Вересин


Выпускник ХЛТ
-3810262890Вересин Михаил Михайлович, выпускник ХЛТ 1928 года, профессор Воронежского лесотехнического института. Родился 12 февраля 1910 года в Москве. Отец из крестьян Рязанской губернии. Основная профессия и работа отца – педагог. Мать из мещан г. Воронежа, домохозяйка.
В материалах, переданных по нашей просьбе музею Г.Ф. Морозова 26 января 1988 г., Михаил Михайлович написал: «С двух лет (1912 г.), с немногими перерывами, живу в Воронеже и области. Из ярких впечатлений раннего детства осталась в памяти поездка летом 1916 г. с матерью в Финляндию (тогда входившую в границы России) к ее родной сестре, бывшей замужем за военным. Природа страны, ее сосновые леса на холмах с замшелыми валунами и обилием земляники, синие «глаза» озер в низинах запомнились навсегда.
В 1917 г. поступил в Воронежское Реальное училище, преобразованное затем в 1-ю Советскую среднюю школу – девятилетку. В начале 1920 г. один год проучился в школе фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при заводе имени В.И. Ленина (бывший завод Столля), где тогда преподавал отец и давали паек.
Этот год и жизнь в условиях близких к природе повлияли на выбор профессии. В 1925 г. окончил восемь групп (классов) 1-ой школы и поступил в Хреновской лесной техникум…»
« Имя ученого, лесовода широкого профиля, талантливого педагога, общественного деятеля и литератора – Михаила Михайловича Вересина широко известно работникам леса не только в нашей стране, но и за ее пределами…, - так начинал свою статью «О моем друге» Ф. Щепотьев, член-корреспондент АН УССР, заслуженный деятель науки УССР, доктор биологических наук, профессор Донецкого университета, - …Каковы истоки становления ученого лесовода М.М. Вересина? На лесной факультет Воронежского СХИ Михаил Михайлович поступил после окончания знаменитого лесного техникума в с. Хреновое.
В вузе восемнадцатилетний юноша уверенно и легко продолжал углублять знания лесной науки. Среди нас, его однокурсников, он являлся авторитетом в вопросах о лесе и отличался дружеским и веселым характером…»
Из воспоминаний Вересина М.М., переданных музею Г.Ф. Морозова к 100-летию образования ХЛТ: «Я поступил в Хреновской лесной техникум в 1925 г. и окончил его в 1928 году – ровно 60 лет тому назад…
Техникум помещался тогда в одноэтажном деревянном здании бывшей лесной школы. На южном фасаде здания еще сохранялась вывеска, написанная бронзовыми буквами по черному полю, с обозначением даты основания школы -1888 год. Постройка этого дома – учебного корпуса – была закончена и школа разместилась в нем в 1898г. До этого занятия с учениками проводились в арендованном частном помещении. В 1926 году к этому зданию с южной стороны его левого крыла была сделана деревянная одноэтажная пристройка, служившая одновременно актовым залом и клубом со сценой для выступлений художественной самодеятельности.
Число учащихся в те годы было невелико и составляло всего 60 – 70 человек, почти все мужчины. Большинство жили на частных квартирах в Солдатской слободе…Я с земляком из-под Воронежа (ст. Латное), Евгением Алексеевичем Мешковым, удачно устроились и прожили почти все три года в семье Горбачевых, в небольшом доме с крыльцом заплетенным виноградом, против электростанции конного завода, бывшей заводской «красной церкви» (построена из неоштукатуренного красного кирпича). Хозяин Иван Иванович Горбачев небольшой, уже белый как лунь, бодрый старичок, много лет проработал на знаменитом конном заводе; участвовал на бегах в обеих столицах, видел царских особ, начиная с Александра II; рассказывал нам много интересного из истории конного завода. Хозяйка Евдокия Ивановна была моложе его; к нам относилась по-матерински.
Горбачевы были в родстве с лесничим Коршевского лесничества, куда тогда входила часть Хреновского бора, известным воронежским лесоводом, учеником Г.Ф. Морозова по лесному институту (ныне Ленинградская лесотехническая академия имени С.М. Кирова), Николаем Степановичем Кравцовым: его жена была сестрой их зятя, тоже лесовода, Деева. Кравцовы нередко всей семьей: Николай Степанович, его жена Матрена Николаевна, две дочки наезжали в Хреновое и посещали наших хозяев. Знакомство и общение с ними для меня в дальнейшем перешло в сотрудничество и дружбу с Николаем Степановичем на всю жизнь.
В Хреновском бору он оставил добрый след на земле – большую площадь (около 400 гектар) сосновых посадок, находящихся на территории Брагинского лесничества и известных как «культуры Н. С. Кравцова»; позднее он работал главным лесничим Верхне - Донского управления лесоохраны и лесонасаждений; много лет – старшим лесничим Воронежского государственного заповедника.
Для коллектива преподавателей тех лет в целом были характерны отличная профессиональная подготовка, увлеченность педагогической работой и стремление к ее постоянному совершенствованию; индивидуальный подход, внимание и доброжелательное отношение к каждому из учащихся. К любому из нас каждый преподаватель, с первого до последнего курса, обращался на «Вы». При первом же знакомстве с техникумом обращали внимание и покоряли порядок и чистота, я бы даже сказал уют, в небольших комнатах – аудиториях, прекрасно оборудованных учебно-наглядными пособиями.
С большой тщательностью и знанием дела были собраны и вывешены по стенам богатые коллекции насекомых и грибов, вредителей леса; гербарные образцы лесных древесных пород, семян, мхов, лишайников, травянистых растений; образцы древесины и минералов, почвенные монолиты; выставлены геодезические приборы и другие орудия, и механизмы, применяемые в лесном хозяйстве.
Впечатлял кабинет энтомологии и фитопатологии, оборудованный с бесконечной любовью и трудолюбием неутомимым Зосимой Петровичем Белоусом; кабинет лесоводства, с привлекавшим наше внимание, цветным профилем рельефа, почв и типов леса Хреновского бора от Битюга до степи. Комнату украшал большой портрет Г.Ф. Морозова, написанный А.П. Сулхановым.
Анатолий Петрович был сыном видного лесовода П.Н. Сулханова, работавшего в Казани и состоявшего в дружеских отношениях
с Г.Ф. Морозовым. Сын Сулханова, тогда студент естественно - исторического факультета, приехав на каникулы в Казань, познакомился с Г.Ф. Морозовым, который изучал там естественное семенное возобновление дуба в знаменитых средневолжских нагорных дубравах (получивших в литературе название «Казанские дубравы») и стал ему помогать в исследованиях.
Увлекшись идеями лесоводства, по совету Морозова после университета Анатолий Петрович поступил на двухгодичные курсы лесничих при Лесном институте. Окончив их, начал работать в Хреновском бору. В годы моего обучения Сулханов был завучем и преподавателем лесоводства. Это был высоко и разносторонне образованный человек, прекрасный педагог, много сделавший для развития и авторитета техникума.
Много заботы по оборудованию и укреплению техникума предпринимали и другие преподаватели старшего поколения, а также только пришедшие - Бережной Г.И., Сизов В.Ф., Гревцов А.Ф., Выставкин П.С. и др.
Мы видели большой труд и любовь к своему делу преподавателей и руководителей техникума, их стремление создать наилучшие условия учащимся для овладения профессией лесовода. Это первое впечатление имело большое значение: оно вызывало у нас, «новичков», чувство уважения к учебному заведению и настраивало на серьезный, упорный труд в учении.
Показалось необычным для нас и осталось в памяти, что первые учебные занятия начинались с практических работ. В погожие осенние дни, среди могучих столетних сосен и на просеках, мы знакомились с простейшими геодезическими приборами и их применением; выкапывали в питомнике сеянцы и саженцы для осенних посадок; собирали в старом дендропарке семена лесных пород, знакомились со способами их хранения и посева. После этого намного легче было воспринимать и запоминать то, что позднее сообщалось по этим вопросам на лекциях и в учебниках!
Все три года обучения теоретические занятия перемежались и плотно насыщались практической работой по лесному хозяйству в своем учебном лесничестве. Лесничество и техникум были едины: Дмитрий Иванович Ванин был лесничим, директором техникума и преподавателем одновременно. Помощник лесничего Тихон Иванович Востриков (в его судьбе, начиная с подростка, добрую роль сыграл Г.Ф. Морозов) ведал производственной работой в лесничестве и преподавал в техникуме лесное делопроизводство и ведение документации, отчетность.
Глубокое впечатление в памяти оставили также лекционные занятия, особенно замечательные лекции по общему лесоводству Сулханова А.П., превосходные лекции по таксации и лесоустройству Василия Федоровича Сизова, ученика одного из классиков лесной науки профессора М.М. Орлова. С искренним уважением относились мы к Александру Филимоновичу Гревцову, опытному инженеру – строителю и очень добродушному человеку, доходчиво излагавшему строительное дело. ( Насколько мне было известно Гревцов А.Ф. и Ванин Д.И. являлись авторами и исполнителями проекта здания нового учебного корпуса). Петр Софронович Выставкин преподавал ботанику и дендрологию. Это был еще, по сравнению с другими, молодой преподаватель, но трудолюбивый, любивший вносить в лекции элементы философии и, там где считал нужным, акцентировать свое и наше внимание на новых, имеющих перспективу вопросах. Говорю это потому, что хорошо запомнил на его лекциях изложение им главнейших положений генетики, особенно законов Менделя, что тогда было ново и не требовалось учебной программой. С уходом от дел З.П. Белоуса, Выставкин П.С. некоторое время вел и лесозащиту, преимущественно энтомологию. С интересом и удовольствием слушали мы лекции по литературе Варвары Васильевны Харитоновой. Обществоведение читал нам Иван Дмитриевич Федотов, впоследствии получивший лесное образование и ставший лесным работником. В памяти он остался как энергичный организатор и руководитель экскурсии нашего выпускного курса в Москву и Ленинград, которая была для всех нас незабываемым и полным замечательных впечатлений событием. Во время экскурсии мы посетили Ленинградскую лесотехническую академию, музей Ленина и Исторический, Третьяковскую галерею в Москве; Смольный, Петропавловскую крепость, музеи, парки и дворцы в Ленинграде.
Но в техникуме тех лет с нами, старшекурсниками, проводились также экскурсии непосредственно по нашей будущей специальности. Это также было очень ценное и полезное мероприятие, хотя едва ли оно для наших преподавателей и директора было формально обязательным, однако было ответственным и хлопотливым. Они считали своим долгом познакомить нас с теми классическими объектами лесоводства и лесоразведения, которые были сравнительно недалеко, но которых не могли увидеть в Хреновском бору. Были, в частности экскурсии по оврагам Бобровского района, укрепленным лесо - и древонасаждениями, гидротехническими сооружениями; на полезащитные полосы в Каменную Степь (на месте с полосами и почвами нас знакомил почвовед - агроном профессор Тумин Г.М. и известный лесовод – агролесомелиоратор Шаповалов А.А.); экскурсия в Шипов лес, с осмотром Опытного лесничества.
Сулханов А.П., руководитель от техникума, ездил с нами и ходил пешком от ж/д станции Таловая до Каменно – Степной опытной станции и по полям; от ж/д станции Бутурлиновка – 30 километров до Красного кордона в Шиповом лесу и затем по лесу. Позднее, обучаясь на лесфаке ВСХИ, я мог назвать лишь двух преподавателей, бравших на себя бремя таких забот – профессоров Дубянского А.А. (геолог) и Тюрина А.В. (лесовод). А еще позднее, в ВЛТИ – вообще ни одного. Почти за пять лет обучения в вузе студенты, будущие лесоводы, не видели (если не считать отдельных дипломников), находясь у колыбели отечественного лесоводства и защитного лесоразведения, ни Каменной Степи, ни Шипова леса, ни Теллермановской рощи…»
После окончания в 1928 году Хреновского лесного техникума и в 1932г.- Воронежского лесохозяйственного института, Вересин Михаил Михайлович до 1937 г. работал на производстве (помощником лесничего, лесоустроителем), потом поступил в аспирантуру на кафедру лесоводства. С 1940 г. вся жизнь и деятельность его была связана с лесохозяйственным факультетом ВЛТИ, где он работал в должности ассистента, доцента, а с 1966 г. он - профессор кафедры общего лесоводства.
В газете «За лесные кадры» от 13 февраля 1970 г. коллектив кафедры лесоводства ВЛТИ, отмечая его 60-летие, писал: «За длительный период работы в институте М.М. Вересин преподавал общее лесоводство, лесные культуры, почвоведение, но основной дисциплиной в его педагогической и научной деятельности стала лесная селекция и семеноводство. Он стал одним из создателей курса «Лесная селекция» для вузов страны. Его лекции неоднократно заслушивались, записывались как показательные, читаемые на высоком научно-педагогическом уровне, насыщенные оригинальным иллюстративным материалом и данными личных исследований. Полный стенографический курс лекций по лесной селекции на протяжении ряда лет служил единственным пособием для студентов.
Книга «Лесное семеноводство» (1963 г.) является в настоящее время одним из основных пособий по курсу лесной селекции лесохозяйственных факультетов.
Успешная педагогическая деятельность Михаила Михайловича сочетается с большой научно-исследовательской работой. Результатом этой работы стало опубликование более 50 научных статей, брошюр и книг, также созданные им ценные природные объекты».
Широко известны монографии, написанные Вересиным М.М.: «Столетний опыт лесоразведения в Савальском лесничестве», «Леса Воронежские», «Рассказы о лесах и деревьях», «Отечественные лесоводы», «Справочник по лесному селекционному семеноводству».
В книге «Леса Воронежские» (1971 г.) Вересин М.М. большое внимание уделил Хреновскому бору, в котором не раз бывал и хорошо знал его исторические и природные особенности, а также - исследования выдающегося ученого Г. Ф. Морозова по культурам сосны в бору, старейших лесоводов преподавателей лесного техникума А.П. Сулханова, Т.И. Вострикова, Д.Г. Дынина, большого знатока растительности бора А.И. Ванина. «Хреновской бор приурочен преимущественно к приречным песчаным террасам, то есть к более молодым и позднее занятым лесом территориям. На более высокие и древние местоположения выходит лишь небольшая часть его переходной полосы. Как полагал Г.Ф. Морозов, первыми лесными пришельцами в бору, мирившимися с избытком влаги, когда река Битюг была гораздо шире и протекала ближе к переходной полосе, вероятно, были осиновые и ивовые кусты на территории этой полосы. Едва ли они могли появиться здесь раньше, чем в конце периода валдайского оледенения или в начале послеледниковья. Отсюда затем могло идти наступление леса вниз, в сторону реки, и вверх, на степь.
Расселение леса в сторону реки могло идти, по мере того как освобождались из воды песчаные гряды. Обсыхая, они подвергались действию ветра, и песок приходил в движение. Первыми поселенцами, по Морозову, здесь могли быть растения, способные переносить выдувание и нанос песка: ива – шелюга, можжевельник казацкий и другие. По мере закрепления ими песка здесь начинала селиться другая растительность: полузадернелые пески становились суше; на них поселялась основная порода этих мест – сосна.
0784860Профессор Вересин М.М. – инициатор увековечения памяти Корнаковского Г.А. в Теллермановском лесу
Одной из природных особенностей Хреновского бора является плоская «корытообразная» полоса понижений с множеством крупных болот и озер, которая тянется почти через весь массив параллельно р. Битюгу и упирается своими концами в низменные площади, сливающиеся с поймой. Это полоса – древнее притеррасное понижение, лежащее между зоной всхолмленных приречных песков и переходной к степи полосой бора. Избыточное увлажнение ее объясняется выходом здесь потока грунтовых вод, идущего сверху, со стороны степи. Болотно-озерная полоса имела в прошлом и сохраняет теперь большое значение в жизни степного бора, являясь подпором грунтовых вод и увлажняя воздух. В этой полосе нашли убежище и встречаются редкие представители флоры северных таежных лесов, которыми Хреновской бор, в отличие от Усманского, весьма беден. По сообщению Ванина А.И., здесь совершенно отсутствуют клюква, вереск, черника. Последняя, по словам Сулханова А.П., встречалась в прошлом как большая редкость в районе Лебяжьего кордона, то есть в зоне озерно-болотной полосы. Как весьма редкое растение встречается там же можжевельник. Местами во влажных борах изредка растет брусника; на болотах – лапландская ива, пушица, росянка. В Хреновском бору господствует ранняя форма дуба»Коллектив кафедры лесных культур и селекции во главе с заведующим доктором сельскохозяйственных наук, профессором Дерюжкиным Р.И., учеником Вересина М.М., отмечая 75-летие Михаила Михайловича, в статье «Ученый – селекционер» написал: «…под его руководством созданы крупнейшие в нашей стране географические культуры сосны, ели, лесотипологические культуры дуба, создана большая коллекция гибридов тополя, заложены экспериментальные лесосеменные плантации сосны, прививки кедра на сосну, плантация карельской березы и др. М.М. Вересиным получены ценные гибриды тополей, ореха грецкого с маньчжурским; выведенный им быстрорастущий триплоидный исполинский сорт тополя «гибрид – Э.С. – 38» широко разводится и принят для международного сортоиспытания…»
В книге «Леса Воронежские» в главе «Уникальные деревья» Вересин М.М., рассказывая о деревьях – ветеранах леса, деревьях – гигантах, «часовых веков» или «питомцах столетий», как называл их М.Ю. Лермонтов, описал и отдельные деревья с. Хреновое, п. Вислый: «Интересный экземпляр дуба сохранился на территории поселка Вислый, в Вислинском лесничестве Хреновского лесхоза. Дерево растет на боровом песке первой надлуговой террасы р. Битюга. Бедность почвы и произрастание в прошлом под пологом древостоя сосны придали необычный вид этому дубу. Его узловатый ствол полутораметровой толщины уже на небольшой 3429000342900высоте разделяется на мощные, но короткие и быстро переходящие в тонкие ветви, сучья, образуя небольшую грибовидную крону; вся высота дерева не более семи метров. Это своеобразный приземистый карлик и гигант одновременно – яркий образец «голодающего дуба» и вместе с тем необычной живучести дерева. Учитывая незначительную толщину годичных колец у дуба на песке, можно полагать. Что этому дереву не менее 300 лет, а вероятно еще больше.
Прямой противоположностью ему являются дубы – великаны в парке Хреновского конного завода. Вероятно, это могикане бывших балочных лесов, выходивших местами на прилегающие к балке участки степного чернозема; возраст их не менее 200 – 250 лет. Это живые свидетели грандиозной метаморфозы природных условий района, его заселения и всей истории знаменитого конного завода – родины орловского рысака. Много раз, надо полагать, видели они русских зоотехников – селекционеров, управляющего
В.И. Шишкина, а в 1892 г. – А.П. Чехова, приезжавшего в Хреновое на конный завод в связи с оказанием помощи голодающим.
… Сосна уступает по долголетию дубу. В известном Хреновском бору в 1924 г. близ р. Битюг при валке леса вершиной упавшей сосны был убит помощник лесничего Коршевского лесничества, полагавший, что подрубленное дерево его не достанет. Высота сосны оказалась 42,5 м. Возраст этого исполина был, однако, меньше двухсот лет. В Хреновском бору могучие старые сосны в возрасте 190 -200-летнего возраста сохраились в участках леса, выделенных как памятники природы, возле поселка Вислый, на берегу р. Битюг (кв. № 258), и у лесного техникума (кв. № 511). По А.И. Ванину, в этом бору встречались сосны с диаметром до 1,5 м и высотой до 48 м.
…..Кроме тополя белого аборигеном пойменных лесов в южной половине нашей области является тополь черный, или осокорь. Наиболее выдающиеся из таких деревьев сохранились в селе Хреновом. Одно из них, самое огромное и старое находится на территории лесного техникума, в парке возле старой конторы лесничества. Ствол дерева более четырех обхватов, у него развесистая широкая крона, но оно уже одряхлело: имеет засохшие сучья, отлупы коры, гниль. Возраст его, учитывая рост на повышенном местоположении с супесчаной почвой, едва ли меньше двухсот лет. Два других, более молодых, хороших по их состоянию дерева осокоря, тоже очень мощного роста, находятся на территории конного завода: одно в парке, на углу старинного дома, где помещается музей; другое – во дворе главной конюшни завода. Там же находится еще одно превосходное дерево тополя белого. Эти трехобхватные тополи – великаны и тополи возле пруда имеют возраст не менее 150 лет и, вероятно, посажены при постройке ансамбля каменных зданий завода в первой четверти прошлого столетия по проекту выдающегося зодчего того времени Д.И.Жилярди.
….Таким образом, деревья – долгожители и деревья – великаны имеют исключительную научную, селекционную и культурно-эстетическую ценность. Если такие деревья будут Академик Мелехов И.С. и профессор Атрохин В.Г. на территории Хреновского конного завода.
-228600-342900уничтожены – вырублены, повреждены до степени их отмирания из-за невежественного отношения к этим уникальным памятникам живой природы, то в дальнейшем невозможно будет даже выяснить, каковы рекордные возможности роста, достижения наибольших размеров, накопления биомассы, предельной долговечности наших древесных пород».
Тихонов Анатолий Семенович, выпускник ХЛТ 1951 года, доктор сельскохозяйственных наук, заслуженный деятель науки РФ.
Родился 3 февраля 1934 года в семье рабочего на станции Байчурово Воронежской области. В 1937 г. семья переезжает в г. Поворино в связи с переходом отца на работу в паровозное депо.
Из воспоминаний Тихонова А.С.: «…учиться начал в 1941 г. в начальной школе № 78, а с 1945 г. продолжал учебу в неполно - средней школе № 77, которые окончил с Похвальными грамотами за отличную учебу.
После гибели отца на фронте Великой Отечественной войны мать должна была поднимать пятерых детей и, временно работая в Песковском лесхозе, брала меня на посадку и прополку лесных культур. Так первое приобщение к производственной деятельности определило всю мою жизнь.
В 1948 году поступил в Хреновской лесной техникум, где такие преподаватели как А.П. Сулханов, Д.И. Ванин, А.И. Ванин, А.А. Малков и другие своей высокой требовательностью заставляли в перенапряжении приобретать глубокие лесоводственные знания».
После окончания техникума в 1951 г. Анатолий Тихонов был направлен на работу в Ленинградский аэрофотоустроительный трест. В качестве помощника таксатора и таксатора участвовал в его экспедициях по устройству лесов Рафаловского лесхоза УССР, Тоцкого лесхоза вблизи Бузулукского бора, Агинского – в Забайкалье, Чугуевского – на Сихото – Алине. Проводил лесоустройство по соседству с Братской ГЭС в Заярском лесхозе, Калевальском – в КАССР, Лесогорском – на Карельском перешейке.
Анатолий Семенович вспоминал: «…В результате наблюдений в различных лесах страны познал великую потенциальную способность леса самовозобновляться, и мечта стать инженером лесных культур переросла в желание продолжить образование и изучить природу леса.
Учеба во Всесоюзном заочном лесотехническом институте завершилась в 1959 году дипломной работой «Проект организации кедрового хозяйства в Заярском лесхозе Иркутской области» (в основном за счет спелых древостоев других пород с кедровым подростом и молодняками березы и осины с достаточной густотой кедра).
Выдержав конкурс, поступил в 1960 г. в заочную аспирантуру Ленинградского научно-исследовательского института лесного хозяйства к профессору
Декатову Н.Е. и по его приглашению перешел на работу в ЛенНИИЛХ…».
Тихонов А.С., работая с 1960 по 1967 г. на должности младшего научного сотрудника, старшего инженера-технолога, старшего научного сотрудника, подготовил кандидатскую диссертацию «Рубки в двухярусных лиственно-еловых древостоях с сохранением второго яруса ели в типе леса ельник кисличный». Защищался в 1965 г. в Ленинградской лесотехнической академии, куда и был приглашен работать ассистентом на кафедру лесоводства.
В результате деятельности в ЛенНИИЛХ в Ленинградской и Смоленской областях у Анатолия Семеновича остались многие стационары с различными вариантами рубок и постоянные пробные площади. Работая в академии, он продолжал на них исследования. В 1979 г. выходит в печати научная работа «Лесоводственные основы различных способов рубки леса для возобновления ели» под редакцией крупного ученого, академика Мелехова И.С., учеником которого себя считал Тихонов.
В 1980 г. защитил докторскую диссертацию и в 1981 ему была присуждена ученая степень доктора сельскохозяйственных наук, а в 1983 г. – ученое звание профессора по кафедре лесоводства. В Ленинградской лесотехнической академии с 1967 по 1984 г. прошел путь от ассистента до заведующего кафедрой лесоводства, был награжден медалью «За доблестный труд».
С 1984 года Тихонов А.С. работал проректором по научной работе в Брянском технологическом институте, избирался депутатом в Брянский областной совет.
В материалах, переданных по просьбе сотрудников в музей Г.Ф. Морозова к 100-летию ХЛТ, Анатолий Семенович написал: «…Мое жизненное кредо – скромность в поведении и потреблении, высокая требовательность к себе, студентам, подчиненным, не выделять «любимчиков», в каждом человеке видеть превышающие тебя достоинства».
Тихонов А. С. подготовил восемь кандидатов наук, в том числе для Афганистана и Никарагуа, и тысячи инженеров лесного хозяйства.
Его вклад в науку:
--- Разработана статистическая основа точечного метода определения сомкнутости древостоя (1963 г.)
--- Вскрыты закономерности взаимодействия ели и осины и развиты «проходные рубки Д.М. Кравчинского» (1964 г.)
--- Составлена модель оставляемой части разновозрастного ельника после добровольно-выборочной рубки (1979 г.)
---Доказана целесообразность применения равномерно-постепенной рубки с длительным периодом повторяемости (15-20 лет) и разработана шкала оценки возобновления ели по встречаемости (1977 г.)
--- Изучена динамика еловых типов леса после сплошных рубок и предложен способ ухода за еловыми культурами, заросшими березой и осиной, путем срезания последних над вершинами ели – кронокошение (1982 г.)
--- Методическое предложение о перечете всей совокупности деревьев в молодняках по положительным, нулевым и отрицательным ступеням толщины (1971г.. 1972 г.)
Им написаны книги: «История лесного хозяйства», Брянск, 1999 г. и «Брянский лесной массив», 2001 г.

Приложенные файлы

  • docx veresin
    Размер файла: 502 kB Загрузок: 0

Добавить комментарий