и больше приобретают трагическое звучание.
Первое стихотворение этой части «У окна» задает тон:
Мир заключен в оконный вырез рамы. <>
Лирическую героиню продолжает волновать тема свободы, которая переплетается теперь не только с темой изгнания, но и с темой войны:

Все то же творится на свете
Под знаком живой новизны.
Рождаются новые дети
Для нового смерча войны.

Лирическая героиня утверждает мысль, что даже такое, казалось бы, чудо, как рождение ребенка обречено. С самого первого момента пребывания на этом свете человек подчинен несвободе.
В этой связи интересен образ музы. Даже Муза страдает от непосильного бремени несвободы и войны, и муза обречена:
Теперь изнемогай от груза,
Терпи, душа, глуха, темна
Пока не кончится война,
Обречена молчанью муза.

Или, к примеру, в стихотворение «В убежища, подвалы, склепы, щели» Муза предстает в образах «запуганного ребенка», «нищей сиротки» :
Запуганным ребенком бродит Муза,
Лепечет встречным чтото про свое
Но нищая сиротка всем обуза
не до того теперь, не до нее.
Лирическая героиня переживает ненужность своей Музы. Муза – это страдалица, которая не может найти себе места в этом сером, грязном мире.
Но муза становится единственным близким по духу другом лирической героини:
Присядем, Муза, у огня,
У жаркой деревенской печки.
Не для тебя, не для меня
Горят рождественские свечки.
(«Присядем, Муза, у огня»)

Муза для лирической героини друг, который способен воспринять жалобы, крики о беспомощности и боли:
Мне больно, Муза, от этой
Беспомощной чистоты,
Мне страшно от яркого света
Пророческой красоты.

Апокалипсические мотивы оставляют свой налет практически на каждой строчки сборника и сводятся неизбежно к тому, что:
Ни прошлого, ни будущего нет.
(«Будни»)


Конечно же, говоря об эмиграции, изгнании, Булич не обходит стороной и такой ключевой образ как дом. Образ потерянного, оставленного дома складывается из ярких, мастерски подобранных эпитетов: «постаревший деревянный дом», «сожженный дом»,- и метафор: «дома бесприютная душа».
Особое внимание во второй части сборника уделяется теме войны. Война описывается в мрачных тонах, как действие беспощадное, не реагирующее даже на любовь:
Разгром. Развалины и трупы,
Осколки стекол, сажа, кровь.
Слова беспомощны и тупы
Бессильна кроткая любовь.
(«Война»)
Война в восприятии лирической героини это то, что обрекает на страдания не только живых людей, но даже их души:

Воздух вечереющий печален.
Душ скитальческих восходит зов.
<>
В скорбный день молитвы поминальной
От ушедших в землю от земли,
Радуница, радостью пасхальной
Души неотпетых утоли.
(«Радуница»)
Душа обречена на вечное скитание. Вся трагичность этого передается за счет использования ярких эпитетов: «вечереющий воздух», «молитва поминальтная», «скорбный день». Последнюю надежду свою лирическая героиня возлагает на Радуницу(праздник), прося «радости пасхальной». Образ души-скиталицы, души-сироты встречается и во многих других стихотворениях этого сборника.
Третья часть «Верность», как и вторая, открывается стихотворениями, в которых вынужденная несвобода символично уподобляется беспощадному заключению в рамки:

От моря тянет воздухом сырым,
Меж двух стволов закат – как будто в черной раме.

Судьба изгоя – горькая судьба <>
(«Эмигрант»)

Но «память крови» и «память сердца» не дает права лирической героине отречься или возненавидеть свою Родину, несмотря ни на что, он утверждает:
Память крови, круговой поруки.
Голос из могильной темноты,
Голос деда оживет во внуке,
Сердцем своего узнаешь ты.
Память сердца – память состраданья,
Память испытаний и побед.
Много стран на свете для скитанья,
Но страны своей дороже нет.
(«Верность»)
Лирическая героиня, пройдя тяжелые испытания претерпев тяжелые удары судьбы, остается верна «памяти крови» и «памяти сердца».
Особого внимания заслуживает цветовая символика поэтического сборника «Бурелом». Можно выделить три основных цвета: 1. розовый, этот цвет окрашивает всё, что связано с прошлым или мимолетным, неуловимым, но столь желанным («в розовых облаках/В своей еще не узнанной отчизне», «Окунуться в воздух небывалый,/В тепло - розовую тишину»); 2. черный или серый- непременно сопутствует описанию настоящего («черное бедствие войны», «чернота земли»); 3. синий- цвет надежды, цвет будущего обиталища («И туда, в синеву, в те пустые моря/Отлетит золотая душа фонаря», «Мой синий день, мой день бездомный,/
Как сберегу, как затаю/От жизни трудной, жизни темной/Живую синеву твою!».


Стихотворение «По чужой вечерней дороге»

Рассмотрим подробнее стихотворение по «Чужой вечерней дороге». Оно было написано Верой Булич в 1941 году. В этом стихотворении описываются безысходность, бессилие душевного состояния лирической героини, которые тихо, лишь «отголосками» вырывается наружу. В стихотворении «По чужой вечерней дороге» ярко воплотилась основная идея сборника – идея душевного мужества, стойкости перед судьбой. В этом стихотворении мы явно находим отголосок биографии самой поэтессы, на что указывает вторая строчка стихотворения: «мимо тёмных осенних дач». Именно осенью Вера Булич покинула [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] и поселилась с матерью, старшей сестрой и двумя братьями на даче в Куолемаярви на [ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]. Лирическая героиня обращается ко времени, которое обрекло всех на молчание. Неслучайно, даже мотив плача выражен в этом стихотворении неразрывно с мотивом безмолвствия:
Отголоском острой тревоги
Где то слышится детский плач.

Или плач березы, который проявляется лишь в шелесте:

Только шелест березы плакучей <>

Стоит отметить, что для стихотворений сборника «Бурелом» «шелест» является одним из самых распространенных символических образов. На протяжении всего сборника этот образ возникает более 10 раз. И в большинстве случаев сопровождает описание безвыходной картины бесследно исчезающего бытия. В пример можно привести следующие строки:
Сколько их на ветках трепетало
В свежей летней роще на ветру!
Сколько солнечных минут упало,
Кануло в их шелест, в их игру!
(«Мы опаздываем»)
Или:
Еще желтеет ламп стенных опал,
Страница шелестит на полдороге,
Но похоронным маршем через зал
Уже влекутся призрачные дроги.
(«Marche funиbre»)

Использование полутонов в стихотворении: «отголосок тревоги», «шелест березы плакучей», «поездов взыванья <> в тишине», «шуршанье травы»,- выражают робость лирической героини, которая не позволяет себе жаловаться и выпускать свои эмоции наружу. Оттеняет настрой стихотворения не раз повторяющаяся частица «только», которая тоже обеспечивает создание полутональности, что создает ощущение надрыва. Усиливают это состояние надрыва, беспомощность, беззвучного, немого плача души резкие, рубленые фразы, которые создаются при помощи парцелляции:
Ни людей. Ни огней. Только тучи
Да печальная сырость в полях <>

Состояние безмолвия подчеркивается в стихотворении дважды повторяемой фигурой умолчания: «мимо темных осенних дач», «Только ветер воспоминанья».
Особую роль в создании картины безысходности играют эпитеты: «чужая дорога», «острая тревога», «плакучая береза», «горький ветер».
Мотив воспоминанья, который необычайно важную роль играет во всем сборнике «Бурелом», находи свое отражение и в этом стихотворение. Но здесь воспоминанье – это не «розовые облака отчизны», а
Только ветер воспоминанья,
Горький ветер навстречу мне.
Последняя строчка этого стихотворения («Горький ветер навстречу мне») служит раскрытию пафоса основной идеи душевного мужества: героиня способна принять всю горечь невзгод.
Стихотворение написано дольником, в стихотворении используется перекрестная рифмовка. Всё это придает особую интонационную выразительность, которую отмечали в стихотворениях Булич многие ее современники (Ю.Мандельштам, В.Ходасевич, М.Цетлин), при этом ещё ярче подчеркивается психологическая глубина и ясность мысли.



Рассмотрев сборник В.Булич «Бурелом» и разобрав стихотворение «По чужой вечерней дороге», можно выделить некоторые особенности творчества поэтессы:
Булич, как и многие другие эмигранты, будучи за границей, осталась без материальной и духовной поддержки, но, несмотря на это, она осталась верна родному русскому языку, русской культуре.
Основополагающую роль в раскрытии образа лирической героини играют такие понятия, как «память крови» и «память сердца».
Большое внимание в стихотворениях автор уделяет внутреннему миру поэта, чье душевное спокойствие нарушено вторжением вероломной войны.
Образ войны в сборнике «Бурелом» является некой кульминацией, а развязка- это утверждение идеи душевного мужества и приятия любых невзгод.
Автор использует характерные для романтиков образы (фонтан, душа, муза), поднимает излюбленные темы романтиков (времени, творчества, воспоминаний). Но при этом Булич придает им свое звучание. А в разработке образной системы стихотворений основополагающую роль выполняют эпитеты.
Интересна цветовая символика сборника «Бурелом». Основными цветами становятся розовый, черный и синий. Они не только создают особый колорит стихотворений, но и выражают определенную идейную установку.





Используемая литература

Булич В.С. Книга Третья. Бурелом. Стихи. Типография Литера, 1947.
Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 1.
Струве Г. П. Русская лит-ра в изгнании. Изд. 3-е. Нью-Йорк, 1996.
Интернет-ресурс: http://lib.pushkinskijdom.ru/LinkClick.




Заголовок 4Основной шрифт

Приложенные файлы

  • doc vera_bulich
    Размер файла: 71 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий